система счастья, которая вне меня…

Глава1

Я шла по пыльной дороге Ялтинского шоссе на встречу дул сильный ветер, гремела гроза и неприятные громкие раскаты грома и свет молнии заставляли вздрагивать каждую клеточку моего тела. В голове была только одна мысль: «Потерпи роднулечка, завтра будет легче, ты больше никогда, слышишь — никогда его не увидишь, больше не будет этих глупых слез, от обиды и разочарования, не нужно будет терпеть, его непрекращающиеся измены и не надо будет заставлять себя верить лжи: клубки которой распутать, не в состоянии был даже он сам». Он лгал всегда, везде и всем. Матери врал, что он закончил университет, и получил диплом, на самом деле, когда все думали, что он в ВУЗе, он барыжил краденными сотовыми телефонами, на заработанные за 5 лет деньги, «великий студент» купил машину, а на сдачу взял диплом, и не важно, что изначально поступивший Леха на экономический факультет, принес домой диплом об юридическом образовании. На это особо никто не обратил внимание. «Да это и не важно», так бы, наверное, воскликнула добрая мама Лешика. Отца он боялся, но от этого врал не меньше. Игорь Борисович до сих пор наивно думает, что его машину угнали, а бедного сына отпинали и выкинули из нее на скорости 120-130 км (ставлю сотку, что она бы даже не разогналась до этой скорости ), хотя сынуля просто-напросто проиграл ее в казино, а когда перебрал халявного пойла и отказался отдавать ее– СБ пришлось убедить юношу не сопротивляться им. Мне он врал постоянно, впоследствии привыкнув к его лжи, мне стало казаться, что он даже храпит как-то лживо, шмыгает неискренне, чешет затылок обманчиво. Я стала параноиком, с навязчивой мыслью: «Все врут, никому нельзя верить. Не верь словам, следи за жестами». И как истеричка то вскрикивала, то вздрагивала при жестах, которые явно, по моему мнению, говорили о лжи.

Вспомнилось как однажды, когда он в очередной раз старательно врал, придумывая историю по правдоподобней начал путаться в мыслях. Мы стояли на кухне, я теребила носовой платок в руках, а по щекам текли слезы, он говорил какую-то лабуду, а я прекрасно зная, что это полная ерунда, заставляла себя поверить. И я уже готовая поверить, что его товарищ при утренней пробежке подвернул ногу, но почему-то сломал мизинец руки и предположил о переломе только в 2 часа ночи и позвонил именно Лехе,(хотя Алешка не врач, а простой юрист с адвокатской конторы), чтобы тот приехал наложить ему гипс. Ну и Алексей рубаха-парень не мог отказать любимому другу в столь сложный момент его жизни и вылетел из родных пенатов незамедлительно. (Правда вернулся через 4 дня, загорелый и в засосах). Как вдруг с его уст слетает фраза, заставившая меня поперхнуться собственными слезами: «А знаешь, мне надоело врать. Да я был с любовницей, да она классная, она веселая. За эти 4 дня я изменил тебе с ней 8 раз. И..я..не жалею о случившемся…Я люблю женщин и ты должна с этим смириться. Ведь ты же любишь меня, а любящая женщина должна уметь прощать». Минуты две я сидела в ступоре, не зная как реагировать, в голове даже успела мелькнуть мысль, что лучше бы он врал, чем говорил такую ужасную правду. Мне стало тяжело дышать, и тут он пришел мне на помощь: «Зай, ты что поверила?» с ужасом в глазах спросил он (уже потом я пыталась проанализировать чем был вызван этот ужас в глазах, то ли тем, что он впервые сказал правду и начал недоумевать, неужели какая-то скотина подсыпала ему сыворотку правды, то ли оттого, что он действительно, пошутил , а я поверила и он испугался, что из-за невинной шутки я уйду от него). Конечно, второй вариант полная ерунда, но мне так хотелось в это поверить… И я вполне довольная такой развязкой замотала головой, на что мой соловушка защебетал часа на полтора об огромной любви ко мне и о моей уникальности, как женщины, что я поверила и отдалась ему уже на 10 минуте его пения, после жаркого секса он не умолкал. Я понимала, что это связано с тем, что он сегодня проболтался, назвав это неудачной шуткой, я все это прекрасно понимала, но закрывала глаза, и он знал тонкую политику своей жгучей брюнетки любимицы, поэтому зализывал мои раны своим шершавым языком, на что я отвечала благодарным заливистым смехом.

