Тринадцать подвигов Кощея 3

Часть 3 Дедов сказ про Кощея и Кавказ
Ну-с, продолжим Дедов сказ? Он поведал в этот раз Как кощей узнать хотел: Кто он, как осиротел, О Кощеевых дорогах И ещё об оч-чень многом!Вдалеке от всех людей На покое жил Кощей. Праздности он предавался Как в чертоги те забрался. Да вот, всё смурной ходил — Время в думах проводил. Мыслил над своей судьбой: Кде проведать — кто такой? Как направить жизнь свою? Завести аль нет семью? Всё ж, по времени, ему Надоела самому Одиночества печать. Да ещё стал замечать Шибко странную повадку: Что судьбу свою несладку Разгодать пытался думой, Аль о чём помыслить вздумай — Тенью он везде бродил, Всё съедал, что находил! Коли рот пустым остался, Вновь на поиски пускался, Всякий найденный припас, Пусть сырой, съедал он враз! Башня, знать, была виной Оттого, что он такой. Тут пред ним и встал вопрос: Да в коня ли тот «овёс»? И пока ответ искал, Всяк в чертогах голодал. Челяди такое дело, Вскоре, шибко надоело. Пали все к стопам его, Возопили: -Отчего На челе заботы тень? Уж которяй, кряду, день По чертогам этак бродишь. Тем, на нас, тоску наводишь! -Да и голод на пороге. Этак мы протянем ноги! -Али, что, тебя тревожит? Ты скажи. Сумеем, может, Пособить в твоей беде? Отвечал он: -Я нигде Не нашёл на то ответ: Кто я? Отчего же нет Вовсе у меня родни? И с обычными людьми, Как не кинь, а я не схож. Тут и поднялся галдёж! Всяк ему помоч хотел. Он лишь то понять сумел, Что куда-то посылали. Даже место указали: За высокими горами Да дремучими лесами Есть долина, средь теснин, Город в ней лежит, один, Палосом зовётся он. Коль сомненьем удручён, Пусть Кощей туда ступает, О себе в нём и узнает. Всякий ведает, что тут Прорецатели живут. Коль молва не лжёт, по слухам, Лучшая из них — Старуха! Чтоб Кощею всё узнать, Надобно её сыскать. И не мешкая ни дня, Оседлал Кощей коня Да броню свою надел, Что однажды углядел В поисках, чего бы съесть. Так чертог облазил весь, Что броню-то и сыскал, Коею кузнец сковал. Так проведал он про то: Эти, знать, чертоги-то Приказал Каган воздвигнуть Для защиты, но достигнуть И укрыться в них не смог! В этом Князь ему «помог». А надел их для того: Не смущать, чтоб никого Своим шибко странным видом. Худобы б никто не видел Да с расспросами не лез Коль сьучится, вдруг, порез. Снеди взял Кощей немного Да отправился в дорогу! Минуло немало дней, Прежде как узнал Кощей, Что до Палоса добрался. Долго он средь гор скитался, Чтоб дорогу отыскать. Никого не мог догнать Он из тех, кого встречал, Всякий в скалы убегал Только лик его узрев. Видно, думали, что Дэв! В тех местах, где он мотался, Род таких существ встречался: Дэвы! Не Было их злее, Также Дивы — те добрее. Случаем о том проведал. Как-то в полдень, отобедав, Отдыху он предавался, Горным видом любовался. Путник на него и вышел, Знать, Кощея тот не слышал. В страхе и запричетал, Как Кощей его поймал. Дэва слёзно он просил, Чтоб на волю отпустил! Моолвил тот ему: -Постой, Я ведь человек простой. Пособи в моей беде, Укажи дорога где? Повалился тот всем телом, Начал сново бредить Дэвом Да молил его не есть! Дескать, он невкусный, весь! Из бессвязных тех речей, Всё ж, уразумел Кощей: Сколь ему ещё скитаться. Чтоб до Палоса добраться Нужно перевал пройти. Через пару дней пути перешёл он перевал Да как вкопаный и встал!.. Красота пред ним лежала: Там, внизу, река бежала Да, под синевойнебес, Виден был зелёный лес. Пол далины он покрыл И жемчужиною был, В той долине, город Палос! Но с людьми там что-то сталось? И Кощей подумал тут: -Все от города бегут, Суетятся заполошно отчего? А!!! К ним, возможно, Приближается их враг?! Пособлю им, коли так! Перева Кощей оставил, Своего коня направил в ту долину. Мимо скал, к Палосу и поскакал. Повстречал внизу людей. Те кричат ему: -Скорей Убегай отсюда, друг! Он в ответ: -С чего бы вдруг?! Я спешу на помощь к вам! -Ты, чудак, спасайся сам! Чтоб не напугать людей, Вбок отъехал, чуть, Кощей. Те уж мимо пробегают, К ним Кощей и вопрошает: -Люди добрые, скажите От кого вы так спешите? А ему и говорят: -Поворачивай назад, К нам приполз Ашдага-змей! -Город, враз, обвил злодей И потребовал с нас дань!.. -Да не просто, а подай Лишь красавиц на обед!.. -Мало Дэва нам, так нет, Этот гад приполз сюда! Говорит Кощей тогда: -Вы с Ашдагой бы сразились Да всем миром навалились? Бились бы, а не робели, Так, глядишь и одолели?! Те ему наперебой: -Вай! Да, что рядить с тобой?! -Знать-то, вовсе ты болезный!.. -С ним сражаться бесполезно!.. -Нам бежать, лишь остаётся, Смерти он не потдаётся!.. У него же нет души, Так, попробуй сокруши?! А Кощей им говорит: -Кругом города стоит Шибко крепкая стена, Аль для красоты она? Отсиделись бы за ней. -Это сам Ашдага-змей!.. -Там стены — помина нет! Беглецы кричат в ответ. Суматошно подхватились, К перевалу вновь пустились. А Кощей опять в тревоге! И оставшись, на дороге, Он бурчит: -Беда, одначе! Вот ведь, сново незадача: Надобно обдумать весть, Чтобы думать — нужно есть! А в твоём, Кощей, кармане Вошь с блохою на аркане. Коли дичи не найдёшь, Так придётся, хошь-не хошь, Мне Ашдагу изжевать, вот ведь, что, Да как начать? Да-а, задача не проста: С головы али с хвоста? Так с собою речь