призрак серого сербернара

Хильда работала в чебуречной на окраине города. Она усердно лепила чебуреки, макала их в раскаленное масло серебряной вилкой. Старуха была неряшлива и глупа с жидкими жирными волосами, собранными в хвост на затылке. Одетая она была в серую робу и валенки. На дворе шел январь. Улица, на которую выходила чебуречная, была широкой с большой проходимостью, и шедшие мимо люди толпились в шумной, но при этом очень уютной чебуречной. Хильда работала здесь давно, в основном на кухне, к людям ее выпускали редко и по делу, чтобы не отпугивать клиентов неряшливостью и угрюмостью женщины. Кухня это был максимум, на который она могла рассчитывать, хотя старуху это не волновало. ЕЕ уже больше 20-ти лет не волновало, кроме поджаристых чебуреков, да бутербродов с маслом. В чебуречной Хильду считали старой девой, хотя те люди, которые знали ее поближе, утверждали, что у нее есть сын. Совсем недавно Хильде принесли письмо — красивый красочный конверт, по своей неграмотности Хильда не поняла ни слова из прочитанного, лишь сходив к нотариусу дону Вацику она смутно докумекала , что получила в наследство коттедж и кафе за границей, где-то в Америке от некой Луизы Ферони. И что вступить в право наследования можно хоть сейчас ( с момента прошло уже полгода). Именно эту информацию преподнес ей пан Вацик.
«Так, что выходит я богатая наследница»,-подумала Хильда. Уехать, правда пока не получалось, отпуск еще не скоро, да и средств на дорогу не хватило бы, даже если бы Хильда достала свою старую заначку, которую она копила на черный день
Через пару дней Вера-хозяйка чебуречной, увидев старуху дремавшую над подгоравшими чебуреками крепко повздорила с ней. Доселе краткая и молчаливая женщина впервые в жизни заартачилась.
«Доколе мне терпеть ваши выходки пани Вера»,- своим грубоватым голосом сердито произнесла она. На этом ее работа здесь была окончена. Собрав свои рабочие вещи, Хильда гордо вышла через парадную дверь чебуречной, и, оказавшись в забытье своего дома, зарыдала, она отдала чебуречной ровно 20 лет своей жизни. ЕЕ горькие сухие слезы медленно стекали по увядшим щекам, и она неумело вытирала их затвердевшими от труда руками. Хильда не знала, как дальше жить! Старый дворецкий серж в наглаженном сюртуке с жалостью смотрел на женщину у подъезда. Америка выдалась совсем иной, чем она себе ее представляла. «Это шумное скопище быстрых людей»- подумала она, впервые попав в Ньюйорк. Женщина слегка тушевалась, ее странная неповоротливость и угрюмость виднелась в каждой клеточке увядшего тела. Дом Луизы Фернани находился на проспекте названия, которого старуха не помнила и нашла лишь по бумажке врученной ей нотариусом Вациком. Дом являл собою скромное, и уютное пристанище пожилой женщины, которая являлась ее дальней родственницей. Казалось все здесь было на своих местах как во времена покойной мадам –аккуратно, чисто и добропорядочно. Економка открывшая дверь и увидев угрюмый типаж героини, слегка испугалась, но потом когда первое смятение прошло, она послушно спросила
-Вы к кому миссис?
Хильда не удосужившись поздороваться, тыкнула экономке под нос бумагу с четким почерком юриста и письмо.
-А так вы есть та самая наследница — осклабилась экономка.
-Да,- сухо ответила Хильда.

Автор: Тамара

Штуца тамара

призрак серого сербернара: 2 комментария

  1. Понравилась речь, завлекающая. Но в итоге разочаровало, будто написано просто так, ни о чём. Не оправдало названия, извините.

  2. Ну почему речь идет о женщине очень одинокой с названием может и правда не совпадет но суть не меняееться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)