Я шла, а навстречу дул устрашающий ветер, я шла, а на глаза наворачивались слезы, по щекам текли капли дождя, бушевала погода, душа разрывалась, сердце сжималось и все это от осознания того, что моя любовная эпопея, длившаяся 5 долгих мучительных лет подошла к своему логическому концу. Мне казалось, что станет легче, я обрету легкость бытия, полную свободу и буду чувствовать себя, как канорейка, вырвавшиеся из золотой клетки хозяина. Я жила иллюзией того, что когда-нибудь я это сделаю, я уйду от него, как бы ни было сложно и тяжело, что я смогу закрыть дверь в прошлое, у которого нет будущего.

Мелкий дождь резко перешел в ливень, люди, окружавшие меня словно муравьи, на которых обрушивался огромный мелок «Машенька» стали разбегаться и прятаться под карнизами домов, забегать в магазины или скакать галопом с пакетами или сумками на головах к ближайшей остановке. А я шла, вся промокшая и озябшая, очень гордая собой, что я смогла поднять с колен свою гордость, встать в полный рост распрямить спину и уйти от Лешика. Я подняла голову и увидела, что дошла до железнодорожного вокзала, в мгновения ока мелькнула шальная мысль, и я зашла внутрь.

Мои глаза бегали в поисках надписи «Авиакасса», из-за волнения от того, что сейчас я решусь на такой взрослый, но необдуманный шаг у меня подкашивались коленки и затуманилось сознание. Через 10 минут я нашла авиакассу прямо перед собой, торопливо подошла, боясь передумать. В окошке увидела два больших глаза, в упор смотрящих на мокрую меня.

— У вас билеты есть?

— Куда? – раздраженно спросила кассир, мельком взглянув на меня и далее уставившись в компьютер.

— Не знаю куда-нибудь – стушевалась я.

— уж будьте так любезны, определитесь,! – придвинув свои два больших глаза к окошку, насмешливо сказала она.

Я выбрала тот город, на билет которого хватало денег в моем кошельке. Кассир взяла мой паспорт подивилась моим имени и фамилии и уверенно спросила:

— дата закрытая или открытая?

-Какая дата?

-Обратного билета.

— Мне билет в один конец.

— я же вам объясняю, если вы берете в оба конца, то вы экономите более 50% стоимости обратного билета.

-Я не вернусь обратно – решительно заявила я – вам понятно? — добавив для пущей убедительности.

Через 10 минут два больших глаза отдали мне мои билеты, сопроводив словами:

— Вылет через 4 часа! Приятного полета! Спасибо, что воспользовались нашими авиалиниями!

У меня зазвонил телефон, я судорожно стала вытряхать все из сумки, чтобы его найти, но когда нашла и увидела на дисплее «мама», разочарованно вздохнула. Не знаю, на, что я надеялась, может на то, что это Лешик и сейчас он будет умолять меня вернуться, а я твердо буду стоять на своем «нет», но звонок мамы меня явно не обрадовал.

-Доча, привет! Как дела? Приходите сегодня ужинать, можешь даже своего бестолкового кобеля взять. Ой знаю, знаю «Мама Лешик не кобель, он просто настоящий мужчина.А мужчина по своей сути полигамен и вот он не исключение». Мы сегодня с Виолеттой были в Плазе, там такие скидки. Короче, приходи вечером я все тебе покажу. Жду вас в 8.Целую,тебя детка.

— Мама, я не приду – я еле успела ее прервать до того, как она повесила трубку.

— Почему? – мама всегда недоумевала, когда кто-то говорил ей нет.

— Я уезжаю.

— С кобелем?

— Нет, я ушла от Лешика!

— Не может быть. Детка, я горжусь тобой. Надо Виолетте позвонить рассказать. Позвони мне, когда вернешься. Чмоки.

Я не успела сказать, что не вернусь, мама уже повесила трубку. По-моему ее больше обрадовал не сам факт, что ее дочка наконец-то вырвалась из ада, а то, что есть о чем посплетничать с подругами. Я уверена, что в пятницу на своем девичники мама с подругами будут делать ставки своими хрустящими стодолларовыми купюрами, на сколько дней меня хватит.

Я бы с удовольствием еще пару тройку часов поразмышляла над сложностью бытия и почему на этой планете все так сложно, как бы классно было сгонять не в Питер, а на какую-нибудь галактику, например, на Марс, отвлечься с марсианами, а впоследствии выйти замуж за какого –нибудь недочеловека, только за богатого, чтобы у него как минимум 3-4 летающие тарелки были и одна из них обязательно розовая — (я улыбнулась внезапно посетившим меня мыслям), но времени на различного рода мечтания у меня не было, надо было еще успеть покидать вещи в чемодан.