ведёт, Сам, тем временем, идёт От дороги. К лесу вышел, Храп, аж с присвистом услышал. Он себе и говорит: -Это кто ж так громко спит? Небоится никого?! Аль Ашдагу самого Спящим встречу я влесу? Что ж, тогда людей спасу! Тихо вышел на поляну И присвистнул, только глянув: На поляне ровной, гладкой Чудо-юдо куропатка Кверху лапами лежит, Что есть моченьки, храпит! Рядом с нею винный куст, Но без ягод — чист и пуст. -Вот удача! Это «чудо» На обед себе добуду! Сколь огромна да жирна, Пуда три и, знать, вкусна? Эта птичка, чур, моя-я, С ней и буду думать я. Он, легонько, к ней крадётся, Опасаясь, что проснётся, Прыгнул, шею ей скрутить Да уселся потрошить, После как костёр разжёг. Увидал, надрезав бок, Выпало в траву яйцо! Тут Кощеево лицо Просветлело, ровно втрое: -О-о! Глазунья на второе! Чтоб её мне сотворить Нужно камень накалить. Камни всё не подходили, Трошки маловаты были. Всё ж, повремени, нашёл И к огню с ним подошёл. Взял яйцо другой рукою, Расколол… А то — пустое!!! Конь, что рядом волновался, Тут же с привязи сорвался! -Стой! Куда ты?! Погоди!!! Взвыл Кощей. -О-о, пощади! Услыхал он сзади голос. Обернулся, был бы волос На мокушке, дыбом встал!!! Мёртвый Змей пред ним лежал, Испустив последний вздох. -Это кто ж такой издох? Оглядев его с боков, Молвил: -Это кто таков? А-а! Так то Ашдага, знать! Вот нашёл, где помирать! На него Кощей сердился Да припомнив, удивился: -Да ведь он, неуязвим! Что же приключилось с ним? Сам себя Кощей спросил. После, в думах, откусил Куропатки бок сырой! Да, жуя её такой, Он, задумавшись, не слышал Как на ту поляну вышел Паренёк-охотник, вдруг. Змея обойдя вокруг, На Кощея поглядел. Отрешённо тот сидел, А руками дичь держал Да усиленно жевал! Растерялся парень, сбился И смущённо обратился: -Славен будь, могучий вой, Преклоняюсь пред тобой! Змея я мечтал сразить, Край родной освободить. Да капризнице Удаче Вздумалось решить иначе. Воздаю хвалу тебе, Расскажи мне о себе: Кто ты будешь? Как зовут? Кто родные? Где живут? Мне дозволишь ли присесть? Сам-то как случился здесь? Тут Кощей от дум очнулся, После, к парню обернулся И ответствовал ему: -Сам я толком не пойму: Кто я? Где мои родные? Вот, пошёл в края иные, Чтобы корни отыскать. Довелось мне услыхать, Что Старуха есть, одна, Пособит мне лишь она! К ней и надобно идти В Палос. Да её найти. Коли с нею ты знаком, Укажи мне этот дом? -Ну конечно, укажу И немедля провожу! Подымайся да пойдём. Всякий знает этот дом. Согласился тот помочь, А Кощей ему: -Не в моч Я понять: чего стряслось, От чего не пожилось Этому Ашдаге-змею? -Славный витязь, я сумею Обо всём тебе поведать. Куропаткой ты обедал? Паренёк его спросил. -Да, как-будто, закусил. Растерялся тут Кощей. -В этой курице, вообще, Душу Змей свою хранил! Ты её, хоть, потрошил? Али целиком сжевал И яйца не увидал? -Ты смеёшься надо мной? Неуж, вовсе я дикой? Ну конечно, потрошил! Испеку его, решил, Да пустое то яйцо, Только, дунуло в лицо Чем-то. Я не разобрал. Да ещё, мой конь удрал, Стал от этого я пеший. Тут ещё, какой-то Леший, «Идола» того приносит! Пощадить кого-то просит?.. Со спины я это слышал, Обернулся, тот не дишит. От такого, знамо дело, Всякому бы поплохело. В думах оттого сидел Да тебя не углядел. Ведаешь ли: лес огромен, Отчего он тут-то помер?! Спрашивает паренька. Отвечает тот: -Пока Куропатку потрошил, Змей сгубить тебя спешил! Кто в лесу её искал, Всякого он убивал. Вней яйцо, а в нём душа! От незнанья, неспеша Ты его вперёд разбил. Этим Змея и убил! Тут Кощей, аж, побелел, Оттого, что не хотел Думой маяться, пока. Ведь, не есть же паренька! Всю дорогу он старался, Так до города добрался. Вот уж перед ними Палос. Много жителей собралось, Как услышали рассказ Кто их от Ашдаги спас. Парень и сказал, тогда: -Коль Ашдагу навсегда Ухайдакал этот витязь, Вы к стопам его склонитесь! И от радости такой В Палосе был пир, горой! В улицы столы сносили Горожане да просили, Чтоб герой не погнушался, Чтоб за каждым появлялся. Шастали туда-сюда, На столы, ну прям беда, Тащат всё: шашлык и зразы! И, не выговоришь сразу, что несут?! Бармах, хурму, Что ещё и не пойму! Все Кощея привечали, Здравицы ему кричали И, к концу второй недели, До того уж надоели, Что Кощей, в тоске жуя, Думал: -Да когда же я К той Старухе доберусь?! Сам сбежал бы, да боюсь, Что без паря заплутаю. Жители, когда узнают, Что сбежал, так, враз найдут, Вновь на пир поволокут! Вот же участь, блин, героя?.. Тут припомнилось иное: Как к славянам он попал, Как на их врагов напал, Князя, воевод, дружину… -Всех уж нет, а я вот, живый. Это сколько же мне лет? Более двухсот? Аль нет?! В битвах думал я про то, чтоб не увидал никто Как меня булатом ранит, Раны, в тот же миг затянет! Что бы люди не чурались, «Колдуном» не обзывались Да не бросили в лицо… Стой-ко! Змеево яйцо?! Куропатка рядом с ним… Оттого неуязвим Был, живуч Ашдага-змей, Душу прятал в нём и в ней!.. Вот, удача так удача!!! Спросит кто, отвечу значит: Смерть я спрятал-де в яйце, В утке, в зайце, тот в ларце! Вот, булат и не берёт! Гибель лишь тогда придёт, Кто изловит эту утку! «ТА-АЙНА»-де!!! Откроюсь, в шутку. Словно с плеч гора свалилась, Сердце радостно забилось. Увидал тут паренька, Взялся за его