ЖНЕЦ (рабочая версия)

ПРОЛОГ

«С вами я, Павел Картаев, Наше.ру приветствует вас в это прекрасное утро пятницы тринадцатого.»-проговорил Ди-Джей.

— Наконец удалось выбраться,- улыбнулся Давид.- Сейчас еще за девчонками заедем, и на море.

Мой верный друг прибавил громкости магнитоле в своей новенькой Audi и стал во весь голос подпевать песне «Короля и Шута»:

Он печален был, он её любил,

Но на все ему отказ, чтоб он не попросил…

Напевая, он то и дело посматривал в мою сторону. Достал уже. Настя – прекрасная девушка, в которую я был влюблен с девятого класса, но, не смотря на все мои попытки, у нас с ней ничего не получилось, точнее у меня ничего не получилось. Песня «Любовь и пропеллер» стала любимой песней Давида, именно с тех пор, как я начал предпринимать первые попытки сблизиться с Настей и с тех пор как эти первые попытки сразу же заканчивались неудачей.

— Если ты не заткнешься, то я тебя заткну!- зло, хотя совсем не держал зла на своего друга за его подколы.

— Молчу-молчу!- поспешил сказать Давид, вворачиваясь от моего ложного удара и, смеясь от души.

-Ты за дорогой следи!- выдал я ему затрещину.- Не хватало нам из-за тебя убиться.

-Ты мне не доверяешь?- изумился Давид.- Да я машину с закрытыми глазами могу водить,- он закрыл глаза и тут же схлопотал от меня очередную оплеуху.

Тут он уже не остался в долгу, и между нами завязался бой, сопровождаемый хохотом. Краем глаза я увидел, что на дороге стоял мужик в черном костюме.

— Тормози!- закричал я. Мы ехали под сто пятьдесят километров в час, и даже если бы Давид начал тормозить сразу, как я крикнул, то не успели бы остановиться, поэтому за несколько метров до мужика, почему-то не бежавшего прочь, а с интересом наблюдающего за нами, мой друг крутанул руль влево, надеясь, видимо, что боком мы этого дебила не зацепим. Но он сделал это слишком резко, и машина подлетела на метр и стала крутиться в воздухе. Когда мы пролетали над мужиком, я увидел что этот идиот, как ни в чем, ни бывало, пригнулся, разминувшись с машиной. Затем новейший автомобиль приземлился на асфальт боком, на котором сидел я. Я почувствовал адскую боль и отключился.

***

Кто-то тряс меня за бок, и мне пришлось открыть глаза. Я увидел перед собой Давида, напуганного до смерти.

— Вадос! Хорошо, что ты очнулся.

— Успокойся,- сказал я ему,- что случилось?

— Не знаю. Последнее, что я помню, это то, как мы с тобой изучили состав асфальта. А потом я очнулся здесь.

— А где это, здесь?- спросил я и мы молча обвели взглядом помещение. Аккуратная обстановка ничем не отличалась от обычного кабинета психотерапевта: книжные полки, заполненные сотнями толстенных томов, дубовый лакированный стол со стопками бумаг и кактусом, и две кушетки на которых лежат пациенты, когда рассказывают о своих проблемах специалисту. На одной из кушеток все еще лежал я, а на второй, наверное, лежал Давид, когда очнулся.

Первым нарушил тишину Давид:

— Если мы погибли в автокатастрофе, то это явно не Рай, по крайней мере, не для меня.

— В каждом из своих предположений ты прав.- донеслось из кресла, стоящего к нам задом, и я невольно вздрогнул.- Первое: да, вы погибли, второе: это не рай.

Человек в кресле повернулся к нам лицом, и я узнал того самого дебила в костюме, из-за которого мы перевернулись.

— Ах это ты, пешеход недоделанный!- вскричал Давид.- Да мы из-за тебя чуть ноги не протянули!

— Хочу уточнить,- улыбнулся собеседник.- не чуть, а полноценно протянули ноги, при чем каждый.

Мы с Давидом ошарашено переглянулись.

-Да-да!- продолжил мужик.- Откинули копыта, ласты, обули белые тапочки, померли короче.

— Да я тебя за такие разговорчики в индейца разукрашу!- рассвирепел мой друг.

— Погоди,- я прервал начинающуюся тираду,- что вы хотите сказать? Мы и в правду мертвы?- обратился я к нашему неизвестному собеседнику.

— Да, и должен заметить, это моя заслуга,- ответил он, всем своим видом показывая, как он горд собой.

-Допустим, что вы говорите правду,- продолжил я,- но зачем? Для чего вам это?

— Видишь ли, мне нужны такие ребята, как вы: умные, находчивые, ловкие, готовые помочь друг другу не смотря ни на что. Вы – отличная команда!
— Но зачем мы вам, и кто вы вообще?- не останавливался я.

— О, я не представился, как нехорошо с моей стороны!- мужик встал с кресла, обошел стол и протянул мне руку.- дьявол, но можете звать меня Василием.

Давид расхохотался. Он опустился на четвереньки и начал бить кулаками по полу.

— Ты начинаешь меня раздражать!- веселое лицо Василия переменилось злобной гримасой, белки глаз почернели, а Давид в ту же минуту вскочил с того места, где стоял на четвереньках и отбежал в дальний угол кабинета: там, где он только был, появился костер, опаливший моему другу новую куртку.- Я говорю серьезно. И прошу от вас серьезного отношения. Так вот, вы нужны мне потому, что я хочу предложить вам обоим работу, совместную работу. Профессия простая – Жнец. Она не требует ни высшего образования, ни каких либо изменений в вашей личной жизни. Вам просто надо будет убивать людей из предоставленного мною списка.

— Чего?!- изумился я.- Вы чего, охренели?

-Послушай,- успокаивающе начал Василий,- я же не хочу, чтобы вы убивали невинных людей, вы просто будете отправлять в лучший мир тех, чье время пришло, тех, кому это предначертано судьбой. Это не грех. К тому же, я буду платить вам деньги, и не только. Вы получите возможности необходимые Жнецам: возможность читать чужие мысли, дар Внушения, невероятную скорость и силу, и, естественно, возможность быстрой регенерации организма в случае необходимости. Ах да, еще вы будете бессмертными, вас можно будет убить только насильственным способом, но с регенерацией вы будете на самом деле бессмертны. Все, что от вас требуется, это дать свое согласие и поставить подпись вот под этим договором о сотрудничестве.

— А что если мы откажемся?- снова спросил я, так как Давид временно потерял дар речи обгорев на костре.

— То умрете, вы ведь уже мертвы, я просто даю вам еще один шанс.- Василий проговорил это таким тоном, будто я спросил у него, что он думает о погоде.- Ну так что? Что скажете? Хотя нет, молчите. Я даю вам неделю на раздумья. И всю эту неделю вы проведете со своими новыми способностями. Я думаю, это поможет вам сделать правильный выбор.

***

Я проснулся в своей постели. Глянув на календарь, я увидел знаменательную дату: «Пятница, 13». Не знаю почему, но у меня сразу же появилась какая-то неприятная ассоциация с этим числом, хотя я всегда скептически относился к суевериям.

После завтрака за мной заехал Давид, и я просто не смог не отметить прелесть его новой Audi. Включив магнитолу, мы услышали утреннее приветствие Павела Картаева. Меня снова посетило странное ощущение. Я посмотрел на друга, и по выражению его лица понял, что он испытывает подобные чувства. «Наверное, дежавю»- решили мы и беззаботно двинулись дальше. Выехав на пустынную дорогу за городом мы начали беситься, то и дело давая друг другу оплеухи, но меня в третий раз за сегодня посетило странное чувство, и я резко сказал:

— Тормози!

Давид вжал тормоз до упора. Мы посмотрели вперед, и увидели, стоящего посреди дороги незнакомца в черном костюме. Он загадочно улыбнулся и исчез.

Глава 1

— По-моему, все, что с нами произошло, было явью.- Давид рассуждал вслух.- Ну не мог же нам присниться один и тот же сон. Возникает два вывода. Первый – мы можем отказаться и помереть, второй – мы соглашаемся, и получаем способности, неведомые другим людям, и взамен должны будем всего-навсего проводить «зачистку» населения.

— Ты так говоришь, будто это очень забавно.- мрачно ответил я.- Ты подумай, если это все правда, то ты хочешь продать душу дьяволу! Выполнять грязную работу нечисти! К тому же убийство – это, в любом случае грех, это против Бога.

— Во-первых, мы даже не знаем, существует ли этот Бог, а вот в существовании дьявола мы наглядно убедились! Да и с каких таких пор ты стал настолько верующим?

-Да с тех,- произнес я, поднимаясь со стула в комнате Давида, и снимая с вешалки свою куртку,- как узнал о существовании дьявола. Если существует он, то и Бог тоже есть. Ну все, пока.- я пожал, протянутую другом руку, попрощался с его отцом и вышел из роскошного трёхэтажного домика с трёхметровыми статуями обнаженных греческих богинь по бокам от входной двери.

Да, мой друг был не из бедной семьи, я и сам не жаловался на свою жизнь, она у меня действительно хорошая, но до него мне далеко. Но, несмотря на такие разные финансовые положения, мы стали лучшими друзьями еще в первом классе.

Я шел, погруженный в свои мысли. Луна отлично освещала мне путь. «Блин, это что же получается? Чтобы жить, я должен убивать, а если откажусь, то умру. Полный отпад!»- думал я. Но вдруг в моей голове появились мысли, которые явно не принадлежали мне: «Опа, лошок! Чувствую, что он с радостью угостит меня сигареткой».

Я огляделся по сторонам и увидел двух отморозков, вразвалочку идущих ко мне. У одного из них я в мыслях услышал о наличии ножа, которым тот не прочь воспользоваться. Один из них, мысли которого я прочитал первым, подошел ко мне вплотную.

— Одолжи сигарету.

Я посмотрел ему прямо в глаза спокойно, хоть и знал, что это его не остановит, произнес:

— Послушай, ты куда-то шел? Так вот иди.

К моему огромному удивлению, и удивлению второго отморозка, гопник сделал шаг в сторону от меня и спокойно пошел дальше по улице. Я недоумевающее смотрел ему вслед, но тут меня очень больно отвлек, опомнившийся раньше меня придурок. Этот урод, не придумав ничего поинтереснее, всадил мне в живот нож. У меня помутилось в глазах, я медленно осел на землю, а отморозок мигом убежал, даже не пошарив у меня в карманах.

Кое-как поднявшись на ноги, я, пошатываясь, пошел вдоль дороги. Я чувствовал на своих руках, которыми я придерживал место ранения теплую кровь. Меня начало подташнивать. Дойдя до какой-то подворотни, я обессилев упал рядом с мусорным баком и отключился.

***

Я очнулся утром. Поежившись от холода, я понял, что отныне моя куртка согревает какого-нибудь бомжа, так ловко снявшего ее с меня. Вспомнив, что со мной произошло, я посмотрел на живот. На рубашке красовалось огромное кровавое пятно, но, расстегнув пуговицы, я не обнаружил ни следа от ранения. Я провел рукой по месту, в которое пришелся удар ножом, но не было никакой боли. Я сидел среди мусорных баков, пытаясь хоть что-нибудь понять. «Возможность читать чужие мысли, дар Внушения,… возможность быстрой регенерации организма»- вспомнил я слова Василия и вдруг ужаснулся своей догадке. Выходит у нас с Давидом действительно появились способности, о которых говорил дьявол. «Как только приду домой, сразу позвоню Даву»,- решил я.

Рубашку пришлось оставить, так как я не представ-

лял, как объясню отцу наличие кровавого пятна. Вот так, поеживаясь от холода, с обнаженным торсом, я побрел домой.

Поднявшись, на казавшийся столь далёким первый этаж, я обнаружил, что у меня нет ключа от квартиры. Я стукнул себя по лбу. Ключ ведь в нагрудном кармане рубашки лежал. Идти обратно мне не хотелось, и я позвонил в звонок. Через минуту дверь открыл отец.

Иван Александрович был человеком среднего роса, с короткой аккуратной стрижкой, и темно-карими внимательными глазами, которыми он наградил меня по наследству. Отец молча осмотрел меня с ног до головы, и мне на секунду показалось, что он видит меня насквозь. Затем он отвернулся, и уже не глядя на меня, сказал:

— Вещи в шкафу, завтрак на столе.