Я достала свой огромный чемодан и стала кидать туда все, что попадалось под руку. Через какое-то время мне попался альбом с фотографиями, я присела посмотреть. Здесь была вся любовная эпопея с Лешиком и ничего кроме. Я вдруг задумалась, а почему в моем доме нет моих детских фотографий, ничего напоминающего о школьных годах, ни одной подруги… а ведь у меня кроме Лешика никого и не было за последние 5 лет. Я настолько себя ему отдала, что растеряла всех друзей, знакомых, товарищей. И мне вдруг стало ясно, почему мне было так плохо и одиноко, почему я всегда к нему возвращалась, почему он мной не дорожил, когда я гордо взмахнув головой, так чтобы как в голливудских фильмах волосы делали прыжок вокруг своей оси, ну как в рекламе Headen and shoulders девица взмахивает своим париком, так и я только своей гривой, глазки смочу скупой слезой, добавлю трагизм в голосе и со словами «Я ухожу от тебя», громко хлопаю дверью, правда, потом еще за дверью секунд 30 подожду в надежде, может, догонит, а он не догоняет. Он просто знал, что некуда, да и не к кому мне идти — и я возвращалась, вот и в этот раз он уверен, что я вернусь. Но я не вернусь. Прости меня дорогой читатель за тавтологию, я так часто это повторяю, наверное, оттого, что боюсь, что не выдержу и приду к нему обратно, нет, не приду, а именно вернусь. Я не вернусь!!!

Я начала пролистывать альбом, нахлынули воспоминания, на душе заскребли кошки, на глаза навернулись слезы, и я откинула фотографии с твердым намерением выкинуть их не только в мусорку, но и из жизни. Нахрен, Лешик, иди нахрен, только туда ты и можешь ходить…

Мой скромный гардероб никак не хотел помещаться в чемодан пришлось прибегать к силе, я начала утромбовывать ногой, и когда, наконец утромбовала при застегивании молния лопнула, я громко матеркнулась, достала спортивную сумку с которой ходила на шейпинг кинула самое необходимое, после чего вызвала такси.

— Куда едет, такой красавица?- спросил таксист кавказской национальности, когда я села в машину.

— В другую жизнь.

-Что-то я не понимать, это новый кафе «Другая жизть».

-Это аэропорт, а оттуда в другую жизнь.

— Ааа – понятливо закивал мужик – а другая жизть это где по вашему?

— Это…это там, где нет таких мудаков и кобелей, как вы – мужики.

— На Лесбос что ли. Я читать, что есть такой место.

— Прибавь газку, дорогой, а то опоздаю я на свой Лесбос и останусь тут в нашей Гандурассии.

— Эта не Гандурассия, это же Российский Федерация, ай такой красивый девушка, а не знает, где находиться или ты спутала красавица?

— Это она называется Российская Федерация, а по факту, что ни на есть Гандурассия.

— Так, что по -твоему, ты гандурасска?

— Нет, это вы гандурасцы.

-Не, я грузин – гордо сказал таксист.

— Да это я про мужиков здешних.

-Ааа, ну, я нездэшенский, я из Грузии.

-Я поняла.

-А вы к нам бы лучше ехайте, вот у нас там дествитэльно другая жисть, сдался вам этот Лесбос. У нас там и воздух другой, и люди, а мущины, да они на руках такой красотка носить будут…. – он еще долго что-то рассказывал о своей стране, но я признаться не слушала, мои мысли были где – то далеко. Я думала о Лешике, о маме, о другой жизни, но Грузия туда не входила никаким боком.

Глава2

Регистрацию я прошла довольно быстро и теперь ждала посадки в зале ожидания, постоянно поглядывая на мобильный, будто бы посматривая на часы, на самом же деле, я понимала, что жду звонка от Лешика. Но телефон предательский молчит. Время идет очень медленно, и я начала удивляться, как мама может любить эти перелеты, которые совершает минимум 2-3 раза в год, одно ожидание чего стоит.

В самолете ко мне подсел довольно обаятельный мужчина средних лет.

— Алексей – сразу же представился мой сосед.

— Злата-ответила я, но про себя подумала: «еще один Алексей. Рок или судьба?»

— Какое красивое имя.

— Да и фамилия тоже ничего.

— Какая?

— Я так и знала, что спросите какая…

— Ну, конечно, так заинтриговали.

— Незабудкина – фамилия гордо слетела с моих уст.

— Злата Незабудкина? – он прыснул милым смешком. Никогда еще никто не смеялся над моими можно сказать паспортными данными. Меня это возмутило и я решила съязвить.