бока: -Где тебя Нечистый носит?! Ты почто меня тут бросил?! Али, на мою беду, Позабыл к кому иду? Я чуть было не пропал! Паренёк же отвечал: -Вай! Да я-то тут причём?! Ты жее сам сидел сычём, Никого не слыша боле. Что сидишь? Пойдём нитоли? Аль подвинься, рядом сяду. Люди, три недели, кряду, Будут на честном пиру. -Три не-де-ли?!! Я ж помру! Встал, пошёл за пареньком. Молвил тот ему, потом: -Да, тебя уже не держат, Просто, брюхо своё тешат! Пиром ублажат себя И не вспомнят про тебя. Вот ведь участь, блин, героя! Здесь расстанемся с тобою. Справа, слева двор огромный, Посерёдке домик скромный, Невысокая ограда… -Знать, сюда-то мне и надо? Паренька Кощей спросил. Расставаясь, попросил: -Что ж, прощай! Хоть ты, потом, Вспоминай меня добром? Тот отвёл глаза, почто-то, А Кощей шагнул в ворота. Шёл, покуда, через двор, Заприметил, кинув взор Мимоходом, что живут Шибко небогато тут: На домишке том, солома Да конюшенка у дома, Яблонька, едва живая Да поленница кривая. Вот уже он у дверей. Не успел спросить Кощей: » Не прогоните, поди?» Как услышал: -Заходи! Низко голову пригнув, Он, порог перешагнув, Увидал: Кровать большая В том домишке. Не вставая Возлежит на ней Старуха. Подперев рукою ухо, На локте приподнялась, За хинкал другой взялась И, запив его вином, Начала ворчать, потом: -А?! Явился, чуженин?! Послан мне был сон, один: Не помру я, до тех пор, Не придёт пока на двор, Своего родства не зная, Ликом люд честной пугая, Чуженин издалека. Вся умаялась, пока Придёшь да покой мне принесёшь. Бабка помереть желает, Этот — на пирах гуляет! Али думаешь, Бессмертный Так и дела нет до смертных?! Толь рот раскрыл Кощей, Чтоб на то ответить ей, Как Старуха продолжает: -Он ещё и возражает! Я уж на ноги не встану, Так, что повторять не стану. Не перечь! Запоминай: Есть вдали холодный край, Снег да лёд лежат повсюду. Скверно там живётся люду, Лишь охотой промышляет, Да, хужее ведь бывает! Всё ж местечко есть, одно, Назувается оно Халога. Там всякий знает Где шаманка обитает. Хильдою её зовут, Коли спросишь, враз найдут. Только, надобно спешить, Мало ей осталось жить. А скорей добраться сможет Конь-тулпар. Лишь он поможет! Да вот, закавыка здесь, Эти кони, знаешь, есть Только у царя Морского! Чтоб добыть коня такого Надобно царя сыскать, Что велит то исполнять. К морю ты теперь ступай, Гладкий путь тебе. Прощай. Молвив, на бок завалилась. Понял он, что сней случилось, Мертвецов уж повидал… Постоял да помолчал. После, к выходу подался. Чуть заикой не остался Услыхавши позади: -Ты к соседям заходи Да скажи: коль померла, Чтоб схоронена была. Он, подпрыгнув, обернулся, К ложу смертному вернулся, Убедился: НЕ-ЖИ-ВА-Я! Тихо на носки ступая Пятится спиной к двери: -Что, Кощей, не говори, Со Старухою нечисто… К двери повернулся быстро, Только, не успел толкнуть… -Из конюшни, не забудь, Жеребца забрать с собой. Будет он помошник твой, В службе для царя Морского. Береги его. Тут сново Слыша вдругорядь такое Всяк взопреет, аль иное! Выскочил Кощей наружу: -Чур, меня! Оно мне нужно?! Но от двери не бежал, А спиной её прижал. И немного погодя, Слабый дух переведя, Оседлал он жеребца. У соседова крыльца Бега не остановил, Прокричав, что было сил: -Ко Старухе вы подите, Миром и похороните!!! Да из Палоса подался. Город позади остался, Вытянув стрелою шею, Из долины конь Кощея Мчится, пройденным путём: Через лес, ну,а потом Перевал. В горах по тропам. Да по ним он пешим топал, Помня про наказ. Храня На себе тащил коня! Тот храпел, мотая гривой И , взбираясь на загривок, Сам Кощея понукал, Дескать: ты б скорей скакал?! Так ишёл до моря он. Этот путь, как страшный сон, Вспоминался после им! Вот и море перед ним. бросил с плеч он жеребца, Пот ладонью стёр с лица: -Вот теперь я точно знаю Отчего, тя, называют Ездовым! Скакун заржал, Хвост задравши, побежал Травки свежей пощипать, А Кощей пошёл сбирать Плавника, огонь развесть, Благо, много его здесь. Начал он под нос бубнить: -Как мне тут царя ловить? На уду, аль в сеть имать? Между тем стал раздувать Костерок, чтобы присесть Да, чем был богат, поесть. Но огонь, вдруг, стал большой Да раздался громкий вой, Да клубок огня поднялся У прибоя заметался! Разглядев в нём мужика, Обалдел Кощей, слегка. Он, конечно же, не ведал… Оказалось: тут обедал Да беспечно Див дремал! Плавник-то Кощей таскал на него да костерок, Свой, на Диве и разжёг!!! Тот метался и визжал, После, в воду убежал Да бранился там, отменно! Голову да зад, посменно Он мочил. Затем, скользя, Всеми карами грозя, Оттого, что разбудили, Бороду его сполили, Выбрался из волн, ругаясь. Да всё больше увлекаясь, Гнул уж пальцы на ногах, Все загнувши на руках! С нечестивцем-де сочтётся И, сей час, «Кирдык» начнётся! Но Кощею это дело Слушать шибко надоело. Дива молдча он согнул Да уздечкой протянул По седалищу его, Благо, там дыру прожгло. Див рванул, что было сил Да ещё не уходил Кто изловлен был Кощеем! (Мы рассказывать не смеем Как взбешённый Див бранился). Лишь тогда угомонился Как смекнул, что бесполезно Он брыкается, болезный! А Кощей ему вещал Да уздечкой угощал: -Ты почто, палёна рожа, Кидаешься на прохожих?! Вразумить тебя хочу Да, как тятя, поучу! И взмолился Див Кощею: -Пощади