Я очень любил и уважал своего отца. Раньше он был веселым и разговорчивым, но после смерти мамы, он резко переменился. Я вдруг вспомнил, что давно не был у мамы. Надо будет обязательно навестить её.

Надев чистую футболку, я прошел на кухню. На тарелке меня ждала, давно остывшая яичница. Отец, видимо, решил позавтракать в одиночестве, у себя в кабинете. Поев и помыв за собой посуду, я зашел в комнату, загрузил комп, и включил «Скайп». К моей великой радости, Давид был в сети. Я надел наушники и нажал вызов. После минуты ожидания, я услышал голос друга.

— У аппарата.

— Приходи к половине десятого к парку. Разговор есть.- сказал я и отсоединился.

Я надел куртку, в это раз не самую любимую, опасаясь, что и её могут забрать себе. Выйдя во двор, я сразу отметил, какие ущербные люди меня здесь окружают. За столиком под абрикосом играли в домино местные «алхимики», неподалеку какую-то хрень курили местные отморозки, а на лавочке перед подъездом сидели бабки. Я надел темные очки, чтобы не видеть все это в цвете. Воткнув наушник в уши, и включив на плеере композицию «Блуждают Тени» я побрел по направлению к парку.

Выйдя на людный проспект, я обнаружил, что не могу сосредоточиться на музыке. Моё сознание застилали чужие мысли. Кто-то думал о еде, кто-то о том как, он изуродует машину недруга, и о прочей ерунде. Вдруг я услыхал мысли, которые заинтересовали меня больше всего, какая-то девушка думала обо мне. Я огляделся и увидел, что на другой стороне улицы, на автобусной остановке стоит ангел. Эта девушка была прекрасна. Светлые волосы ниспадали на плечи, стройная талия была облачена в сарафан. Заметив, что она поймала мой взгляд, я поспешно отвернулся. Но мне и не надо было смотреть в её сторону, чтобы понять, что она с любопытством смотрит на меня.

Спустя минуту, я влился в толпу людей, скрывшись от её взгляда, и с непонятной радостью отметил, что она расстроилась, увидев, что я ушел. Я на время забыл, о том, что назначил Давиду встречу. Перейдя через дорогу, я направился к той самой остановке, и увидел, что девушка все еще стоит там. Я подошел сзади и спросил:

— Как пройти в библиотеку?

Я услышал исчерпывающий ответ в её мыслях. Она видимо подумала, что к ней пристает отморозок, но, повернувшись, и увидев меня, она потеряла дар речи.

— И все же? Где мне найти библиотеку?- повторил я вопрос.

Девушка улыбнулась, и ответила:

— Сейчас вам нужно пройти прямо, затем налево, и рядом с магазином вы увидите её.

— Я вдруг вспомнил, что не умею читать,- сморознул я первое, что попало в мою дурную голову,- может, вы меня научите?

Тут, как раз подъехал автобус, и девушка, окинув меня грустным взглядом, сказала, что ей надо ехать, и зашла в переполненный транспорт. Я похоронил все свои надежды, но вдруг отчетливо услыхал в своей голове цифры, которые просто не мог забыть.

***

— Ну ты охренел, однако!- возмущался Давид.- Позвал меня в парк с утра пораньше, а сам на час опоздал! Ты еще и смеешься!

— Послушай,- улыбаясь, сказал я,- впервые с тех пор, как мы познакомились с дьяволом, у меня хорошее настроение, не надо его портить.

— Что? вдруг отчетливо услыхал в своей голове цифры, которые просто не мог забыть. Настя сказала, что, может быть, позволит тебе выгулять её собаку, и ты уже чуть не плачешь от счастья?- с издевкой в голосе спросил Дав.

— Кто?- я напряг свою память, чтобы припомнить, что это за имя.- Ах да, ты о той Насте говоришь?

Давид подошел ко мне и начал ощупывать, потом взял мою руку, чтобы измерить пульс. В конце концов, он отошел от меня, осмотрел с ног до головы и спросил:

— С тобой все в порядке? Ничего не болит?

— Со мной все прекрасно,- я снова жизнерадостно улыбнулся.

— Еще неделю назад ты у меня на плече плакал и сох по ней, а теперь даже не можешь её вспомнить.- Что случилось?

— Просто я, вдруг, осознал, что в мире есть девушка, в миллиарды раз прекраснее и умнее, чем эта самая Настя. Я за ней уже пять лет бегаю, и только сегодня я задумался, что же мне в ней нравилось все это время?

— Вот так, думаешь, что знаешь человека всю жизнь, а тут вдруг такое,- сказал Давид.- Ну ладно, не суть вопроса, но,- добавил он, увидев облегчение на моём лице,- мы еще вернёмся к этому. Так о чем ты хотел поговорить?

— Со мной вчера, случилось нечто невероятное. У меня проявились способности, о которых нам говорил Василий.

— И ты ради этого меня позвал?! Погоди минутку,- он отошел к двум парням сидевшим на лавочке напротив, и что-то сказав, ударил одного кулаком в лицо, а другого ногой в живот. Затем, поправив свою модную рубашку, он снова подошел ко мне.- Извини, те уроды плохо обо мне думали.

— Как? Ты тоже мысли читаешь?- удивился я.

— Еще со дня смерти. За эту неделю я успел раз двадцать сходить в клуб без фейс- контроля, на халяву поесть в лучшем ресторане города и замутить с шестью девчонками.- он озарил меня широченной улыбкой.

— Почему ты мне не говорил?- обиженно спросил я.

— Да потому что ты у нас очень правильный, и ни за что не согласился бы вмешиваться в разум людей.- ответил Давид.- Я надеюсь, ты не собираешься, сказать «нет» дьяволу, потому что если хоть один из нас откажется, то обоим конец.

Я еще раз подумал о той девушке, с которой сегодня познакомился и ответил:

— Не бойся, не скажу. Я вдруг понял, что мне есть ради чего жить в этом грешном мире.

Глава 2

— Вот и все!- Василий спрятал контракт в сейф и по очереди пожал, мне и Давиду руки.- Я уверен, мы отлично сработаемся.

Мы сидели в черных кожаных креслах возле, весело потрескивающего огнем камина, которого, я готов поклясться, не было в прошлый раз. Василий протянул нам с Давидом два бокала коньяка и, взяв со стола лист бумаги, присел на свободное место.

— Так,- начал он, демонстрируя нам этот самый лист.- Это список тех, чье время придет в этом месяце. Правда в вашем городе умрет совсем немного человек.- в его голосе звучала досада.

— Но я думаю,- начал Давид,- что для начала нам хватит и нескольких. Мы ведь новички, не успели еще в это втянуться.

— А ты говоришь, как будущий профессионал,- улыбнулся Василий.- Думаю, мы сработаемся. А теперь, снова к списку. Первым уйти должен стареющий бизнесмен-алкоголик. На его счету уже шесть смертей в автокатастрофе. Все шесть случаев, из-за его пристрастия к спиртному, и во всех случаях ему удалось избежать наказания. Но,- Василий сделал паузу и улыбнулся,- Судьба сыграла с ним злую шутку. Он должен умереть в автокатастрофе, по вине пьяного водителя. Сегодня пятое августа, он должен умереть одиннадцатого, так что у вас двоих шесть дней на подготовку. Ну? Чего расселись?- резко спросил Василий. Давид от неожиданности пролил коньяка на лучшую свою рубашку.

— Черт! Она же теперь не отстирается!- Дав был вне себя от злости. Но дьявол лишь щелкнул пальцем, и пятно пропало.

— Теперь вам действительно пора.- Василий встал, прошел в конец комнаты и открыл дверь.

Мы с Давидом встали, еще раз по очереди пожали руку Василию, и вышли из кабинета.

***

Я приоткрыл глаз, потянулся и зевнул. Глянув на часы, я понял, что уже пол первого дня. Встав с кровати, я двинулся в ванную. Глянув в зеркало, я ужаснулся. Сколько ж я не брился и не мылся? Лицо заросло щетиной, спутанные волосы торчали в разные стороны. На то, чтоб привести себя в порядок, я потратил добрые полчаса, но результатом был удовлетворен. Теперь готовя себе завтрак, я потягивал себя за небольшую бородку, а волосы хоть и торчали в разные стороны, но теперь это выглядело более аккуратно, и, я на это надеюсь, красиво.

После завтрака мы с Давидом согласовали место и время встречи. До пяти вечера у меня было еще три часа, которые я решил провести с пользой, а именно, порабощая разных ламеров в фифу по Интернету. Сегодня Дрогба прямо блистал на поле. Выиграв десять матчей из десяти, я решил, что на сегодня хватит.

Одевшись и взяв свой новый ключ от квартиры, я вышел на улицу. Мда.. с каждым днем мой двор все больше напоминает мне помойку. Я включил музыку погромче, дабы избежать контакта с чужими мыслями и двинулся в на встречу к приключениям.

    
 Какой таинственной казалась мне та ночь,
 Я затушил свечу и стал ждать, чего - не знаю.
 В тишине вдруг представилось мне
 
 Блуждают тени возле дома разных сказочных     зверей,
 Исчезнут и возникнут снова.
 Стучатся еле слышно в мою дверь, мою дверь.

Прослушав еще несколько песен из первого, и, пожалуй, моего любимого альбома «КиШ»а, я дошел до ближайшей автобусной остановки, и сел в автобус, едущий по нужному мне маршруту.

Свободных мест не было, поэтому мне пришлось взяться за поручни и стоять. Меня удивил факт отсутствия чужих мыслей в голове, ведь в автобусе было не меньше тридцати человек, не могут же все они ни о чем не думать. Я посмотрел на девушку сидящую в паре метров от меня. Ничего. Я сосредоточился на ней, стараясь, при этом никак не выдать себя. Через пару минут я вдруг услыхал, что-то в недрах своей головы.

«А ты аппетитный, я бы попробовала кусочек». Я глянул девушке прямо в глаза, в них играли огоньки уверенности в себе. Она плотоядно мне улыбнулась, и меня аж передернуло. Мда.. такая съест и глазом не моргнет.

Когда автобус остановился на нужной мне остановке, я с облегчением заметил, что той самой девушке не нужно выходить здесь. Я за пять минут добрался до условленного места, коим была небольшая, но уютная кафешка. Там я застал Давида в компании трех девушек. Они все хихикали над шуточками моего друга-ловеласа. Но когда Дав заметил меня, то все девочки быстренько разбежались по его команде.

Я присел рядом с другом и усмехнулся.

— Тебе бы пора найти одну девушку, и лучше такую для которой не нужно применять внушение.

— Я не хочу так же как ты бегать за девчонкой, зная, что ничего не выйдет,- ответил Давид,- а Квазимодо в юбке мне не нужен. Кстати, о бегах за девушками, может ты объяснишь мне, дураку ситуацию с Настей?

— А что Настя?- спросил я.- Пусть гуляет со стариками тридцатилетними, раз ей так хочется выглядеть старше. А я с ровесницами привык. Тем более, повторю, Настя – не самая прекрасная девушка на свете.

— А не значит ли это, что ты нашел другую, за которой теперь будешь бегать?- Давид ухмыльнулся.- Вот нет, чтобы взять пример с меня, найти обалденную девчонку, и внушить ей, что она любит тебя до гроба?

— Потому что это не настоящая любовь.- просто ответил я.

— Да ты еще и романтик?- мой друг начал смеяться.- И кто же она? Как зовут?

— Она – ангел.- сказал я.- А вот имени я спросить не успел.

Давид, катающийся на задних ножках стула, грохнулся с него и начал тупо ржать. Все посетители посмотрели на нас, как на сумасшедших. Я встал, подошел к, качающемуся по полу другу и легонько пнул его вбок. Затем протянул руку и помог встать.

Давид все еще смеялся, но вдруг резко перестал и повернул мою голову влево.

— Вот смотри. Видишь лысого мужика, который выходит из здания напротив?- я кивнул.- Это наша цель. В здании находиться его офис. Он покидает его два раза в день, в обед, когда он идет купить себе пончиков, и в это время, когда он едет домой.

— Так ты тут с утра сидишь?- удивился я.

-Ну да, а что?

