Снизу вверх; сверху вних

В центре Москвы совсем недавно был построен шикарный двенадцатиэтажный дом. Странно, но квартиры в этом доме продавались по очень маленьким ценам. Пейзаж открывался красивый: с крыши можно было увидеть чуть ли не всю Москву. Атмосфера была наиприятнейшая. Экология — высший класс. Объяснить дешевизну дома можно было так: он был построен исключительно для творческих людей.
День выдался жарким и солнечным. Пыль, духота, запах свежескошенной травы — все это перемешивалось и создавало специфичный запах. Люди в оранжевых жилетах что-то раскапывали у подъезда, брызгая  потом на ярко-желтые и оранжевые фиалки. Машины стояли, как будто сговорившись, в один ряд и живописно блестели на солнце. В одной из них громко играла музыка, другая тарахтела под напором хозяина. Остальные безмолвно загорали на солнцепеке. Звуков, как и запахов, было достаточное количество. Гудение машин, стук лопат о землю, визг ребят на детской площадке, ругань пожилых людей, шелест листвы, музыка непонятного содержания – от всего этого, даже у самого ненормального существа, может случиться инфаркт. Но актерам к этому не привыкать. За всю творческую жизнь они сталкиваются с еще большими трудностями и осложнениями. Танцорам же вовсе приходиться прыгать на лезвии ножа. Их жизнь на кончике носка. Их жизнь как пуля. Их жизнь есть испытание.
И вот, в очередной раз, приехав на очередную квартиру, Даниэлла закатила глаза и поднялась на последний этаж. О квартире на мансардном этаже она мечтает с 8 лет. Да и по деньгам выходит дешевле. Но это должна была быть маленькая, уютная квартирка, с огромным окном и минимум мебели. Ничего лишнего стоять не должно, ибо будет отвлекать от работы над ролями. Даниэлла– второкурсница театрального института. Она родилась в семье приличных и умных родителей, которые с детства привили ей любовь к книгам. Девушка воспитанная, вежливая, умная, ходит в узких очках и плюет на моду. У нее есть свои принципы, свои правила. Этим правилам она старается подчинить свою жизнь. Но не всегда это удается.
Светлый цвет волос и темно-карие глаза делали Даниэллу более утонченной и яркой. Внешне она была похожа на какую-то трагичную героиню мыльных опер, типаж соответствовал героине лирической. Одевалась она просто, где-то интересно, со своим неопределенным вкусом. В ней сразу можно было увидеть деятеля творческой направленности.
Еле-еле поднявшись на последний этаж, девушка ахнула. Квартира её мечты! Точь-в-точь. Неужели это сказка? Нет. Это реальность. А в реальности приходиться выбирать и дорого за это платить. Цена была выше, чем в других зданиях. Но ведь это мечта! А для мечты бедная Даниэлла была готова оставить все насущное и броситься на край края мира.
Решившись, девушка подписала бумаги, договорилась об оплате и с чистой совестью ушла собирать вещи. Завтра она переезжает. На сегодня здесь посещения окончены.

_________________________________________________________________________________________
На следующий день взбалмошная и энергичная дамочка ворвалась в покои этого же дома. Точнее сказать в покои квартиры на первом этаже. Ей нужен был шикарный, просторный зал и входная дверь. В принципе, этим она довольствовалась до сих пор, но поменять шило на мыло любит каждый русский человек.
Едва взглянув на цену, Виталика тут же потребовала бумаги для подписи. Она всегда была такой: эмоциональной, решительной, ветреной, ежесекундно меняющейся, веселой, бодрой… Её признаки можно перечислять сколько угодно. Одно могу сказать, что профессию она выбрала подходящую. Вита – балерина. Она танцует, играет с судьбою в кошки-мышки и живет одним днем. Днем проводит время на репетициях, а ночью зажигает во всех клубах Москвы сразу. Времени на подготовку «домашки» у нее просто нет, но есть истинный талант и безмерная энергия. В балетной труппе ее держат только потому, что многие видят и ценят талант, данный ей Богом. Некоторые соперницы удивляются: «Почему она солистка? Чем я хуже? Я работаю втрое больше, чем эта халявщица, но именно ей достаются передовые места. Это нечестно! Почему жизнь так несправедлива?» Девушки, отвечаю вам с самыми добрыми намерениями и пожеланиями: будет и ваше время. Просто оно пока не настало. Или же в этом деле вы просто… Круглый ноль. Ободок круга. При чем без палочки.

_________________________________________________________________________________________
Итак, наши героини заселяются в квартиры. Даниэлла делает это днем, после пар в институте, Вита же решается закинуть вещи после очередного клуба. Как истинная актриса, Даниэлла сразу же вешает на стену свои сценические костюмы. На стол кладет новый сценарий. На полу красуется стопочка любимых книг. Здесь все обустроено мило, уютно и не будет отвлекать от работы.
Квартирка небольшая, с огромным окном во всю стену, свободным выходом на крышу и одной пустой комнатой. Если не считать ванной, всего комнат две. Это кухня и зал. Кухню хозяйка напичкала семейными рецептами, удобной мебелью и мягким диваном. На потолке висит люстра с кошечками, а на подоконнике красуется герань. В зале все намного сложнее. В углу стоит широкий плюшевый диванчик, который постоянно пребывает в расправленном состоянии. Рядом лежит ноутбук и dvd-плеер. На другом конце комнате расположен телевизор. Там же находится журнальный столик, на котором располагается домашний телефон, старинный ретро-стул и книги. Окно слегка прикрывают прозрачные светло-желтые занавески. Одежду Даниэлла решила хранить в старых бабушкиных чемоданах, которые располагались по всей квартире. Нижнее белье, носки и колготы прятались в ванной, верхняя одежда в китайских клетчатых сумках – на балконе, а остальная одежда – под диваном.