меня!!! Как смею, Недостойный я, ничтожный, Рук твоих касаться? Можно Прахом под стопой лежать, Дабы гнев твой избежать?! О, прости, мой господин!!! Раб призренный твой один, У прибоя крепко спал Да тебя не распознал! Милость мне свою яви, Господин! О-о, пощади!!! Не успел Кощей ответить, Прилетел, вдруг, с моря ветер, Волны разгулялись, воя. Это: глядя из прибоя, Сварой удивлён мирской, Встал из пены царь Морской! Грозный лик свой повернул, На Кощея он взглянул. Буря враз угомонилась! -Богатырь, уж так случилось, Объезжая свой удел Случаем я углядел Как воспитываешь Дива. Увидав такое диво, Я тебя спрошу, коль можно? А Кощей в ответ: -Возможно, Только ведь, смотря о чём? Царь ему: -Беда вся в том: Дочь моя, принцесса Пери, Захотела, чтоб поверил, Что она уж взрослой стала, Доказать мне. И пропала! Не серчай, что я тут влез В воспитательный процесс, Не видал я, чтобы прежде, Див, сильнейший побережья, Согнут был каким-то мужем! Мне ж, как раз, такой и нужен! Говорит Кощей ему: -В толк, чего-то, не возьму: Али ты желал спросить, Аль за дочьку попросить? И какой это охальник Дочь похитил, так нахально? Царь на это отвечал: -Да никто не похищал! Но повинен в этом Дэв! Красоту её узрев, В свой дворец-то и сманил, Статуей оборотил! Дэв давно по свету рыщет Да девиц прекрасных ищет, А нашедши умыкнёт Да и в камень обернёт. Красоту он, видишь, ценит! Жизнь на камень переменит, Да потом ещё и врёт, Что бессмертье им даёт. Я просить тебя хочу, Чем желаешь, заплачу! Только, дочь верни домой? Тот сказал: -Ну, кесарь мой! Тут Кощей оставил Дива, -Кли мовить, справедливо, Пестовал бы лучше чадо И искать тогда ненадо. Но, минуту улучив, Тут же встрял в беседу Див: -Согласись, хозяин мой, Я помощник буду твой! Умолял его, как мог, Даже дёргал за сапог! Тот по берегу шагал, Взад-перёд, де, он решал: Кинуться, аль нет, на Дэва? Справа Див, царь где-то слева, Вперебой просили оба, Воевал он Дэва чтобы. И Кощей, как бы, очнулся, Влево, вправо обернулся, Вроде, Дива услыхал: -Ты, что ль, помощь предлогал? Растолкуй, почто радеешь? Аль царевну ты жалеешь? Но ответил Див ему: -Мне девица ни к чему. Дэв-разбойник кровник мой! А отправлюсь я с тобой Указать где он живёт. Заточил в бутылку, тот, Моего отца, обманом! Приторочив у кармана, Носит всюду он его, А отец мой, от того, Насмотревшись злого дела, Скор превратится в Дэва. Что бы им отцу не стать, Надобно его спасать! По приданью: каждый век, Необычный человек, Дэва вызовет на бой! Я почуял, ты такой. И, где был прожжён халат, Он потёр рукою зад. И спросил Кощей, тогда: -Ну и как попасть туда? Пред Кощеем тот согнулся, Лбом своим в песок уткнулся, Глухо донеслось оттуда: -Не гневись, хозяин, чудо Непременно б сотворил, Да, к несчастью, опалил Бороду в твоём огне! Нет, за то, прощенья мне!!! Обладая бородой, Перенёс бы, нас с тобой, Сберегая сил для дела, Да она в огне сгорела! Без неё я слаб и жалок, И достоен сотни палок! Но дорога есть, одна, Хоть опасна и трудна. Нам коня бы?! Так по ней, Мы дойдём за тридцать дней. И как будто это слыша, Жеребец к прибою вышел Да, как вкопанный, застыл. Даже рот свой приоткрыл Увидав: как царь был грозен, Дива в непристойной позе Да Кощея между ними! Знать, решил: Кощей с чужими, В одиночестве, сражался! И тогда он разбежался! Див лицо покуда прятал, Конь копыта припечатал Там, где был прожжён халат! Не сказать, что Див был рад. С воем, кое-как, поднялся, Но за жеребцом гонялся, Тот старался улизнуть, Норовя ещё лягнуть! Царь, смотря на «игры» эти, Что-то у коня приметил, Спрашивать Кощея стал: -Где жеребчика достал? -Прежде, как сюда добрался, Со Старухой повстречался, Там и получил его. А тебе-то, что с того? Царь на это молвил сново: -Необычные подковы На копытах у него И жеребчик от того, Коли в землю стукнет, разом, В небеса взлетит. Да сразу свой полёт туда направит, Куда всадник путь свой правит. Но едва земли коснётся, Тут же и полёт прервётся. Вдругорядь поднять не смогут, Лишь единожды помогут. Тут Кощей воскликнул: -Сила! Вот зачем карга просила Побереч в пути его, Ноне знаю для чего! Да вот, как коня заставить Враз подковами ударить? И пока Кощей гадал, Див коня, таки поймал. -Та-ак, тащи его сюда! Диву крикнул. И когда О подковах тот узнал, Он Кощею и сказал, Что силёнкой необижен. Коли будет неподвижен Да лягаться не посмеет «Твой Шайтан», так Див сумеет Жеребца подбросить. Может, Тем коню-то и поможет На подковы опуститься Да с Кощеем в небо взвиться?! И, покуда говорил, Низкие поклоны бил. Царь Морской сердиться стал, Потому как тылом встал Див к нему. Как поклонится Царь узреет ягодицы Да следы подков на тех! Как на притчу: смех и грех! Вот, Морской смотрел, смотрел Да волной его огрел! Див завыл: -Да, что ж за день?! Бьют, ну все, кому не лень! Конь копыт оставил след, Царь теперь! Аль места нет, Что ли, у меня другого?! Господин, замолви слово За раба?! -Ты б помолчал, Царь на это пробурчал, -Выставил тут, всё на вид, Хоть прикройся, просквозит! Но царя Кощей прервал, Де — надумал. И сказал: -Что ж, берусь тебе помочь! Отобью у Дэва дочь! А вернусь, ты, хошь не хошь, Мне Тулпара отдаёшь. -Да, хоть двух! Воскликнул тот. Сговорились так-то вот. После этого, полдня, Див