Ручной белый волк императора Батори. Гл.2

Терпеть не могу просыпаться под чьим-то взглядом. Едва разомкнув тяжёлые веки, я сердито бормочу:

— Кристо, нельзя не таращиться на меня с утра пораньше? Мне и так тяжело просыпаться.

— Ты меня помнишь? — уточняет «волчок». Хотя нет, уже «волк». Он же отделился. А жаль. С удовольствием бы погнала его варить кофе. Я со вздохом отлепляюсь от подушки, пытаясь усесться поровнее — первый и очень важный шаг к тому, чтобы встать и пойти приготовить себе чашку целительного зелья.

— Лежи, я сейчас сделаю тебе крепкого чаю.

У богемских цыган какое-то нездоровое пристрастие к этому травяному напитку. В Галиции чай держат дома в основном с двумя целями: на случай простуды и отпиваться после праздничного обжорства. Но мне сейчас всё равно: в чае тоже есть кофеин. Я ложусь обратно и прикрываю слезящиеся глаза. Кристо, судя по звукам, возится в буфете. Потом выходит из комнаты. Я тем временем пытаюсь привести в порядок путающиеся мысли. Минут десять назад всё было очень просто, но теперь я вдруг понимаю, что последнее, что я помню чётко — это подготовка к ритуалу. Всё остальное смешалось в какую-то кашу, и у меня не получается выстроить воспоминания в стройный ряд. Более того, мне кажется, что их как-то маловато для такого большого количества времени: обряд прошёл двадцать третьего сентября, а сейчас уже весна. Это, как ни крути, целых полгода.

— Можешь садиться, — говорит Кристо.

Я принимаю чашку не без опаски, но чай разведён холодной водой до приемлемой температуры. Возвращая чашку, я спрашиваю не без опаски:

— А мы уже… женаты?

— Нет.

— А почему я в одной ночной рубашке лежу здесь?!

Кристо не утруждает себя мытьём посуды и просто ставит чашку на стол.

— Что ты помнишь последнее?

Так сразу трудно сказать. Я помню сразу много последнего, и всё как-то вперемешку. Я, правда, уже с помощью логического мышления сумела отсечь зимние и осенние воспоминания. Но осталась ещё куча весенних. Знаешь что, а не мог бы ты взять слово? Начиная примерно с того момента, как ты убежал воевать пруссов.

— Хорошо. Сейчас.

Кристо ставит один из стульев возле моей кровати и усаживается на него верхом, опираясь руками о спинку. Смотрит куда-то вниз и вбок, собираясь с мыслями.

Ручной белый волк императора Батори. Гл.2: 4 комментария

  1. И наши… Вот так Земля сжимается до размеров крохотного комочка, где всё оказывается взаимосвязанным. И все тоже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)