ОБРЕЧЁННЫЙ

Я боюсь этого момента. Потому что яркий свет сделает мне больно. Хотя с другой стороны, я смогу увидеть много женщин. И я готов страдать от боли ради нескольких секунд радости и удовольствия.

Ещё я боюсь зубной боли. Очень часто у меня болят зубы. Просить помощи у Хозяина я не решаюсь. Он не поможет. Как он может мне помочь, я не понимаю? В детстве мама водила к зубному врачу, и врач делала ещё больней! Поэтому я сжимаю зубы, боль делается невыносимой. Когда разжимаю, боль отступает на время. И так несколько раз до изнеможения.

Хозяин иногда ощупывает браслет, к которому пристёгнута цепь, проверяет надёжность замка на ноге. Затем говорит, что после такого грязного животного ему придётся долго мыть руки. Ещё он говорит, что от меня воняет.

Воняет из туалета. А я не говно, я не могу вонять. Хозяин хочет, наверное, меня обидеть. Но я не обижаюсь, потому что знаю: я говном не был и никогда им не стану.

Порой про меня забывают. Это я понимаю по голоду и жажде, которую начинаю испытывать. Малоприятные чувства, но не такие мучительные, если сравнивать с зубной болью.

То, что я не способен видеть в темноте, плохо владею своим телом, ибо ограничен в пространстве, и разговариваю с самим собой, — подобные симптомы, я слышал, говорят о безумии.

— Безумное животное, — отзывается обо мне мой Хозяин.

Интересно, он прав? Или он снова оскорбляет меня? Но я не осмысляю оскорблений, мне всё равно. Я больше оскорбляюсь, когда очень долго не несут еду и воду.

Вот это обидно. Очень! Я готов взвыть. Но не решаюсь. Память хранит те побои, оставленные на спине, когда я только-только был прикован цепью, и я бунтовал. Эти побои более яркие в памяти, чем отец и мать, они ярче, чем красивая одноклассница…

Шок от пережитого был настолько сильным, что я до сих пор вспоминаю это с содроганием в теле, меня передёргивает, и цепь натягивается так, как будто я иду налево, в туалет.

Иногда я слышу стихотворение. Голос принадлежит женщине. Она читает его вслух очень часто. Оно ей, видимо, нравится. Как и мне. Поэтому я выучил его наизусть. Стихотворение звучит так мелодично и красиво, что кажется, оно посвящёно мне. Нет, не этой женщиной, голос которой я слышу, — она, представляется, про меня не знает совсем. Просто, стихотворение, видится, списано с меня. Потому что всё так и есть, но я зряч (уверен!), и я, действительно, животное, понимаю то, о чём говорят люди. Стало быть, Хозяин мой тоже животное, мы с ним говорим на одном языке, но он хочет за меня выкуп, которого нет, и это его злит. Этим мы отличаемся.

Так что я готов ещё раз вслушаться в эти строки – они отвлекают от темноты, заставляют привыкнуть к свету! И тихо читаю про себя:

Многое замолкло. Многие ушли.

Много дум уснуло на краю земли.

ОБРЕЧЁННЫЙ: 3 комментария

  1. Прочитала на одном дыхании. Сильное произведение и, пожалуй, ни с чем несравнимое. С уважением. bratchanka.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)