— Я не вижу здесь ничего смешного – это раз, и я себе никогда бы не позволила смеяться над фамилией человека, даже если бы она была очень смешная в присутствии ее носителя, например, если вы мне сейчас скажете, что вы Жопкин или Писькин я промолчу и даже не улыбнусь….

— Ага, вы выйдите из и самолета и на весь аэропорт будете смеяться своим заливистым смехом и объяснять уставившимся на вас прохожим, что вон сзади Писькин жопует или наоборот Жопкин …. Это вам кажется лучше, когда вы за глаза обсмеиваете человека? Ну, вы Незабудкина, даете.

— Что за фамильярность, Жопкин? – сначала вполне серьезно сказала я, а потом прыснула со смеху.

-Вообще-то я Вронский — обиделся мой новый знакомый.

-Князь что ли? – решила его подбодрить я.

— Ну, а если даже так, то что….

— То ничего, мне знаете в наш 21 век как-то все равно князь или не князь, да хоть Иван Грозный у нас это как-то не в цене сударь – немного разозлилась я на этого выскочку, князем себя возомнил, еще бы царем себя нарек, самозванец юродивый.

Где-то полчаса мы еще поприперались, я бы еще подискутировала, если бы Алексей не прервал мою очередную колкость словами:

— Ладно, Незабудкина, дружеская ничья. Мы люди взрослые хватит детским садом заниматься. Давайте на серьезные темы лучше поговорим?

— Ох, давайте! О чем же? О чем же князь слово молвить изволите? Может о литературе, эпоха импрессионизма, иммигрантская проза Набокова как раз сюда подходит. Мое любимое произведение, нет, что вы не «Лолита» это как-то гадко, пошло. «Весна в Фиальте» и «Знаки и символы». А ваше?

Мой сосед напрягся и обиделся, но потом задумался и ответил:

— «Защита Лужина», если вы про Набокова.

— Расслабьтесь, Алексей, я пошутила. О серьезном, так о серьезном. Давайте, начинайте.

— Нет уж, моя прекрасная попутчица, вы и начинайте. Куда путь держите? Отдыхать или работать?

— Я еду в другую жизнь, жить по-новому.

— Поругались с любимым человеком?

— Да как-то не сложилось. Знаете ли, мужчина и женщина это две абсолютно разные субстанции, которые без портаков взаимодействовать, видимо, не могут. Я со своей субстанцией пыталась найти положительный заряд 5 лет, но так и не нашла. Мне пришлось его бросить и попытаться найти счастье где-то в другом месте. И я решила поискать в Питере.

— Злат, а вы знаете, что только противоположные заряды частиц могут притягиваться и поэтому вы неправильно искали, может, стоило подождать, не принимать скоропалительных решений.

— Чего ждать? Вы знаете, сколько я с ним натерпелась. А как он гулял, а руку на меня поднимал, а как напьется изводил, он же из меня психопатку сделал – и тут у меня речь полилась сама собой. Я выплеснула всю свою боль на Алексея, которую пережила за эти годы, боль, которой мне не с кем было поделиться за все это время. Я рассказала все, не утаивая ничего, что могли помнить мои память и сердце.

Что мне больше всего нравилось в попутчиках, так это то, что им можно было рассказать все, что не можешь рассказать даже самому близкому человеку, потому что видишь его первый и последний раз в жизни. Всегда приятно поделиться своими переживаниями, болью с человеком, которого плохо знаешь, которому по сути на тебя наплевать. Вот и я так, все выложила Алексею, как на духу. А он слушал и не перебивал, только подсказывал слова, когда я, захлебываясь в слезах, путалась с мыслями.

После моего монолога он пребывал в небольшом шоке, только руку мою не отпускал, уже и не помню, когда он ее взял в свою огромную ладонь, после молчания в несколько секунд, он проговорил почти шепотом:

— Бедная девочка, сколько тебе пришлось пережить! – с этими словами он поднес мою руку к губам.

В этот момент между нами что-то вспыхнуло, не знаю страсть или любовь. Но он так на меня смотрел, ни один мужчина так не ласкал меня взглядом, не говорил глазами так нежно и тепло. Это тепло обволакивало меня всю до самых кончиков ушей. Он стал целовать мою голову, промокшие от слез глаза, уши, шею рот. Его жаркие губы встретились с моими влажными и солеными, с моими податливыми и пухлыми губами. Его поцелуй был взрослый, нежный и в то же время страстный. Мне вдруг вспомнился наш первый поцелуй с Лешиком, мы тогда выезжали на пикник всем классом, мы ели арбуз под деревом, он был такой сочный, что тек по подбородку, он периодически вытирал с моего лица липкий сок своими пальцами, а в очередную такую чистку лица, он наклонился ко мне совсем близко и поцеловал. Мой первый поцелуй в арбузном соку. Он был слюнявый, мокрый, липкий и неопытный, да и последующие не очень отличались от первого. Но все же первый — его, я, наверное, буду помнить всегда.

