ФАНТОМ

Зазвонил мой домашний телефон, и в трубке раздался нетерпеливый голос подруги:

— Ну что, Машка, скоро свой роман допишешь? Мне не терпится узнать, чем там всё закончится.

— А, привет, Юль! Да что-то застряла я, ничего путного придумать не могу…

Юлька мне всегда сопереживала и в жизненных ситуациях, и в муках творчества. Именно она всегда с неподдельным интересом слушала мои литературные бредни. И в последние месяца два, с тех пор, как я засела за новый роман, она непременно просила прочесть ей по телефону очередную главу. Юля обожала вникать в перипетии рассказа именно с голоса, а если читка проходила ближе к ночи, так вообще, ей это было в кайф…

— Придумаешь, я не сомневаюсь… Ну ладно, как там у тебя остальные дела?

— Да как тебе сказать, всё заброшено, забыла, когда в доме генеральную уборку делала. Валик так, по верхам, приберёт — да и ладно. Если б не он, вся квартира бы заросла.

— Повезло тебе с Валиком! А моего мусор вынести не заставишь.

— Ой, Юлька! Ты мне мысль подала, срочно записать надо! Извини, ладно?..

— Да чего уж там! Святое дело — муза посетила! Ну, беги, записывай. Чмоки!

Я села за компьютер. Нет, конечно, не мусорное ведро меня осенило. Мне как раз не хватало телефонного разговора для состыковки моих главных персонажей. Я оказалась в творческом тупике: придумала несколько сюжетных линий, а теперь вот не знаю, как это всё связать и заключить в основной сюжет. И чего только я не нагородила! Перемешала и реальные события, и фантастические, и даже изобрела этаких сверхсуществ с их нереальными возможностями. И вот теперь надобно их спустить на нашу грешную Землю…

К ночи у меня уже была готова следующая глава романа. Я позвонила подруге.

— Ой, давай-давай, читай! — затараторила Юлька…

— Вот, значит, как! Они таки встретились, Игорь и Сюзанна… — задумчиво пролепетала она после окончания прослушивания. — Бедный Игорь! Что же теперь будет-то?

— А ты заметила, что их случайный телефонный разговор оказался той реальной ниточкой, которая свела их вместе? Всего-то пучок электромагнитных волн! И это ты мне, Юлька, подсказала!

— Да ладно?!

— Остановись! Не пиши больше! — вдруг в трубке возник незнакомый женский голос.

— Ой! Ты чего это? — воскликнула Юля.

— Да кто-то в разговор встрял, — неуверенно сказала я. — Что-то на линии, наверное.

— Так что ты там говорила, Машка?

— Остановись, слышишь! — с более угрожающей интонацией повторил голос.

В воздухе зависла пауза.

— Да кто там хулиганит? Вы в чужой разговор вклинились, — наконец, произнесла я.

— Нет, это я тебе говорю! Мы ещё с тобой встретимся! — хриплым голосом сказала незнакомая дама, и в этот момент старинные настенные часы в моей комнате пробили полночь.

Я вздрогнула и осторожно позвала Юльку в трубку:

— Юль, ты слышала эту бабу?

— Что за хрень? Это ты, что ли , прикалываешься?

— Да ты что! Я таким противным голосом и разговаривать-то не умею!

— Ну, не знаю… Кошмар какой-то… Машка, мне страшно!

— А вдруг она нас всё ещё подслушивает?

— Так, давай закругляться. Я вешаю трубку, Маш. Пока!

В трубке запикали короткие гудки…

Я тихонько вошла в спальню. На кровати сладко спал Валик. Я уютно пристроилась к нему под бочок, успокоилась и заснула.

На следующее утро всё шло своим чередом. Я покормила Валентина полезной овсяной кашей и отправила его на работу. Только после этого в моей памяти всплыл ночной разговор с Юлькой.

— Чёрт! Бывает же такое. А я и впрямь испугалась. Вот что значит, дело было ночью. Если б это сейчас произошло, я бы просто посмеялась!

В кухню, с обычным утренним приветствием «Маа -у!», вошёл громадных размеров белый кот. Пуся на самом деле не был перекормлен, просто у него была такая длинная и густая шерсть, что он выглядел в два раза толще своих действительных габаритов. Он привычно направился к своей миске, наполненной его любимой кошачьей едой.

Я быстро прибралась на кухне и, наконец, занялась своим романом.

