ПРИГОВОР

Началось все как всегда очень необычно. Проработав шесть с лишним лет в фирме «на дядю» стал замечать острую нехватку чего-то. Но благо жена была беременная на 3-м или 4-м месяце, так что, нехватка объяснялась просто. Вынашивался ребенок и вскоре, через какой-то промежуток времени, должен был заполнить собой пустоту.
Должен был, но не…  Выкидыш. Очередной. И это не смотря на то, что у нас уже 2-е детей. Третий никак не получается. В чем-то мы не дотягиваем… В чем?
Я знал о выкидыше за несколько дней до того как. Анализы у жены  были плохие. Диагноз «замершая беременность» — подытожил самые плохие предчувствия. Плод  мертв. Оставалось сделать операцию. А ведь он, точнее она, была жива чуть ранее. Делали УЗИ, определили пол ребеночка. Но что то убило это еще не рожденное дитя. Что же это?
А я думал и надеялся, что в этот раз все получиться. Потому что не получалось уже  три или даже четыре раза. Сейчас точно и не вспомню. И в этот раз внутренняя духовная пустота давала о себе знать сильно, как никогда. Я почти физически ощущал, что необходимо обновление, необходимо что-то кардинально новое в нашей семейной, и в частности, моей личной жизни. Это новое уже начинало себя проявлять, толкаясь в животе у моей супруги.

Следует сказать, что я — верующий человек, и, понимаю, что дети — страдают за грехи родителей. И уж конечно не рожденные дети, недоношенные дети, умершие еще во чреве — это не есть благословение. Это сигнал. Серьезный сигнал. Можно сказать предупреждение.
Я люблю свою жену, но, как оказалось, еще больше — самого себя, к сожалению.
В этот день, когда «оперировали» супругу (грубо говоря, чистили её изнутри), я обратился к Богу с грустной констатацией примерно следующего содержания: «Ребенка не доносили… Работу я не сменил«.   А собирался. Но успокаивал себя мыслью о том, что не время менять работу в такое «интересное» время. Хотя, отправил штук пять резюме разным работодателям. Как-то, стОя в Храме на Православном Богослужении, меня посетила твердая уверенность в том, что Бог слышит мои мысли и желания — и я пожелал — попросил зарплату в 40 тыс. рублей. Цифра казалась обоснованной, разумной и справедливой для меня и моей семьи. А поскольку на работе у «дяди» ожидать такую зарплату (или пытаться её заработать) — это был абсурд, то вот Вам и мотивация к смене работы.
Итак шел день, в который хирурги «чистили» мою жену от умершего во чреве недоношенного ребенка, а я с грустью мысленно обратился к Богу  по-поводу этого события и по поводу  работы. Я как-бы упрекнул Его…  Не успела эта мысль сожаление-упрек уйти далеко, как в кармане зазвонил сотовый телефон. Девушка с приятным нежным голосом поинтересовалась, актуально ли для меня в настоящее время желание сменить работу (конечно, она предварительно представилась). Мне предлагалась работа директора  «магазина у дома» в одной  довольно динамично растущей компаний сектора FMCG (Fast moving consumer goods), или по-русски товаров быстрой оборачиваемости, а еще боле по-русски — товаров повседневного спроса. Конечно-же, я сказал, что актуально такое желание, что работа меня интересует, и не потому, что я страстно хотел быть директором маленького, не очень хорошо пахнущего магазинчика, а потому, что я, прежде всего, хотел улучшить материальное состояние своей семьи и еще больше я хотел быть послушным Богу. А что это — Бог, я в тот момент нисколько не сомневался, я же прямо за несколько минут до звонка упрекнул Его… Кроме этого, во время звонка (еще даже до начала слов) я ощутил специфическое жжение в области солнечного сплетения — так регистрировались мной (по опыту) изменения в Воле относительно своей жизни или жизни людей связанных со мной (ближние). Ну, то есть, все говорило — что это не случайность, что это результат молитв и глубоко идущая последовательность действий, могущая вывести меня в совершенно другие измерения этой жизни.
Итак, все постепенно начало обретать форму и смысл. Я прошел несколько этапов собеседований с положительными результатами. Кстати, на первом же собеседовании начальник отдела персонала сказала, что по итогам предыдущего месяца средний доход директора магазина составил 40 тыс. рублей. Как раз столько сколько я просил!