Рассказав всем подругам о своем приобретении, девушка сразу же выдала свой номер телефона. Нагло прищурившись, она повторяла: «Звоните, звоните. Я подойду». И вот настал тот момент, когда раздался первый звонок. От неожиданности Даниэлла уронила со столика сценарий.
-Черт!- завопила восходящая звезда,- это же ужасная примета! Теперь придется сесть на него, а то все накроется медным тазом, — и девушка села на стопку печатных листов, взяв при этом телефонную трубку. Разговор состоялся настолько банальным, земным, обывательским и неинтересным, что записывать его, нет смысла. Позвонила мама и спросила, как же заехала в свое новое жилище её любимое «солнышко».
«Что за мерзкие и пошлые слова?- с брезгливостью думала Даниэлла,- лучше бы она назвала меня «дочь моя» ну или «дитя света». У неё что, воображение не работает? Обязательно нужно найти пошлейшее прозвище и назвать так меня. И как я жила в этой семье семнадцать лет? Ума не приложу. Что папа, что мама… Ни на одного, ни на второго не похожа. Может у меня родители другие…Бог, например? Он же создал Адама и Еву?»
Размышления были прерваны пустой болтовней заботливой мамаши. Сказав на прощание «я тоже тебя люблю», девушка решила прибраться, а после сесть за прочтение новых пьес зарубежных писателей. Так прошел день.

________________________________________________________________________________________
Утро Вита провела на парах. Днем пришлось посетить репетиции, ведь готовилась какая-то крутая постановка к приезду именитого балетмейстера. И чтобы не выглядеть при нем лопухами, педагоги решили поставить танцы посложнее. Примерно в шесть часов вечера Вита отговорилась от репетиции. Она врала безбожно, увиливала от объяснений, притворялась больной, даже ссылалась на якобы существующую мамину болезнь. К удивлению это помогло, наверное, уже все привыкли к частым отсутствиям этой леди. Она немедля уехала на старую квартиру собирать вещи. Сумки, чемоданы, пакеты, вазы, обмотанные пупырчатым целлофаном – все это девушка оставила у двери и вызвала такси. Но доехать до нового места жительства ей, видимо, было не судьба. Её мысли прервал звонок от лучшей подруги Насти.
-Значит так, сучка,- с ходу заявила подруга,- я не знаю чем ты сейчас занимаешься, но ты должна приехать ко мне. Сегодня открытие клуба! Мы уже приглашены. Идем?
-Я когда-нибудь отказывалась?
-Я не сомневалась в тебе, дорогая моя. Вызывай такси, и мигом дуй ко мне. Жду.
Разговор прекратился. Вита в два захода отнесла вещи в машину, которая ждала её у подъезда, и отправился к Насте.
С подругами Вите никогда не везло. Одна предала, другая отбила парня, третья вовсе спилась и проводила в клинике времени больше, чем в институте. А Настя, кажется, подходящая особа. Но это исключительно мнение Виты. На самом деле, её подруга уже год сидит на героине. Она — гламурная мажорка, которая прожигает ночи в клубах и тратит деньги родителей и парней. Много времени проводит в салонах красоты, магазинах и на тусовках. Считает, что в этой жизни есть одна ценность – внешность. Поэтому кидает все силы на то, чтобы выглядеть шикарно и красиво. Кстати, у неё это неплохо получается. Молится на D&G, Prada и Gucci. Не представляет своей жизни без алкоголя и сигарет. Многие мальчики бегают за ней и купают в деньгах, а подруги верят, что на героин с одного раза не подсядешь, и пробуют его. Эта девушка составляет угрозу для окружающих её близких людей. Кто знает, кого она выберет в роли следующей жертвы?
Но Виталика обо всем этом даже не подозревает. Настя же умело маскирует свои «шипы», а внешняя этикетка пока неплохо действует. Вите уже несколько раз приходилось отказываться от предлагаемого ей героина и кокаина, потому что она знала, чем это может закончится. Но тусить она не переставала. Как пила спиртное, так и пьет. Как курила тонкие с ментолом, так и курит. Везет же некоторым! Эта девушка совмещает в себе и гения, и раздолбайшу, бегает от судьбы и остается НОРМАЛЬНОЙ! Поражаюсь таким людям.
Водитель сего чудесного транспорта оказался добр и мил. Он довез девушку до подъезда, взял деньги и из вежливости промямлил: «мы самые-самые в сфере обслуживания». Вита бегло улыбнулась в ответ и, погрузив на свои мужественно-женские плечи чемоданы и прочую ерунду, направилась в хоромы Насти. Та, в свою очередь, бегала по квартире в одном чулке и с пудрой в руках. Музыка долбила на всю катушку. На кухне в баночках находились вовсе не приправы, а различные наркотические средства. В комнате витал приятный запах пряностей и привычный вкус марихуаны.
-Здравствуй, дорогуша,- бросила Настя свое «привет» и чмокнула любительницу балета в щечку. Дальше курс тела изменил свое направление в сторону ванны. Вита оставила вещи около мягкого кресла, похожего на мешок. Одежду кинула прямо на него. Разувшись, девушка направилась на разведку территории.