-Да нет, ничего,- сказал я,- просто никогда не видел такого рвения к работе с твоей стороны…

— Так, не отвлекайся!- строго перебил меня Давид.- Устроить аварию в обед рискованно, там много народу, а Василий ясно дал понять, что кроме этого урода никто не должен пострадать. Так что будем действовать уже вечером. У нас еще пять дней, за которые мы должны придумать как это сделать. У меня уже есть кое-какие идеи.

— Интересно услышать.- сказал я.

— Тут стоит пост ГАИ,- Дав указал пальцем, на двух молодых парней в форме,- с их помощью мы сможем задержать лысого, если понадобится, но ест вопрос: где нам взять пьяного водителя.

— А вот и кандидат,- указал я на мужчину выходящего из супермаркета, и садящегося в древний «Москвич»,- машина как раз для ДТП.

— Я сейчас,- Давид перешел через дорогу, прошел мимо мужика на «Москвиче», подошел к охраннику, стоявшему на входе в супермаркет. Поговорив с ним минуты две он снова вернулся за столик.- Отлично, этот мужик заезжает в этот супермаркет каждый день в одно и то же время. Нам лишь, нужно легким усилием сделать так, чтоб он выпил, и обеспечить его безопасность. Он уезжает, пойдем.

— Куда?- не понял я.

— Проследим за ним.

Мы сели в очередную новую машину Давида, и поехали за «Москвичем». Ехали мы около получаса, но затем «Москвич» затормозил возле металлического гаража. Мужик поставил машину в гараж, и ушел, скорее всего, домой.

Давид вышел из машины и подошел к гаражу.

— А замок то, легче не найдешь, я его мигом открою.

— Зачем?- спросил я.

— Как зачем?- удивился Дав.- Должны же мы обеспечить мужику безопасность. Так ты садись в его старье и поезжай за мной.

Мой друг взломал замок, и без помощи ключа завел «Москвич», затем сел в свою машину и поехал. Мне ничего не оставалась ничего другого, кроме как поехать за ним. Остановился Давид возле автомастерской. Я вышел из машины. Дав говорил с механиком.

— Мне надо, чтобы в этом куске железа до утра появилась самая надежная подушка безопасности, деньги не проблема.

— Это будет несложно, но стоить работа, будет дорого,- усмехнулся мастер. Мне почему-то показалось, что он просто хочет выбить побольше денег из моего богатенького друга.

— Деньги – не проблема,- повторил Давид,- но готово должно быть к пяти утра.

Механик принялся за работу, я отправился домой, а Дав остался следить за работой.

Я шел и думал, правильно ли сделал поставив подпись в контракте. Делая об этом я не думал об убийстве, не думал, что так изменится мой лучший друг. Давид очень серьезно отнесся к делу, посвятил ему всего себя. Меня это очень сильно насторожило, ведь мой друг никогда не любил работать, а тут вдруг такое рвение.

Я пришел домой. Отец закрылся в кабинете, я постучал, но он не ответил. В первые дни после смерти мамы, я в таком случае начинал выбивать двери в кабинет, боясь как бы папа не наделал глупостей, но каждый раз убеждался, что все в порядке. Папа просто сидел за столом и смотрел фотографии мамы. Я пытался с ним поговорить, но он замкнулся в себе.

Я зашел в комнату, включил компьютер, зашел в «Скайп», отписался нескольким ламерам, звавшим меня сыграть пару матчей. Играть с ними совсем не хотелось. Зашел на «Вконтакте.ру», удалил Настю из друзей, мысленно улыбнулся тому, что наконец освободился от её влияния.

Выключив комп, я лег на кровать, думая о той девушке. Обязательно позвоню ей, но уже после того, как разберемся с этим заданием.

***

Дни пролетели очень быстро. Утро одиннадцатого августа встретило меня ярким солнечным светом. Сев на кровати я снова подумал о том, что для одного человека это утро станет последним.

Давид установил на «Москвич» подушку безопасности, естественно ничего не заплатив, более того, он убедил механика заплатить три тысячи, которые тот с него потребовал из своего кармана.

Вечером мы снова сидели в кафе. Давид заранее убедил ГАИшников тормознуть бизнесмена, а мужика на «Москвиче» выпить водки и въехать в бок «Мерседеса».

Теперь мы сидели и ждали. Давид пил кофе и весело флиртовал с официанткой, а я снова погрузился в раздумья. Зачем нам это надо? Для чего мы это делаем? Неужели Давиду понравилось разрабатывать этот план убийства? Неужели ему доставляет удовольствие сидеть в первом ряду на премьере своей постановки смерти человека?

Давид толкнул меня в бок, и я увидел, что «Мерседес» затормозил у поста, а из супермаркета, пошатываясь вышел мужичек. Сев в свой «Москвич» он вдавил газ до упора, и примерно на скорости шестидесяти километров в час въехал в машину бизнесмена. На место ДТП сбежались люди со всех сторон, и теперь в кафе сидели только мы с Давидом. Дав победоносно поднял чашку кофе вверх, а я прочитал про себя молитву.

Глава 3

— С почином вас, друзья!- Василий поднял бокал шампанского.- Я знал, что вы не подведете. Отличная работа!

Мы вновь сидели в кабинете дьявола, но в этот раз он был похож на банкетный зал. За эти шесть дней он увеличился в размерах в три раза. Теперь и обстановка была другой. Огромный стол, за которым сидели только мы втроем, был заполнен различными яствами, от банальной яичницы, до непревзойденных экзотических блюд. Тут и там бегали прелестные официантки, постоянно подливая нам напитки. Давид был окружен десятью такими прелестницами, а я сидел один. Все верно, победителю все лавры, но я не жаловался. В отличие от друга я предпочитал постоянство, как в работе, так и в любви.

Я сидел погруженный в свои мысли и не заметил, как ко мне подсел Василий.

— Задумчивость – не твоя стихия, парень.- сказал он.- Бери пример с друга, забудь обо всем, оттянись.

— Я уже один раз взял с него пример,- холодно ответил я,- в последствии умер человек.

— Да ладно тебе, я же не заставляю вас убивать невинных людей. Люди рождаются и умирают, а такие как вы способствуют второму из этих двух явлений природы. Сам подумай, если бы вы не убили этого урода, то завтра он мог бы сбить беременную женщину, тем самым прервать сразу две жизни. Вы – герои, о вас не пишут в газетах, вас не покажут на большом экране, но вы – герои.

— Я жил без героизма, и жизнь моя не была плохой.- сказал я.

— Да?- спросил уже собиравшийся вставать Василий.- По-твоему, это была хорошая жизнь?

— А разве нет?

— Ну если пресмыкание перед, не заслуживающей этого девушкой, постоянное сидение у компьютера, и отец, который практически не разговаривает, если это все в твоем понимании достойная и хорошая жизнь, то ты наверное прав.

— А какую жизнь предлагаешь ты?!- я вскочил со стула.- Жизнь, в которой нет ничего кроме убийств и вмешательства в чужие судьбы?!

— В такой жизни, ты хоть имеешь значение, а в той которая была у тебя раньше, ты был никем и звали тебя никто.- сказал Василий.- Ты ведь любишь углубиться в раздумья о своей нелегкой участи, так вот, подумай о том какая была у тебя жизнь, и какая она теперь!

Я развернулся, и пошел к двери. Спинным мозгом я чувствовал, что все находившиеся в комнате, в том числе и Давид, провожают меня недоуменными взглядами. Мне было наплевать на то, что они думают обо мне. Пошли они все! Они еще смеют указывать мне на мою жизнь, что для меня лучше, а что хуже!

***

Я открыл глаза. Солнце весело улыбалось мне в окно. Меня ужасно раздражало то, что несмотря на мое внутреннее состояние, погода всегда была отличной. Гибнут люди, а эта звезда сияет, как ни в чем ни бывало!

Была лишь одна вещь, которая могла бы поднять мне настроение. Я взял мобильный и набрал номер девушки, которая не выходила у меня из головы уже целую неделю. Подождав, я услыхал прекрасный голос:

— Да. Я вас слушаю.

— Здравствуйте,- сказал я, вставая с кровати,- это, тот парень беспокоит, которому нужны курсы чтения.

Тут вдруг, непонятно по какой причине пошли короткие гудки. Что за связь?! Я набрал номер снова, но теперь она просто сбросила мой вызов. Мда… я снова упустил свое счастье.

На меня снова нахлынули тяжелые мысли. Ради чего я подписывался под этим чертовым контрактом?! Чтобы быть с нею, а теперь, после того, как она и знать меня не хочет, я понял, что допустил ужаснейшую ошибку.

Наверное стоит забыться, погрузиться в какую-нибудь роботу с головой. Этот урод этого и ждет, что я расстроенный этой неудачей, злой на весь мир, начну убивать людей. Ну уж нет, он этого не дождется. Я взял телефонную трубку, набрал номер Давида.

— Да, слушаю.- сказал Дав.

— Привет, дружище,- поздоровался я,- не отвлекаю?

— Вадос?! Нет конечно. Что ты вчера устроил у Василия, что с тобой?

— Со мной все в порядке, просто некоторые проблемы есть,- ответил я,- Василий дал новое задание?

— Да, аж три.- весело поведал мне Давид.

— Так вот, Дав, ты не мог бы выполнить их без меня?- спросил я.

— О’кей.

— Только Василию не говори, что я отошел от дел, я скоро вернусь в строй.

Положив трубку, я лег на кровать. Несмотря на то, что я недавно встал, я собирался снова погрузиться в сон. Теперь, лежа на кровати, я пытался прорисовать в своем уме все подробности кабинета Василия. Целых пол часа ушло у меня на то, что мне наконец удалось увидеть пред собою небольшой кабинет во всех, даже мельчайших подробностях. Я закрыл глаза и уснул.

***

Василий сидел за письменным столом и перебирал какие-то бумаги. Он не видел, что я появился, так как был очень занят. Мне это было только на руку, элемент неожиданности прибавил мне уверенности. Я некоторое время просто наблюдал за бумажной работой дьявола, а потом прыгнул в ближайшее кресло.

От неожиданности, Василий раскидал все бумаги по полу. Он нервно посмотрел в мою сторону, потом протер глаза, и снова посмотрел на меня. В его выражении лица я увидел удивление и, как мне на секунду показалось, страх. Но через пару мгновений лицо дьявола вновь обрело отчужденный вид.

— Как ты попал сюда?- поинтересовался он.- Я же не вызывал вас. А где же второй?

— Я пришел один, Давид занимается твоими поручениями,- ответил я,- а вот как я сюда попал я, пожалуй, говорить не буду. Пусть для тебя это всегда будет сюрпризом, ведь теперь я смогу попасть к тебе когда захочу.

На лице Василия вновь промелькнула тень страха, но он вновь совладал с собой.

— Так зачем ты пришел?- теперь в его голосе не было той надменности, с которой он всегда говорил.

— Я пришел затем, чтобы задать тебе несколько вопросов.- ответил я.- Начнем. Ты подослал её ко мне?

— Что? Кого?- удивился Василий, но я не поверил в это неудачное притворство.

— Ты подослал ко мне девушку, которую я встретил на автобусной остановке?

— Ах, ты об этой девушке? Да, я.

— Кто она, тоже жнец?- спросил я.

— Нет.- ответил Василий.- Она – простой человек. Я внушил ей быть на остановке, пока она не увидит тебя, я внушил ей думать о тебе, и я внушил ей делать это очень интенсивно, чтобы ты, не умеющий контролировать свои способности, услышал её мысли сквозь эту неразбериху в толпе. Я внушил ей сесть в автобус, не говоря тебе своего номера, а потом подумать о нем. Чтобы ты смог его услышать в её мыслях. Это было глупо, но ты оказался еще глупее. Ты не сразу догадался, что во всем этом есть подвох. Ну подумай сам,- Василий ухмыльнулся,- зачем девушке думать о номере своего мобильного, если никто не может прочесть её мысли. Затем я просто внушил ей забыть все происходящее на той остановке, в тот день. Я думаю, ты начал подозревать, что-то неладное после звонка ей?

