Заложник вожделения… часть вторая…

Паутина затмения…

Несмотря на то, что Софио выпустили под залог, он находился под «домашним арестом».

– Всё кончено, – убеждал он сам себя, совсем отчаявшись и разочаровавшись в жизни. Он решил не сообщать адвокату о том, что один из допросов перенесли. – Нечего Натио тратить на меня своё время, – думал Софио, – зря он считал меня способным… ни на что я не гожусь… Когда предают ещё не родившуюся любовь – зачем продолжение?

Никто не знал, куда увозят Софио, он умышленно никому не сообщил об этом…

Лукаса в этот момент, тоже не было рядом, но он встретил Софио, когда тот садился в автомобиль… решил увидеть сына, вот и ушёл пораньше из офиса.

– Куда это тебя?

– Сегодня что… пораньше на работе освободился?

– Я – свободен… а тебя, куда везут? – Лукас не поддавался на попытки Софио увести разговор в другую сторону…

– Допрос сегодня.

– Натио знает? – Софио кивнул.

Вскоре он оказался в кабинете, где и планировалось проводить допрос…

– Что ж… адвокат задерживается, начнём пока… как Стефан оказался у вас в доме?

– Он спас меня.

– И вы его… в благодарность… совратили!

– Не было ничего!

– Тогда, почему он жил у вас? Могли бы купить ему квартиру, если были действительно признательны!

– Я так и сделал, но Стефан захотел всё оборудовать по-своему и пока в его доме проводился ремонт, он жил у меня.

– Сняли бы ему номер в отеле.

– Я так и сделал, но Стефан не хотел переезжать в гостиницу…

– Или, вы… не позволили? И требовали отработать сверх огромный гонорар! Вам ведь казалось, что дом – это слишком, за ваше спасение?!

– Да… что вы, такое говорите!

– Почему вы скрыли от следствия, что жестоко обращались с пострадавшим?

– Я… жестоко? Да этот мальчик спас мне жизнь, как я мог причинить ему вред?

– И даже, не били его?

– Ну… – замялся Софио, не зная, как ответить…

Несомненно, Натио удалось вложить в него очень многое, но в данной ситуации он растерялся; одно дело, всё наблюдать со стороны, а другое, когда что-либо касается лично тебя…

– То есть, это, по-вашему, не били? Да вы, принуждали его! И все ваши оправдания – ложь!

Софио увидел фотографии обнажённого человека… Узнать его было невозможно; он лежал на кровати, лицом вниз… спина и ягодицы несчастного были в шрамах, словно его стегали розгами…

– Это не Стефан! – закричал Софио.

– Значит, вы знаете, что это не Стефан и утверждаете это?

– Да!

– Но лица здесь не видно! Откуда вам знать, кто это? Почему мы должны верить вашим словам, что вы не были жестоки с пострадавшим, если вы утверждаете, что это не Стефан, значит, знаете, как Стефан выглядит в такой же позе! Выходит, вы видели его обнажённым и достаточное количество раз, чтобы запомнить все подробности подобного формата… или у вас… идеальная зрительная память – всё с первого раза запоминаете, но как вы вообще могли видеть его раздетым?

– Прошу прощения, я задержался! – кричал Натио, войдя, точнее сказать, вломившись в кабинет, где проводился допрос обвиняемого. – Я переношу допрос, поскольку вы нарушили правила и начали разговор с обвиняемым без меня! Не терпится «утопить» моего подзащитного – докажите! Предоставьте факты, а не манипулируйте, давя на психику… оставьте нас!

Едва следователь, проводящий допрос вышел, Натио схватил Софио за волосы:

– Слушай сюда! Подзащитный, блин! – он отпустил Софио, но тут же, подарил ему подзатыльник.

– За что?

– За то, что тебе, жить надоело!

– Какая разница, где жить? Если предали?!