«Как часто я тут бываю, так же часто тут всё меняется. Не могу ничего с собой поделать, я просто обожаю копаться в вещах. Вдруг, найду что-то необычное. Хотя у Насти я давно всё изучила. Но с каждым приходом я все любопытнее и любопытнее копаюсь в этих ящичках, коробочках, сумочках, шкафчиках…
Всегда интересовалась жизнью той или иной вещи. Особенно книг. У них наверняка интересная и долгая жизнь. Ну, пока они не попадут в руки годовалого ребенка. С книгой каждый по-своему общается. Читает, значит дарит ей некую свою частичку, энергетику. Кто-то, возможно, оставит на странице пару капель своих слез. С бумагой мы часто делимся своими чувствами и эмоциями. Будь это плаксивый роман, трагическая повесть или личный дневник – неважно. Как ужасно, что придумали эти тупые компьютеры! Мало того, что там пошлятины неимоверное количество, так теперь люди стали бывать реже в библиотеках,- думала, просматривая старые ветхие книги, Виталика.- Теперь никому не нужен этот томик «Войны и мира» чудесного Толстого. Ведь каждый может теперь прочитать сокращенный вариант. А ничего, что автор вложил в это свою душу, свое время, свои наблюдения, вложил себя – это ничего?! Всем что ли наплевать на великолепные детища великолепных гениев России? Насколько отупел наш мир. Насколько он гниет и прозябает в болоте. И это наш-то век суров? Он жалок. Низок. Погублен. Разлагается.
На какие прекрасные ценности плюет молодое поколение? Честь теряет значение. В искреннюю и чистую любовь верят всего лишь девочки десяти лет. Про совесть все давно забыли.
А пишут ли сейчас гениальные и по-настоящему талантливые произведения? Во всяком случае, я ни разу не встречала. Хотя, в последнее время я мало читаю… Ох, не в этом дело! Были бы, знала бы. Да и цензура сейчас совсем распустилась. Пускают в печать наипошлейшие романы в духе: идешь на пати и цепляешь там самого богатого подонка в Махачкале. А где правда? Где униженные и оскорбленные? Иногда 21 век просто раздражает…»
Размышления прервались диким криком Насти:
-Ненавижу вас всех! У меня кончилась любимая помада.
Вита закатила глаза, томно вздохнула и, с возмущенным до ужаса лицом, а так же незатронутым мирскими проблемами голосом, произнесла:
-Ну давай, давай. Поплачь еще, покидай тарелки об стену. Тебе же всегда это доставляло удовольствие.
-Ха, не попадусь больше на удочку «простоцца, как два яйца». Поэтому я беру тебя, и мы едем на моей новой бибике в магазин,- наивно хлопая глазками, Настя подошла к гостье, взяла её за руку и наглым образом довела до двери. При это делая в воздухе что-то в духе «вот так я кручу руль» и пропищав бип-бип. Вита всегда догадывалась, что героин + Настя – уже неизлечимо.

_________________________________________________________________________________________
Пока две «ночные бабочки» рыщут по магазинам в поисках помады, мы вернемся в жизнь Даниэллы. Она учит новую роль, читает Чехова и смотрит фильмы Тарковского. Ничего нового, все обычно, скучно, серо. Не надоедает ли ей так жить? Вовсе нет. Она стремится к своей цели: стать настоящей актрисой. Не играть, а жить на сцене. Пусть кто-то её осудит, но Станиславский бы точно понял. Она стремится к совершенству.
В её жизни нет гулянок, тусовок и прочего? Это просто её не интересует. Она стремится как можно больше узнать об искусстве актерской игры, о театре, о мире. Каждый день начинается с разминки, подготовки к институту и повторению пьесы. Потом она сидит на парах, после начинаются репетиции. Домой она приходит под вечер, совершенно выбившись из сил. Кровать. Сон. Кефир или минералка, в перерывах между сменяющими друг друга в нашем сознании картинками. Затем очередное утро очередного дня.
И не ухмыляйтесь так нагло. Вы вскоре будете завидовать ей, увидев этот потрясающий типаж в новостях по первому каналу. На данный момент она многого добилась: играет главную роль в МХАТ-овском спектакле «Мастер и Маргарита» Булгакова. Тяжелая роль? Эта девушка способна к перевоплощению. Она одновременно играет и причудливую старушку на детских утренниках, и Маргариту в столь сложной постановке. Истинный талант. Истинное упорство.
Не считаю нужным что-либо еще писать о жизни Даниэллы. Этого достаточно, чтобы понять, чем живет и дышит человек. Но однажды в жизни будет момент, который сломает её и её жизнь. Навсегда. Но об этом, будет упомянуто позже.

____________________________________________________________________________________________
Настя и Вита, после долгих поисков тягучей консистенции, которую наносят на губы, отправились в клуб. Потом в другой. Затем они заехали в еще один. Господи, какой разврат творится в этих злосчастных местах. После пятого визита в «это» на Виту снизошло озарение:
«Что я делаю? Мне же надо въехать в новую квартиру. Вот, черт! Теперь придется ковылять до Насти. Может она меня довезет? Ага, она же уже нюхнула дозу в туалете. Придется идти своим ходом».
Девушка вышла из клуба и обнаружила на улице дождь. Он все усиливался и, похоже, не собирался прекращать своего существования. Вита разулась и, подняв взор к небу, потрясла только что намокшими волосами. Испытав от теплого ливня неимоверный кайф, она направилась в сторону шикарного Настиного двора.
Открыть дверь было нетрудно. Талантливая балерина нашла ключ, который прятали в коробочке от звонка в дверь. Порог. Груз. Плечи. Долгие раздумья брать или не брать с собой это очаровательное плюшевое кресло.
Из квартиры Вита вышла с полным собранием сочинений. Кресло, три чемодана, две огромные сумки именитых дизайнеров и ваза, обмотанная пупырчатым целлофаном. Девушка вновь вызвала такси. Добрый водитель вновь ждал её у подъезда. Таким образом, состоялся второй приезд в новое жилище. Там, Вита всю ночь расставляла все на свои места, убиралась, бегала и кричала песни, не давая поспать соседям. Под утро она уснула. В одиннадцать часов дня ей уже нужно было быть на площадке: приехал тот самый режиссер, и он соизволил сделать прослушивание. На которое наша героиня, естественно, опоздала.
