Первое воспоминание призрака. Эпизод 5.

Огонь, полыхнувший между нами жгучим воспоминанием, обжёг память, возрождая пронзительную боль. Я тихо застонала и всхлипнула, но не посмела заслониться от его жара, не решилась закрыть душу. Собравшись идти до конца — вспомнить себя и его, уже не было смысла убегать от этой боли. А она была острее оттого, что наше воспоминание пришло к нам одно на двоих. Всё что пережил он, стало открыто для меня. Всё что чувствовала тогда я, ощутил и Дес. Его болезненный вздох стал этому подтверждением, что меня немного утешило. Пусть тоже помучается – не мне же одной страдать. Наши неприкаянные души на это мгновение словно объединились в одну, что среди болезненной муки принесло вдруг некоторое облегчение, будто бы мы пытались поддержать один другого, хотя коснуться друг друга так и не смогли. Воспоминание закружило нас лёгким огненным вихрем и на какое-то время, то ли век, то ли мгновение, будто бы унесло из действительности. Исчезло ощущение собственного тела, растаял окружающий мир. Сознание перенеслось в прошлое, в тот далёкий период жизни моей души, когда жила я в старой Англии и звалась Ветвелис, считаясь простой лесной ведьмою, травницей и пророчицей.

***

Сер Дес Терад Эмптисол очень устал. Его жизнь тянулась бесконечной лентой дороги, неумолимо оплетая душу знаменитого охотника за ведьмами. С самого рождения он, подкидыш, найденный монахами кельтского монастыря Уэльса на обочине пыльного тракта, не знал другой жизни, кроме дороги. Лишь младенчество провёл Дес в монастыре. Но память не сохранила этого спокойного периода его существования. Своим домом он считал только дорогу. А ещё у него была вера, впитавшаяся в кровь с молоком, которым поили его монахи, нашептывая молитвы вместо сказок. Называя найдёныша Десом, старый Тед помянул госпожу Смерть, отступившую от невинного дитя. Монах даже не подозревал, что за это отступление найденный его собратьями мальчик будет служить этой госпоже всю свою жизнь. В его памяти сохранились только странствия. Сначала он сопровождал монахов-проповедников, постоянно путешествующих по дорогам старой Англии, несущих слово Господа незрелым умам простолюдинов. Потом, когда обнаружился его дар охотника, чувствующего людей с подозрительно неправедными способностями, за воспитание Деса взялись иезуиты. Сер Терад Эмптисол – крестоносец, верный служитель церкви, лично занимался с талантливым отроком, и, признав его исключительность и силу характера, дал ему своё имя. Перед смертью приёмный отец потребовал от Деса клятву – продолжить дело его жизни: искоренять зло во имя Господа. Юноша ни минуты не колебался в своём выборе. Он верил в своё предназначение и не знал пощады к врагам Всевышнего. Святая Инквизиция благословила его на поиск нечестивцев пытающихся заявить о своей исключительности — на искоренение нечисти. Она требовала неукоснительного подчинения. Дес даже мысли не допускал, что его вера может пошатнуться хотя бы когда-нибудь.

Первое воспоминание призрака. Эпизод 5.: 4 комментария

  1. Прочла и поняла, что это продолжение и надо искать начало. Но моё время за компом на сегодня закончилось . Убегаю. Зайду завтра. Отлично пишите!!! С теплом. Алена.

  2. @ Алена:
    Давайте на «ты»))) Честно спасибо и взаимно) Я тоже считаю, что детектив захватывает с первых строк) А эта история длинноиграющая — даже не знаю, когда закончу. Есть уже дописанные, но они на Прозе ру- там основная масса постоянных читателей пребывает)
    С теплом, Ветка.

  3. @ Марина Дорих:
    Спасибо Маринка. Почему-то этот кусок шёл тяжеловато) Очень надеюсь, что следующий будет более лёгок по содержанию и написанию)))
    С теплом, Ветка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)