– А ты, критин, думаешь, тебя жить оставят? Посещай ты чаще мои лекции – знал бы, что связь с малолеткой по его согласию – это одно, а принуждать, избивая… в этом случае, учитываются отягчающие обстоятельства… а это – вышка! По новым дополнениям к закону! – он осчастливил Софио ещё одной оплеухой… – Сложно было меня позвать?

– А… как вы узнали?

– Скажи спасибо Лукасу! Прибежал ко мне:

– Софио увезли!

– Куда?

– Он говорит, на допрос… и сказал, что ты в курсе!

– Я… в курсе, разумеется, Лукас, ты, что… я всё знаю и сижу здесь и лекции веду?! Ты за кого меня принимаешь, вообще?! Может Соф и не хочет, чтобы я его защищал! – я согласился и дальше вести твоё дело, если Лукас выбьет из тебя всю дурь и предоставит мне видеозапись! – кричал Натио, даже не пытаясь скрывать эмоции гнева…

– Отец меня никогда не бил!

– Придётся!

– Уходите! Вышка, значит, – вышка!

– Перестань… я погорячился…

– И я… не ведал, что творил… – Софио увернулся от очередного удара Натио, но тот только замахнулся, вовсе не собираясь и дальше драться…

– А фото… что это?

– Не знаю…

– Очередная подстава? – спросил Натио, рассматривая «весёлые» картинки. – То есть, это не Стефан?

– Нет.

– Но откуда ты знаешь? Ответь мне честно… ты бил его?

– Его? – спросил Софио, указывая на фотографию. – Его – нет… это не я его так… и вообще, это фотомонтаж, я думаю…

– Да, Стефана, а не того, кто на фотографии.

– Не знаю…

– Как… не знаешь? Нельзя быть «немножко беременной»…

– А вы бы не пришли, если бы отец не просил?

– Я бы в любом случае был здесь и опротестовал все результаты допроса, так как, он проходил без разрешения и присутствия адвоката. Прости, что накричал… когда Лукас мне сообщил, я сразу же поспешил сюда, отменив все лекции! Доволен ответом? Давай, выкладывай!

– Из-за меня у вас сложности…

– Да… студенты отдохнут, – Натио ухмыльнулся, – это они так думают… зря… я приказал передать для них задание: самостоятельно всё подготовить… так что… сложности у моих учеников, да и у тебя… выложишь вам всё, а вы ещё тупить умудряетесь… – Софио лишь тяжело вздохнул в ответ…

– Прощаю, но в последний раз! Хочешь, чтобы я тебя защищал, – ничего не скрывай!

– Простите.

– Я слушаю…

– А что рассказывать?

– Как всё было, рассказывай. За что бил… почему сравнить смог парня на снимке со Стефаном… на что опирался в своих предположениях?

– В общем, Стефан недавно попал в больницу… дурачился, хотел на себя моё внимание обратить, но вот с дозировкой не рассчитал…

– Уже повод, чтобы выдрать и сравнять с тем беспределом, что на фотографии… – ворчал Натио…

– Выписали его, но с условием, что мы закончим лечение дома… были назначены уколы… лекарство нужно вводить внутримышечно. Стефан сказал, что медсестре не доверит и хотел, чтобы всё делал я сам… Но когда я уже набрал лекарство, он начал капризничать… у меня всё готово, а он – ни в какую! Довёл меня… я догнал его и отшлёпал, закинув к себе на плечо!

– Он плакал?

– Нет… смеялся! Правда! Говорил: «…бьёшь, значит, – любишь!»… Он меня так разозлил, что я сдёрнул с себя ремень и погнался за ним:

– Я сейчас, усилю действие своей любви! – кричал я, но Стеф закрылся у себя… ведь я грозил ему тем, что отвезу его обратно в клинику, если он не будет лечиться…

– Плохо, что они знают, что ты бил его!

– Почему?

– Потому что бывают определённые ощущения во время подобных действий…

– У меня тоже случилось такое…

– И… что дальше… ты взял его? Ведь тебе было необходимо удовлетворить свою физиологию?