подбрасывал коня! Кинет вверх, стоит и ждёт — Смотрит, как тот упадёт? Только конь песка коснётся, Тут всё заного начнётся! Сколь он раз его кидал, Див, конечно, не считал. Жеребец был недоволен От того, что он неволен. В разум взять не мог того, Что потребно от него? И, конечно бы, сбежал, Да Кощей его держал! Но, быть может раз в двадцатый, Конь копыта припечатал Так, как ждали от него. Да, как птица, от того К облакам вечерним взвился! Див за хвост и уцепился! Напоследок, да успел, Так-то с ними и летел. Конь, в пути, лягаться стал, Див его увещевал, Дескать: он невиноват, Не серчай на это, брат! Всю дорогу конь лягался, Уклоняясь, Див старался Указать Кощею путь, Как лететь. Да всё ж лягнуть, Как полёт пришёл к концу, удаётся жеребцу! Только на копыта встал, Дива по уху достал, По другому врезал тоже! Скорчил Див такую рожу… Дескать: смерть твоя настала! Даже грива дыбом встала У коня! Тот подхватился, За Кощеем схоронился. А Кощей, главой качая Да того не замечая Как от злости Див пыхтел, Всё на две скалы глядел. Необычны скалы были, Взад-перёд они ходили! Только, с грохотом, сталкнутся, Тут же, враз, назад вернутся, Вновь сойдутся неспеша, Камень в щебень, в прах круша! -Ну и ну!.. Кощей дивился, После, к Диву обратился: -А скажи-ко мне, приятель, Ты ошибся, али спятил? Где здесь Дэв, его дворец? И поведай, наконец, Кой нам прок от этих скал Коль на них бродун напал?! Ишь, пылищу подымают! -Эти скалы закрывают Ход единственный в долину. Коли б сразу перекинул Я нас к Дэву во дворец, Нам бы, враз, настал конец! За горами статуй ряд, Это храбрецы стоят, Кто иных путей искал Да прошёл помимо скал! Потому как, Дэв накинул Заклинанье на долину. Но заклятье пропадёт, Коли здесь храбрец пройдёт! Див, склонившись, отвечал. И когда он замолчал То Кощей спросил, потом: -Ты-то как прознал о том? -Слухом полнится земля! От людей проведал я. Сам хотел меж скал пройти, Дэва этого найти Да отца освободить. С Дэва же, за зло, спросить. Так отделал бы!.. На славу! Он давно мне не по нраву. -Отчего же не сходил? Вновь Кощей его спросил. -Ну, хозяин, ты даёшь!.. С кондачка же не попрёшь! Той порой ты объявился. Я же, бороды лишился. Без неё я не смогу Отомстить за зло врагу. -Так, приятель, кто же ведал?! Див ему тогда поведал: -Нас никто не может видеть, Как мы спим. Легко обидеть Да пленить нас, той порой. Колдавской закон такой. -М-да… У вас, -сказал Кощей, -Всё, ну, как не у людей! От того все беды ваши! Но, вернусь к «баранам» нашим. оглядел на скалы он: -Ну, Закан, там, не Закон Мне плевать на эту жуть! Значит, нужно прошмыгнуть В эту щёлку между ними, Тем заклятие и снимем? Вновь на скалы взгляд направил, На себе броню поправил: -Не пробить, кузнец мне баял? Вот, теперь и испытаем! Не задавят ведь, поди? За конём, Див, погляди. Побежит, хватай узду. Трепещи, Дэв! Я иду!!! И когда проход открылся, По нему бежать пустился. Див глядел вослед снаружи, А проход всё уже, уже. С каждым шагом убывает! -Не пройдёт! Не поспевает! Див за голову схватился. В щель проход уж превратился, Тут же и на нет сошёл! -Всё! Кирдык ему пришёл. Бросил взгляд на жеребца. -Эх! Тебя бы, стервеца, Наперёд меж скал прогнать! Не прошёл бы, наплевать. Не сумел и не сумел. Ровно, конь уразумел. Осерчал и потому подбираться стал к нему, Чтоб минутку улучить Да копытом проучить. Он уж поднял ногу! Но… В этот раз не суждено. Див всем телом наземь пал! Как раздался грохот скал Да пошли они назад, Бросил Див прощальный взгляд, Тут Кощея углядел: Тот бежал и жив, и цел! Изумлённо конь застыл, Див же, истово молил, Одному ему известных, Всех богов каких-то, местных. А Кощей уже в долине. -Что ж, заклятие, отныне, Что проклятием лежало, Боле, действовать не стало. Так себе он мыслил, всуе, Да неладное почуял. Глянул вниз и побелел — Потихоньку каменел! Камень, хоть и осыпался, Уж до пояса добрался! Вот и под броню залез, В ней уже немалый вес! Надобно её сымать. -Это как же понимать? Он почто меня сковал, Я же скалы миновал?! Знать, сродни Див балаболкам, Ни о чём не зная, толком, Так неверно и поведал: «Мне сказали! Я проведал! Прошмыгни, Кощей, меж скал!..» И чего? Заклятье снял? В камне оттого стою? Скинул он броню свою Да, сумняшеся ничтоже, Вслед за ней и всю одёжу. Но, покуда шевелился, Камень крошевом свалился! Тут на ум ему и пало: -Та Старуха мне сказала: Оттого не померла, Что бессмертного ждала? Дескать, ждать уже устала. Речь окончив, дуба дала. Знать, бессмертный — это я?! В том порукой жизнь моя Да ещё меж скал продрался!.. Что-то я проголодался. Озаботился Кощей. -А, чего я здесь, вообще, Как прирос, камням подстать? Дэва ж надобно сыскать! И в набедренной повязке Он отправился. Как в сказке: Круг себя, не чуя ног, Сыпя камень да песок. -Так ходить, ну прям, беда! Изловлю тебя, когда, Мне за всё, тогда, ответишь! Особлив, за скалы эти! Кипятился всю дорогу. Продвигаясь понемногу, От натуги зубы скаля. -На башку твою напялю, Как чалму, повязку эту! Белого невзвидишь свету! Из тебя излажу Чучу! Ишь, заклятье отчебучил! Бороду твою, узку, Выдеру по волоску, Али в узел завяжу! Я тут в раскоряк хожу, Он же, чёрная душа, Не страдает ни шиша! А меж тем, зловредный Дэв, Шлёпанцы свои надев Да прекрыв