— Пошли за мной! – наказным тоном сказал он.

Мы закрылись в туалете. Со мной такое было впервые, я видела такие сцены в голливудских фильмах, но никогда не слышала такого даже от знакомых. Наши лица горели от желания, руки скользили по телу друг друга, мы изучали и старались запомнить каждую клеточку наших тел. Такого экстаза у меня никогда не было, да и вряд ли было бы с Лешиком. Во всех его движениях чувствовался опыт. Это был секс без любви, но построенный на страсти.

Когда все закончилось, мы начали одеваться, в дверь уже ломилась бортпроводница, мы хором крикнули: «Занято!», потом рассмеялись и открыли дверь. Алексей улыбнулся своей обворожительной улыбкой, стюардесса засмущалась и грозно сказала:

— Чтобы это было в последний раз!

— Конечно, следующий раз уже на земле.

Меня разозлила его самоуверенность, и я быстро зашагала к своему месту.

— Это было круто, Златка – как-то по мальчишески восторженно восхитился он.

— Ты так уверен, что мне на земле захочется повторения?

— Конечно, ведь тебе понравилось!!! – хихикнул он.

Объявили о посадке, свет резко погас, потом зажегся, и что-то блеснуло у него на руке. Я присмотрелась, точно оно – обручальное кольцо. Я вспыхнула словно зажженная спичка, как он мог, заниматься со мной сексом, когда его дома ждут жена и скорее всего орава детей. А может, он разведен? Да, скорее всего, не может же женатый мужчина себе позволить почти прилюдно заниматься любовью с другой женщиной.

— Ты разведен?

— Нет, почему ты так решила – женат?

— Так почему же ты мне ничего не сказал.

— А ты не спрашивала.

— Гаденыш.

Я бы еще много, что хотела ему сказать, но мы приземлились. И люди стали поспешно выходить, всем нетерпелось увидеть вторую столицу России. Я последовала их примеру и стала, как можно быстрее выбираться из самолета, кобель №2 шел, не отставая от меня.

— Ты пойми, Злата, мы взрослые люди, что ты дуешься на меня. Ну и что, что у меня есть жена. Ты же читала «Весну в Фиальте» помнишь слова главного героя: «Дома я оставил жену, детей: всегда присутствующую на ясном севере моего естества, всегда плывущую рядом со мной, даже сквозь меня, а все-таки вне меня, систему счастья». Так же и у меня. …- он не переставал щебетать до самого зала ожидания.

А там, я гордо подняла свою спортивную сумку с конвеира, обернулась, посмотрела на него, как на полное ничтожество и сказала:

— Жене привет! Удачи и прощай!

И ушла. Опять предательски обманутая, опять одна и снова в неизвестность. Взяла такси до первой попавшейся гостиницы, сняла номер и уснула на целых 18 часов. Мне снился дом и Лешик. Я вдруг так затосковала по своему родному городу, свернулась калачиком, и казалось, что это не я сплю, а какой-то затравленный зверек. Я так паршиво себя чувствовала от этой сцены в туалете самолета. Я залезла в ванну и пыталась смыть с себя грязь и унижения, которым меня подверг Алексей№2. Но перед глазами все время возникал он, облокотившийся об меня и страстно целующийся, его горячее дыхание до сих пор обжигало. «Что за черт? Везет же мне на Алексеев, кобелей проклятых».

Зазвонил телефон, я удивилась столь раннему звонку, номер незнакомый.

— Алло, Незабудкина, привет, это твой попутчик из самолета, не забыла еще?

— Как ты узнал мой номер телефона и что тебе от меня надо? – ответила вопросом на вопрос я.

— Узнать — не было проблемы, телефон, оформленный на Злату Незабудкину был только этот. А надо – тебя. Я соскучился. Ты мне очень нравишься, правда. Может, встретимся. Обещаю без твоего согласия, даже пальцем тебя не трогать.

— А жена?

— Что жена?

— Ты разводишься?

— Нет, зачем. Почему тебя так волнует моя жена. Вон своего Лешика с десятками делила, а меня с одной не можешь.

— Вот и учусь на своих ошибках того делила, следующего не хочу.

Он пропустил мои слова мимо ушей и продолжил разговор, как ни в чем не бывало.

— Кстати, как у тебя с работой? Могу посодействовать.

— Спасибо не надо. И встречаться с тобой я не хочу. Пока – я повесила трубку.