– Как я мог? Тронуть его? Конечно же, нет, а он меня – умышлено провоцировал!

– Но когда же, ты увидел его обнажённым?

– Вскоре он открыл дверь, но бить я его не стал…

– Почему?

– Если он воспринимает мои удары не как наказание, а, как признание в любви… да и… хватило ему уже, предыдущих воздействий… вот я и сказал: «Выходи… ругаться больше не буду! Не хочешь лечиться – твоё дело! Но знай, что жизнью в полной степени можно наслаждаться только тогда, когда ты абсолютно здоров!» – он сам принёс мне шприц в спальню: «сможешь уколоть?» – так я и узнал, как выглядит Стефан сзади… и без всего. Я велел ему лечь, спустил плавки… и, дождавшись его вдоха, – уколол… когда укол делается на выдохе – боль меньше. Уколоть пришлось и на следующий день, тоже… он уже не так буйствовал.

– И ты еле удержался, чтобы не поцеловать его, куда бил раньше?

– Удержался.

– Но… хотелось…

– Я гнал от себя эти мысли, приказал ему уйти прочь… я понимал, что если не сдержусь – мы пропали.

– Ясно… еле, но, – удержался?

– Это не я сказал. Так что тот, кто на фотографии – не Стеф… у Стефана родинка на правой ягодице… примерно в центре… маленькая… ближе к углублению…

– А тебе никогда не хотелось взять его… отыметь и бросить… ведь он именно так, и поступил с твоей душой?

– Натио, вы не правы, я никогда не стану мстить ему… он умер для меня в тот момент, когда предал!

– Есть!

– Что… есть?

– Всё записано, детка! Теперь мы докажем твою невиновность! К тому же, на плёнке попытки следователя давить на тебя, а в них бы не было необходимости, если бы они обладали доказательствами! Использование домыслов и сплетен идёт не им на пользу!

– Но на плёнке, вы меня ударили!

– Глупый… не страшно… хочешь, заяви на меня… отделаюсь штрафом…

– Вы… с ума сошли…

– Да ты любого рассудка лишишь! Как бы ты отреагировал на моём месте? Тебя приглашают, просят помочь… надеются на тебя, как на самого лучшего, а после, словно проверяют: «…а ты и правда, – лучший?», вставляя при этом «палки в колёса»… Да и своего воспитанника Стефана, ты «метелил», если что не так, разве он на это обижается?

– Я не собирался вас проверять…

– Понимаю… ты не хотел жить, но всё можно исправить только пока ты жив! Мне об этом говорил один из преподавателей. Я ведь тоже когда-то был студентом… взбалмошным, горячим и упрямым… вроде тебя…

– Ты и сейчас, такой, – подумал Софио, а уголки его губ, чуть поднялись и едва не расплылись в улыбке.

Заметив, слегка уловимую реакцию своего ученика, Натио тоже улыбнулся, не скрывая таинственной горечи, а Софио, пытаясь утаить свои мысли, опустил глаза.

– Тогда, – продолжил Натио, – мы ничего не знали… До того момента, пока нам не сообщили… наш любимый преподаватель был тяжело болен, но никто не знал… до меня дошли его слова только, когда его не стало… я смог осознать эти напутствия, только когда потерял его! А он был достаточно молод в момент своего ухода, примерно, как я сейчас…

– Очень жаль, – вздохнул Софио…

– Так что… береги себя… чтобы всё исправить, нужно минимум, быть живым…

– Это во истину, великие слова, – согласился Софио.

– Эх… ты…

– Простите…

– А плёнка тебе поможет…

– Я знаю…

– Здесь доказательство… здесь ты рассказываешь в приватной беседе, как всё было, откуда ты знаешь, как выглядит Стефан… более того, это разве жестокое обращение? Забота и опека! Даже его родители сделали для него меньше, как мне кажется… Это ещё вопрос, кто с кем жестоко обращается! Ты с ним… или он с тобой!

