Сказки старика Хименеса. Домик у дороги

Солнечные лучи прорывались сквозь рваные тучи. Иногда с неба летели редкие холодные капли дождя. Но чаще ласковый солнечный луч игриво пробегал по твоему лицу и ты счастливо щурился. Я подходил к бару Хименеса таща тяжелую сумку с подарками из России. Старик стоял возле дряхлого « форда» и задумчиво смотрел на этот раритет. « Форд» ревел и трясся словно больной бронхитом ишак полярной ночью. Я тронул задумавшегося Хименеса за плечо.

— Здравствуй, Себастьян. Ты вспоминаешь – где у этого рыдвана самоликвидатор? Взрывай его и пошли в бар. Я привез русскую водку. Я даже сумел привезти настоящий русский ржаной хлеб.

— Хола, амиго! – Старик расцвел улыбкой – Здравствуй, так рад тебя видеть. Сегодня вечером в моем баре праздник в честь далекого друга! Но сперва мы съездим в одно место. Мы недолго. Садись.

Мы сели в машину. « Форд» задребезжал и вдруг резво рванул по грунтовой дороге в горы. Степенный серый кот с обиженным мявом сумел избежать лысых покрышек машины. Тощие куры вспомнили что они птицы и взлетели, спасаясь от нашей машины. Хименес улыбался. Хозяйка кур, полная и высокая метиска рассмеялась нам вслед. Мы выехали из городка. Дорога вела в Анды. Через пару километров Хименес остановил машину у маленького белого домика, стоявшего у обочины дороги. Я вылез из тесной кабины и закурил. На маленькой веранде в древнем кресле сидела пожилая женщина. У её ног лежал рыжий с белыми пятнами пёс.

Я прижался спиной к дверце машины. В голове тяжелым молотком бил пульс. Сердце сжимало обручем боли. Где-то очень далеко, в таком же белом домике, ждёт меня моя мать. И мой старый пёс лежит у её ног, вздыхая и иногда виляя хвостом. Они смотрят на тихую узкую улицу, ожидая услышать мои шаги. А я … Ветер судьбы носит меня по миру. Я нашел свою любовь в далеком северном городе. Мой друг живет за океаном. Но, при первой возможности, я рвусь в маленький город над мелким южным морем и тогда в старом доме на тихой улице просыпается жизнь. Смеётся и плачет мать. Старый пёс, словно годовалый щенок, носится по двору. Вечером к моей калитке подходят солидные дядьки. Друзья моего детства с которыми я вырос… Хименес внимательно смотрел на меня.

— Ничего, Себастьян. Это пепел от сигареты ветер бросил мне в глаз. Вот слёзы и льются.

Он кивнул головой и буркнул : « Помоги». Мы взяли коробки из багажника и пошли к дому. Мы сложили коробки на чистенькой кухне. Женщина так и не встала с кресла. Она неотрывно смотрела на дорогу и молчала. Пёс равнодушным взглядом проводил нас, уходящих из дома. Хименес тихо сказал, поворачивая ключ зажигания : « Ничего. Придёт соседка и разберет коробки с едой. Покормит и Алмиру и пса. Всё будет нормально».

… Вечером в баре был праздник. Рвала душу музыка. Пеоны, разгоряченные « агуа адьенте» лихо плясали в своих тяжелых ботинках. Молодые « гваппы» и морщинистые « вьехи» жеманно пили тягучее вино из тонких стаканов. У двери сидел Хозяин Ветров. Мы пожали друг другу руки и не сказали ни слова. Было шумно и весело. Люди разошлись, когда уже давно прошла полночь. В опустевшем баре мы остались вдвоём с Хименесом. Мы пили русскую водку и закусывали хамоном, положенным на темный ароматный русский хлеб. Старик курил крепкую сигару и задумчиво смотрел на кольца дыма, плывущие словно тучи над Андами. Потом он негромко заговорил

— Я видел твои слёзы амиго. Знаю, знаю – мужчины не плачут. Это был просто пепел, конечно пепел твоей сигареты попал тебе в глаз. Я расскажу тебе историю этой женщины. Алмиры Монтерро…