Я оделась, накрасилась и пошла искать работу. Работу я искала до 8 вечера, но ни один из вариантов нам не подходил: либо меня не устраивали условия, либо их не устраивала я. Пришла в номер уставшая, ноги болели от одиннадцатичасовой ходьбы. Я оббила пороги всех крупных фирм, но нигде не оказалась востребованной. Неужели, мне с высшим образованием, дочери влиятельных родителей придется идти работать в продавцы, пользоваться родительскими связями не хотелось, потому что знала, что за этим последует: «Доча, не надо, тебе, что так плохо живется». Или мама: «Как я скажу Виолетте, что моя дочка — торгашка». Что ж, остается одно – Алексей№2. Но без рук.

Я посмотрела в принятых звонках его номер и с дрожью в коленках и с легким постукиванием сердца, ждала заветного «алло». Оно долго не заставило себя ждать.

— Алло – бархатисто пропел он в трубку, видимо, у него высветился мой номер телефона.

— Алло, Алексей, это Злата. Ты там что-то говорил про работу. Так вот вакансии: официантки, продавцы и прочая лабуда меня не интересует. Если есть по делу – говори. И давай договоримся, за эту твою маленькую услугу я тебе ничего не должна, ну, если только коньяк, в случае, если работа будет хорошая и коробку конфет детям – на слове дети я сделала особый акцент.

— Стало быть, тебя интересуют вакансии директоров, генеральных и тому подобное и с прочей лабудой к тебе не лезть. Ни фига себе маленькая услуга, да ты мне по гроб жизни обязана будешь, что я тебе безбедное существование предоставил. Короче, у меня для тебя, к сожалению, только одна вакансия. У меня офис-менеджер в декрет ушла, мне нужна новая секретарша.

— Я в секретарши? Да за кого ты меня принимаешь? А главное, как позвонил, работа для тебя есть, безбедное существование. Тьфу, на тебя – я задыхалась, мне не хватало воздуха, это было оскорбление ниже некуда, можно сказать меня обозвали проституткой – Да пошел ты – это было последнее, что я ему сказала и положила трубку.

На следующее утро я опять отправилась на поиски работы, но как назло двери всех компаний были закрыты для меня, не действовала даже моя улыбка «Мисс Обаяние». На тех должностях, на которые я рассчитывала, сидел кто-то другой, а вакансий типа уборщица, продавец и т.п. была масса. Что делать? Я не знала. Неужели, придется соглашаться на предложение Алексея №2, у него хоть зарплата будет нормальная. Или пойти в продавцы? Нет, тщеславие мне не позволит, так пасть, хотя звонить этому поддонку, тоже не лучший вариант. Но между двух зол выбирают меньшее. Да, позвоню, узнаю насчет оплаты моего труда.

— Алло, это…

— Да, Злата, уже завтра можешь выходить на работу, график работы ненормированный, выходных как у всех – нет. Заработная плата на испытательном сроке 35000, а там, как себя проявишь, дорогая – словно знал, зачем я звоню, выпалил он на одном дыхании.

— А почему ты так уверенно отвечаешь на вопрос, который еще не был задан. Я может, просто звоню узнать, как дела.

— Я, Незабудкина, живу на свете очень много лет и знаю, что каждая женщина хочет от меня, а ты, лапуля, не исключение. И то, что это был не дружеский звонок, я даю руку на отсечение. Короче, завтра в 8.00 я заеду. Будь готова! Спокойной ночи! — на этом он положил трубку.

Глава 3

Я немного повозмущалась и легла спать, ведь завтра мой первый рабочий день, надо быть со свежей головой и хорошо выглядеть.

Ровно в 8.00 за мной заехал его шофер, сославшись, что у начальника переговоры. Какие могут быть переговоры в 8 утра, не знаю? Наверное, зависает у новой любовницы.

Мой новый офис мне очень понравился, красивый, большой, просторный и кабинетище у меня, что надо. Я уж сначала, было признаться, думала, привезет меня мой Алексей№2 в какую-нибудь адвокатскую конторку, наподобие той, в которой работал Лешик, где в кабинетах по20 человек сидит, и скажет, мол, на Незабудкина, свой Пентиум2 и радуйся, что не улицы метешь. Ан, нет. Это офис мечта, мой кабинет, как вся наша квартира с Лешиком, стол из настоящего дерева, компьютер добротный, канцелярский шкафчик, что надо. Освобожу одну полочку под «Космополитан», чтобы красивей смотрелось, да и по секретаршеский было…

Мои мысли внезапно прервал Алексей№2, который вместе с какими-то мужчинами вышел из кабинета.