– А Стефану ничего не будет?

– Самое страшное, с ним уже случилось; он умер в твоём сердце…

– Но мне кажется, он был искренен, несмотря на подготовку…

– Да ты прав, его хорошо подготовили, он знал, как манипулировать тобой. Его задачей было вызвать протест в тебе.

– Это как?

– Ты не приемлешь того, что являешься господином для кого-либо… твоя природа – благодетель и смирение…

– Он прекрасно знал ключи к моему «я»?

– Он далеко не глуп…

– Единственное в чём они промахнулись, это – не нарисовали на фотографии, ту самую родинку…

– Тогда бы уже у меня были вопросы: как они могли… при каких обстоятельствах видеть Стефана в пикантном виде… ладно, вы с ним…

– Нет! Никогда! Тем более, теперь… а они – могли видеть Стефана во время медицинского освидетельствования…

– Исключено… – Натио умышленно спорил с подзащитным…

– Но ведь можно было сравнить… попросить Стефана раздеться; у него шрамов нет – от шлепков не остаются…

– Хорошо рассуждаешь… хоть что-то из моих лекций пошло тебе на пользу…

– Но если Стефан и, правда, ко мне что-то чувствовал, как он мог?

– Его задачей было опорочить тебя… это, прежде всего… да и выхода у него не было; он был убеждён в том, что ты в любом случае не будешь принадлежать ему… терять ему было нечего…

– Он искал повод?

– Возможно… он хотел оправдать себя…

– Как же верить людям, если вокруг одно предательство? Скажите, учитель?

– Я тебя никогда не предам… и Лукас, тоже будет всегда верен тебе… – он позвал конвоиров: – уведите задержанного…

За Софио вскоре приехал Лукас.

– Как ты мог… – причитал он.

– Похоже, дома мне влетит, – думал Софио.

– Не похоже, а – влетит! – кричал Лукас в машине…

Охранник Софио ухмыльнулся, предвкушая продолжение семейного скандала.

– Чего лыбишься? – спросил Лукас. – Я никогда своего ребёнка не обижу!

– Обижать и наказывать – разные вещи, – вздохнул Софио про себя…

Он приготовился к самому худшему, но дома отец удивил его…

– Как ты? – спросил он, наливая Софио чай…

– Нормально…

– Почему же эти твари не осведомили Натио о переносе допроса?

– А ты на меня не злишься?

– А что с тебя взять? Я тут подумал: – да, ничего! Ты, как мог ему сказать… а то, что они блокируют следствие, я этого так не оставлю!

– Возможно, они тоже за твоего бывшего соперника… и действуют по его приказу? – предположил Софио.

– Нужно быть крайне внимательным, сынок, наши недруги активизировались и если ничего не делать для своей защиты…

– Ты точно, не злишься на меня?

– Чего это так тебя волнует?

– Ты так шумел в машине…

– Ожидание праздника, лучше самого праздника… и то, что ты ждёшь, что я буду ругаться, уже явилось уроком тебе!

– Ты прав… жаль, ты отговорил меня от того, чтобы я рассказал всё Натио… помнишь, когда всё началось?

– Ты ещё тогда привёз Стефана ко мне?

– Да.

– А Натио, разве бы додумался распоряжаться твоими чувствами? Ты бы в протест ему, сделал немало глупостей… а может, он и смог бы помочь тебе избежать сегодняшних неприятностей…

– Ты прав…

– Зря я отговорил, – ворчал Лукас, – Натио был тебе неприятен… ты смущался его и не смог бы сам сказать ему всё, как есть, ты не осмелился бы ему доверить настолько, чтобы поведать обо всём происходящем… Но в данной ситуации, кто тебя отговорил сообщить ему о том, что допрос перенесли? Ведь тебе сообщили за день до этого? Ты… хотя бы мне сказал: «…отец, позови Натио…», зачем было говорить, что он знает? По-хорошему, тебя нужно проучить за эту выходку!