— Да,- ответил я,- ты хорошо все продумал, но одно не заладилось. Я должен был подумать о том, что она обижена тем, что я долго не звонил, но я подумал: «А ведь этот урод, Василий, знал о моем нежелании подписывать договор, он даже не сразу дал мне способности, сделав это в последний день, специально для встречи с этой красавицей. Он ведь настолько хитрый ублюдок, что готов манипулировать всеми для достижения своих целей»

— Если бы была номинация «За разоблачение дьявольских планов», то ты бы получил Нобелевскую премию,- Василий был доволен собой.- Но уже ничего не вернешь. Ты поставил подпись, и теперь вы с твоим дружком-мажором должны делать то, что я скажу. А иначе, я расторгну контракт и вы оба умрете. Но я знаю кое-что, что может приподнять тебе настроение. Эта девушка, Аня, всегда бывает на той остановке, не я внушил ей быть там, я внушил ей стоять там до тех пор пока ты не появишься, так что, ты еще можешь попытаться с ней познакомиться. Я даже могу внушить ей, что вы лучшие друзья, или, скажем, что вы уже влюбленная парочка, воркующих голубчиков.

— Да пошел ты!- сказал я, вставая с кресла, и направляясь к выходу.

— А может мне лучше внушить ей, что она без памяти влюблена в твоего друга? Она бы пришлась ему по вкусу.- Василий расхохотался.

Я развернулся на сто восемьдесят градусов, и преодолев расстояние между мной и ним за несколько шагов, врезал этому уроду, что было мочи. От неожиданности дьявол упал, а я сел на него верхом и начал бить. Правой, левой, правой, левой. Я бил и бил, я просто не мог остановиться. Его лицо было залито кровью, мои кулаки были разбиты в кровь, но я продолжал быть его. Наконец, успокоившись, я встал, вытер окровавленные руки о футболку и, пройдя вдоль кабинета, вышел даже не обернувшись.

***

Я открыл глаза. Солнце все также весело светило на улице. Мои руки обжигала боль. Я посмотрел на разбитые кулаки и почувствовал неистовое наслаждение от этой самой боли. Впервые за эту неделю мне было хорошо. Мне было действительно хорошо, я испытывал что, подобное кайфу, осматривая окровавленную футболку, футболку испачканную дьявольской кровью Василия. Я решил оставить её в таком виде, в котором она была сейчас, чтобы она была напоминанием о том, как я наконец то избавился от всей той злости, накопившейся во мне за долгие годы, просто избив этого урода, Василия.

Я пошел в ванную. Смыв кровь со своих рук, я перебинтовал их. Затем одев чистую рубашку и позавтракав, я взял ключи от квартиры и пошел гулять. Выйдя из подъезда я отметил. Насколько прекрасен двор, в котором находится мой дом. За столиком под абрикосом играли в домино местные «алхимики», неподалеку какую-то хрень курили местные отморозки, а на лавочке перед подъездом сидели бабки. Лепота! В этот раз я не стал включать музыку через наушники, а просто решил послушать «Ролликс» через динамики, чтобы всем передать свое настроение:

День у день душа розквітає. День у день навколо весна.

День у день серце співає…
День у день душа розквітає. День у день навколо весна.
День у день серце виграває..

Я весело шел по улицам города. Наконец, я оказался там куда шел. Мое сердце подпрыгнуло внутри от счастья. Василий не врал, Аня, действительно бывает на этой остановке. Я решил не читать её мыслей, не делать этого никогда, при какой бы то ни было ситуации. Я поклялся никогда не применять к ней моих способностей.

Я перешел через дорогу, подошел к ней. Она стояла ко мне спиной.

— Миледи!- окликнул я её.

— Что?- она повернулась ко мне лицом, в глазах её читалось недоуменье.

— Позволите ли Вы мне Вас на танец пригласить?

— Что?- еще раз переспросила она.- Мы на автобусной остановке.

— Вы меня, прошу превратно не поймите.- невозмутимо продолжил я. – Но лишь увидел я Вашу красоту, то сразу же представил, что присутствую я на балу, устроенном для Вас. Скажите, окажите ль Вы мне большую честь, один лишь танец подарив незабываемый?

— Ну разве, что в ваших снах.- улыбаясь ответила девушка.

— Тогда, быть может, лучше мне уснуть.

Аня рассмеялась. Её смех звучал, как прекрасная мелодия.

— Вы забавны.

Тут подъехал автобус и в глазах девушки я увидел не скрытое разочарование.

— Дайте руку.- сказала она.

Я дал ей руку, она достала из сумочки помаду, и написала на моей ладони номер своего телефона.

— Я буду ждать Вашего звонка, сударь.- она улыбнулась и вбежала в переполненный транспорт. Сев на свободное место, она посмотрела в окно. Мы встретились взглядами, и её лицо залилось румянцем.

Я смотрел вслед автобусу, пока он не заехал за поворот. Затем я достал из кармана мобильный и набрал номер Давида. Когда мой друг взял трубку я сказал:

— Я решил свои проблемы. Можем начинать.

Глава 4

Мы с Давидом бежали по переулку, но не просто бежали, как обычные люди, мы неслись, благодаря невероятной скорости данной лишь Жнецам.

— И что? Она настолько красива?- крикнул на бегу Дав.

— Она самая прекрасная девушка! Она – ангел во плоти!- крикнул в ответ.

— Ну что ж, у меня есть веский повод применить к ней внушение.- мой друг издевательски глянул на меня, но сразу же отвернулся и добавил.- Не отвлекайся, мы почти на месте.

Мы подбежали к одному из городских банков. «Как раз во время»,- подумал я. От банка отъехала тонированная «Девятка». Давид кивнул мне и мы помчались за ней.

Чтобы внести ясность, объясню. На этот раз в списке оказались шестеро отморозков, решивших ограбить банк. В данный момент они уже удалялись с деньжатами на своей тачке.

— Они повернут направо через три квартала!- крикнул Давид. Он, видимо, прочел мысли грабителей (почему-то его умения были развиты лучше чем мои, я лично не мог считывать мысли на таком расстоянии).- Срежь путь через тот переулок,- он указал на подворотню справа от нас,- а я побегу за ними, так мы отрежем им путь к побегу.

Я сделал так как сказал мне друг и уже мчался по переулкам. В одной из подворотен мне перекрыла путь трехметровая каменная стена. В иной ситуации я бы искал обход, но этого не надо было делать, с моими-то способностями. Я прикрыл лицо рукой, и на всей своей скорости, а это примерно сто семьдесят километров в час, пронесся сквозь стену. Оторвав разорванный рукав рубашки, я как ни в чем не бывала, даже не обратив внимание на разрушенную стену, продолжил погоню.

За несколько шагов до следующей улицы я проверил исправность пистолета. Все было в порядке, он был готов к использованию. Я услышал скрежет резины по асфальту. Они приближаются. Мы с Давидом уже обсуждали, как провернем это дельце, поэтому я без всякого страха и сомнения прыгнул ногами вперед на дорогу. Все вышло как и на много численных тренировках: я ударил точно в одно из передних колес и, благодаря моей силе оно без проблем слетело. «Девятка» взлетела в воздух боком, так что перед моими глазами оказался бензобак.

Без каких-либо лишних мыслей я прицелился и плавно спустил курок. Закрыв глаза, я услышал, как взорвалась, уже пронесшаяся надо мной машина. Дело было сделано.

Я открыл глаза и поднялся с асфальта. Встав, я увидел как Давид с пистолетом в руках прошел к машине, внимательно её осматривая. Видимо кто-то из находившихся в ней был еще жив, так как Дав дважды спустил курок, направив ствол в салон перевернутой «Девятки». Затем он подошел ко мне и, отдышавшись сказал:

— Один из отморозков живой был, представляешь? Но я это исправил.- Давид обнажил белоснежные зубы в самодовольной улыбке.

— Может пива?- спросил я.

— Ты это сделал, так что ты и угощай.- указывая на горящую машину сказал мне мой друг.

Мы не спеша пошли прямо по дороге до ближайшего бара. Ближайшим оказался бар «Плакучая ива».

Лысый бармен с пышными усами налил нам по пиву. Мы непринужденно болтали, но наш незамысловатый разговор прервал телефонный звонок. Давид вытащил мобильник из кармана и торжественно объявил:

— СМСка от Василия!

Молча прочитав сообщение, Давид осмотрелся вокруг себя, взял с барной стойки увесистую бутылку шампанского 1865 года и ударил ею бармена по голове. Тот замертво повалился за стойку.

Я вскочил, смотря на Давида квадратными глазами.

— Ты чего?! Совсем дурной?- вскричал я.

— Да успокойся ты,- сказал он мне и сделал большой глоток из бокала.- Василий прислал сообщение, что некий Георгий Скворцов,- он указал на бейдж, на груди у бармена,- Бармен из «Плакучей ивы» должен умереть. И не важно каким образом. Патроны тратить на него мне не хотелось, поэтому я его бутылкой, за счёт заведения, так сказать.

— И это нормально по-твоему?- спросил я.

— А что?- удивился Давид.- Это наша работа. К тому же, я дума, что ты уже мирился с ней.

— Я смирился с убийствами людей из списка, а не тех чье имя дьявол нам через СМС посылает.

— Да ладно,- Давид допил свое пиво,- наше дело убивать, с чем мы пока неплохо справляемся.

Он встал, бросил на стойку несколько зеленоватых купюр и пошел к выходу из бара. Я все еще сидел и смотрел на безжизненное тело бармена. Затем, пожав плечами, я в один глоток осушил бокал пива и последовал за другом.

***

Я открыл глаза. Солнце приветствовало меня яркими лучами. Я весело прошел в ванную, умылся, побрился, затем погладил самую лучшую свою футболку. Мы с Аней договорились встретиться сегодня на все той же остановке и пойти куда-нибудь.

Я договорился с Давидом, что сегодня дела из списка за ним и полностью отдался мыслям о предстоящем свидании, именно так, я думаю, это можно назвать.

Я вышел из дому и весело потопал по знакомому пути к остановке своей судьбы. Когда я дошел до пункта своего назначения, Ани еще не было. Я стал с любопытством смотреть по сторонам. Глянув на ближайшего ко мне мужчину, и слегка сфокусировавшись на нем, я вдруг отчетливо услышал в своей голове, что он думает о том, как скрыть от жены свою измену.

Странно, никогда не замечал такой мощи своей способности чтения мыслей. Если раньше мне для этого требовалось сосредотачиваться на человеке больше минуты, и мысли его передавались мне с «помехами», то сейчас мне потребовалась доля секунды, чтобы ясно услышать мысли этого мужчины. Глянув на девушку стоящую метрах в десяти от меня я сразу понял, что е мучают «эти дни». Вот это да! Мои способности улучшились в несколько раз.

Так я и стоял на остановке, читая мысли окружающих людей, пока не увидел её. Она была прекрасна. Облаченная в тот самый сарафан, в котором я видел её впервые, она была подобна ангелу, спустившемуся с небес. Я вдруг почему-то подумал, что любовь между Жнецом и Ангелом может быть запретной, но эта мысль лишь придала мне уверенности.

Она поздоровался со мной своим неземным голосом и у меня в голове вдруг пронеслась мысль, что я хочу, я бы даже сказал, несказанно желаю прижать её к себе и никогда не отпускать.

Мы стояли молча, смотря друг на друга. Я еле сдерживался, чтобы не прочитать её мысли. Мне было чертовски интересно, о чем она думает в данный момент, но я поклялся не применять к ней способности, и ни в коем случае не собирался нарушать эту клятву.

Я не уверенно протянул ей свою руку, а когда она взяла мою ладонь в свою, мое сердце чуть было не разорвало грудную клетку, бешено колотясь.

Мы решили сначала сходить в театр. Сегодня как раз показывали «Ромео и Джульетту». Когда мы подошли к зданию театра, я вдруг осознал, что не взял с собой деньги. Что ж, пришлось пройти по простому. Я подошел к пожилой кассирше и спокойно, так чтобы Аня не слышала, сказал:

— Дайте два билета на «Ромео и Джульетту» пожалуйста.

Старушенция с отсутствующим взглядом протянула мне две бумажки. Я положил их в карман и, взяв Аню за руку, в этот раз более уверенно, пошел с ней к нужной двери.

Свет погас и занавес поднялся. Актеры стали появляться на сцене, но мне было наплевать на них, я не сводил глаз со своей спутницы. Она же внимательно наблюдала за спектаклем, так уж вышло, что она обожала Шекспира. Поняв, что до антракта мне не удастся с ней поговорить, я скучающе обвел зрительный зал взглядом. Не было ничего необычного, все люди внимательно смотрели пьесу, лишь два подростка целовались на заднем ряду. Но тут я наткнулся взглядом на парня, примерно моего возраста, который сидел в нескольких рядах впереди нас. Казалось его совсем не интересовало происходящее на сцене действо. Вместо этого он пялился на Аню.