— Сюзанна, Сюзанна… Что же с ней происходит дальше? Надо её как-то приодеть, чтобы она не отличалась от обычных людей…

Вдруг из спальни послышался звук открывающейся створки шкафа. Я напряглась и прислушалась. Кот, что ли, туда залез? Пуся любил дрыхнуть среди шмоток на полке шкафа. Но звук повторился снова, а потом и в третий раз.

— Это уже не смешно. Вдруг кто-то проник в квартиру? — пронеслось у меня в голове.

Я, крадучись, вышла в коридор, прихватив тяжёлую металлическую пепельницу.

Пуся тоже прибежал из кухни, выражая любопытство своим фирменным возгласом «Маа-у!». Через распахнутую дверь спальни была видна какая-то тень на противоположной стене. Я подошла ближе и заглянула в комнату. Там никого не было. Шкаф был открыт, а на полу валялись мои вещи и платья, прямо с плечиками, скинутые с перекладины. Но на стене шевелилась явно женская тень и именно в моём коктейльном платье с большим бантом сбоку, над разрезом юбки. Я обалдела. Меня затрясло. Я взглянула на Пусю. Кот сидел в проёме двери, и взгляд его вытаращенных огромных голубых глаз был устремлён в сторону тени. Он явно видел кого-то, кого я не могла увидеть!

Пуся пробежал несколько шагов вперёд и уселся посреди спальни, не сводя с кого-то своего пристального взгляда. Я снова посмотрела на стену — тени там уже не было. Пуся сидел, как вкопанный, задрав свою тёмную мордочку и подрагивая таким же тёмным хвостом. Затем он громко произнёс «Мааа-у!» и, подбежав ко мне , принялся увиваться вокруг ног. Я наклонилась и взяла его на руки. Он был явно обеспокоен, но не тем, что он увидел, а тем, что я была взволнована, и начал ласкаться ко мне, успокаивая и громко урча. Пуся всегда так делал, когда чувствовал, что мне плохо или просто не по себе. Он начинал толкаться своим мягким большим лбом мне в голову или руку, словно разговаривая со мной своим мурчанием:

— Я здесь. Мурр. Ничего не бойся, я — твой защитник. Мурррр…

Я обожала его в эти минуты! Никто не мог меня так пронзительно и тонко чувствовать, как этот котяра. Я всегда этому поражалась! Нежно потискав его толстое мягкое пузо, я опустила Пуську на пол и вошла в спальню.

Да, тени на стене не было, но и коктейльного платья с бантом тоже нигде не было! Что за чёрт! В этой ситуации меня успокаивало только то, что я была уверена, что видела всё это не я одна, но и мой кот. В его присутствии мне было не так страшно находиться в квартире.

Сложив вещи на место, я прилегла на кровать и позвонила Юльке.

— Машка, привет! — раздалось на другом конце провода. — Слушай, я ведь вчера долго не могла заснуть! Как думаешь, это реально была угроза какая-то?

— Юль, у меня тут в квартире что-то странное происходит…

— Ой, расскажи!

— Понимаешь, кто-то мои шмотки примерял. Кто-то нематериальный — то ли призрак, то ли ещё кто…

— Да ты чё! Как это?

— А вот так! Видела я тень какой-то бабы, была она в моём любимом платье, помнишь, то чёрное, с бантом?

— Да. И что?

— А теперь я это платье найти не могу!

— Офигеть!

— Знаешь, Юлька, что я думаю. Это была Сюзанна.

Юля многозначительно молчала.

— Алё, Юль! Ты меня слышишь?

— Да, Машка… Наверное, тебя надо показать…

— Слушай, подруга! Я-то в своём уме! Можно подумать, ты вчера не слышала тот голос по телефону!

— Ну и что?

— Так это тоже была Сюзанна, — почему-то прошептала я, прикрывая трубку рукой.

— Машка, не пугай меня! Тебе, наверное, надо отдохнуть от твоего романа…

— В том-то и дело, что теперь поздно отдыхать! Она материализовалась, понимаешь? Я позволила ей материализоваться!

— Вообще-то я такое слышала, — озадаченно проговорила Юлька. — Кажется, Татьяна Устинова говорила, что то, что она пишет, непременно сбывается, что написанное слово в сотни раз сильнее произнесённого… Ой, мамочки! И что теперь делать?

— Я кое-что попробую сделать, Юль!.. Ну, ладно, позже созвонимся!