халатом тело, Чёрное свершивши дело, Статуями любовался. Ежедённо занимался Тем, что перья в руки брал, В зале Статуй прибирал. И, блюдя порядок свой, Смахивал он ими слой Налетевшей за ночь пыли. Все они прекрасны были! Сто красавиц! Как сумел Заманить их в свой удел, На века за эти двери? И последней стала Пери. Ею Дэв теперь гордился! Да-а, не зря он с ней возился, Без неё бы было пусто. То ж, немалое искусство, Чтобы дочь царя Морского Облапошить льстивым словом Да слезами измочить, Чтобы в камень заточить! Отражали лица эти Всё, что в людях есть на свете: Нетерпенье, страх, надменность, Ужас, небреженье, верность, Ложь и честность, непокорство, Лесть, измену и притворство… Всё, что в них на свете было, В лицах каменных застыло! Тишина стояла в зале И покой, лишь, нарушали Смутно слышный скрип да стук: Скалы двигались. Как вдруг, Посторонний звук вмешался: Словно камень осыпался Да послышалось шуршанье. Дэв прервал своё старанье. Слыша весь удел, отменно, Чтоб всё знать, он непременно Появлялся, где чужой Нарушал его покой. Было, то, в горах всегда, Но так близко, никогда! Шибко удивился он. Кинувшись из зала вон, Туфель потерявши свой Да цепляясь бородой, Дэв с террасы обнаружил Кто его покой нарушил?! Даже челюсть уронил, Леву ногу отдавил Да от боли заскакал. Да, в прыжке застывши, стал Точно как своё творенье: «Прибольшое удивленье» Без дороги, напрямик, В раскоряк бредёт мужик! И заклятие, похоже, В камень обратить не может! Хоть оно вовсю старалось, Крошкой с тела осыпалось. Путник, голову задрав, Крикнул, Дэва увидав: -А-а! Вот ты-то мне, любезный, Можешь стать весьма полезный! Рот закрой да отвечай: Ты не знаешь, невзначай, Где хозяин балагана?! Я ищу его, смутьяна! Видя, что смогло заклятье Камнем сделать только платье Остальное же никак, Дэв спросил,сторожко так: -И какая в нём нужда? Отвечал мужик тогда: -А нужда такая в нём, Что: неправедным путём, Дочь царя он умыкнул, Дива, где-то тут, замкнул, Далеко чтоб не ушёл. Я за ними и пришёл. Подошёл к террасе, встал. Дэв тихонько злиться стал. -Не отдаст он их тебе, Хлопотал бы о себе! Кто ты? Чародей аль маг? И мужик ответил так: -А неважно, кто я буду. Всё одно: пустым, отсюда, Не уйду, а коль упрётся Наказать, видать, придётся. Только мне б сыскать его. Слыша это от него Вовсе разозлился Дэв И, нахала оглядев, Он по лестнице спустился И, притом ещё, бранился: -Ишь, припёрся тут, герой, Жаждет наказать! Постой!.. Заклинанье сотворив, Пару молний смастерив, Ими вдарил мужика! «Тибидохал» же, пока, Ярки сделал дотого, Что ослеп аж! Оттого, Что покуда он не видел, Кто-то Дэва изобидел: По уху его огрел! Дэв от этого прозрел. Тут уж вовсе растерялся: Цел мужик-то оказался Да ещё ему пенял, Что нелаского принял! Да при этом сокрушался: Без повязки-де остался. -У меня, из всей одёжи, Лишь она была. И что же? Два обломка показал, -Почини, коль поломал! Али я с тебя сыму, Срам прикрыть, твою чалму. Неотутовевший Дэв, На обломки поглядев, Вдругорядь и «тибидохнул». Тут мужик, с досады, охнул И сказал, надменно так: -Тоже мне, великий маг! Камень сростить он изволил. Я уж им себе смозолил Всё: и спереди, и сзади! Полотна не мог изладить? Ну, куда тебя девать?! И, кряхтя, стал надевать Тот булыжник на себя, Бормоча: -Ах, чтоб тебя!.. После, к Дэву обратился: -Ты б напрасно не возился «Тибидоханье» творя? Дива, с дочерью царя, Мне отдай да я пойду. Аль накликаешь беду! Не ответил Дэв ему. Несогласный, повсему, Оттолкнул его рукой, Возмутясь: -Ты кто такой?! Где пробрался?! Как попал?! Я тебя к себе не звал И вообще впервые вижу! -Да-а… Умишком ты обижен. Отвечал мужик тощёй, -Между скал! А как ещё? Беспокоишься: кто я? Не поверишь — Смерть твоя! Оглядевши мужика, Усмехнулся Дэв, слегка. А ты знаешь, мне, возможно, В это лишь поверить можно! Да сегодня, отчего-то, Помирать мне неохота. А на прочее, скажу: Ты заврался, я гляжу. Сколь людишек не старалось, До сих пор не удавалось Никому пройти меж скал! Тут мужик с ним рядом встал. Брани оборвал поток, Взяв его под локоток. -Ну, ну, ну! Я пологаю Сговорились? Предлогаю: Коли на слово не веришь, Подь со мною, сам проверишь. И легонько приобнял. Дэв дар речи потерял. Только: «А» да «О», да «Ы» донеслось из бороды. Тот: не тратя время зря, Лишних слов не говоря, Дэва к скалам провожал. Подойдя к ним, продолжал: -А теперь гляди, Бабай! Ах-ха-лай!!! Мах-халай!!! Во всё горло проорал Да и сиганул меж скал! Дэв успел мигнуть лишь раз. Скалы разошлись какраз. Глянул, а мужик проклятый, Вроде даже непомятый, Ковыляет, будь неладен! Дэв, уже другой раз за день, Свою челюсть уронил, Праву ногу отдавил. Так, раскрывши рот стоял. А мужик подковылял Да прикрывши Дэву рот, Вновь заговорил: -Ну вот, Знать, уразумел теперь Как прошёл я в эту «дверь»? Ты же — тёмен от незнанья И такого заклинанья Не знавал досель, наверно? Я сегодня добр, безмерно! Обменяюсь им с тобой, А в промен возьму с собой: Дочку царскую да Дива. Заклинанье-то надиво И сокровищ многих стоит. Дэв, с досады, как завоет! А потом рукой махнул, Склянку с Дивом отстегнул: -Забирай, уж так и быть! Диву в склянке вечно жить, Коль я пробку, со стараньем, Запечатал заклинаньем. Пери же, к царёву горю, Я поновой