Меня обуяла злость. Я решил узнать, что на уме у этого идиота, но как только я попытался прочитать его мысли, я понял, что что-то неведомое мешает мне сделать это, а парень посмотрел в мою сторону. В один момент мне показалось, что этот отчужденный, словно не из нашего времени, взгляд пронизывает меня насквозь. Он загадочно улыбнулся мне и направил взор на сцену.

Спектакль закончился. Парень больше не смотрел в нашу сторону. Мы с Аней встали со своих мест и, решив перекусить, пошли в находящееся рядом с театром кафе. Заказав нам обоим по салату и соку я снова заметил того самого парня, которого видел в театре. Он снова смотрел на Аню. На этот раз он просто пожирал её глазами. Очередная попытка прочитать его мысли окончилась неудачей, и я решил сосредоточить все свое внимание на своей спутнице.

Покушав в кафе, мы прогулялись по парку, а затем Аня позволила мне её провести. Мы шли молча, лишь поглядывая друг на друга время от времени. Дойдя до её подъезда девятиэтажки, в которой она жила, мы остановились, просто глядя друг другу в глаза. Затем я не уверенно сказал:

— Я понимаю, что тороплю события, но все же…- я помедлил.- Можно я тебя поцелую?

Она молча кивнула и мы подошли к друг другу вплотную. В наших движениях читалась неуверенность двух влюбленных перед первым поцелуем. Я закрыл глаза и прикоснулся своими губами к её губам. Она тут же ответила на поцелуй, и вся неуверенность куда-то исчезла. Я понял, что это судьба. Мы должны быть вместе. Я обнял её как можно крепче, но при этом очень нежно. После того как наши губы отстранились друг от друга, мы еще некоторое время постояли не желая отпускать этот миг. Я вдруг подумал, а чувствовал бы я то что чувствую сейчас целуя Вику. Ответ был однозначным. Прошел час или два, показавшийся нам всего одним мигом, и Аня, сказав, что ей нужно бежать, зашла в подъезд. Закрывая дверь, он еще раз посмотрела на меня. В этом взгляде я увидел искреннюю любовь, такую же, какую она видел в моих глазах.

Когда она скрылась за дверью я еще некоторое время постоял, думая о ней. Затем развернулся и пошел домой. Когда я обернулся, чтобы еще раз посмотреть на её дом, я увидел силуэт у двери её подъезда, но то сразу же исчез.

Преодолев семь ступенек к своей двери, я тут же заподозрил неладное. К двери моей квартиры ножом был прибит лист бумаги. Это был список Василия. Его, видимо, оставил Давид, но почему он сделал это так? Просмотрев имена в списке я понял в чем дело. Мое дыхание участилось. Сердце бешено заколотилось в груди. «Нет! Этого просто не может быть!»-подумал я. В середине списка, было имя выделенное красным:

«Анна Коршун»

***

Стоп! Как такое может быть? Это какая-то ошибка. Аня не может быть в списке. Только не она. Надо поговорить с Давом. Он поймет и не сделает этого, ведь мы лучшие друзья. Но сначала надо позвонить Ане, убедиться, что с ней все хорошо.

Я достал мобильник и набрал её номер. Она не ответила. «Черт!»- выругался я. Не заходя в квартиру, я развернулся и помчался обратно к её дому.

Добежав я остановился. Отдышавшись, я подошел к двери подъезда и набрал на панели кнопок домофона номер её квартиры.

— Не работает.- послышался знакомый голос сзади.

Я развернулся и встретился лицом к лицу с Давидом.

— Ты быстро,- улыбнулся он.- Это хорошо, мы должны сделать это вместе.

— Что? Нет, Дав, не надо. Я прошу тебя.- я умоляюще посмотрел на друга.

— Я понимаю,- ответил он,- у тебя к ней чувства и прочая ерунда, но она попала в список и исчезнуть из него сможет только умерев.

— Ты не можешь.- сказал я.- Мы ведь друзья.

— Почему нет?- удивился он. В его глазах появились строгость и жестокость.- Еще как могу! Мы, мы с тобой можем! Мы это сделаем, сделаем так, как делали это с тем лысым уродом, с теми грабителями и барменом. Она ничем не лучше них. Перед судьбою все равны, все, чей час пробил, должны умереть. И она не исключение.

Он направился к железной двери. Я встал у него на пути.

— Отойди, Влад.

Он возобновил движение. Но я не собирался отходить, я пошел к нему на встречу и, схватив за грудки, отшвырнул в сторону. Давид ударился о стену дома, но все же устоял на ногах.

— Друг, не делай так больше.- процедил он.- Я не хочу причинять тебе боль.

— Ты причинишь мне боль, убив её!- крикнул я.

— Убив её, я освобожу тебя из этого плена чувств!- ответил Давид.- Ты должен понять, что наше призвание – УБИЙСТВО людей!!! И с тех пор как мы на это согласились, в нашей жизни нет места для любви!

— А у тебя и не было места для любви никогда!- разъярился я.- Если бы ты хоть раз в жизни любил по-настоящему, то понял бы меня!

Давид снова двинулся к двери. Я встал у него на пути и попробовал еще раз отшвырнуть его подальше, но на этот раз он схватил меня и я почувствовал невыносимую боль в руке.

— Твоя рука восстановится, но сейчас мне все равно, я должен это сделать.

Я услышал неприятный хруст и еле смог сдержать крик боли. Стиснув зубы, я упал на колене. Сломанная рука была изогнута под невероятным углом. Кое-как совладав с болью, я встал и подошел к Давиду, который уже ломал дверь. Схватив его левой рукой, которая была цела, за плече я отшвырнул его назад.

— Я сильнее тебя, Вадос!!!!- крикнул Дав.- Смирись с тем, что не сможешь меня остановить!

— Нет уж!

— Тогда мне придется переломать тебе ноги!- он направился ко мне.

— Может ты и сильнее него, но не сильнее меня точно.- В наш диалог встрял еще один человек. Он стоял в тени и я не мог понять, кто бы это мог быть.

— Да ну!- Давид рассмеялся.- Кто же ты? Бравый милиционер?

Неизвестный вышел из тени и я узнал того самого парня, который наблюдал за Аней в театре. Его голос был очень странным, явно иностранец, а походка изящной и грациозной. По сравнению с подкачанным верзилой Давидом, он был просто никем.

Давид , забыв обо мне направился в сторону незнакомца. Он явно был задет словами такого лоха. Давид схватил его и хотел, наверное, кинуть спиной на асфальт, но его соперник легко вырвался из «мертвой» хватки и вывернул моему другу, если его еще можно так называть, руку. Давид скорчился от боли. По виду незнакомца можно было сказать, что он не прилагает никаких усилий. Он плавным движением надавил на руку Давида и, после глухого хруста Дав взвыл от боли.

— Твою!…

Рука была сломана.

— А теперь,- голос незнакомца был очень спокойным,- убирайся отсюда и забудь дорогу сюда.

Ошарашенный и даже испуганный Давид, быстро скрылся за поворотом. Незнакомец повернулся ко мне:

— Эх, дурак. Рука зажила уже, но ты не удосужившись проследить за процессом все испортил.

Я глянул на руку, она все еще была вывернута под углом градусов в шестьдесят.

— Кости неправильно срослись. Придется заново ломать.

— Чего?!- я был в шоке. Боль только прошла, и то не до конца, а он тут мене втирает, что надо по-новому ломать.

— Успокойся. Дай руку.

Я отодвинул от него свою конечность, но он просто взял мою руку.

— Дыши ровно. На счет три. Раз, два…

Он переломил мою руку как тоненькую, сухую веточку.

-Три!…- выдохнул я.

— Держи руку вот так, тогда срастется правильно.

— Ты кто вообще такой?- еле дыша, спросил я.

— Меня зовут Леонардо, можно просто, Лео.

— Ты тоже Жнец?

— Нет,- ухмыльнулся он.- Просто кальция много ем. Конечно Жнец. Но в отличие от вас с твоим другом, со стажем и очень неплохим.

— Оно заметно, лет пять наверное?- сказал я.

— Пять.- он кивнул.- Сотен.

— Что?!- я чуть не упал от удивления.

— Мне уже пятьсот двадцать пять лет.- Ответил Лео.

Я решил не задавать больше вопросов, понимая, что не готов пока услышать ответы.

Мы присели на лавочку у подъезда. Я молча сидел следя, чтобы рука постоянно находилась в правильном положении. Мне казалось, что прошло несколько часов прежде чем я осмелился задать вопрос:

— Зачем ты следил за нами в театре?

— Я не следил.- ответил Леонардо.- Я наблюдал за Анной.

— По-моему это, то же самое, что и следить.- сказал я.- Так зачем это.

— Я слежу за её безопасностью.

— Это еще зачем?- не понял я.

— Понимаешь,- Лео помедлил,- я люблю её. Точнее любил девушку очень похожую на неё.- добавил он, увидев выражение моего лица.- Её звали Кристина Антонелли, она была дочерью самого богатого человека во Флоренции. Наши отцы ненавидели друг друга, но мой отец, Джанфранко, хорошо относился к Кристине. Её же отец меня терпеть не мог. По пять раз на день он клялся отрубить мне голову.

— Да вы неплохо ладили,- я улыбнулся,- а что случилось в итоге?

— Через месяц после того, как мне исполнилось восемнадцать лет, я со своим братом Эцио, встретили незнакомца. Он представился Пьером.

Пьер сделал нам предложение, он предлагал нам невероятные способности и бессмертие в обмен на то, что мы будем убивать людей из некоего списка Судьбы.

Естественно мы согласились. Такие способности не были даны никому другому. Мы убивали людей, но нас не мучили угрызения совести ведь эти люди уже должны были умереть.

Спустя несколько лет в список попала Кристина. Мне было невыносимо тяжело, но мы с братом чтили, так называемый кодекс Судьбы, и я убил её. Я был лучшим лучником Флоренции и ничто не помешало мне проткнуть стрелою её грудь.

После этого прошло уже пять сотен лет. И все это время я ненавижу себя за то, что натворил. Не так давно я совершенно случайно увидел Анну. Она является точной копией Кристины, даже характеры одинаковы. Лишь одно отличало Анну от Кристины. Её сердце принадлежало тебе, она думала постоянно только о тебе, чувствовала любовное томление из-за того, что ты не звонил ей несколько дней, а затем и нежный, любовный трепет, когда ты пригласил её в театр.- Лео тяжело вздохнул.

Я почувствовал некоторую неловкость. Я никогда не заглядывал в мысли Ани, и теперь, узнав какие переживания были связаны со мной, я чувствовал себя не в своей тарелке.

— Я хочу, чтоб ты знал,- продолжил Леонардо,- я не претендую на любовь Анны, я просто хочу быть уверенным в её безопасности, хочу быть уверенным, что её сможет кто-нибудь защитить, в чем я наглядно убедился.- он кивнул в мою сторону.- Но тебе понадобится моя помощь. Твой друг сильнее тебя и просто так он не успокоится. Он считает себя священным спасителем, такими считали себя мы с братом. Он считает священным долгом убивать любого, кто окажется в списке. Уверен, он мог бы и своих родных убить, попади они туда.

— Что же теперь делать?- спросил я.- Выходит он не успокоится, пока не убьет её.

— Чтобы спасти её, тебе придется убить своего друга.- ответил Лео.

— Нет!- воскликнул я.- Он мой друг, он одумается!

— Он не одумается,- сказал Лео.- Он – фанатичный убийца, он больше не друг тебе.

— Он всегда будет моим другом!

— Поверь мне, ты будешь думать иначе, когда он исполнит задуманное.- сказал Леонардо.- Но будет поздно. Ты должен сделать это сейчас. Нанеси удар первым.

— Я не стану убивать лучшего друга!- я плавно перешел на крик.

— А как ты хочешь его остановить? Просто стоять у него на пути все время? Тогда он просто на просто убьет тебя!- Леонардо вложил в свой взгляд, устремленный на меня, все имеющееся презрение.- Ты просто слаб. Ты слаб духом. Я просто отказываюсь верить глазам, которые видели как ты хладнокровно убиваешь грабителей в том автомобиле.

— Так ты все это время наблюдал за нами?