— О! Осваиваетесь, Злата! Это вы молодец! Не опоздали ни на минуту – похвально. Господа, попрошу любить и жаловать, мой новый офис-менеджер – Злата Незабудкина – официально с деловым видом представил меня мой любовник.

— Да ты, Лешка, я посмотрю, как всегда, только самых красивых к нам в офис ведешь – заметил один из представленных мне мужчин.

— Может не только красивых, но и самых умных – не выдержала я, каждый из вышедших мужчин буквально раздевал меня глазами.

— Может, и умных, ведь, чтобы к Алексею Владимировичу попасть, надо ни один раз.. ни один тест пройти – вовремя поправился он, но я уловила смысл его слов.

— Ну, не знаю, я лично, никаких тестов не проходила у Алексея Владимировича. Единственное, где я прохожу тесты, это в журнале «Лиза» и на беременность – решила прокатить за дурочку я.

— Умна, черт подери – улыбаясь, констатировал факт лысый в очках.

Алексей№2 посмотрел на меня, я бы сказала жадно — и улыбнулся, тем самым давая знать, что принимает мои правила игры в дурочку. Я ответила благодарной улыбкой, что он не выдал наш маленький секрет про тест в туалете самолета. Остальные мужчины смотрели на меня с любопытством, все-таки новое лицо в офисе, да и фигура ничего.

— Слушай-ка, Алексей, Маринка же у меня на больничном, бумаг накопилась уйма. Может, одолжишь свою секретаршу на пару деньков. Я ее не обижу, даже сверх нормы заплачу – сказал толстый, слащавый бизнесмен.

— Нет. У меня у самого работы выше крыши – ответил Алексей, выталкивая коллег из кабинета.

— А когда работы будет меньше, одолжишь? Златочка, уходите от него он вас истязает. Деспот! – кричал толстяк.

Тут я уже не выдержала, встала в позу сахарницы (руки в боки) и заверещала:

— Вы, что считаете, что если вы богаты, то можете нас из рук в руки передавать. Мы, что рабы вам из средневековья. Да это…возмутительно… — тут дверь закрылась и я поняла, что кричать уже особо не перед кем. Алексей многозначительно покачал головой и удалился в кабинет.

Из кабинета он не выходил до самого обеда, да собственно и меня работой не загружал, что мне нравилось больше всего: а) потому что от работы кони дохнут, а я собственно в лошади не записывалась; б) это давало времени мне получше освоиться не только в кабинете, но и в офисе в целом. Я сходила в бухгалтерию, познакомилась с бухами. Дружба с этими людьми всегда нужна. Правда, Любовь Михайловна мне не очень понравилась, но зато Светка, что надо. А один «деньговед» это лучше, чем ничего.

Потом попила чайку с пиарщиками, креативненькие людишки. Дома мне как-то не доводилось общаться с неординарными людьми, а тут, бац, и их сразу толпа. Особенно мне понравилась Карина, она даже общается лозунгами и слоганами. Валик тоже ко всему подходит творчески. Вообщем, я сделала вывод, что коллектив весьма даже дружный.

— А ты у нас как оказалась? – спросила Таня пиар-менеджер.

— Да вот как-то случайно. Летела с Алексеем Владимировичем одним рейсом, познакомились, он предложил поработать с ним.

— А, тогда все понятно..-хихикнула Таня в ответ.

— Что тебе понятно? – вызывающе уточнила я, уже собравшись накинуться на нее с кулаками за нанесение запрещенного морального удара ниже пояса, точнее нет в область груди, там, где сердце жалобно стучит, от страха, что кто-нибудь узнает о туалетной связи в самолете.

— То, что российские авиалинии сближают – ответила за Таню Карина.

— Не поняла, в каком смысле?

— Помогают в работе. Хороший текст был бы для рекламы: «Ты устала сидеть дома? Тебе надоело быть содержанкой богатого папика? Ты способна, умна и красива. Тогда купи себе билет до Сахалина и познакомься с ним, красивым, умным и богатым. С ним – РАБОТОДАТЕЛЕМ. Летайте только ленинградскими авиалиниями. Ленинградские авиалинии решат твои проблемы с работой!» — отчеканила экспромт Карина – правда, здесь, конечно, надо отредактировать, а так весьма сносно. Релакс, детка, я шучу – посмотрела на меня пиарщица.

— А почему на Сахалин? – спросил Валек.

— Потому что лететь долго, глупый – ответила за Карину Таня.

— Ой, ладно, засиделась я с вами пойду, а то еще Алексей Владимирович спохватится – встала я, желая поскорее убраться оттуда, пока меня или их не понесло за грань, которую нельзя переступать в первый день знакомства.

— Давай!