объегорю! А мужик ему в ответ: -Сразу б так-то, А то «Нет!» Вот теперь запоминай: А-хха-лай! Ма-хха-лай! Шибче гаркнешь, крепче будешь. Аль задавит, коль забудешь. Дэв тут голову задрал, «Ахалая» проорал, Кинулся бежать и встал В том проходе между скал. Те, сходясь, прогрохотали, После, разошлись и встали: Знать, у них чего сломалось, Али с Дэвом худо сталось? Изменился он, немножко: Просто, плоская лепёшка На земле, в пыли, лежала. -Эк тя жись-то раскатала?! Провожатый подошёл, -Ну, пока не отошёл, Надобно тебя прибрать. Наклонился, чтоб поднять, А из склянки, что держал, Пленник радостно «заржал»! Потому как: пробка — чпок Да и пала на песок. Одолевший злого Дэва, В склянку зычно гаркнул: -Эва! Там, внутри! Иль вылезай, Иль соседа принимай! Ту лепёшку подхватил, Туго валиком скрутил. После, Дэва как свернул, Внутрь его и пропихнул Дескать: там ему и место! Тихо в склянке. Да заместо Тишины, вдруг, шум да гам, Шибко, знать, боролись там! Див над краем показался, Дэв внутри сопротивлялся: То, по пояс Див выходит, То, до плеч назад уходит. Так и этак он вертелся, От натуги раскраснелся, Но, минутку улучив, Вылезает, всё же, Див! Лишь нога осталась в ней. -Пробка где?! Давай скорей! Прокричал он мужику. Сам за склянку, на скаку, Ухватился, дерганул, Быстро пробкою заткнул, Заклинанье положил: -Что бы Дэв в ней вечно жил, Там и помер бы, треклятый!!! Склянку же в карман упрятал. И, как только, то случилось — Всё вокруг преобразилось: В том краю была, доныне, Каменистая пустыня, А теперь цветущий сад, Не долина, просто клад! Все холмы зазеленели, Комаров бы, вот, помене. Потому спаситель Дива, Увидавши это «диво»; Отыскав браню, одёжу, Сапоги да меч свой, тоже, Уж поспешно одевался. Он нисколь не сомневался: Будь бессмертным, хоть два раза, Комарьё, мошка все разом Коль накинутся, так,скоро Станет не до разговора. Див от радости плясал, Увидав то, перестал, Подивился суетой Да спросил: -Ты кто такой? Видом Див был шибко важен, А Кощей: -И ты туда же? Что, обратно захотел?! Див подпрыгнув, аж вспотел! -Не серчай, могучий воин, Я свободой, как опоен. В склянке много лет томился, В Дэва чуть не обратился! Оттого, я говорю, Сам не знаю, что творю. Так дозволь же вновь начать? Как тебя мне величать, Избавитель мой могучий?! Тот в ответ: -Ну, так-то лучше! А меня, среди людей, Называют все, Кощей. А по делу здесь такому: Обещал царю Морскому Злого Дэва победить, Что бы дочь освободить Да ему её отдать. -Чтоб тебе не заплутать, Во дворец придёшь когда, Провожу тебя туда. Отвечает Див-отец И шагает во дворец. А Кощей спросил, вдагон, Отчего без туфля он? -Дэву памятью оставил? Неудобство Див ивправил, Туфель сотворив такой Точно, как с ноги другой. -Коли б я его сберёг, Ногу б выдернуть не смог. Так в ответ промолвил Див. Ко дворцу уж подходив, Многих увидал Кощей Расколдованных людей. Те со всех сторон спешили, Но ещё далёко были. -Глянь, спасители бегут. Да как резво?! Кабы тут Не случилось нам худого. Ведь затопчут! Право слово! Во дворце уже они. Помнил Див былые дни, Как дойти до пленниц знал. Оттого-то в этот зал Он Кощея проводил Тем путём, что Дэв ходил. Паника стояла там: Слёзы, вопли, шум да гам! Прокричал он Диву: -Слушай! Да от них оглохнут уши! Сможешь их угомонить?! Нужно мне про дочь спросить! Улыбнулся тот: -А как же И чудес не нужно, даже. После, грозно рявкнул всем: -Тихо, галки!!! Али съем!!! И неслышно стало шума. Только, глупый не подумал, Что девицы, сотни сей, Были царственных кровей! К повеленьям не привыкли И от окрика не сникли. Девы, хоть и не галдели, Да набычившись глядели: Исподлобья, брови хмуря. Тут Кощей мекнул, что «буря» Непременно приключится. (Чтобы в этом убедиться Стоило взглянуть, лиш раз) И Кощей успел какраз! Диву прошептал, у двери: -Здеь оставь мне только Пери, Остальных на двор сведи. Уж спасители, поди, Подойти сюда успели? Пусть получат, что хотели. Заклинанье сотворив, Заспешил из зала Див. Вовремя ретировался! С места весь табун сорвался, С криками «Держи его!» Кинулся ловить того. После, Как Кощей проверил, Что одна осталась Пери, Он опять вернулся в зал. Пред лицом принцессы встал Да, отдав поклон приветный, Молвил: -Я Кощей Бессмертный. А пришёл я за тобой, Чтоб забрать тебя домой. Но его спросила Пери: -Отчего тебе мне верить? Предоставь мне знак, какой, Коль отец хозяин твой? Возмутился тут Коощей: -Из свободных я людей! А тебя бы, для начала, Нужно выпороть, сначало, Чтоб добавилось ума. Да, с отцом своим, сама Разбирайте ту заботу. А отец твой, за работу, Труд опасный оценя, За тебя отдаст коня. Так что, Пери, хошь не хошь, Ты домой со мной пойдёшь. Тут царевна, ну пенять: -На коня меня менять?! Что ж, веди меня домой! Ну, держись папаша мой!.. И решительно шагает Да Кощея подгоняет, Чтоб покинуть тот дворец. А снаружи Див-отец Хохотал, что было сил И Кощей его спросил: -Ты чего развеселился, Али разумом решился? Повалился тот без силы: -Ты бы видел, что тут было?! Девки , стадом, выбегают, Их спасители встречают, Мол: пришли освободить!!! Девы же, давай рядить Да всё выведать пытались: Где спасители шатались? Те опешили, молчат, А девицы уж кричат! После, вовсе осердились, Всей оравой навалились! Кинулись мужчины