Выборы без выбора

Начинаться выборы будут в двенадцать часов ночи, и продолжаться двадцать четыре часа. Первые в истории свободные, тайные выборы. Моя любознательность не знала предела. А как выбирали до этого, как выбирали до революции? впрочем, если это действительно первые и свободные, значит, до нас вообще выборов не было и нашему народу впервые дается возможность самому избрать власть. Пытался узнать кое-что у мамы, но почему-то ничего вразумительного она мне не рассказала, и это в то время, когда на все вопросы она всегда отвечала толково и обстоятельно.

Так, например, где-то я прочел о китайцах, курящих опиум. Писали про опиокурильни, где вповалку лежат обкурившиеся, одурманенные китайцы. Нам было жаль несчастных китайцев, которые запрягаются в коляски вместо лошади, возят на себе белых господ и несут заработанные тяжким трудом медяки в эти зловонные опиокурильни. Кроме того, мама рассказывала, что людей в Китае очень много, больше, чем в любой другой стране мира. И еще добавила она, в начале века предсказывали, что придет время, когда всему миру будет угрожать желтая опасность.

Простая крестьянка, окончившая всего четыре класса приходской школы, она иногда очень ясно и понятно судила о мировых процессах. Каким-то шестым чувством я понимал, что это в ней от чтения каких-то, не похожих на теперешние газет и журналов. Я не мог понять, но чувствовал, что предреволюционный период, совпавший с ее юностью, таил в себе неведомые, и непонятные мне идеи.

А пока предвыборная кампания шла полным ходом. Кандидатом в депутаты выдвинули этническую немку Маргариту Христофоровну Шлегель. Маргарита Христофоровна не сходила со страниц газет. Появились предвыборные плакаты. Назначеные парторганизацией агитаторы ежедневно собирали свой контингент и рассказывали, какой хороший кандидат в депутаты нам достался, что мы должны быть счастливы, отдавая, свои голоса за такого достойного человека.

Я очень жалел, что еще не вырос, и не буду иметь права голосовать, но на какое-то время предвыборная кампания поглотила меня целиком, и каждой клеточкой своего тела я ощущал драматизм предвыборной борьбы.

Но вдруг, на каком-то этапе мой энтузиазм стал давать сбои. Дело в то, что все время я подспудно ждал, что вот-вот выдвинут еще одного кандидата, еще, еще. Их станет два, четыре, пять. Мысленно представлял себе, как войдя в кабину для голосования, воспользуюсь своим правом вычеркивать неугодных. Оставлю только одного, самого умного, самого достойного.

Время шло. Недалек тот день, когда все имеющие право голосовать пойдут на избирательный участок, получат конверт с бюллетенями, зайдут в кабину, скроются от посторонних глаз, возьмут в руку карандаш и…, и… вычеркнут. Оставят лучшего, достойного, но кого, в конце концов, будут вычеркивать? В списке только один кандидат Мария Христофоровна, если она кому-то не понравится, то, как же ее вычеркивать, ведь в списке больше никого не останется?

Выборы без выбора: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)