Натягивая на себя впопыхах лосины и запихивая в себя последний кусок торта, девушка с истеричным выражением в глазах выбегала из квартиры. Попытки поймать такси оказались неудачными, поэтому Вита в припрыжку неслась на ближайшую станцию метро. Двадцать минут, и она стоит у входа в главный репетиционный зал. Робко постучавшись, она произнесла: «Извините за опоздание. Я была у врача». Остальные девушки, ухмыльнувшись, с презрением посмотрели на только что вошедшую. Педагог предложил войти. Именитый балетмейстер только нахмурил брови.
Вита, озираясь по сторонам, вошла. Скинула почти прозрачное платье и слегка растянулась. Покорять этого режиссеришку она была готова.
-Позвольте, я представлюсь. Меня зовут Сафонов Иоанн Григорьевич. Обращаться можно просто Ваня, но на «вы». Давайте начнем прослушивание,- с этими словами он встал и хлопнул в ладоши. Прозвучала просьба продемонстрировать какую-либо композицию. Педагог, нагло ухмыльнувшись, поставил музыку. Девушки вмиг настроились. Одна Вита, мило, едва заметно улыбаясь краешками рта, вышла на сцену. Главная партия была за ней. Движения её были плавными, изящными, грациозными. Рука резко взмывала вверх и нежно перетекала вниз. Шаги были беглыми, но поступь казалось такой мягкой, что невозможно было оторвать взгляда от прелестных ножек Виталики. Стан так и увлекал за собой. Танец был пропитан какой-то необыкновенной хрупкостью, создавалось ощущение, что танцующая девушка — кукла, и если до нее дотронуться, то она разобьется. Просто не выдержит давления внешних сил окружающего мира. Просто оступится и упадет. А собрать её не сможет даже самое любящее и горячо пылающее сердце.
Но внезапно Ваня остановил движение на сцене рукой. Вита проигнорировала его знак и еще смелее продолжила свой танец. Движения стали более ясными, яркими и наглыми. Виделось, что она желает показать всё своё мастерство. Режиссер снова махнул рукой. Музыка остановилась. Остановившись на сцене, девушка закинула голову назад и вытерла пот со лба тыльной стороной ладони.
-Извините, что прервал ваш позор. То есть, конечно же, танец. Не могли бы вы назвать ваше имя?
-Вита её звать,- донеслось из-за кулис.
-Отлично, дорогая моя.
-Я вам не дорогая,- с усмешкой перебила стоявшая на сцене.
-Неважно,- сразу заговорил серьезным тоном Иоанн,- тебе нечего делать на этой сцене. Хочешь стать балериной? Не в этой жизни. Слишком несерьезная, взбалмошная. Поведение у тебя легкое, воздушное, понимаешь? В этой профессии так нельзя. Ты ведь с судьбой играешь, а не в куклы, детка! К себе я тебя не возьму. Думаю, есть девушки и получше тебя, поумнее, талантливее. Вот откуда ты только что прибежала? Небось, всю ночь провела в каком-нибудь пафосном месте, а проснувшись утром от писка будильника, вспомнила, что пора на прослушивание? Так не пойдет. Мне нужны серьезные люди. Поэтому я прошу тебя освободить сцену, и пусть сюда выйдет следующая.
Вита молча спрыгнула со сцены, взяла свои вещи и, кивнув педагогу на прощание головой, бодро зашагала в сторону выхода. Попытка сделать вид непринужденной, сильной и не нуждающейся в этом спектаклишке балерины у нее удалась. Громкий хлопок дверью. Сыпь известки с другой стороны стены. Ехидное шептание за сценой. Недоуменное лицо главного педагога. Ухмылка именитого балетмейстера. Это всё невыносимо ранило настоящий талант.
Тело девушки затряслось от беззвучных рыданий. Лицо искривилось, и из глаз потекли слезы. Вита медленно сползала по, только что хлопнутой, двери. Безжизненное тело отодвинулось подальше от этого зала и свернулось в комочек. Девушка не знала, что делать. Не знала, о чем думать. Она просто лежала на грязном полу своего родного театра и плакала. Даже такие легкомысленные и бесшабашные люди плачут. Не так часто, но это случается.
Прошло примерно десять минут, и Вита поднялась. Накинув на себя то, что оказалось в данный момент под рукой, она с гордо поднятой головой вышла из здания. Мысли её переплетались и не могли найти дальнейшего плана действий:
«Что я наделала? Это все моя распущенность. Как я могла предать дело всей своей жизни? Как могла променять его на выпивку, тусовки, друзей-наркоманов? Ненавижу себя. Нужно что-то менять…но что? У меня даже советчика нет. В труппе меня никто не любит, считают зазнавшейся стервой. На мои попытки к общению они отвечают только лишь фырканьем. И это я то зазнавшаяся? Просто делаю то, что хочу. И то, что у меня прекрасно получается. Я нашла себя, а что теперь? Наш Федор Сергеевич ведь считает этого балетмейстера, чуть ли не богом. Меня же теперь повыкидывают со всех спектаклей…Как?- с ужасом подумала девушка,- я этого не перенесу. Нужно взяться за голову, бросить все эти ужаснейшие похождения и начать новую жизнь. Да, начать. Наверное, придется перестать общаться с Настей. Пусть мне придется нелегко, но это нужно сделать. Я с головой уйду в работу, и не буду думать о ней.