Сложности были с уходом со старой работы. Во первых я глубоко «врос» в нее, во вторых, полуофициальная зарплата не сулила легкого получения заработанных денег. Меня терзали нешуточные сомнения и я прямо о них говорил, когда меня спрашивали, правильно ли я поступаю. В решающий момент борьбы с собой, меня поддержала книга Пола Янга «Хижина». Сильное произведение, Во время её чтения у меня не раз текли слезы и сопли. Я был глубоко уверен что необходимо что-то менять в жизни, и что меня поддерживает Бог. С этим и пришел на новую работу. Шок в первый же день. Странный договор, который пришлось подписать едва пробежав глазами не сулил легкой жизни — а я её и не ждал. Придя «на практику» я обнаружил себя в коллективе (не хочу обидеть тех людей кому пришлось со мной общаться там) «малолеток». И практика моя заключалась в том чтобы выставлять товар на полки в торговом зале (ТЗ). Это должен был делать я, я тот, который последние шесть лет большую часть своего рабочего времени сидел в офисе, решал вопросы с контрагентами и сотрудниками по телефону, электронной почте, и другим каналам связи. Я тот, который полностью отвык от физической работы на кого-то (исключение составляла семья). В общем, я даже не знал как себя чувствовать, выкладывая на полки товар — то ли мне сокрушаться о том, как низко я пал, то ли, наоборот, гордиться тем, что смог так самоуничижиться. Я себя не чувствовал никак (кроме, разумеется физических ощущений) — и это казалось правильным.

Новый шок я получил, когда оказалось, что, поскольку я пришел в середине недели, то мне необходимо работать и в субботу и воскресенье до следующей середины недели.
Дальше мое описание немного будет походить на оправдания, поскольку — я не сдал этот экзамен. Я его провалил. Я сбежал из этой компании.
Итак начало конца в моей новой карьере наступило через 5 дней работы. Я позвонил одному из коллег на старую работу и заявил о своем желании вернуться. Если бы я этого не сделал… Но я это сделал. Сожалеть об этом бессмысленно, потому что за это деяние — одним сожалением не обойдешься. За это деяние оказалось, существует некий приговор. Он конечно не светского или гражданского, или , конечно, не уголовного характера и порядка. Он другого свойства. Об этом и есть мой рассказ.
Я позвонил на старую работу, как бы прощупывая почву с целью выяснить отношение ко мне и готовность принять меня назад. Не подозревая, что само это деяние — уже есть начало поражения на новом месте. Я-то все еще думал, что у меня есть время и пространство для маневра. И, возможно, так оно и было, если бы я смог принять решение оборвать  связь с предыдущей службой,  извиниться за свое нытье и тогда уже остаться в новом месте, но я этого, разумеется, не сделал, потому что плоть моя «пищала» и я пошел у нее на поводу. Между прочим, в данный момент «пищит» моя душа, но у меня уже нет возможности идти у нее на поводу, и потакать ей.

Во время моей «практики» или работы на сотовый звонили бывшие контрагенты, а я никак не мог им сказать о своем уходе со старого места, а вместо этого говорил, что я в «академическом отпуске» — неудивительно, ведь я уже начал готовить почву для отступления. Хочется привести цитату из Библии, касающуюся моего тогдашнего состояния: «[Иак.1:8] Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих».  А мысли двоились конкретно. Я перебирал в уме возможные последовательности своих действий и не мог никак решить и занять четкую позицию ни по одному из волновавших меня вопросов. Доза дискомфорта была чересчур велика — так мне казалось. Да и возвращаться не хотелось, я понимал, что возвратясь — я буду не в лучшем материальном и моральном положении, да что там говорить «не в лучшем положении», буду просто как побитый пес. Я был в западне, которую сам и устроил первой своей жалобой по телефону на старое место работы. Сожалею ли я об этом? Безусловно — да, но речь, о другом. Речь о том, чтобы во всей этой истории усмотреть Промысел Божий — Его величие и ничтожность жизни, не полностью освобожденной от греха. А грех сейчас очевиден. Вот его имя — жалость к себе. Но это еще не все. Итак, продолжим.
В моей «экспериментальной» работе я встретился с удивительными людьми. Должен сказать, что коллектив магазина, в котором я практиковался встретил меня очень даже неплохо и вполне дружелюбно, несмотря ни на мой возраст — многих из них я был как минимум вдвое старше — ни на мою частичную и, как я тогда думал, — временную беспомощность в области, в которую я пришел.  Действующий директор — девушка, блондинка —  была не дурна собой с чуть заметным (или не заметным для не внимательного человека) дефектом произношения одного или двух звуков, сейчас и не вспомню каких. Еще более колоритные и интересные личности встретились на теоретическом обучении, куда я попал сразу после пяти рабочих дней, без выходных, сделав пресловутый звонок, подготавливающий почву для отступления. Многие из них меня поддерживали и ободряли. А некоторые даже начали верить в мои способности и возможности. Но я не оправдал их надежд. А если говорить более жестко — я убил их надежды. Я — убийца надежд или надежды. Это есть моя вина. За это я несу наказание. И кто знает, тот не родившийся ребенок, девочка — а вдруг её впоследствии могли звать Надежда?

ПРИГОВОР: 3 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)