Во что верится, то и сбудется, а не нужное позабудется. ч2.

2. Проклятый демон. Чёрное озеро. Сход.

Без особого интереса я присмотрелась к нескладной фигуре обращённого демоном парня, который тоскливо топтался рядом, размахивая своими длинными, изогнутыми, как сучья диковинного дерева, руками. Весь его вид говорил о том, что ему просто не терпится припустить от меня куда подальше. Только в мои планы отпускать страдальца не входило. Уж это неразумное дитя способно было натворить чего угодно, особенно, с голодухи-то. Да и проклятье его было ещё совсем свежим, облик непривычен, чувства путанные и сумбурные. Следовало за ним приглянуть, да и в местное ведьмовское общество ввести. Конечно, не хотелось обзаводиться этой заботой, но и бросить бедолагу я уже не могла. Откуда во мне жалость порой бралась и сама не знаю. Только иной раз просыпалась во мне эта самая ответственность, подвигающая на утомительную и совсем не характерную для ведьм заботу об убогих, подобным этому моему новому знакомцу. Поэтому и не могла я парню позволить убежать, пригвоздив взглядом к земле.

В общем-то, ничего интересного в нём не наблюдалось. Вид он имен самый что ни на есть обычный для проклятых, обращённых тем проклятьем в демонов. Был он довольно высоким, но худым до костлявости. Руки длинные, свисающие ниже колен. Вместо ногтей – острые чёрные когти. Ноги, напротив, толстые и короткие. Ступни широкие, словно ласты любителя подводного плаванья. Сутулый, можно даже сказать, горбатый. И лицом он был обычен для демонов: глазки маленькие, кровавого цвета, нос длинный, крючковатый, губы отсутствуют – вместо них кривые клыки в разные стороны торчат. Голова лохматая, ярко рыжая, до красноты. Ушей, естественно, нет. Слуховые отверстия спутанными волосами прикрыты. Одет парень был в старые обрезанные джинсы и разорванную на груди тельняшку. Да уж, не истинный демон! Впрочем, истинных увидеть мало кому удавалось. Я же о единственной в своей жизни встрече с реальным демоном запретила себе вспоминать много лет назад, и запрет свой нарушать не собиралась.
Проклятых же встречала неоднократно, и вид их был для меня привычен. Особой силой они не обладали, ну кроме физической, конечно. Питались в основном жизненной энергией, которую втягивали в себя через свой длинный, очень чувствительный нос, ловко протыкая им человеческую ауру – невидимую энергетическую оболочку, обволакивающую человеческое тело и напрямую связанную с его душой. Грубо говоря, демоны питались людскими душами. Хотя и не каждому это было дано – выпить душу человека. Тут сила нужна и ловкость немалая. Новообращённые по незнанию пили человеческую кровь, в которой тоже имелась необходимая для них энергия. Глупость это, конечно, полная. Зачем людей-то убивать, в крови их пачкаться, коль возможно их чистой энергии из эмоций и чувств почерпнуть, тем самым сверх всякой меры насытиться. И людям от этого большого вреда не будет, и жаждущим их жизненной силы – полное удовлетворение своих потребностей. Другими словами, и овцы могут быть целы, и волки сыты. Так как же мне было отпустить парня, прежде не обучив этим-то премудростям. Он нынче, как малое дитя, которое ни есть ещё правильно не умеет, ни вести себя подобающим образом. Похоже обзавелась я младенчиком, сама того не желая. Да уж, сходила на прогулочку, нечего сказать. Не было забот, так демона встретила, словно та бабка, что поросёнка купила.

Интересно, кто же его обратил-то – так основательно проклял, считай со знаком качества. С этим вопросом тоже не мешало бы разобраться. Почерк уж больно незнаком, а проклятье сильное. Такие обращения может или очень опытная ведьма организовать, или скрытый, неизвестный до сей поры самородок. Наших-то ведьм я всех наперечёт знаю, и их проделки за версту чую. А про новенькую, да ещё такую сильную, пока не слышала. Есть о чём беспокоиться. И такое может быть, что жила себе простая девчонка, без всяких странностей, пока не рассердилась, как следует. Гнев, да ещё сильный, искренний, и не такие пробуждения способен устраивать. Скрытые ведьмы, конечно, редко встречаются. Они, обычно, не потомственные и про себя ничего не знающие. Рождённые в простой человеческой семье и не имеющие специального воспитания, эти новоявленные ведьмочки таких дел могут натворить, что всем Лесом потом не расхлебаем. И не предскажешь же подобное явление, заранее не высмотришь. Как тут возможно углядеть, в каком поколении в данный человеческий род ведьмина кровь попала. Так что выходит у меня теперь две заботы на шее повисло: юная скрытая ведьма, которую следовало отыскать, как можно скорее, и её жертва — обращённый в демона парнишка.