Как можно было с такой легкостью к жизни относиться? Невозможно. Насколько я упала в своих глазах. Да и не только в своих. Ведь не бывает в жизни всё легко и просто. Хотя… бывает только у пустых и глупеньких. Они ведь выдают желаемое за действительное, и так…Правда, так лучше жить. Проще как-то и ненавязчиво. Хочу быть глупой. Да, лучше быть глупой, чем пустой. Потому что пустые – это омертвевшие и аморальные психопаты, которые копируют моду или своих кумиров. Кому что близко. А вот глупые… Они просто не задумываются над своими действиями и делают то, что хотят или считают нужным. Почему у меня все всегда сложно. Кругом проблемы. Надо же было им возникнуть на моем пути».
Вита зашла в свою новую квартиру и села в то самое, плюшевое кресло. Закрыла глаза и провалилась в длинный тягучий сон. Так закончился её день. Проснувшись поздно ночью, девушка достала книги и лекции и начала читать. Учить. В общем, просвещаться.
Утром Вита направилась в институт. Строила из себя веселую, жизнерадостную. Сильную. У неё это не плохо получалось. Многие в недоумении смотрели на неё, но вскоре забывали. Рвение в учебе и на репетициях удивило многих педагогов. Один даже поинтересовался о присутствии температуры.
Весь день провела Вита в институте. Она слушала лекции, выплескивала эмоции на репетициях и долгое время провела в библиотеке. Пару раз звонила Настя, но трубку взять девушка не решилась. Лишь ступив на порог квартиры, она почувствовала жуткую усталость. А времени было всего 20:00. Но проблемы, занятия и неудачи просто свалили девушку с ног. Она выпила кефир, добралась до кровати и выключилась. Выключилась так, что не смог разбудить её даже противный рингтон на телефоне. На самом деле, ей звонила Настя. Она не могла понять, что происходит в жизни подруги. Раньше они всегда уходили ночью в клуб, а сегодня не было даже обычного звонка. Разве бывает, что жизнь человека неимоверно меняется в один прекрасный день? Да. Если у этого человека меняется мировоззрение.

______________________________________________________________________________________
Настя села в машину и поехала в новую квартиру своей подруги. Позвонив пару раз на телефон, девушка усомнилась в недоумении. У двери Виты она провела около часа. Стучалась, кричала, пинала и просто сидела, успокаивая себя легкими покачиваниями тела. Вскоре заиграл телефон и девушка судорожно нажала на кнопку:
-Да, алло. Вита?
-Какая Вита? Это твой господин.
-Ах, добрая ночь, Женечка,- сексуально прикусив губу, ответила Настя. Евгений – её лучший друг. Хотя их отношения вряд ли можно назвать дружескими. Каждую ночь они ложились в постель и занимались грязным, развратным сексом. Так сказать, дружеский секс объединял этих двух молодых людей. И знаете что? Их это устраивало. Никаких обязательств, никакой ответственности, никаких заморочек. Всё просто и со вкусом. Вкусом жизни.
-Я слышу твой голос, и он меня заводит. Встретимся сегодня?
-Ты опять хочешь затащить меня в постель?
-Нет, дорогая моя. Сегодня мы займемся этим прямо на крыше. Среди проводов, птичьего фекалия и белых телевизионных тарелок. А можем и прямо на них. Уже хочешь меня?
-Черт, ты умеешь возбудить девушку.
-Согласен с тобой, дорогая. Как ты сегодня одета?
-Черное платье с…
-Я не об этом.
-Ах… На мне черные чулки и красное атласное белье.
-Лифчик?
-Присутствует.
-Боже, это чертовски сексуально.
-Увидимся в клубе. И достань кокса.
-Всё для тебя.
Разговор прекратился. Настя улыбнулась и вмиг забыла о подруге. Но нерешенным оставался один вопрос: с кем она отправится в клуб? Одна там она показаться не может. Сверху раздался стук каблучков, и перед Настей оказалась симпатичная блондинка, одетая в шикарные красные брюки и бордового цвета пиджак. Блузка? Актерам она ни к чему.
-Привет, незнакомка,- нагло улыбаясь, поздоровалась Настя и тут же зацепила девушку за ручку,- Как насчет потусить?
-Здравствуй, незнакомка. Спасибо, но – нет.
-Почему, дорогая моя? Может, для начала, познакомимся? Я – Настя.
-Добрый вечер, меня называют Даниэлла.
-Вау. Какое прекрасное имя, Данечка.
-Еще раз говорю! Даниэлла! И никак больше!
-Хорошо-хорошо, дорогая. Даниэлла, так Даниэлла. Ну что, может в клуб?
-Спасибо, но я с вами вынуждена распрощаться,- актриса язвительно улыбнулась и, круто повернувшись на каблуках, зашагала в сторону выхода. Но Настя не собиралась сдаваться.
-Постой, Даниэлла!
-Что еще? Какие-то вопросы?
-Вот, давай поговорим по душам. Тебе сколько лет?
-Почти восемнадцать. Это разве меняет дело?
-Конечно, меняет, дорогуша. Тебе уже восемнадцать, а ты ни разу не была в клубе. Или была? Думаю, нет. Знаешь, сколько ты теряешь? Там же можно получить такие эмоции, новые ощущения, кайф, в конце концов… Убедила?
-Даже не пытайся. Мне нужно в кофейню, там я всегда читаю пьесы.
-Ты у нас актриса? Тем более! Ты просто должна сходить в клуб. Хотя бы на одну ночь. Представь, что тебе придется сыграть развязную ночную тусовщицу, а ты? Будешь одевать очки и читать книги? Жизнь – вот энциклопедия для актера. Разве я не права?
-Права,- вздохнула Даниэлла, убежденная в том, что в клуб все-таки сходить стоит. Но только на полчасика.
-Значит, идем?
-Я не надолго! Всего лишь на час-два…
-Да, да. Там и три, и четыре рядом. Увидим, дорогая моя.