Я бросилась к компьютеру.

— Так… Значит, я её нарядила в маленькое чёрное платье… Теперь она пойдёт на свидание к Игорю… Она ничего плохого ему не сделает. Игорь, не бойся, я тебя в обиду не дам! Она ещё и влюбится в тебя, как полоумная, вот посмотришь!..

Буквально за полчаса я настрочила целую главу.

— Ай да я! Ай, молодца! — похвалила я себя.

Теперь не мешало бы перекусить. Я выключила компьютер и направилась на кухню. Но, не доходя до двери, почувствовала, что там кто-то есть!

— Кис-кис-кис, — тихонько позвала я Пусю.

Кот беззвучно прибежал на своих мягких лапках и остановился у приоткрытой двери. Потом он уселся в ту же самую позу, что и утром, уставившись в одну точку обезумевшими глазами. Я заглянула в щель со стороны дверных петель. На столе горели свечи. Они стояли в красивом старинном канделябре. На белоснежной скатерти, расшитой белой гладью, в трёх высоких бокалах пенилось розовое шампанское, тёмная запотевшая бутылка лежала в ведёрке со льдом. Посреди стола стояла высокая ваза с живописно свисающими гроздьями крупного чёрного винограда…

Я отпрянула от щели и прижалась к стене. Пуся вбежал в кухню, и в этот момент я услышала звон разбившегося фужера.

Взяв себя в руки, я влетела в кухню. Там всё было, как обычно. Только на пустом столе валялись осколки хрусталя. Пуся по-хозяйски подошёл к своей миске и начал смачно лакать воду.

— Господи! — подумала я. — Скорее бы Валик пришёл с работы!

Зазвонил телефон. Это была Юлька.

— Ну как, что-нибудь написала?

— Да, вот послушай…

Я прочла подруге новую главу.

— Ну-у-у, — разочарованно протянула Юля. — Как-то мне жалко, что ты Сюзанну хорошей сделала. Я не хочу, чтобы она хорошей становилась, — по-детски закапризничала Юлька.

— Да мне тоже больше нравилось, когда она стервой была… Тем более, что эта новая её ипостась ни к чему не привела.

— Что ты имеешь в виду? — забеспокоилась Юлька.

— Она продолжает меня пугать… — ответила я.

— Ты не посмеешь! — вдруг врезался в разговор тот самый, вчерашний голос.

Я вскрикнула от неожиданности. Юлька в испуге бросила трубку, потому что у меня пошли короткие гудки.

— Это она! Это опять она! Это Сюзанна! — панически соображала я.

Я метнулась к компьютеру.

— Так! Я должна закончить роман! Как можно скорее!

Мысли выстраивались в голове молниеносно. Пальцы, не останавливаясь, колотили по клавиатуре. Сколько прошло времени, я уже и не знала…

Наконец, пришёл Валентин.

— Я задержался, дорогая. Ужинать не хочу, перекусил в ресторане с клиентом. Ну, как у тебя дела? — спросил муж.

Во как! Я и не заметила, как время пронеслось — уже девять вечера!

— Посиди со мной, Валь! — попросила я.

— Посижу. А ты мне почитай, что там у тебя дальше получилось.

Я открыла текст, но доброй половины написанного мною, как не бывало.

— Чёрт, чёрт! Куда же подевалась половина главы!

— Машунь, ты, наверное, не сохранила?

— Да нет же! Я всё сохраняла…

— Ну, ничего, я тебя обхитрю, — поняв в чём дело, подумала я.

— Валик, ты отдыхай, а я сейчас…

Я помнила всё написанное слово-в-слово. Взяв бумагу и ручку, я быстро настрочила стёртый из компьютера текст.

— Ты меня разозлила, Сюзанна! — твердила я про себя. — Раз с тобой нельзя по-хорошему, будет по-плохому! Я не позволю тебе разгуливать по моей квартире. Да и вообще, мало ли что тебе может взбрести в твою фантомную голову! Нет уж… Я должна это сделать!!!