Мучить парня мне не хотелось – добрая я, а ещё и ленивая. Поэтому в душу ему заглядывать не стала, тем более что проклятая душа не самое привлекательное зрелище. Решила так поспрашивать, приглядывая лишь за тем, чтобы не вздумал врать. Хотя ему было, явно, не до вранья. Уж очень перетрусил от неожиданности нашего знакомства нечаянного, не ожидал ведь, что меня встретит. Он и к себе-то ещё толком привыкнуть не успел, а тут я вся такая странная, под луной по лесу гуляющая. Да, накрылась моя прогулочка! Никакого тебе отдыха – сплошная работа-забота. Этот бедняга ведь и понятия не имеет, что мир, в котором он жил, совсем не таков каким кажется. Теперь вот придётся рассказывать, да вразумлять. Учить жить заново. Ну, всё, как у нас в школе: ученики имеются, если не забывать ещё и о юной ведьме. А учительница я профессиональная: сказывать, да воспитывать хорошо умею. Кто меня хотя бы раз послушает – никогда об учении моём не забудет. Талант у меня такой имеется, можно сказать, дар педагогический.

— Зовут-то тебя, как? – спросила я со вздохом притопывающего рядом демона. – И откуда ты, на мою голову, здесь взялся?
— Васяяя, — протянул он плаксиво, нервно дёргая своим длинным носом. – Из деревни «Весёлки» я, деда Федорчука внук.
— Степаныча, что ли?! – ахнув, всплеснула я руками. – Вот же горюшко-то! Дед-то у тебя знахарь знатный, с душой светлой, а ты, паразит, в нечисть подался. И как же тебя угораздило-то?! Деда, хотя бы не загрыз по нечаянности?
— Неее, — испугано замахал Василий когтистыми руками. – Я его и не видел даже, и он меня, к счастью, тоже. Спал дедуля, когда я ночью отчего-то вскочил и на луну выть стал, словно волк. Потом так больно стало, что я даже в обморок брякнулся, кажется. Очнулся – от голода в глазах темнеет. Испугался, конечно. А тут ещё и зеркало на глаза попалось. Себя я ещё больше испугался, в окошко выпрыгнул и в лес убежал.
— Бедолага, — посочувствовала я пареньку. – И кто же тебя так проклял-то? Версии есть?
— Люська! Кто же ещё! – тут же засверкал демон красными глазами.
— А кто у нас Люська? – полюбопытствовала я не из праздного интереса, ясное дело. Мне с этой ведьмою ещё знакомство свести требовалось, пока она ещё кого-нибудь не прокляла.
— Так невеста же моя! – злобно рыкнул сердитый демон и уже тише прошипел:
— Теперь уже бывшая.
И как тут не поверить в то, что от любви до ненависти всего лишь шаг. Мне ли о том не знать. Только свою ненависть я давно в глубинах сердца схоронила и очень надеюсь, что не придётся мне ту захоронку открывать.
— И где живёт твоя милашка? – осадила я его гнев взмахом руки, а то ведь он так расплевался, что своей ядовитой слюной мне уже весь мой любимый сарафан испоганил, дыры в подсолнухах прожёг. – И чего это она так осерчала на тебя, что проклинать начала?
— Дак, нашенская она, тоже из «Весёлки», дочка доярки Матрёны Селивановой. Мы с нею с малолетства вместе росли. Она всегда такая смирная, тихая была. Лишнего слова не скажет. А тут, как бес в неё вселился. И из-за чего, собственно?!
— Это тебе ещё повезло, — хмыкнула я, отмахиваясь от его рассказа. – Будь моя Машка на месте твоей Люськи, то не бегать тебе по лесу парень, а кормить червей в сырой земле.