Она была очень красивой девушкой. Работящая и весёлая, всегда нарядно одетая. Её смех разбивал мужские сердца. Многие просили её руки у старого Николаса, её отца. Он любил свою дочь и ждал – когда она выберет сама свою судьбу. Однажды так и случилось. В нашем городке поселился молодой парень. Лоренсо Монтерро. Высокий красавец с золотыми руками. Он умел всё. Мог починить любую технику, построить дом, вылечить заболевшую скотину. А как он играл на гитаре! Все наши женщины сходили с ума по нему. Он выбрал в жены Алмиру. Они построили домик у дороги. Лоренсо хорошо зарабатывал. Скоро у них родился сын. Франциско Монтерро. Отец очень обрадовался появлению на свет малыша. Он устроил праздник у меня в баре. Лоренсо пил вино и, смеясь, кричал – « Мой сын! Мой Пако будет уметь всё! Я научу его всему. Мы откроем свою мастерскую».

Пако рос странным мальчиком. Он не любил шумные игры с другими детьми. Вечно возился с кошками и собаками. Часто уходил в горы и сидел у ручья, наблюдая за птицами и бабочками. У него был дар. Он умел лечить животных. Казалось – он говорит с ними на их языке. Когда заболела кошка моей жены – я привел в бар маленького Пако. Он погладил тяжело дышавшее животное. Положил ладошку на голову кошке и дал какую –то травинку. Через день кошка носилась за птичками по двору. Он всегда тащил в дом птиц с перебитыми крыльями, щенков, котят… И абсолютно не интересовался машинами, которые так любил его отец. Лоренсо пытался сделать из него автомеханика. Но Пако растерянно смотрел на двигатель и не понимал объяснения отца. Лоренсо плевал с досады и махал рукой. Пако убегал в горы и за ним бежал рыжий, с белым пятном на груди, пёс. Лоренсо всё чаще пил. Напиваясь он кричал Алмире –« Это не мой сын! С кем ты его нагуляла?!» Алмира заливалась слезами. Пако с щенком убегали в горы.

Была холодная дождливая ночь. Лоренсо вернулся из мастерской сильно пьяным. Он наступил щенку на хвост и тот укусил его. Лоренсо схватил его за горло и начал душить. Вдруг он услышал щелчок взводимого курка. У стены стоял Пако, ствол винтовки смотрел точно в лоб Лоренсо. Лоресно увидел глаза сына. Он, молча, поставил щенка на пол, пошел в свою комнату и собрал вещи. Потом он сел в машину и Алмира с Пако больше его никогда не видели. Мать била Пако по лицу и кричала –« Будь проклят ты и твои звери! Из – за тебя нас бросил отец. Ненавижу! Ненавижу!» Она очень любила Лоренсо.

Шли годы. Пако вырос в красивого молчаливого парня. Никто не видел его улыбки. Он закончил школу, подрабатывал на ферме у Родригеса. Везде и всегда его сопровождал рыжий с белой грудью пёс. В доме Монтерро всегда стояла тишина. Мать не могла простить сыну уход отца. Они молча обедали и молча расходились по своим комнатам. Пако выключал свет и слушал как плачет мать. Он гладил рыжего пса и на морду собаки капали слёзы. Скоро Пако пришла повестка в армию.

Он собрал вещи и пошел к двери. Пёс побежал за ним. Но Пако остановил пса. « Береги мою маму, Рыжий! Теперь ты будешь защищать её». Алмира равнодушно смотрела на сына. Пако поцеловал её руку, погладил заходящегося в вое пса и ушел в дождливую ночь. Как когда-то ушел его отец. Пёс выл, закрыв морду лапами. Дождь бил по стеклам окна. Раздался удар грома. Наверно этот гром разбудил уснувшую от потерь душу Алмиры. Она бежала босыми ногами по грязной каменистой дороге вслед за сыном. « Пако, мальчик мой!»- рвал дождливую ночь её крик. Она упала лицом в мокрую траву. Пёс облизывал её лицо и пытался тянуть назад, в дом. Дождь стих. « Я вернусь, мама»- услышала она голос. Или это ветер стряхнул с веток капли дождя… Она села на крыльцо своего дома и стала ждать сына. Рыжий с белой грудью пёс охранял её, выполняя последний приказ своего хозяина.