Девушки вышли из дома и сели в машину. Едва слышно газонув, красное чудовище тронулась, слегка царапая колесами асфальт. Пять минут, и ножна одной из девушек нажала педаль тормоза. Застучали каблучки по асфальту. Легкий флирт ожидал охранника на фейс-контроле, после чего Даниэлла и её новоиспеченная подруга зашли в клуб.
Испуганно оглядываясь по сторонам, Даниэлла вцепилась в руку Насти и следовала по пятам. Настя часто подходила здороваться со своими знакомыми, а Даниэлла, получив новую дозу любопытства, спрашивала: «Кто это? Чем занимается? Где учится? Есть ли парень/девушка?». Настасья без стеснения выкладывала всю правду-матку о своих друзьях. Ну как, друзьях. Просто эти люди были сборищем, члены которого виделись исключительно в ночное время. Обнаружив своего Женю в объятии какой-то бабы, Настя громко начала возмущаться. И неважно, что её слышит только… Она сама. Важно было, что спустя пару минут Евгений осознал суть ошибки и с лукавой улыбкой соблазнителя подкрался к Насте сзади, обнял. Девушка с дьявольщинкой в глазах улыбнулась. Затем резко развернулась, и губы этих «влюбленных» сошлись в страстном поцелуе. Пока эта парочка развлекалась, ублажая прихоти друг друга, Даниэлла решила осмотреться. Она заказала себе фруктовый коктейль и не ступала пока на танцпол. Людей в этом злосчастном месте она разделила на три типа: первые — это прожигатели, вторые — девственные новички, третьи — искатели новых ощущений. К первому типу, Даниэлла отнесла Настю. Такие люди посещают клуб каждую ночь, нередко употребляют наркотики, видят в ночных похождениях смысл своего бытия. Новички — это те, кого только что выдернули из своего внутреннего мира и привели в это логово сигаретного дыма. Они с опаской поглядывают по сторонам и держатся близ своего «руководителя». К новичкам Даниэлла приписала себя. Искатели — люди, состоявшиеся в жизни и просто решившие отдохнуть сегодняшнюю ночь. В клубе они надолго не задерживаются, алкоголем не злобоупотребляют, курят мало. Таких искателей отличить от прожигателей можно лишь пообщавшись с ними в реальной дневной жизни. Почему дневную жизнь Даниэлла обособила как реальную? Потому что этот мир казался ей другим, совершенно новым и нереально сумасшедшим.
Настя со стервозной ухмылкой ткнула пальчиком в сторону Даниэллы. Женя пробуробил свои волосы рукой и решительно оценил «что за фрукт». Они поменялись местами, что дало Насте шанс встать и направиться в центр танцпола. Правда курс её тела для начала изменился в сторону бара, где девушка выпила подряд три сильных коктейля. Затем она ринулась танцевать.
Женя приблизился к Даниэлле и слегка обнял её. Девушка оробела: такого напора от незнакомого мужчины она ни разу еще не встречала.
-Хочешь я закажу тебе что-нибудь покрепче? Такой горячей девушке нужен горячий парень, не так ли?- прошептал он на ушко. Даниэлла чувствовала жар его ладоней на своей прекрасной талии, чувствовала обжигающее кожу дыхание и начала терять голову. «Да, да, да! Возьми меня…» — кричала каждая клеточка её тела. Когда Евгений дотронулся своими губами до шеи девушки, она оказалась в полной его власти. Парень щелкнул пальцами, и на столе возникли два одурманивающих коктейля. Незаметно достав из кармана небольшой мешочек с белым порошком, он высыпал добрую половину в оба стакана. Губы Даниэллы скользили то вверх, то вниз. Они приближались к шее, губам, глазам, груди. Она вся горела и желала, чтобы их тела слились в единое целое. Было ощущение, что она просто не контролирует себя. Но вдруг, снизошло озарение, и девушку как-будто подменили. Она почувствовала, как чернота этой жизни проникает вглубь её самой, а что самое ужасное: ей это нравится. Девушка перестала с жаром целовать своего партнера и села, подогнув под себя ноги и уставившись в одну точку. Женя понял, что он что-то упустил. Только что? Недавно же всё было так прекрасно. Он горел, она пылала, и их тела жаждили единения. Он опять припал к её уху и впихнул в руку алкогольный коктейль, в котором совсем недавно растворился странный белый порошок. Хотите знать, что это было? Пожалуйста. Это вещество — героин.
Всё очень просто. Новичков в клубе часто подсаживают на наркотики. Таким путем или иным, не суть важно. Важно то, что многие справляются с этим и бросают, другие же опускаются на самое дно жизни — сюда. Они начинают спускать деньги на дозу, колоться и зажигать с первым встречным. Почему всё так происходит? Потому что на этих новичках деньги имеют. Да при том очень даже крупные. К кому прибежит маленькая неопытная девочка, которую неделю назад подсадили, за дозой? Именно к тому человеку, кто её подсадил. Сейчас этим «насаживателем» являлась Настя. Ей показалось забавным совратить эту наивную ботаничку. Да, на вид она являлась практически иконой стиля, но на вкус… Конкуренция часто движет женщинами. Они хотят быть лучше и прекраснее своей соперницы, поэтому идут на всевозможные решения. Даже на наркотики. И пусть она корчится неизвестно где, спит неизвестно с кем, употребляет наркоту неизвестно какого качества, пусть померает от ломки — другой женщине всё равно. Но проблема Насти была не в этом. Ей просто нужны были деньги. И такая молоденькая упрямая сучка, как Даниэлла. Вот и вся логика.