— Да. В отличии от вас с, твоим «другом»,- Лео сделал кавычки пальцами, произнося это,- я могу чувствовать присутствие другого жнеца в радиусе десяти километров. Но я чувствовал не только вас двоих, я чувствовал Жнеца, Силе которого нет равных. Пьер здесь, в этом городе!

Глава 5

Сигаретный дым окутал мою комнату. Я не курил, астма не позволяла да и желания не было, но и не запрещал делать это моему новоиспеченному другу Леонардо. Я лишь потягивал пиво из бутылки.

Лео рассказал мне историю своей жизни, рассказал о том как он жил до того как подписал Дьявольский контракт. Его жизнь была прекрасной: любящая семья, брат, являвшийся лучшим другом и возлюбленная девушка. Я не мог понять, зачем же он согласился на условия Дьявола, неужели он никогда не задумывался о том, что кто-нибудь из его близких может попасть в этот чертов список. Мне казалось, что в его жизни было всё для того, чтобы отказать Дьяволу. В моей же жизни всё было иначе, не было той семьи, брата и возлюбленной, Вику я таковой больше не считал. Единственной девушкой, которую я по-настоящему любил, была Аня. Но и она, как выяснилось, была подослана Василием.

Мою задумчивость развеял храп Лео. Встав с кресла, в котором я обитал, я собрал все пустые бутылки и скинул их в одну кучу под моим столом. Мне не хотелось мыть пепельницу, поэтому я просто выкинул её в мусорное ведро, стоявшее в углу комнаты.

Часы показывали три утра. Лео вовсю разлегся на моей кровати. Я накинул на друга одеяло, а сам вышел на балкон и лег на раскладушку.

Не спалось. Мне ничего больше не оставалось, как вновь погрузиться в раздумья. Умерли бы мы с Давидом на самом деле или это была одна из Дьявольских уловок? Мысль об этом обожгла все мои внутренности.

Из-за кого мы попали в аварию? Из-за этого ублюдка Василия. Выходит, если бы я сказал «Нет!», то он бы не смог ничего нам сделать! Какой же я все-таки идиот!

Сон снизошел на меня внезапно. Я даже не заметил как заснул. Мне снился день аварии. Но в этот раз, увидев Василия, я сказал: «Жми на газ!» Давид последовал моему указанию и кровь залила лобовое стекло. Посмотрев в зеркало заднего вида, я увидел бездыханное тело, лежавшее посреди дороги, и злорадно улыбнулся.

***

Я проснулся. На улице было уже светло. Встав с раскладушки, я заметил, что Лео нет в комнате. Но зато с кухни доносились звуки телевизора и кипящего на сковородке масла.

Зайдя на кухню, я стал свидетелем очень забавной картины. Лео стоял у плиты в фартуке и поварской шапке. Не оборачиваясь он сказал:

— Мой руки и за стол, у меня уже почти все готово.

Я, все еще не пришедший в себя после не очень приятного сна, без возражений выполнил приказ. А Лео тем временем продолжил:

— Твой отец уехал на работу. Извини, мне пришлось внушить ему, что я твой лучший друг и он знает меня с пеленок. Но зато,- он положил на тарелку, стоявшую передо мною яичницу с беконом и жареную картошку,- он не подумает, что ты любишь проводить время с парнями. Попробуй картошку, мне кажется, я пересолил её.

Я недоумевающее посмотрел на итальянца. Должен отметить, что его голосе не слышался акцент. Он лучился радостью. Я даже разозлился на него. Какого у меня болела голова, а у него нет?! Он протянул мне стакан с какой-то странной и небезопасной на вид жижей. «Поможет от головы».- улыбаясь сказал он. Я выпил жижу и меня чуть не стошнило в тарелку с картошкой. «Ничего, со мной то же самое было»,- вновь вставил Лео.- «Давай ешь! Остынет всё».

Когда тошнотворная жижа благополучно оказалась в желудке и больше не давала о себе знать, я принялся за завтрак.

Не могу не отметить кулинарные способности Лео. Из обычной яичницы он сделал кулинарное произведение искусства.

За завтраком Лео включил новости.

«Череда странных смертей повергла в страх жителей города. Люди боятся за себя и своих близких. Все боятся, что они будут следующими. Появляются нелепые слухи о проклятии. Ранее такая повышенная смертность была зафиксирована в период с шестнадцатого и семнадцатого веков в больших городах Европы , таких как Лондон».

Диктор окончил выпуск новостей и передал слово своему коллеге с прогнозом погоды.

— Жнецы серьезно взялись за этот город.- заметил Лео, намазывая малиновое варенье на хлеб.

— Но что Василию может быть нужно здесь?- спросил я.

-Ну,- начал Лео,- не могу знать точно, но мне кажется, что он выбрал именно этот город, потому что на нем нет запрета.

— Чего нету? – не понял я.

— Запрета на функционирование Жнецов.

— И кто же может наложить такой запрет?

— Такой запрет,- Лео сделал паузу,- могут наложить только Ангелы смерти.

— Кто?!- я поперхнулся бутербродом.

— Ангелы смерти.- сказл Лео.- Ты никогда не слышал о них? Они забирают людей после смерти.

— Но я думал, что этим занимаются Жнецы.

— Жнецы – это «гвардейцы Кардинала». Они делают то, что скажет Дьявол. Убивают тех, кого он хочет видеть в гробу. Ангелы смерти выполняют другую функцию, люди сами, по своей воле уходят с ними. Жнецы убивают, а забирают именно они.

— Выходит, что Жнеца – это мудаки Дьявола? =)

— Ну, можно и так сказать.- ответил Лео, смеясь.

Мы завершили трапезу и я начал собираться.

— Ты куда?- спросил Лео.

-Схожу к Ане.

— Жду в семь к ужину. Опоздаешь, будешь мыть посуду.

***

Я вышел из автобуса. От остановки до Аниного дома было рукой подать. На подходе к дому, я увидел её, выходящую из подъезда. Увидев меня, она улыбнулась и помахала мне рукой.

Вдруг, из-за поворота выехала до боли знакомая иномарка. Я, используя свою скорость, ринулся к Ане. Последним, что я помнил, была автоматная очередь и то, как горячий свинец пронзал мою спину.

Глава 6

Я летел. Ну не то, чтобы летел, скорее просто висел в небе. Ничто не заставляло меня беспокоиться о своем нынешнем положении относительно пространства. Меня не смущал даже тот факт, что парил я совсем без одежды.

Меня это не смущало, потому что парил я в гордом одиночестве. Странная легкость обуревала меня.

Вдруг, рядом со мной пролетела птица и мне резко захотелось оказаться в штанах. Пташка посмотрела на меня и укоризненно покачала головой. Неожиданно для меня, моё лицо залила краска, меня охватило чувство стыда.

Тем временем вокруг меня слетелась целая стая птиц. Пернатые то и дело тыкали в меня крыльями и о чем-то перечирикивались.

Стыд охватил меня еще больше и, вдруг, я почувствовал, что падаю. Я пытался кричать, звать птиц на помощь, но они лишь чирикали в ответ, смеялись наверное, уроды. Крикнув все , что я думаю о них, я смирился с неизбежным. И в один прекрасный момент почувствовал адскую боль, врезавшись в асфальт.

***

Я резко сел на койке и судорожно втянул воздух в легкие.

В течении пяти минут я никак не мог надышаться. Накопив достаточно кислорода, я огляделся по сторонам. Вокруг не было ни души, точнее ни одной живой души. А какие, собственно говоря, в морге живые души?

Также как и во сне, я был без одежды, но теперь не было той легкости, были лишь холод и боль. Моя спина превратилась в решето но раны уже слегка затянулись.

Я ступил на холодный пол. Было непривычно идти мимо мертвых тел. Единственное, что меня в данный момент интересовало это то, что случилось с Аней после того как я потерял сознание. Если с ней что-то случилось, то я размажу Давида по стенке.

Но сейчас даже мой бывший лучший друг отошел на задний план. Мне нужна была одежда, не мог же я идти по улице голый. Сейчас я радовался лишь одной мысли, они не могли установить мою личность, паспорт я с собой не брал, когда шел к Ане.

Тут я очень удачно заглянул в каптерочку сторожа. Мужик очень громко храпел. Спал он, видимо, крепко, потому что уже довольно длительное время ему на ногу лилась вода из упавшего термоса. Я решил проверить небольшой шкафчик на наличие одежды. Все, что я там нашел – это белый халат и пара балдахинов. Это конечно не сахар, но все же лучше чем ходить по улицам в чем мать родила.

Вот за что ненавижу большие города, так это за отлично освещенные улицы в ночное время суток. И за патрули. Двое бравых молодцев, увидев меня, решили прибегнуть к задержании. Мне ничего не оставалось, кроме как бежать. С криками: «Видели ночь, гуляли всю ночь до утрааа!…» я промчался мимо группы подростков, слушающих Цоя на кассетнике.

Я забежал в одну из подворотен и именно это было роковой ошибкой. Тут был тупик. Я устал…устал?! Еще ни разу с тех пор как я стал Жнецом я не испытывал усталости. Было ли это последствием моего превращения в дуршлаг или нет я не знал. Думать об этом не было времени, патрульные вошли в подворотню.

— Как думаешь, Димон,- обратился один к другому,- может это хирург, спешащий на помощь больным?

— Нет,- ответил Димон,- по-моему это похотливый фельдшер маньяк.

— Ээ… парни,- начал я,- может, договоримся?

Патрульные дружно загоготали.

.Но смеялись они недолго. К подворотне подьехал фургон. Из него вышли двое громил в чёрном, вырубили друзей и пошли ко мне. Взяв меня под руки, потащили к машине. Сопротивление было бесполезным, но я все же немного подергался ради приличия, пока один из громил не осадил меня ударом по голове.

***

Я очнулся в кромешной тьме. Я слышал голоса вокруг себя, но это все равно не помогало мне понять где я. Через несколько минут до меня дошло, что на мою голову надели мешок. Звук двигателя дал понять, что я нахожусь в автомобиле.

Я не знал, как долго мы ехали, и кто вообще эти «мы» такие. Машина остановилась, меня выволокли из нее из бесцеремонно швырнули на стул. Я услышал незнакомы мне голос: « Снимите с него мешок». Указание было мигом выполнено и я увидел белый свет. Мне кто-то светил фонарем в глаза.

— Твою налево!- воскликнул я.

— Молчать!- я почувствовал как мой нос хрустит от удара в лицо.- Где остальные?! Сколько вас?

— О чем вы?

— Не притворяйся овечкой!- за словами последовал еще один удар.- Мы вас, дьявольских отродий перебьем!

— Яне понимаю!- воскликнул я.

— В морг поступает парень двадцати лет с многочисленными ранениями в спину, но через два часа раны выглядят так, будто он уже более недели успешно лечится. Никто ничего не понимает, а когда приезжаем мы, то парень таинственным образом исчезает прихватив с собой казенное имущество в виде халата и балдахинов.- человек сделал паузу.- Но ты конечно скажешь, что это вполне обычное явление. Мы знаем кто ты, ты – Жнец.

Я понял, что не имеет смысла и далее включать дурачка.

— Откуда вы об этом знаете?

— Мы знаем о тебе многое, Владислав Иванович.- ответил он.

— Ну тогда вы наверное знаете, что я нарушил выполнение списка.- поняв, что никто не собирается говорить, я продолжил,- единственные кого я убил, это шесть отморозков, пытавшихся ограбить банк.

— Эти отморозки были посланы нами, у них были семьи, жены, деты.- резко оборвал меня голос.

— Что?!- удивился я.- Кто вы?

— Мы – орден, борющийся с Дьяволом и его прихвостнями, Жнецами. Все, кого ты с твоим дружком убили, были членами нашего ордена. Дьявол знает о нашем функционировании и через вас истребляет нас.

— И вы решили насолить ему, убив меня?- я невольно издал смешок.- Вот только, боюсь, вы его этим не то что не огорчите, более того, порадуете. Я не хожу у него в любимчиках.

Белый свет погас и предо мною предстали шестеро человек. Тот, который стоял ближе всех, сказал уже знакомым мне голосом:

— Нет. Мы хотим предложить тебе сотрудничество. Так уж вышло, что нас с тобой объединяет одно обстоятельство. Моя дочь.

Я сразу смекнул, что он имеет ввиду, а он понял, что я думаю по выражению моего лица.