Пако не вернулся. Матрос Франциско Монтерро был одним из тех трехсот двадцати трех парней ушедших на дно вместе с их крейсером « Хенераль Бельграно». Шла война за Мальвинские острова. Британская атомная подлодка пустила на дно аргентинский крейсер. Триста двадцать три парня не вернулись к своим матерям и женам. Что нужно этим островным гринго за тысячи легуа от их родного острова? Я не знаю. Но за эти холодные, безлюдные острова англичане убивали и умирали сами.

Прошло почти тридцать лет. А Алмира Монтерро сидит на крыльце дома и ждёт своего сына. Она шепчет старому псу-« Вот увидишь. Пако сегодня вернётся домой». Пёс смотрит в её лицо и кивает головой. Он очень стар. Собаки не могут жить так долго, но он живёт. Он выполняет последний приказ своего хозяина, погибшего на никому не нужной войне. И пока Алмира будет сидеть на крыльце, всматриваясь в дорогу, пёс будет защищать её. Так сказал Пако. Его хозяин…

… Уже почти утро, амиго. Ты уезжаешь через два часа? Спасибо за русскую водку и чудесный хлеб. Спасибо за икону, знаешь… а лицо Мадонны чем –то похоже на лицо Алмиры. Есть что-то общее в женских лицах, потерявших своих сыновей. Давай поднимем последний тост за матерей. Что бы их сыновья всегда возвращались домой. Храни Господь ваших детей, женщины.

… Отдохни немного, амиго. Отдохни и обязательно вернись домой. Не заставляй мать долго ждать. А я посижу еще немного. Нам старикам всегда есть о чем подумать. Спи, друг.

Сказки старика Хименеса. Домик у дороги: 8 комментариев

  1. Здравствуйте, Михаил!
    Очень трогательная история. Насколько мне известно, собаки очень преданные животные.
    Спасибо, прочла с удовольствием и поставила Вам пятерку.

  2. @ Михаил Ковтун:
    Амиго ты рвешь душу своими рассказами, но как всегда все правдиво и узнаваемо. Спасибо за твою мудрость, которой ты делишься с нами.

  3. @ zautok:
    Знаешь… Всё меньше мудрости и всё больше отчаяния… Да вот есть ради чего жить) — и живу.

    А за окнами Таганрожский дождь безнадёга….

  4. @ Михаил Ковтун:
    А у нас Ваш дождь выливается туманами той же безнадеги. Видно Новый год снова встретим под ливень, а зима придет в феврале, как всегда. Держись Амиго. Такова жизнь всех, кому дороги их корни и их близкие и кто верит в любовь.

  5. @ Михаил Ковтун:

    Миша, твои рассказы надо по меньшей мере экранизировать. Без слез читать невозможно, все правдиво, жизненно… Миша, желаю что в этот Новый Год исполнились все твои желания. Счастья тебе Огромного!
    Все наладится. Жизнь ведь не сахар… Как пел Юрий Шевчук

    «Жизнь-не сахар, а смерть нам-не чай»

    С Уважением. Ваня

  6. @ Иван Татарчук:

    Спасибо,Ваня. Экранизировать))) Хоть бы где на бумаге напечатали. Да ладно, хорошие люди читают — мне приятно.

    Помню эту песню… » Это всё, что останется после меня». Что ж если после меня останутся сказки Хименеса, затерянные на просторах инета и кто-то, когда-то прочитает их — наверно уже не зря жил)))

    С наступающим тебя! Главное в этой жизни здоровье и душевный покой тех, кто рядом с тобой. Для себя ведь невозможно жить. Надо жить для тех кого любишь, и тех кто любит тебя.

    А тебе лично))… Вань, у тебя прекрасные идеи и образы — поэтому чуть трудолюбия))) Шлифуй свои алмазы — и они станут бриллиантами)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)