ТЕРРИТОРИЯ НЕЛЮБВИ

Блаженство любви безответной ни с чем не сравнишь!
В глазах ее падаешь тихо, как будто паришь.
Она долго терпит, не ищет корысти своей.
Она просто есть, да и ты существуешь при ней.
ВАЛЕРИЙ ТРОФИМОВ

У шефа печальные глаза старого рогоносца. Одет он неухоженно и от него почему-то пахнет уксусом. Вид у него такой, будто ему мучительно стыдно, что вот он — твой шеф и вынужден твою свободу и давать гадкие поручения, но он, однако, их дает, и чем дрянней поручение, тем горше скорбь в глазах его печальных.
В пятницу вечером он вызвал меня к себе. И пусть бросит в меня камень тот, кому нравится, когда его в пятницу вечером вызывает шеф.
— Слушай, начал он, потирая ладони и пряча грустные глаза. — В субботу вечером прилетает Курдюмов.
Возникла пауза. Я силился понять, какое касательство к этому имею лично я.
— Ну прилетает, ну Курдюмов, — я знать его не знаю.
— А знать не надо. Его надо встретить.
Шеф постарался, чтобы в его голосе прозвучал металл. Он прозвучал, но как-то хлипко, с надтреснутой болотной ржавчиной.
— А больше — некому. Суржиков болеет. Кадыров на сессии. Шлыков — с его рожей не встречать, а провожать в последний путь. Зальцман — это Зальцман. Остальные — бабы. Короче. Завтра к девяти вечера подходишь. Машина — «Тойота» Номер 918. Шофер Канунников.
Шеф замолк с видом человека, который считает вопрос решенным.

ШОФЕР КАНУННИКОВ, ПУДЕЛЬ ВИКОНТ И ОХОТНИК НА ПРИВАЛЕ

Шофер Канунников являл собою крупного, положительного мужчину с боксерской стрижкой и подковообразными усиками. Когда он говорит, сигаретка колышется в уголке его рта, как дирижерская палочка.
— В аэропорт? — спросил, он, безошибочно определив во мне того, кого посылают в субботний вечер встречать столичных гостей.
Я примостился на указанной площади, бережно положив на колени портфель. Там лежал дежурный боезапас. Провожая в путь, шеф сунул бутылку коньяка. «Возникнет намек — оприходуешь. Не возникнет — вернешь назад. Как думаешь, он пьет?» — «Наверняка, ответил я. — человек с такой фамилией не пить не может».
Шея шофера Канунникова в шаржированном виде повторяло его лицо. Она была обширной, бронзовой, дубленой с тремя поперечными складками. Лицо в сущности было таким же — округлое, с тремя складками: узенькие глазки, сплющенный нос и сжатый, безгубый рот.
Машина тронулась, тотчас, словно само по себе, включилось радио и грянул сиплый, ржавый блатняк.
«Я вернулся домой из метельного края,
А вокруг никого, лишь безлюдный перрон…»
Мелодия колыхалась, как маслянистая пленка на воде, и шофер Канунников одобрительно кивал в такт мелодии.
***

Едва мы въехали на площадь у аэропорта и остановились, как к машине, перепрыгивая через лужи, подбежал человек. Он отворил дверцу и просунул в кабину голову, от которой пахнуло сыростью.
— Подвезете, а? Автобусы должны ходить. А ни черта нет. Просто кошмар, знаете ли. Нам бы на Горки. А?
Рядом с мужчиной стояли пожилая дама и маленькая девочка. На руках у женщины ворочался маленький каштановый пудель, похожий на новорожденного верблюжонка.
— Подбросьте, а? — голова мужчины протиснулась еще глубже, с нее обильно закапала вода. — Мы заплатим, естественно…
Шофер Канунников засопел и покосился на меня.
— Жаль, но мы не можем, — я развел руками. Впрямь было жаль. Особенно пуделя. — Мы встречаем, понимаете? Рейс из Москвы…
— Из Москвы?!! — Мужчина радостно захохотал, будто сообщил нечто приятное. — AD-245? Да?! Так он задерживается! Вот только что сообщили. Честное слово…
— Я все же пойду узнаю, — сказал я, не разделяя его восторга. Неохотно выбрался из кабины и побежал через площадь к прозрачной, ребристой коробке аэровокзала.
Самолет впрямь задерживался. На два часа. Это как минимум.
На площади возле аэровокзала было пустынно. Черные, рябые от дождя лужи в осенней позолоте, сосущее чувство бесприютности.
За высокой чугунной изгородью расстилалось Открытое Пространство.

ТЕРРИТОРИЯ НЕЛЮБВИ: 5 комментариев

  1. А кто-то сомневался в наличии у Вас чувства юмора?! Читала и веселилась. Но…, как- то все быстро закончилось. Единственный вопрос: этому есть продолжение и как можно будет его увидеть?(получилось два вопроса).
    «Агасфер» и новогоднюю зарисовку читала ранее, но не поняла что это из вашего ( просто отметила про себя), а теперь вот сложилось. Жду новых публикаций.

  2. Кстати, а отчего Вы решили, сударыня, что я лишен чувства юмора. Которое, как мы знаем строить и жить помогает. В первую очередь — жить!

  3. Одиссей, читайте внимательно! это не я решила, я как раз возразила, но, видать, не убедительно!
    Кстати, вижу, что продолжение уже стоит в плане. Спасибо, не ожидала такой mobility.

  4. Спасибо, Одиссей, за возможность прочитать рассказ полностью. Жаль только, что не всем это удалось сделать. Я уже высказывала свои восторги ранее, поэтому лишь добавлю: для меня и художественная ценность Ваших произведений несомненна, но все же я не лит.критик , а потому оставим небо птицам, но смысловую часть произведения я оценить могу и мне она нравится. И форма и содержание ваших рассказов и стихов ( особенно стихов, хоть Вы и зовете их» стишками») не противоречат друг другу.
    best wishes!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)