– Так, действуй!

– Что ты, Соф, я всё понимаю, ты не видел смысла… да и очень надеюсь, что Натио высказал тебе всё, что думает…

– И не только, высказал…

– Что… что он с тобой сделал?

– То же, что и обычно во время разговора при «закрытых дверях»…

– Дрался?

– Примерно… я вот удивляюсь его неравнодушию, он относится к ученикам, как-то особенно, словно они ему гораздо ближе… значительно больше для него значат, чем просто ученики…

– Ну, он готовит профессионалов…

– А не конкурентов?

– Нет, конечно, он в каждом видит своё продолжение…

– А у него, что… не всё в порядке в семье?

– Там – всё безупречно…

– Представляю… – протянул Софио, намекая на деспотичные наклонности своего адвоката и наставника…

– Нет, ты не прав, это он с учениками строг… Со своими, более сдержан… Я тебя умоляю, Соф, не делай так больше…

– Натио сказал, что он в любом случае всё бы уладил…

– А ты ещё был против того, чтобы он тебя защищал.

– Это личное, а Натио никогда личное не путает с профессиональным…

– Мне кажется, ты ему и в личном плане очень симпатичен…

– Как Стефану?

– Да, нет же!

– А… как ребёнок…

– Ну, похоже на это, только не подумай ничего…

– Я и не думаю, он так переживает, так неравнодушен…

– Именно поэтому у него нет ни одного проигранного дела…

– Надеюсь, что так будет и дальше…

– Хочешь секрет?

– Разумеется!

– Он не берётся за дело, если не уверен в невиновности клиента.

– То есть, если бы я был…

– А ты бы разве, был?

– В случае со Стефаном – исключено, а так, ситуации разные бывают…

– Надеюсь, что они не случатся в нашей жизни.

Против шерсти…

Ольга, узнав о беде, случившейся с её бывшим поклонником Софио, тоже предлагала выступить свидетелем в суде.

– Только в крайнем случае, – возражал Натио.

– Почему… Софио обижен, что я не предупредила его об опасности, исходящей от Стефана? – недоумевала Ольга.

– Всего «увидеть» невозможно, да и видно, что Стефан любит Софио… иначе, зачем ему рисковать и предоставлять доказательства?

– Тогда, почему вы против того, чтобы я давала показания в суде?

– Потому что до появления Стефана, вы собирались заключить брак с моим подзащитным, так ведь?

– Понимаю, – ответила Ольга, – начнутся вопросы о причине отмены свадьбы, что не добавит Софио гарантий успеха?

– Вот променял же такую умницу… на этого… а теперь вообще… один остался… – подумал Натио… в ответ, только лишь кивнув очаровательной Ольге…

Но во время слушания Софио ждал сюрприз…

– Ясное дело, ты тут не причём, но… что это… – спорила сторона обвинения…

Было зачитано несколько фраз из тёмной тетради, слегка потрёпанной, очень похожей на «дневник»…

«…Он владел мной везде, где это было возможно… а однажды, мы решили заняться этим в бассейне, но он пригласил ещё и горничную, она увидела наши разбросанные везде вещи и смутилась, понимая, что скрывает вода…

– Да… чего ты, смелее… – он затащил несчастную в воду, внезапно набросившись сзади…

Он выбрался из воды, пока девушка, недоумевая, отвернулась…

Ему это казалось забавным, а она… её еле откачали, наглоталась воды, плавать не умела, а от испуга – не могла пошевелиться…

Хорошо, что в это время пришёл отец Софио, мы вытащили девушку из бассейна, а Лукас сделал ей искусственное дыхание и заплатил, чтобы она молчала…

– Это всё – ложь! – кричал отец Софио. – Это всё – фантазии маленького ребёнка!