Евгений неустанно шептал на ушко Даниэлле всяческие нежности, и та, наконец, сдалась. Она сделала несколько больших глотков коктейля, сморщилась от вкуса и прильнула губами к губам близ сидящего. Тот не ожидал такого напора, но сразу же приспособился. Спустя пару минут девушка осушила бокал, и наркотик начал свое действие. Теперь она действительно потеряла контроль над собой. Ей тут же стало жарко, но попытки раздеться были прекращены Женей. Он поднял её на руках и понес вон из клуба. Куда? «Дома ей станет легче,»- бегали развратные мысли в голове парня. Тем более, что дома всегда ждала пара доз.
Секс. Да, но какой? Жесткий. Страстный. С будоражащими душу стонами. С плетками и наручниками. С вазелином и кожанным диваном. С кружевными, ничего не прикрывающими, «трусиками» (если их можно так назвать). Женя привез девушку в свой коттедж и сразу же повалил на кровать. Даниэлла даже не догадывалась, что будет с ней твориться спустя полчаса. Сейчас ей казалось, что она лежит на берегу озера и считает… уточек, кажется. Евгений не терял времени. Он зажег свечи, погасил свет, принес бутылку вина и достал загадочно черный чемоданчик. Зачем свечи и вино, когда Даниэлла летает вместе с коровками из рекламы «Домик в деревне»? Об этом сознание парня решило умолчать.
Евгений открыл чемоданчик и достал оттуда наручники со стразами, плеть-флогер ярко-красного цвета и кожанный хлыст длинной в метр, ошейник из стали, который тут же нацепил на партнершу и маленькие черные стринги. Сперва он стянул всю одежду с себя, надев те самые стринги, а затем уже преступил к Даниэлле. Она лежала на кровати, вытянув вперед руки, и что-то рисовала ими в воздухе. Женя искусительно улыбнулся. Он сел рядом, обхватил её стан правой рукой и медленно, словно растягивая удовольствие, расстегнул пиджак. Скинув его на пол, парень принялся целовать тело девушки. Его губы скользили все ниже и ниже. Брюки с таким же успехом вскоре оказались на полу. Отстуствие блузки парня удивило, но страсть все больше и больше завладевала разумом. Он хотел её так, как хотят малолетние ПТУ-шницы Бреда Питта. Обняв Даниэллу, Женя с нежностью положил её у изголовья кровати. Теперь в ход пошли блестящие стальные наручники. Аккуратно прицепив девушку к кровати, он взял в руки хлыст и пару раз прошелся им по бедру девушки. Легкий стон. Экстаз в глазах партнера. Он не мог более держаться, поэтому после секундной заминки он кинулся на кровать и, как бы надев хлыст на шею девушки, подтянул поближе её голову и поцеловал. Страстно. Развязно. Похотливо и по-жеребецки. Затем разум решил перейти ближе к телу. Женя приступил к основным действиям. Тело двигалось чуть ли не в такт дыханию. Вперед. Назад. Вперед. Назад. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Неожиданно изо рта Даниэллы вырвался поистинне женственный крик, затем крик перешел в стон и вовсе стих. Испытав оргазм, безжизненное тело девушки и вовсе… Да, да. Даниэлла уснула.
Женя закончил своё дело, выпил вина, закурил. Чемоданчик он убрал обратно на своё место, тем более, что сегодня он почти не понадобился. Парень налил себе еще один бокал и вышел на балкон. На улице было прохладно, но холод никогда не помешает горячему парню думать о вечном. Евгений сел на подоконник и устремил свой взор к небу. Мысли текли плавно и безудержно.
«И зачем Настя решила подсадить эту прелесть? Всё-таки стрева она. Берет первую встречную и решает её судьбу. Кто ей право такое дал? Она же не Господь Бог. И даже не Святая. Хм… Получается она меня использует? Приводит всяких с улицы и говорит: сегодня она, а завтра приведу кого-нибудь еще. Хотя нет, не использует. Мне же тоже деньги нужны. Да и ей. Черт возьми! Зачем я эту прелесть порчу? Такая красивая, милая, с большими светлыми глазами. Смотрю, и ангела она мне напоминает. А, будь что будет. Пойду, вколю ей еще героина. А то действие скоро закончится»,- подумал Женя и встал с подоконника. Он зашел в комнату, принес с кухни необходимое и, растормошив Даниэллу, вколол ей содержимое. Девушка вновь впала в астрал. Евгений лег рядом и задремал.

___________________________________________________________________________________________
Очнулась от действия наркотика она только лишь на следующий день. Ужасно болела голова, вены казались чересчур синими, чувствовались мешки под глазами. Во рту была сухость, глаза остро реагировали на свет.
-Жень…- слабо позвала Даниэлла, сама удивляясь писку своего голоса.
-Да, моя дорогая. Как тебе спалось? Чудесная ночь, не правда ли?
-Эээ…Прости, Жень, но я почти ничего не помню.
-Я тебя прекрасно слушаю, зайка.
-Ну…Помню, как с Настей познакомилась. Машина у неё, кстати, красивая. Потом помню, как в клубе были. Тебя, вот, помню,- улыбнувшись, произнесла девушка.- Ну а потом ночь…
-И как тебе ночь?
-Ты не понял. После клуба у меня полная тишина в голове. Астрал. Черный квадрат. Эфиопия. Пустое пространство. Блуждающее перо. Прова-ал в памяти, понятно? Или еще примеров привести?
-Нет, солнышко, не нужно. Я понял всё. Тебе сегодня нужно куда-нибудь?
-Эм…Ну…Мм, кажется…- сомневаясь в чем-то, замямлила Даниэлла.
-Кофе тебе сделать?
-Не пойду никуда сегодня. Институт подождет. Жень, сделай лучше чаю.
-Хорошо, милая.
И их губы слились в едином сладостном сосании. Простите меня за бедность речи, но то, что вытворяла полость Жени в полости Даниэллы, никак не назовешь поцелуем. Спустя некоторое время челюсти героев ушли по разной траектории. Женина, во главе с хозяином, решила проведать кухню, а челюсть Даниэллы вместе с телом медленно ползли по стеночке до ванны.