— Да, Вы же не знаете в чём дело-то, — засопел Вася, разобидевшись.
— А что там знать, — пожала я плечами. – Обманул девчонку, мелкий пакостник. А мы, женщины, обманов очень не любим. Мы от них звереем просто.
— И ничего я не обманывал, — запротестовал Вася. – Просто учиться в Москву поехал. Я ведь теперь студент… Ой, точнее был им. Вряд ли теперь меня в аудиторию пустят с такой-то рожей.
— И будут правы, — хохотнула я. – Если учесть ещё и то, что ты тут же однокурсников жрать бросишься.
— Да, лучше я Люську сожру! Она же, стерва, мне всю жизнь поломала! Правильно я ей вчера сказал: её дорога на ферму коровам хвосты крутить, а мне – в столицу, человеком становиться. Вот тогда она и глянула на меня так, что чуть не стошнило, а потом, как рявкнет густым басом:
— Будь ты проклят! И человеком тебе никогда не стать!
— Дурак ты, Вася, как я погляжу, а не студент, — устало вздохнула я. – Это же надо так девчонку унизить! Она тебя, видать, крепко любила. А ты ей не просто изменил, ты её душу предал. Не быть теперь тебе ни студентом, ни человеком.
— А кем же мне быть? – растеряно пролепетал он, испугано хлопая красными глазами.
— Тем, кем ты собственно и являешься – паразитом, живущим за счёт жизненной силы простых людей.
— Это как? – не понял туповатый демон. Ох, чует моё сердце – намучаюсь я ещё с ним, если Машка прежде по ветру пеплом не развеет. Она у меня дураков с детства терпеть не может, ну и на расправу быстра.
— Ты пока не заморачивайся на этот счёт, — отмахнулась я от подвывающего Васи. – Я тебе позже обо всём расскажу, постепенно. Ты мозг не сильно-то напрягай, он у тебя, видать, и так слабый. Ума не приложу, как ты студентом умудрился стать с такими-то умственными возможностями. Да и дед у тебя умница, уж я-то знаю Степаныча – добрейшей души человек. Но в семье, как известно, не без юродивого.
— Да чего там, — задёргался демон. – Я же в физкультурный институт поступил. Там-то большого ума не надо. А сила у меня есть.
— Ну, разве что в физкультурный, — хохотнула я. – Известное дело : сила есть – ума не надо.
— Может, Вы меня отпустите, тётенька? – захныкал демон. – Я больше Вас есть не буду, честно слово.
Я не удержалась и расхохоталась. Хотела бы увидеть, как он меня съесть попробует! Бедный парень до нервного тика напугался, даже глаза прикрыл. Да, мы ведьмы такие, умеем даже смехом испугать. От нашего смеха порой не только листья с деревьев осыпаются, но и сами деревья с корнями выворачивает, словно в бурю. Отсмеявшись, покачала головой:
— Нет, Василий, не отпущу я тебя. Нельзя тебе пока без присмотра в люди. Придётся тебе сначала поучиться быть демоном. Студент ты, или не студент! Да, и обществу тебя представить пора. А-то ведь другие могут сами тобой подзакусить невзначай.
— А что, есть и другие? Я не знал, — погрустнел Вася, не обрадовавшись перспективе самому стать чьим-то ужином.
— Ну, ты пока много чего не знаешь, — пожала я плечами. – Ничего, научим. Дай только срок.
— Страшно мне что-то, — снова захныкал злобный демон.
— Не бойся – я с тобой, — утешила я его и поторопила:
— А теперь, давай-ка беги за мной ветром. Луна вскоре зайдёт, и мы на сход опоздаем.