– И откуда у маленького ребёнка такие фантазии? – спросил обвинитель… – вы только послушайте:

Всё было, словно наваждение…

Себе искал определение,

А он сидел и снова ждал…

Меня, давно не обнимал…

Он покорился моей воле,

– Любить его до жуткой боли…

И о спасении – мечтать,

Его во всём лишь обвинять…

Он утопал во мне всё глубже …

Не знаю я, как будет лучше,

И наша встреча – не ошибка…

От страсти становилось зыбко…

– А тогда, откуда это у него? Это вы его таким сделали!

– Но ничего не было! – кричал Софио.

– Мальчик сам всё придумал?

В дневнике было и, правда, много такого, до чёго невинное дитя дойти само не могло; всё было описано в ярких красках и игривых тонах, при этом не было ни слова пахабщины… так что это являлось двойным мастерством – всё изложить таким образом, чтобы непосвящённый и не понял, о чём речь и воспринял всё, как обычные записи…

«…Что-то странное происходило с Софио, как он говорил… то ли кошмар приснился, где он теряет своих любимых людей… это льстило мне очень, что и меня, он причислил к этой категории… Хм… напал на красоту, такой наивный оказался… ну вот, я подхожу, а он бредит, меня зовёт, так смешно… в общем, как было всё, даже и говорить здесь не удобно… я стал требовать близости… ну… привязался он ко мне: ты говори, что с тобой не так… сразу, не тяни… ну, я и сказал, что со мной всё не так, поскольку, я хочу его прямо здесь и сейчас… а он – великолепен в подобных искусствах: аккуратен… деликатен…»

В зале воцарилась тишина… все присутствующие слушали излагаемое с нескрываемым интересом…

– Мои бы лекции, так… – вздохнул про себя Натио… хотя ему не на что было жаловаться; его не могли не слушать, иначе, это грозило «завалом» на зачёте или, чего доброго, вообще не допущением к сессии… он сетовал, что не с таким воздыханием ему внимают, как тому, кто читал записки юного искателя пикантных приключений…

– Дальше читать мне не позволяют моральные принципы…

– Это ваш сын извратил его психику! – доносились реплики из зала… они были адресованы отцу Стефана…

– Это вообще, не моя тетрадь, – Стеф понял, что кто-то подделал его почерк, когда ему показали тетрадь, он продолжал настаивать на своём… – очень похоже, но это не моё!

– Но похоже… на что? – не сдавалась сторона обвинения.

Стефан показал судье точно такую же тетрадь:

– Я делал здесь наброски своих стихов…

– Ничего так, стихи… а это… – судья пробежала глазами ниже…

– Это я… у одноклассника… только вслух не читайте, это очень личное…

– Что ещё, за одноклассник… – ревниво заметил Софио… разумеется, этого никто не мог услышать, даже он не давал волю продолжению своего же вопроса… заданного внутри себя… ему предстали зарисовки… привет от друга…

Отчего ты меня избегаешь,

Вновь и вновь за собою маня,

Я люблю тебя, ты же знаешь,

Отвечаешь: «подумаю я…»

И о чём же прикажешь думать?

И в каком направлении плыть?

Если близость с тобой нереальна,

Как же мне в своей страсти остыть?

Затушить навсегда свои свечи,

Окунув их в напиток любви,

И забыть свои страстные речи?

Только больше меня не зови!

И вздохнул ты, не скрыв облегчения,

Прогоняя из сердца печаль…

Понял я, что напрасны встречи…

И тебе Нас, нисколько не жаль…

На секунду все в зале суда словно окаменели, внимая услышанному, но вскоре прозвучала ещё одна часть «избранного»… зачитанное уже было не настолько драматичным, как предыдущие возгласы автора пикантных записей…:

С тобой я был,

Настолько близко,

Но котик ты,

А я – не киска…

– Детка, чего ты защищаешь этого извращенца? – спросил прокурор.

– Это всё – фантазии! – кричал Лукас.

– Это, не фантазии, ваша честь! – обратилась к суду сторона обвинения.