— Заходи еще!

— Пока!

Я зашла в кабинет плюхнулась в кресло и поняла, что на сегодня хватит знакомств, но не тут то было, стоило мне закимарить, как в комнату зашла молодая девица, в короткой мини юбке и в полупрозрачном топике, последнее я подметила сразу. Она плюхнулась на кресло, где обычно ожидают посетители, меня, сия наглость поразила еще не хватало, чтобы она на моем белом диванчике, где я планировала в свободные часы дрыхнуть, триппер разбрасывала.

— Доложите Алексею Владимировичу, что Стелла пришла.

Ну точно, не Стелла, а трепак ходячий. Я решила ее немного взбесить или престыдить, уж не знаю, что в тот момент двигало моими помыслами, может и потешить собственное женское самолюбие, нажала на кнопку громкоговорителя, я высокомерно отчеканила:

— Алексей Владимирович, к вам с эскорт услуг Стеллу прислали. Заказывали?

«Трепак» сверкнул на меня молниями из глаз, если бы я была российской лачугой, хибарой и как их еще там называют, я бы загорелась от такого искрометаний, но я женщина и меня не может сжечь трипероносящее существо, хоть оно и женского полу.

Дверь открылась, вышел шеф, оценивающе посмотрел на сие. Я довольно стыдила его взглядом, вот, мол, совсем оборзел уже шлюх в офис вызывает.

— Настя, ты же знаешь, как я ненавижу, когда ты называешь себя этим именем. Заходи – даже, не обратив внимание, на мои многозначительные взгляды, он увел ее в свой кабинет.

Я внимательно прислушивалась к звукам, которые исходят из той комнаты, но кроме какой-то невнятной речи я ничего не услышала. Минут через 20 девушка вышла, крикнув на прощание:

— Спасибо папочка. До вечера!

Я выкатила глаза, у меня отвисла челюсть. Что-что, но это не могло мне даже прийти в голову. У Алексея такая взрослая дочь, да еще такая.

— Ты ей Злата не понравилась, это еще раз подтверждает, что у меня хороший вкус. Как красивой женщине может нравиться красивая женщина – высунувшись из кабинета, пропел начальник и улыбнувшись своей улыбкой «Меня хочет каждая, в том числе и ты» закрыл дверь.

Какой позор! В первый свой рабочий день так облажаться. Тут забежала радостная Светка из бухгалтерии с банкой «балтики».

— Прикинь меня Башмак угостил – показывая на открытую банку похвасталась она – Хочешь?

Я кивнула и буквально выхватила халявное бухло из цепких лап своей новой подружки. В три глотка я почти прикончила пиво.

— Эй, хорош, присосалась тут к моему пиву – начала отбирать у меня Света.

— Мне сегодня можно.

— Что это вдруг?

— Стресс – я произнесла это слово с особым акцентом на букву «е», заместо «э».

— Какой такой стресс?

Я рассказала Свете о сегодняшнем конфузе с шефовской дочкой. И это была моя вторая ошибка, потому что, успокаивая меня одной рукой, второй она уже набирала смс с супер новостью всему персоналу этого учреждения.

— Это, конечно, жесть. НО ты не расстраивайся, с кем не бывает. Нет, конечно, со мной такого не было… да и с моими знакомыми не припомню, ну с кем-нибудь из людей, я думаю было…

— Что за пургу ты несешь?

— Представляешь, это жестко – произнесла она, нажала кнопку телефона и убрала его в карман, видимо, дописав смс-ку – Так, что ты там спрашивала?- недоуменно воскликнула она – ладно, завтра договорим, мне надо бежать, а то Михайловна потеряет – и уже в дверях – Да, подруга, это жесть!!! – махнула и убежала.

— Сучка! Ну, все на сегодня с меня хватит – сказала я и нажала кнопку громкоговорителя – Леш, можно я домой пойду, с ног валюсь, так устала.

— Да, конечно, у тебя был сложный день. Столько работы выполнила. Иди, дорогуша.

Я согласилась и уже по дороге домой поняла, как красиво он меня поддел своими словами. Сложный день, столько работы. Ведь я сегодня вообще не работала, шлялась по офису, знакомилась… и все. Эх, что же я раньше не спохватилась, уж я бы нашла, что ему ответить.

Продолжение следует…..

система счастья, которая вне меня…: 3 комментария

  1. Я бы сказал еще и женский роман на это произведение. Приемы, отработанный стиль выдают писателя, как человека опытного. Интересно написано

  2. Работа в сентиментальном жанре требует от автора огромной ответсвенности за свое перо. Лично мне автор внушает уважение. Очень легкое чтение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)