— Должен заметить, что Аня ничего не знает об ордене.- он протянул мне руку.- Меня зовут Пётр Витальевич.

— А вас не смущает тот, факт, что именно Василий и именно Аню подослал ко мне.- я не стал пожимать его руку.- Быть может это все было подстроено, чтобы я вывел Дьявола на ваш орден?

— Да не говори ерунды,- по-отечески улыбнулся мне Пётр, но его улыбка была слишком доброй и, как по мне, наигранной.- Вот познакомься: вот это Георгий Дерзкий, но мы его зовем просто – Дерзкий, это Владимир, парень в очках рядом с ним – Виталик, Ярослав и моя вторая дочь – Света.

Я посмотрел на Свету и обомлел. Либо у меня было что-то с головой, либо с глазами, либо предо мною действительно стояла Аня. Девушка улыбнулась мне и подошла ближе. Я тут же поднялся со стула.

— Света,- представилась она.

Я не мог ничего ответить и этим воспользовался высокий парень в очках, Виталик, кажется. Вся его сущность передавала его нервное возбуждение. Он то и дело поправлял очки.

— Виталий.- представился он, схватил мою руку и стал трясти её изо всех сил.

— Виталик – разум нашей небольшой компании. – Света еще раз обаятельно мне улыбнулась.

— Прсти, Света, но Пётр Витальевич сказал, чтоб я занялся Владом прямо сейчас.

Девушка сочувственно пожала плечами и мне пришлось последовать за Виталиком. Он повел меня по длинным, плохо освещенным коридорам.

По дороге нам не встретилась ни одна дверь, видимо Виталика не очень-то жаловали.

Наконец-то мы пришли к небольшой дверце. Зачастую такие ведут в чулан или общественный туалет, но в данном случае дверь вела обитель Виталика.

Умные люди говорят: « Не суди вещи по обертке». И правильно говорят. Войдя в дверь, я обнаружил внутри весьма приличную лабораторию. Обустроенная тринадцатью мощными компьютерами, несколькими столами с множеством пробирок, непонятными мне штуковинами.

— Неплохая аппаратура,- улыбнулся я.

— Да, спасибо.- Виталик таки лучился гордостью.- Дерзкий хотел у меня забрать один из них,- он указал на компьютеры,- мол, с более мощной машиной ему проще будет следить за порядком, он у нас за безопасность отвечает. Но я-то знаю, что на самом деле он просто хочет поиграть в игры на высоких настройках, что с его рухлядью просто невозможно.

Тут я обратил внимание на кое-что, что меня очень удивило. В комнате стоял всего один шкаф с книгами. Но заполнен он был не книгами о теории Дарвина, а Библиями, причем на разных языках.

— Ты не первый, кого удивляет моя библиотека. Многие, да что там многие, все! Все считают, что ученые не верят в Бога, но согласись, как можно не верить в Бога, если точно знаешь, что дьявол существует.- сказал мне Виталик и я проникся уважением к этому высокому, худощавому парню в очках.- Дай руку.

Он взял меня за запястье и резко вколол мне в вену шприц.

— Ты что творишь?!- вскрикнул я, а Виталик тем временем наполнил ампулу шприца моей кровью.

— Я за время своего пребывания в ордене,- продолжил Виталик, идя к какому-то холодильнику, и ставя в штатив, который находился там ампулу,.- даже Ангелов встречал. Но должен сказать, что знакомство с Жнецом меня интересовало на порядок больше и вот, ты передо мной.

Затем он повел меня, как он сказал, к саркофагу. Мне пришлось лечь в него. Виталик нажал кнопку на панели управления, и он саркофаг закрылся. Лежа, я думал обо всем, что со мной приключилась за последние месяцы.

Мои веки вдруг стали жутко тяжелыми, а мозг превратился в кашу. Я, несмотря на то, что минуту назад был бодр и свеж, уснул.

Глава 7

— Но я впрыснул туда немного снотворного и теперь он спит.

— Мне плевать. Отключай это дерьмо.- для пущей убедительности человек ударил кулаком по одному из мониторов.

Молодой парень нервно поправил очки и нажал кнопку. Крышка саркофага отъехала в сторону… но внутри никого не оказалось.

— Где он?!- Пётр Витальевич был вне себя от бешенства. Его пышные усы трепетали от гнева.- Дерзкого сюда! Живо!

Через несколько минут рослый мужчина появился в дверях лаборатории.

— Пётр Витальевич, нарушитель не был замечен ни одной из наших камер, но всего минуту назад, я увидел, что дверь в четвертый отсек открыта. Он в тупике.

— Виталий,- обратился усатый к пареньку,- сыворотка готова?

Юноша, не ожидавший обращения к себе, резко дернулся и его очки разбились, упав на пол.

— Д-да, Пётр Витальевич.- Виталик побежал к морозильнику. Он поспешно стал наполнять красноватой жидкостью иглоподобные ампулы.

Вставив ампулки, в пистолетные обоймы, он протянул их двум своим собеседникам, которых распирало от нетерпения.

— Оно точно подействует?- спросил Пётр Витальевич.

— Да.

— Ну тогда нашинкуем ими сейчас Дьявольского ублюдка.- улыбнулся Дерзкий.

— Виталий, скажи Владимиру, чтобы он вырубил весь свет на станции.

— Но, Пётр Витальевич, мои компьютеры…

— Плевать мне на твой металлолом!- рявкнул на него начальник.

Он протянул Дерзкому пару очков ночного видения и надел свою.

— Пусть он силен и быстр, но в темноте он видит также как и обычный человек.

Они пошли по длинным коридорам прочь от лаборатории. Несмотря на кромешную тьму, видели они все как днем.

Через несколько минут они уже были перед входом в четвертый отсек. ТО что дверь была открыта, было мягко сказано, реальность же была немножко иной. Металлическая дверь была вырвана из титановой коробки и отброшена в сторону. Мужчины переглянулись и привели свое оружие в боевую готовность.

Они зашли в ангар и разделились. Долго искать не пришлось. Ничего не видя, Жнец зашел в тупик из огромных ящиков. Преследователи зашли с двух сторон. Оба прицелились, но Дерзкий вдруг споткнулся об ящик, валявшийся под ногами, и случайно выстрелил. Ампула пролетела мимо цели, так как парень инстинктивно пригнулся, услышав шум. Раздался глухой удар тела об пол.

***

Я открыл глаза и сразу почувствовал неудоб-

ство. В мою голову было вонзено несколько игл. Я вытащил их и осмотрелся, насколько мне позволяло это пространство саркофага. Как из него выбраться я не знал, поэтому просто схватился пальцами за небольшой выступ на крышке и потянул её на себя. Крышка поддалась мне без особых усилий. Нажав кнопу на панели управления и саркофаг вновь закрылся.

Вокруг никого не было, коридоры пустовали. Решив немного осмотреться, я быстро и как можно тише побежал, минуя камеры, наставлен-

ные повсюду. Я не мог сориентироваться в многочисленных помещениях. Наконец, я набрел на огромную металлическую дверь с интригую-

щей табличкой «Отсек №4».

Без труда вырвал дверь, как говориться, с корнем и вошел внутрь. Весь отсек представлял собой лабиринт стеллажей и ящиков. Я пошел вдоль рядов. Казалось моей прогулке не будет конца.

Вдруг погас свет и я от неожиданности врезал-

ся в один из стеллажей, уронив несколько ящиков. В надежде, что свет снова появится, я остался стоять на месте. В нескольких шагах от меня, кто-то задел ящик и я тут же пригнулся. Я услышал глухой удар тела об пол.

— Свет! Врубите свет!- кричал кто-то.

Свет снова появился и я увидел в паре шагов от меня бездыханное тело Петра Витальевича.

— Стой на месте!- услыхал я сзади. Повернулся и встретился лицом к лицу с Дерзким. Он выстрелил несколько раз и в мою грудь вонзи-

лись четыре иглообразные ампулы.

— Мужик, не надо так!- зло процедил я и направился к нему. Еще две ампулы вонзились в мое тело, когда я выхватил из его рук пистолет и поднял беднягу над землей. Собираясь швырнуть Дерзкого об стену, я почувствовал как еще пара ампулу годили в мою шею и я почувствовал слабость.

Отпустив здоровяка, я повалился не пол. Ви- дел я лишь Лампы висевшие на потолке, их свет ужасно резал глаза. Затем в поле моего зрения появилось злобное лицо Дерзкого, я увидел как он замахивается и после его мощного удара отключился.

***

Света не могла перестать думать об этом загадочном парне, Жнеце. Ей было понятно, что в нем нашла её сестра. Приятная внешность, умные, понимающие глаза. Ей было жаль, что она не оказалась на месте Ани в тот день когда они познакомились с Владом.

Девушка зашла в комнату отдыха и сварила себе кофе. Отец явно недолюбливал Влада, несмотря на то, что так любезно с ним говорил, думала она, ведь он Жнец. А папа чуть ли не с рождения боролся с ними.

Света злилась на отца. Он начал посвящать её в это с ранних лет. Принял в орден, что было равносильно потере личной жизни. А Анечку он обожал, вечно нянчился с ней в свободное время. Свету он окружил тайнами и ответственностью ордена, а Аню любовью и заботой отца.

Они с сестрой были идентичны во всем, но это не мешало оцу любить Аню больше. А теперь ненаглядной сестренке еще и парень достался, хотя он так же мог быть с ней.

Внезапно погас свет. Девушка оступилась и уронила чашку. Та звонко ударилась о пол и разлетелась на куски. Вновь стало светло и Света взглянула на один из мониторов наблюдения, которые Дерзкий оставил повсюду, пытаясь понять в чем дело. В данный момент, монитор показывал четвертый отсек. Увиденная сцена заставила Свету застыть на месте. Отец лежал, не подавая признаков жизни, а Влад приближался к Дерзкому, который стрелял в него. Опомнившись, девушка побежала туда.

Забежав в отсек, она увидела как Влад поднял Дерзкого за шкирки. Света подобрала пистолет лежащий рядом с отцом пистолет и, не целясь, выстрелила дважды.

***

Я открыл глаза.

— Он очнулся.

Я поднял глаза и увидел стремительно движу- щийся к моему лицу кулак. Мой нос хрустнул и кровь ручьем потекла из него. Но это не было концом. Удары один за одним обрушались на меня.

— Хватит!

Света не выдержала всего этого и повисла на руке Дерзкого, не давая ему нанести очередной удар.

— Из-за него твой отец сейчас лежит в саркофаге без чувств.- Дерзкий был удивлен её реакцией, но все же опустил руку.- Но ничего, лицо этого красавчика не скоро придет в норму, ведь так, Виталик?

— Да, — ответил ему парень,- пока сыворотка полностью не растворится в его крови, он не сможет регенерировать. А с Петром Витальевичем все в порядке, он приходит в себя.

***

Я пробыл у них всю неделю. Все это время Пётр Витальевич пролежал в больничном отсеке. Было видно, что я не вызываю доверия у окружающих. Даже Света, которая проявила ко мне симпатию во время нашей первой встречи, теперь сторонилась меня.

Единственным, кто доверял мне, был Виталик. Он даже объяснил мне хитрость его изобретения, сыворотки. Выходило так, что он добавлял в мою кровь ядовитое для организма вещество, затем кипятил раствор и в конце охлаждал. Попадая внутрь сыворотка проходила по кровеносным путям к самому слабому месту Жнеца, сердцу. Не будь в растворе моей крови, мой организм легко «выдворил» бы токсин. Также он поведал, что если повысить концентрацию токсина более чем на семьдесят процентов, то Жнец умрет, а с минимально концентрацией, которую он приме- нил ко мне, я лишь стал слаб на пару дней.

Первые дни меня держали под присмотром, но в этом не было нужды, так как я и не собирался сбегать ни тогда, ни сейчас.

К концу недели я уже спокойно бродил по станции, обедал вместе со всеми и ходил навещать Петра Витальевича. Почему ему так приспичило тогда поговорить со мной мне выяснить, увы, не удалось.

Я проснулся ранним утром воскресения. Не придумав ничего лучше, пошел на кухню.

Я увидел Свету, она стояла спиной ко мне. До чего же она была похожа на свою сестру, и манерой общения, и характером.

Мы поздоровались, и я прошел к плите, поставив кофе на огонь, я обернулся и слегка отшатнулся. Света стояла настолько близко ко мне, что я мог сосчитать веснушки на её прекрасном лице.

