ОНМ-474

Пусковым моментом появления Воксона на свет был конфликт. Это был самый первый по значимости для меня и тяжело мною переживаемый конфликт детства. Мальчика звали Толик. Толик был моим другом. Это он первый нашел колесо. Он поднял его из пыльной травы, радостно повертел перед собой и сказал: — Смотри, что я нашел! – Дал мне обод потрогать. Обод был блестящий, а шина из плотной резины. Колесо было удивительно новым и сверкало спицами. Это было колесо от детской коляски. Толик замахнулся и запустил колесо. Колесо покатилось по ухабам, по траве, подпрыгивая и поднимая пыль. Укатилось оно далеко и легло в траву. …Я первый побежал и первый поднял его»

Тут Рома запнулся, встал и с озабоченным видом прошелся по комнате, сознавая очередную несправедливость со своей стороны по отношению с Воксону. Рома общался с прибором наедине, а доверчивый Воксон остался внизу на диване, больной и несчастный. Рома сел и желая компенсировать сложившуюся несправедливость продолжил.

«Воксон всегда прав по-своему. Он заблуждается, но в собственных глазах он прав. …Толик жил в соседнем пятиэтажном доме. И мы были закадычными друзьями. Нам было по десять лет и учились мы в одном классе. Ну по правде говоря это мой самый первый друг. Это я сейчас понимаю. Спросили бы вы меня тогда, друг он мне? и я бы сразу открестился от нашей дружбы. В школу мы с Толиком ходили порознь, а возвращались всегда вместе. Дорогой мы много и по долгу разговаривали. Удивительны были темы наших разговоров. Взрослые люди обычно на такие темы не разговаривают. Нам было интересно все, но сблизил нас интерес к устройству окружающего мира. Шли мы всегда через пустырь, хотя можно было идти асфальтом вдоль длинных пятиэтажных домов, но мы всегда шли через пустырь, так было интересней. На пустыре и нашлось колесо от коляски…

Получилось так, как я уже сказал, что колесо первым нашел Толик и запустил его. А я первым колесо догнал и поднял с одним лишь желанием снова его запустить. Толик нагнал меня и сразу же крепко, двумя руками вцепился в колесо. Если бы он не вцепился, если бы хоть одно мгновение повременил, я бы замахнулся и сам запустил колесо. И так запускали бы мы его по очереди. …Воксон все это должен прекрасно понимать.

Толик тянул колесо вверх и сильно дергал, желая вырвать его у меня из рук. Я не хотел уступать. Толик всегда был выше меня и сильнее. Мои пальцы уже разжимались, а он продолжал выкручивать. Тогда я пустил колесо и со злостью и со страшной силой влепил Толику в ухо. Удар пришелся в ухо и шею. Толик вскрикнул, бросил колесо и схватился за больное место. Я поднял колесо, повернулся и пошел не оборачиваясь. Толик шел за мной и кричал мне в спину одно и то же: «Что ты этим хотел доказать?» Он стал красный как рак, вскидывал руки, но так и не ответил мне на унижение. …Мы были друзьями. …Потом Толик шел молча и громко сопел, чтобы показать свою злость. Я нес колесо и едва держал его двумя пальцами. Долго мы шли, потом я свернул к себе, а он к себе»

Рома снова мучительно поглядел в окно, затем в потолок и с решимостью обреченного на тяжкий крест человека продолжил.

ОНМ-474: 3 комментария

  1. Ваше произведение напомнило забытых мной Бредбери и Саймака. Может кому-то покажусь льстецом и глупцом, ведь я вас не знаю, и это первое ваше произведение, которое я прочел, но «ОМН-474» я бы поставил на одну полку с книгами выше указанных авторов, у них есть рассказы менее интересны.
    С огромным уважением к Вам и с пожеланиями дальнейших творческих успехов!!!

  2. @ rekruter:
    Спасибо! Спешил закончить к Новому Году (есть что-то общее). Хотел сделать подарок моим читателям!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)