В зал суда вошла юная особа… она свидетельствовала против Софио, ведь его враги поняли, что победа им не светит, если они срочно не придумают новые ловушки.

– Первый раз её вижу! У нас работают две, но они постарше и пофигуристей! – не сдавался Софио.

– Это была не она! – кричал Стефан.

– Тогда, кто? – спросил обвинитель.

– Это… – замялся Стефан…

– Я протестую, ваша честь! – произнёс адвокат.

– Принимаю протест!

– Факт происшествия с горничной не доказан и не имеет прямого отношения к делу…

– Но раз уж мы здесь, – не сдавалась сторона обвинения…

– Я не знаю! – кричал Стефан.

– Не давите на ребёнка! – это адвокат снова вступился за юношу. – Ваша честь… мне удалось узнать и есть неопровержимые доказательства того, что все улики против моего подзащитного сфабрикованы!

Не выдавая Стефана, как и было, оговорено ранее, Натио грамотно изложил все факты и уже бывшего соперника отца Софио обвинили в лжесвидетельстве и клевете.

Михаэль умолял забрать Лукаса заявление.

– Из-за тебя рухнула карьера моего сына… из-за тебя, Софио должен оставить учёбу и бизнес и уехать! Как я могу тебя простить?

– Из-за тебя, Соника умерла! – кричал Михаэль.

– Она жива, просто находится в курортном месте…

– Да, – подтвердил слова отца Софио, – моя мама просто поменяла местожительства…

– Почему мне не сказали? – возмущался соперник Лукаса.

– Должны были? – ответили Лукас и Софио одновременно.

– Это, что же… выходит, всё зря?

– Как выходит – уже не важно, – вздохнул Софио. – Прости его, отец, иначе он снова найдёт способ, как отомстить, ведь предлог всегда найти можно, мы не виноваты в том, что он умер в сердце Соники.

Уже дома Лукас признался сыну:

– Я ведь, не сказал тебе… нет никакого курорта…

– Знаю, сбежала она с любовником, ты мне боялся сказать… а я, весьма близко знаком с ясновидящей…

– Ольга осведомила?

– Есть ли любовь, отец? – он обнял своего собеседника. – Нас предали любимые…

– Ты и, правда, любишь этого паренька?

– Не вспоминай о нём, слышишь!

– Прости… – Софио понял, а точнее снова убедился в том, что ближе, чем отец, у него нет никого… – всё наладится, сынок…

Но Софио понимал, что ничего уже не изменить, что он стал случайной жертвой в любовном треугольнике…

Он не знал, как ему быть дальше, да и быть ли, вообще…

– Я тоже, не могу понять… – услышал он вдруг голос Стефана, который посмел потревожить его покой, ведь Софио, всё же послушал отца, привёл в себя в адекватный вид и вышел в парк…

А может и привиделось Софио явление Стефана, поскольку он очень хотел знать, что случилось с его бывшим… так и не ставшим…

Он долго бродил по тенистым аллеям, а после зашёл в самую глубь и присел на дерево, которое уже давно свалилось от бури… его никто не поднимал, все сочли, что на нём очень удобно сидеть… и обнимать девушку… да и они со Стефаном не раз приходили сюда… у Софио всё плыло перед глазами и он на секунду закрыл их…

– Сижу ведь, а значит, – не упаду, – думал он… – наверное… – добавил он к своим мыслям…

– Вот… ты, где? – услышал молодой человек…

Перед ним предстал его наставник…

Не было, похоже, что Натио просто решил прогуляться…

– Спасибо, что защитили меня, – сказал Софио адвокату.

– Это – моя работа.

– Но, как у вас получается: не путать личное с профессиональным? Всё хотел спросить…

– Это ты о чём? – спросил Игнатио.

– Вы же меня, ненавидите?

– Это ты, меня ненавидишь… – Натио спросил разрешения и, получив положительный ответ, присел рядом со своим лучшим учеником…

– А разве, вы не этого добиваетесь? – продолжил Софио.