Она поддалась вперед ко мне, но я отступил в сторону и отвел взгляд. Слезинка потекла по её щеке.

— Почему ты можешь любить её, но не можешь любить меня?- она быстро вышла, оставив меня одного на кухне в недоумении.

Кофе, закипая, бурлило на плите.

Глава 8

— Так значит у тебя есть друг Жнец, который с радостью нам поможет?

— Он очень силен,- ответил я,- он стал Жнецом в пятнадцатом веке и за это время научился использовать свои способности максимально эффективно. Вы ведь понимаете, что такой союзник нам с вами жизненно необходим, если мы хотим одолеть Василия и его ублюдков.

— Пожалуй ты прав.- подытожил Пётр.- свяжись со своим другом и приведи его к нам. А пока…можешь быть свободен.

Я встал из-за стола, пожал собеседнику руку и покинул помещение. Виталик звал меня к себе попить чаю и поболтать, но у меня были дела поважнее. Сперва я хотел зайти домой, узнать, что там творилось, а затем найти Лео и обсудить с ним мою идею о «сотрудничестве». С одной стороны я действительно верил в то, что он может нам помочь, но с другой, я предложил это лишь для того, чтобы обеспечить Лео защиту от ордена.

Ехать мне было не на чем, поэтому пришлось потратить около двух часов, чтобы добраться до дома. Дверь оказалась открытой. Я вошел в прихожую и включил свет. Разулся, снял куртку. Дверь на кухню отворилась и оттуда вышла Аня. Она застыла на месте, увидев меня.

— Что там?- вслед за ней из кухни вышел отец. Его реакция была такой же как и Анина.

Я мигом сообразил в чем дело. Они ведь думали, что меня убили, поэтому подошел к отцу, посмотрел ему прямо в глаза и сказал.

— Со мной все в порядке. Я жив, здоров. Всю неделю был у Давида, а сегодня решил познакомить тебя со своей девушкой Аней.

Лицо отца прояснилось.

— Вадик, ты так рано. Я думал ты еще побудешь у Давида. Ты привел свою девушку? Очень рад знакомству!- я схватил ничего не понимающую Аню за руку и повел за собой в комнату. Отец вдогонку радостно изрек.- Я пока что чайник поставлю!

Мы зашли в мою комнату и я закрыл дверь. Аня уставилась на меня.

— Что это все значит?! Что, черт возьми, происходит?!- гневно воскликнула он.- неделю назад тебя расстреляли на моих глазах. И тут, вдруг, появляешься ты, говоришь отцу, что все в порядке и он радостно идёт ставить чайник.

— Я тебе сейчас все объясню.- сказал я.

— Да уж, будь добр.- сказала она, сверля меня взглядом.

— Все, что происходило в тот день, происходило на самом деле. В меня действительно стреляли, но я не умер. Я очнулся в морге через несколько часов, хотел вернуться домой, но по дороге…

В течении последующих тридцати минут я рассказывал Ане историю последней недели. С каждым моим словом её выражение лица становилось, то удивленным, то недоверчивым. Под конец рассказа лицо её наполнила злоба, она гневно прищурила глазки (я просто не смог не отметить то, насколько она красива, когда злится) и направилась к двери.

— Такого бреда я никогда не слышала! Когда я с тобой познакомилась, я думала, что встретила того парня, который мне нужен, но, видимо, я ошиблась.

— Постой.- сказал я, удержав её за руку. Она обернулась. Я подошел к наглухо приваренной батарее. На пол полилась вода.- Разве я мог бы сделать такое, если бы я врал?

Аня смотрела на меня, разинув свой прелестный ротик. Я понимал её удивление. Она села на кровать. Я присел рядом с ней и посмотрел в её глаза.

— Выходит,- начала она,- что все, что ты сказал – правда? Но как такое возможно?!

— Я тоже не верил в это. Но все оказалось более реальным, чем я думал.

— Как это случилось?- спросила Аня.

Я вновь принялся рассказывать. Я опустил лишь тот момент, когда она находилась под влиянием Василия. Когда я закончил, она посмотрела мне в глаза и сказала:

— Скажи мне, о чем я думаю?

— Прости,- ответил я,- но я пообещал себе, что не буду читать твои мысли и применять к тебе внушение.

— Я люблю тебя!- сказала она и наши губы соприкоснулись в поцелуе(простите меня, мужики).

***

— Ну ты меня напугал!- сказал мне Лео при встрече.- Я уж было подумал, что ты реально помер.

— Многие так думали, а некоторые даже надеялись на это,- улыбнулся я,- но, как видишь, я жив!- Лео похлопал меня по спине.- Но, не смотря на то, что неделя прошла неделя прошла, я все еще чувствую неудобство.

— Я рад, что с тобой все в порядке.

Мы присели на лавочку.

— Мне бы хотелось с тобой поговорить,- начал я,- эту неделю я провел с некоторой пользой.

Я рассказал Лео об ордене, который борется с Дьяволом. Он слушал очень внимательно и заговорил лишь когда я закончил.

— Это древний орден, я имел честь некоторых его представителей. Но никогда не думал, что это всерьез. Мне казалось, что они – кучка идиотов, желающих лучшей жизни. Но… как выяснилось, они настроены решительно.

— Ну, так что скажешь по этому поводу?- спросил я.

— Ну почему бы и нет? Думаю, я смогу оказать какую-либо помощь этим ребятам, а они мне.

Улыбка озарила мое лицо.

— Нам бы еще пару союзников и мы бы точно выиграли эту войну.

— Войну?- переспросил Лео,- ты шутишь? Я-то думал, что твоим друзьям нужна помощь в защите от Жнецов, а не в войне с ними.

— Ты просто не знаешь, на что способны эти ребята. Да еще с нашей помощью.

— Да нет, друг, это ты меня не хочешь понять. По-твоему, как Жнецы становятся сильнее? Не знаешь? А я знаю. Жнецы становятся сильнее, убивая. Ты готов убивать невинных людей, чтобы одолеть врага? Я так не думаю. Если бы ты был готов к этому, ты бы был на стороне Василия. У нас практически нет шансов. Ну ладно, не грусти.- он посерьезнел.- Мы можем поступить иначе. Мы будем убивать Жнецов, пить их кровь и жрать их печень. Таким образом мы станем сильнее.

— А мозги не надо высасывать?- с легкой насмешкой спросил я. J

— Ну это уже кто как любит? J

— Ну тогда у Дьявола и его мудаков не останется ни единого шанса,- обрадовался я.

— Думаю, ты был бы не против сделать небольшой апгрейд прямо сейчас. Посмотри налево, только не навязчиво, в двадцати метрах от нас сидит шпион-шампиньон. Думаю его печень придется нам по вкусу. J
Я повернул голову, якобы разминая шею, и увидел парня, непрерывно смотрящего на нас.

— А вон еще двое,- продолжил Лео.- Я чувствую их присутствие. Ты тоже сможешь ощущать их телепатическое воздействие, став сильнее. Устроим пир, но в другом месте. Ни к чему людям видеть то, что сейчас произойдет.

Мы встали и не спеша пошли прочь. Завернули в первую попавшуюся пустынную подворотню. Лео взял с кучи досок, лежащих на земле, одну покрепче и кивком головы сказал мне, чтобы я сделал то же самое. Ничего не понимая, я последовал его указанию.

— Запомни,- Лео подошел ко входу в подворотню и резко выставил левую руку, через мгновение у его ног лежал, наткнувшийся на нее, Жнец.- Единственное слабое место Жнеца – сердце. Оно просто не может восстановиться и он умирает.- Лео резким движением воткнул обломок доски в сердце лежащему. Тот дернулся и замер навечно.- Тот, который слева – твой.

Я обернулся, но было поздно, мощным ударом я был повален наземь. Я перекатился в сторону, избежав новой атаки, поднялся на ноги и поймал брошенную Лео доску. Этого мгновения хватило на то, чтобы мой враг налетел на меня и вновь сбил с ног. Его тело, вдруг, обмякло, он напоролся на доску.

Я выбрался из-под огромного верзилы. В это время мой друг стоял, прижав третьего Жнеца к стене дома. Я подошел к ним.

— Неплохо,- прокомментировал Лео,- но все было бы плачевно, если бы он не был тупицей и не нарвался бы на свою смерть сам. Что сейчас чувствуешь? Чувствуешь как кровь все быстрее и быстрее течет по венам? Вот-вот. Это сила. Разберись с этим,- он указал на Жнеца.

— Нет! Постой!- завопил, припертый к стене Жнец,- я был послан просто, чтобы проследить, но не причинять вреда. Не убивайте!

— Ну же! Чего ты ждешь?- спросил Лео.

— Я не могу просто взять и убить его,- ответил я,- он ничего мне не сделал.

— Да он сделает при первой же возможности!- воскликнул Лео.- Если ты сейчас его пощадишь, он не вспомнит этого, когда у него появиться возможность прикончить тебя! Нет? Ну ты и дибил! Как ты хочешь одолеть их, если не хочешь убивать? Твое благородство тебя погубит. Ладно, я сам это сделаю.

Он взял у меня обломок доски и замахнулся, но я удержал его руку. Воспользовавшись секундным замешательством, молодой Жнец оттолкнул Лео и скрылся за поворотом.

— Ты что творишь?!- крикнул мне друг.- Ты понимаешь, что ты теперь в опасности, а главное, в опасности Анна.

— Да все будет в порядке. Он безобиден и ничего не предпримет.

— Ничего не будет в порядке! Нельзя верить им, они сделают все, чтобы выжить и убьют тебя при первой же возможности.

— Как бы там ни было,- ответил я. – Я смогу защитить и её.

***

Мы с Лео сидели на лавочке в парке. Он решил больше не говорить о сегодняшнем происшествии. Мы просто сидели и пили безалкогольное пиво. На душе было легко и спокойно.

В моем кармане завибрировал телефон. Я достал его и прочел входящее сообщение. Встал и протянул Лео руку.

— Аня пишет, чтобы я зашел к ней, так что я, пожалуй, пойду.

— Удачи!

Я решил не ловить такси, а просто прибегнуть к своей Силе. Мне пришлось передвигаться очень быстро, было ощущение, будто время вокруг меня замедляется. Я добрался до Аниного дома меньше, чем за минуту. Поднялся на седьмой этаж и постучал в её дверь. Она оказалась открытой. Я зашел и увидел Аню. Она стояла ко мне спиной на кухне.

— Анюта, ты что, соскучилась?- она не ответила.- Аня?

Я зашел на кухню и тут же оказался на полу. Кровь хлынула из носа. Последовал удар ногой мне в бок. Перед моими глазами появилась довольная физиономия Жнеца, которого я спас сегодня.

— Твое благородство тебя погубит,- процитировал он Лео.- Надо было слушать друга. Ты еще оказывается такой благородный, что не позволяешь себе применять Силы к любимой девушке, а она, между прочим, вовсю думала, о том что это ловушка, о том, что я поджидаю тебя. И вот, теперь ты валяешься у моих ног, а я сначала убью твою девушку, а затем и тебя.

Он схватил Аню за руку и резко повернул ко мне лицом. У нее была разбита губа, из носа текла кровь. Жнец вытащил нож и злобно усмехаясь, начал поигрывать лезвием.

Я почувствовал, как мои вены завибрировали. Кровь с нереальной скоростью текла по ним. Боль от ударов тут же отошла куда-то далеко. Я поднялся на ноги, схватил Жнеца за голову и со всей дури ударил его о шкафчик для посуды, затем о кухонный стол и свалил ему на голову этот самый шкафчик. Поставил обмякшее тело на ноги, вывернул ему руку, она с характерным хрустом сломалась, я вновь ударил его головой, теперь о дверной косяк. Взяв его за ногу, я протащил его через коридор и выволок из квартиры. Отломав кусок перила, всадил его в сердце ублюдку. Взвалив тело себе на плечо, открыл крышку мусоропровода и запихал туда труп.

Вернувшись в квартиру, я увидел, что Аня плачет. Обнял её и поцеловал.

— Такое больше не повториться.

— Обними меня покрепче.- услышал я в ответ.

В этот момент я понял, что убью любого, кто будет угрожать безопасности Ани.

ЖНЕЦ (рабочая версия): 1 комментарий

  1. Давайте лучше сразу праздничную версию. В этой слишком много букв.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)