Я начала писать следующую, последнюю главу моего романа. От первоначальной задумки уже мало что оставалось. Но мне было всё равно. Мне необходимо было запереть эту тварь в законченную книгу. Я исписывала страницу за страницей. Получалось медленнее, чем на компьютере, но так было надёжнее. Правильно в народе говорят, что «написанное пером не вырубишь топором». Это не электронный текст, который в один прекрасный момент может куда-то пропасть из-за вируса или ещё чёрт знает из-за чего…

Неожиданно из спальни раздался ужасный крик Валентина. Пуся стрелой влетел в мою комнату и запрыгнул ко мне на колени. Я замерла. В доме зависла гнетущая тишина. Я прислушивалась. Вдруг до меня донёсся слабый хрип. Я кинулась в спальню вместе с котом. Валик лежал поперёк кровати и хрипел. Его горло было обмотано галстуком. Трясущимися руками я размотала петлю.

— Господи, как тебя угораздило запутаться в галстуке? — причитала я.

Валентин пришёл в себя и уселся на кровати.

— Что это было? — растерянно спросил он.

— Надо было раздеться и лечь спать, а ты прямо в костюме завалился, — пыталась успокоить его я.

Но на самом деле у меня были совсем другие мысли.

— Валик, давай я тебя раздену. Ложись спать, а я чуть позже приду.

Оставив дверь в спальню открытой, я приказала на ушко Пусе сидеть на ковре и сторожить сон Валентина. А сама продолжила свой роман.

Я должна покончить с этой сволочью. Надо же, какое чудовище породил мой разум! Видимо, что-то сложилось не так, или звёзды встали роковым образом, когда в моём воображении возник образ этой фантастической твари.

Теперь я точно знала, что делать. Теперь все нити моего романа сходились в одной логической точке. И этой точкой была смерть моей главной, поначалу необыкновенной и любимой героини…

« Ты не посмеешь!» — снова в ушах зазвучали эти слова, сказанные реальным скрипучим голосом Сюзанны.

— Ещё как посмею! Я — твоя хозяйка! — чётко вслух проговорила я, поставив жирную точку в конце романа и в конце жизни моей Сюзанны…

И вдруг, обильные слёзы брызнули из моих глаз, и дыхание перехватило с трудом сдерживаемым рыданием.

Пуся прибежал ко мне и запрыгнул на письменный стол. Он упёрся своим тёплым и мягким лбом в мои мокрые от слёз щёки и замурлыкал…

Утром я покормила мужа полезной овсяной кашей и отправила его на работу. Потом мне позвонила Юлька.

— Ну, как у тебя дела? Ещё что-нибудь написала?

— Да, Юлия. Хочу вот тебя «припахать» немного. Приезжай ко мне сегодня, пожалуйста. Я буду тебе диктовать, а ты будешь печатать продолжение моего романа. Сможешь?

— Обязательно приеду, Машка! Жди…

— Интересно, как воспримет Юлька такой финал? — подумала я и пошла кормить Пусю.

18.02.2011г.

ФАНТОМ: 8 комментариев

  1. Получилось очень захватывающе и интригующе. Браво! С уважением. bratchanka.

  2. Seliza, конечно пять! Со звёздочкой! Кажется, это не только в моей голове подобное происходит. Рассказ могу назвать ГЕНИАЛЬНЫМ! Вот только это чувство… Неужели и у вас так… написанное сбывается… Нет, когда я пишу, всё нормально, но потом, через много лет всё может сбыться, строки просто оживают в реальной жизни. Слова ведь — мощное орудие, они материализуются, но это отдельная тема. Не хочется о ней. А то мой коммент получится больше, чем ваш рассказ. Скажу только — СУПЕР! Спасибо, что воплотили в жизнь мои мысли. Я как-то не решалась написать о подобном.

  3. @ bratchanka:
    @ Михаил Ковтун:
    @ Марина Дорих:
    Большое вам спасибо!
    Этот рассказ получился , можно сказать, «на коленке» — на подвернувшихся под руку листках бумаги. Вот просто сидела и строчила, пока не стемнело. Видно, долго созревал где-то внутри.

    Марина, бывает, что сбывается, но невозможно предугадать, что именно. Поэтому, впредь буду осторожной… Думаю, что хотя бы в творчестве люди должны нести как можно больше света и радости.

  4. Класс! Произведение твоё.
    Я такое тоже наблюдаю.
    Мы себе героев создаём,
    А потом от них же и страдаем.
    Спасибо Солнышко! У меня было подобное,
    Но не в такой форме. С Теплом и Признательностью! Сергей

  5. Правильно, иногда наших героев проще убить, чем терпеть их выходки. Смеюсь. Класс!!! Очень понравилось. Прочла на одном дыхании! С теплом. Алена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)