– Я добиваюсь только того, чтобы ты не останавливался в своём росте и развитии, довольствуясь только природными талантами… И у меня – получается! А уж нравится тебе этот подход в твоём воспитании или нет, – другой вопрос… я не для того, чтобы тебе понравиться!

– Не важно, нравится или нет, – огрызнулся Софио. наставнику в ответ.

– Почему?

– Я не вернусь в университет.

– Как это? Этот суд… я понимаю, выбил тебя из ритма жизни…

– Настолько, что я не закрыл сессию!

– Ты её и не открывал… – Натио, как и всегда был на высоте своих сарказмов…

– Вот видите, Игнатио, мне нет возврата! Все будут считать меня недостойным!

– Твоя невиновность доказана, а повод сплетникам дай – уйдёт через день… найдут новые забавы!

– А когда теперь всё пересдавать? Да и возможно ли, сессию целиком? Это же – верное отчисление!

– Не переживай! Всё учителя в восторге от тебя… и даже я, тот человек, которого все считают тираном, поставил тебе «отлично» «автоматом»!

– Неужели…

– Представь себе… так, что… поскорее приходи в форму и после каникул, я тебя жду… и… – Софио взглянул на учителя, он заметил, что Игнатио было особенно трудно произнести слова, которые следовали далее: – и… прости, если был чрезмерно требователен к тебе?

– Я не верю своим ушам… – он услышал добрые слова от наставника впервые за многие месяцы совместного общения.

– Говорю, как есть, ты заслужил эти оценки, держись, всё забудется… а мне – пора… кстати… с тобой хочет поговорить ещё один человек…

– Я – больше ни с кем не хочу! Благодарю, что поддержали меня и уделили мне время!

– А знаешь, что ещё меня смущало?

– Вам было неудобно, что вы меня знаете с момента появления на свет… и это вас настораживало?

– Именно.

– Но никто бы вас не обвинил в личных симпатиях… вы даже в суде доказали, что владеете различиями между личными ориентирами и профессиональным долгом…

– Да, я ошибался, жду тебя на лекциях… Гарантирую, что не стану больше предъявлять свои требования в безмерной высоте…

– Красиво сказано…

– Как-нибудь, зайди в кафе «Лиссиана», там нередко проходят мои творческие вечера.

– Когда ближайший?

– Сразу по завершении каникул.

– Буду рад встрече…

– Не переживай, всё образуется…

Софио, словно ожил после визита наставника, и казалось, уже ничего не омрачит сегодняшний день…

– Интересно, могло ли случится выяснение отношений с Натио, если бы не было суда? – он задумался на минутку, но из мира воспоминаний его вскоре вернул новый гость…

– Софио… – тихо позвал его Стефан.

– Убирайся! – кричал Софио, он не мог понять, за что…

Он закрыл лицо руками и сидел так несколько минут… когда он снова открыл глаза, Стефана уже не было рядом…

– Неужели, мне не придётся больше видеть этого предателя, – вздохнул Софио, – как хорошо…

По соседней аллее прогуливалась Ольга, но Софио решил, что не стоит окрикивать её; она была не одна… с ней рядом шла девушка, её Софио не видел ранее. Спутница Ольги старалась идти настолько близко, настолько это было возможно… вдруг изящная ручка хрупкой незнакомки скользнула по талии Ольги и спустилась вниз, как бы прикасаясь к ягодицам… Ольга не возражала против таких странных движений…

– Ясное дело, а то всё, друзья… друзья, а ты поэтому не стала протестовать, когда узнала, что я нравлюсь Стефану, – ухмыльнулся Софио, – снова ведь о нём вспомнил, зацепил меня этот мальчик, но знать о нём более не желаю… предателям в моей душе не место…

Автор: assenatas

Горячие новинки... Ресурс для моих читателей, где можно найти все мои книги...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)