вон, А царевны им вдогон! Это надо было видеть! Как их Дэв сумел похитить?! Это ж надо умудриться! Коли он переменится, С миром отпущу его! Но не ранее того. Рассказал Кощею Див. Очи долу опустив, Пери голос подала: -Как наивна я была… Тут Кощей заулыбался: -Как же ты живым остался? -Знать, спасителей гоня, Позабыли про меня? Див плечами пожимал. Он и сам не понимал. Пери обратилась к ним: -Отчего же тут стоим? Мы к отцу идём, аль нет? Див на это ей в ответ: -Для чего же маять ноги? Я смогу и без дороги К морю вас перенести. А Кощей: -Перемести, Для начала, нас до скал, Твой сынок тебя там ждал. Див, как видно, был обижен: -А почто его не вижу? Али страх его сковал? И Кощей, на то, сказал, Чем немало удивил: -Бороду ему спалил. Коли безбородым стал, Не прошёл бы между скал. Прослезился Див, проведав: -Что же раньше не поведал, Али языком привязан? Весь мой род тебе обязан И отныне будет верен! И Кощея вместе с Пери, Заклинанье сотворив, Перенёс к проходу Див. Там оказия такая: Младший Див сидит, икая, Весь истоптан, пыльный очень; Парень вкруг него хлопочет, Убирая грязь с лица И не видно жеребца! Знать, неладное стряслось?! Парень им в ответ на спрос: «Что-де даве приключилось?» И поведал, что случилось: -Недалече, видно, тут Девы дикие живут! Али случай был таков, Что ловили мужиков? Аль за ними жёны гнались? По нему и пробежались. -Ну, а ты-то кто таков? Не из тех ли мужиков? -Я-то? Ране был конём, К морю ехал, вон, на нём. И кивнул он на Кощея. У того заныла шея. -А-а! Так это ты, нахал, В бок копытами пихал?! Див-отец их прерывает Да на сына им кивает: -К морю надобно скорее, Живо там отутовеет. Увеличившись в размере, Парня и принцессу Пери На одно плечо сажает, На другое водружает Остальных. Глаза скосил И Кощея попросил, Чтоб за сыном приглядел, Взмыл и к морю полетел. Да, покида так летели, Парень и Принцесса Пери Той дороги не видали, Меж собой проворковали. А на море, той порой, Ждал, в тревоге, царь Морской. Оттого без ветра, сами, Волны дыбились горами. Дочь его, принцесса Пери, Как на берег прилетели, Вовсе на отца серчает: -Вот как батюшка встречает? Кличет из глубин и вот Царь Морской встаёт из вод. Волны он спешит унять, Дочку он спешит обнять! Распростёр объятья доче, Та же, в них идти не хочет! Руки в боки, этак встала, Ровно сахарница стала. В гневе на отца глядела! -Я домой стремглав летела На волшебнике, верхом. Познакомить с женихом Батюшку хочу! А тут, вовсе, знать-то и не ждут?! Да ещё меня, родня, Обменяла на коня?! Царь растерянно притих. -Погоди, какой жених? Уговора нет такого… Тут доходит до Морского, Что его авторитет Вовсе низведён на нет! Стало, знать царю не в мочь: -Непокорная, ты, дочь!.. Возопил он, было, ей, Да вмешался тут Кощей: -Эй, ребята! Как, насчёт, Провести со мной расчёт? Ну, а после, сколь хотите, Меж собою и рядите! Толька бы со мной простились? Свистнул царь и появились, На вечернем небосклоне, Толи птицы, толи кони! Всех мастей они: гнедые, Рыжи, белы, вороные, Разбегаются глаза! Тут-то парень и сказал: -Вот откуда, у отца, Два крылатых жеребца?! Все гадали: где купил?.. Царь Морской его спросил: -Сам-то родом ты откуда? -Так, из Индии я буду. Правда, в роли непривычной, Я — индийский принц, обычный… Так рассказывал он всем. Да Кощей, уж между тем, К вороному шёл Тулпару. Дивы, сын с отцом напару, Указали на него: Мы-де, жеребца сего, Урезонить пособим, Станет им Кощей любим! Старший «тибидохнул», малость И седло образовалось, и узда. Их, как надел! От того конь обалдел, Ровно вкопанный стоял. А Кощей, приблизясь, взял За узду, к себе придвинул, Меж ушей коня так двинул — Вороной с копыт долой! Дивы тут подняли вой: -Наповал зашиб коня!.. А Кощей: -Он у меня Станет шёлков да послушен, Мне и кнут теперь не нужен. Начал в разум приводить. Тот в себя стал приходить, Недовольно, всё ж, храпит, А Кощей и говорит: -Коли вздумаешь брыкать, Зашибу тебя опять. Так-то и уговорил! Див горбушку смастерил, Круто посолив. Кощей, угостил Тулпара ей. С той поры тот верен был От копыт до перьев крыл! Коль добыл коня для дела, Для Бессмертного приспело В путь-дорогу собираться. тал он с Дивами прощаться Говоря: его полёт В край, где вечны снег да лёд. Чтоб Кощей там не страдал, Старший Див шатёр создал. После, шариком скрутил Да Кощею подарил. -Знай, от холода в нём есть И меха, и есть, что есть. Да, пока отец прощался, Сын кнему бочком подкрался, Выдрал с подбородка клок! Старший Див лишь охнуть смог От такого непочтенья, Позабыв от огорченья Всё, что сыну бы сказал! Тот заклятьем приказал, Чтобы шерстью конь покрылся. Жеребец теперь озлился! Дива младшего, на пару И ловил отец с Тулпаром, Чтоб невежу наказать! Тот пытался доказать: Для коня-де, это благо, Что без шерсти-то и шага Тот не ступит, как не хочет! В том краю прохладно, очень! А в краях, где нету льда, Шерсть слиняет без следа! Да Кощей коня призвал И погоню, тем, прервал: -Надобно мне поспешить, Чтоб судьбу мою решить. За дары, благодарю. До свиданья, говорю. Может, свидимся, когда? Сел в седло. И конь тогда, Изогнув дугою шею, В дальний край понёс Кощея, Где о зное лишь мечтали. Сказ об этом, будет дале…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)