Развернулась я и, не оглядываясь, полетела по известной с малолетства тропе. Лететь, не касаясь земли, было легко. Жаль только выше, чем на полметра от земли, подняться не удавалось. Машка, паразитка, давеча мою метлу сломала, когда вздумалось ей над головами наших городских парней полетать. Траекторию не рассчитала, и в двухметровую стену врезалась. Ей-то хоть бы хны – отряхнулась, и спать домой пошла, а метла моя треснула, да и парни с тех пор заикаются все наперечёт. А один с ума сошёл – в НЛО уверовал. Теперь бедняга лечится. Новой метёлкой я ещё не обзавелась, а без неё особо не разгонишься.

Вася бежал следом довольно быстро и почти не отставал. Да и куда ему деться-то, коль я его на энерго цепь посадила, чтобы с дуру в бега не подался. Впрочем, он не сильно-то и порывался убежать. Впрочем, прочувствовал, видать, ранее сказанное, и за меня решил держаться, за жизнь свою проклятую опасаясь. Ещё и вопросы стал задавать, любопытством маясь. Может, и не совсем он потерян, раз понял, что для него лучше рядом со мной быть. Сделаю из него приличного демона. А почему бы и нет! Не пропадать же моему дару педагогическому зазря. Можно и применить порой раз-другой.
— Тётя, а куда мы бежим? И на какой такой за сход опаздываем?
— Известное дело какой, — хмыкнула я. – Сход ведьм. Слыхал про такой?
— Не-а, — замотал лохматой головой Вася. – Про шабаш слышал только.
— Ну, это люди так наш сход прозвали. Мы же наши встречи Сходом называем от слова сходиться. – Мои пояснения Вася слушал внимательно, словно на лекции. Была бы возможность, так и конспектировал, наверное.
— А вот и Чёрное озеро виднеется. Почти на месте уже, — махнула я рукой вдаль.
Демон тут же притормозил и испугано заморгал глазами:
— Как Чёрное озеро?! – прохрипел он, не замечая, как душит его моя цепь. – Оно же ядовитое! К нему ходить нельзя. Все про это знают. Дедуля ходил, так чуть не помер.
— Дурень ты, Вася! – рассердилась я, и цепь чуток ослабила, как бы не задохнулся сгоряча. – Для людей оно ядовитое, а для нас что ни на есть полезное. Пора уже начинать хотя бы немного соображать-то. А Степаныча-то именно я с этого озера вывела. Ох, погубит вашего знахаря любопытство! Столько раз говорила ему: не лезь – убьёт. И всё равно же полез!
— Так ты и есть Софья! – дошло, наконец, до Васи. Ну, слава Лесу! А то всё тёть, да тёть! Я уже было решила, что совсем форму потеряла, хоть иди в человеческую клинику на пластику записывайся. – Дед мне все уши про тебя прожужжал. Совсем говорит с виду молодая, да хрупкая девчонка, а меня старика, считай, на себе почти без сознания из лесу вытащила. Он своё спасение до сих пор чудом называет, а тебя ангелом.
— Ну, про ангела – это он погорячился, — смущённо хихикнула я. – Вообще-то, не такая я и хрупкая.
Вася уже глядел на меня не со страхом, а с искренним восхищением — видать доверием теперь окончательно проникся. Но про свою истинную силу я ему рассказывать не стала – успеется ещё. А уж про свои года и тем более. Это уж точно не его дело. Вместо объяснений, я просто взяла его за руку и потянула в сторону озера, чёрные воды которого призывно плескались о каменистый берег.
— Вот мы и пришли, — шепнула я тихо демону на ушко. – Милости прошу в гости к ведьмам.
Вася судорожно вздохнул и покорно последовал за мной.

Во что верится, то и сбудется, а не нужное позабудется. ч2.: 9 комментариев

  1. @ bratchanka:
    Спасибо Лора. Продолжение будет, обещаю) Удивительно, что умудряюсь ещё и писать — времени вообще нет)) Наверное всё же новой этой идеей я как следует увлеклась. А то, что ещё и нравиться, пусть даже одному человеку — уже допинг немалый.
    С теплом и искренней благодарностью, Ветка.

  2. @ Ветка:
    Что делать, нехватка времени — заболевание хроническое, характерное своим пандемическим развитием. Но вопреки всему, рассказы, стихи, повести, романы пишутся, что радует. С улыбкой. Лора.

  3. @ el-e-na78:
    Спасибо Елена)) Искренне рада, если нравится и интересно. А хотела ведь только на блог эту историю выкладывать. Но тут Лора заинтересовалась и вам будто бы понравилось)
    Спасибо большое.
    С теплом, Ветка.

    @ bratchanka:
    Меня мои истории спасают от серости будней. Порой не могу не писать. Поэтому умудряюсь бороться со временем и с ленью, конечно.
    С теплом, Ветка.

  4. @ Ветка:
    Ну, а дальше? Не испытывай наше терпение. Ветка вот ты сказочница. Это явно твой конек. Так и на книгу наберется. Конечно пятак от меня. Классно отвлеклась, правда вдруг вурдалаки ночью приснятся… Но философия на лицо. Не делайте мужики пакости и не превратитесь в чудище. Или думайте, что говорите. В каждой женщине, а особенно оскорбленной есть сила…. Кабы чего не вышло.

  5. @ zautok:
    Привет Надюша))
    Ты права, люблю я сказки придумывать)) Думала рассказик напишу и успокоюсь, ан нет — история разбухает просто на глазах. Уже сажусь за третью часть. Самой интересно, куда вынесет полёт фантазии. Скажу по секрету, девчонка не так проста, как кажется. Там не только злость на глупого парня, а ещё расчёт имеется))
    Спасибо за допинг. Когда кому-то интересно, то и пишется быстрее)
    С теплом, Ветка.

  6. @ Ветка:
    Пиши, пиши Ветка. Потом разберемся. Главное если сама в этом потребность имеешь, то и говори, пиши, кричи. В каждом рассказе написанном душой есть доля нашей жизненной правды, а как об этом написать это уже талант. Умный поймет, а .. тому и не надо. Напишешь и в душе свобода появляется, словно камень с души. Такова природа наша человеческая. А если и интересно, ну вот, как ты пишешь, то и нам польза. Прочел, подумал и понял. В каждой сказочке намек, да добрым молодцам урок.

  7. @ zautok:
    Ну да, когда хочется писать — это хуже, чем болит) Стучит в висках так, что и думать ни о чём ином невозможно. Пока стучит — пишу. Хорошо, что получается) Очень радуюсь этой своей новой придумке)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)