_____________________________________________________________________________________________
Даниэлла…Красивое имя. И редкое. Странно, но по-другому её никто никогда не называл. Только какая-либо «Настя» откроет рот и выпалит: Даняя… или Данечка, Данчос, Даньнюсик и прочие телячьи сопли, то тут же спохватится и с улыбкой на лице молвит: Дорогая Даниэлла, не могла бы ты…
Может, это потому, что девушка вела себя слегка высокомерно, строго, дипломатично и немного вальяжно. К ней всегда относились, как к боссу. А она всегда была лидером любой компании.

___________________________________________________________________________________________
Жизнь Виты превращалась в замкнутый круг.
Сон. Репетиции. Лекции. Сон. Репетиции. Выступления. Лекции. И так изо дня в день. В перерывах она даже есть забывала. Просто брала какую-нибудь книгу и углублялась в чтение. Смыслом её существования, казалось, является исключительно работа, любимое дело. На сцене она проводила большинство своего времени. А если зал был занят, и репетиции отменяли, то она вставала у станка дома.
Однокурсницы и преподаватели стали беспокоиться за здоровье Виты. Вид у неё был болезненный, с синеватым оттенком на лице. Она казалась измученной, заплаканной и истощенной.
-Ты ела что-нибудь сегодня?- спрашивали часто девушки с группы Виту за обедом. Им не всегда удавалось подловить её здесь, но всё же беспокойство и интерес брали верх.
-Нет, спасибо. Дел невпроворот. Замоталась совсем.
-Ты похудела, кажется?
-Да, немного. Вчера стрелочка на весах указала на «44».
-Чего?- испуганно вопили девчонки и устрашающе выпячивали глаза.- У тебя рост метр семьдесят! Ужас какой…Может в клинику?
-Со мной всё в порядке,- устало улыбалась Вита,- сегодня же отправлюсь ужинать в ресторан.
На этом допросы девушек заканчивались, и Вита с радостью бежала в библиотеку. За этот период «переосмысления» Вита прочитала столько всего, сколько за всю жизнь не читала.

________________________________________________________________________________________________
«Как одной жить хорошо. Спокойно, тихо, подумать можно. И не нужны мне всякие Насти. Человек ведь рожден в единственном экземпляре. У него две руки, две ноги, туловище, шея… Он один на этом свете есть. И он индивидуален. Свой тембр голоса, своя радужная оболочка глаза, свои особые отпечатки пальцев. Он отличен от своего знакомого, друга, родителя. Он – другой, особенный. Не понимаю девушек, которые кричат о своей индивидуальности. Чем они необыкновенны? В мире толпы таких людишек, которые скрываются за маской ярких шмоток и кричат: «Я – личность! Я – индивидуальность! Я лучше вас и интереснее!» Да чем они лучше? Человек, который понимает, что каждый человек – своеобразная, отличная от других особь,- есть особенный. Он несет в себе правду заблуждений таких «разносортных» девочек. Я, вот, это знаю. Но я не особенная. Я такая же обычная, как и все люди. Чем я кого-то лучше? Ну, танцую я, допустим, превосходно. А готовлю? А всякие там физические величины? А сорта цветов, трав и прочие…садоводческие штучки? В этом я – полный профан. Человек особен тем, что у него есть дело, в котором он лучше других. И если ты нашел это дело, то держись за него и проявляй свой талант. В этом и есть истинное счастье человека».

______________________________________________________________________________________________
Она любила его, полностью растворившись в объятиях этой любви и не думая ни о чем. Даниэлла любила просыпаться с ним рядом и любоваться каждой черточкой его лица. Женя был красив. Она любила, едва касаясь кончиками пальцев, проводить рукой по его телу и смотреть, как появляются мурашки на загорелой коже.  Она любила его улыбку. Ловила каждый взгляд, жест, движение. Такого нежного чувства девушка еще не испытывала ни к кому, но вскоре приняла эту странность. Даниэлла любила его целиком: от кончиков шелковистых, угольного цвета волос, до кончиков пальцев ног. Она могла весь день просидеть с ним в квартире, пересматривая фильм за фильмом, или начать делать ему долгий, но сладостно-приятный массаж губами.
Первая любовь, такая внезапная и невыносимо непонятная, отягочяла жизнь, но дарила ей свои невидимые крылья.
А Женя не понимал чувств прекрасной театралки. У него глубоко в голове сидели всего две галочки: героин и Настя. Он не мог дождаться, когда же кончится день, и он сядет в тачку и уедет в клуб, где займется грязным сексом с подругой Даниэллы. Днем Евгений предпочитал спать или хотя бы делать вид, что спит, потому что считал Даниэллу наивной и приставучей девчушкой с маленького городка. Настя, с которой он впервые попробовал героин, которая потом постоянно увеличивала дозы, которая спала со всеми подряд, которая могла кинуть близкого человека, нравилась Жене. Это даже можно назвать словом «любовь».  Просто некоторые люди не умеют любить так красиво, как показывают в фильмах и романах, они делают это как умеют. Так и Женя. Он думал, что чувства и отношения между ним и Настей выражаются через секс. Он и не хотел ничего большего. Он считал её своей, и это его устраивало.
Настя же, по существу, напоминала кошку. Ни за кем не бегала, лезла там, куда ей пытались запретить лезть, имела кучи мартовских котов, но никому не принадлежала. Женя был для неё обычной собачкой, пешкой, шестеркой, она манила его, а тот бежал следом. Если у неё была любовь в этой жизнь, то это – наркотики.
Настя всегда располагала к себе, была милой, улыбчивой, шла на уступки, лесть, но это всего лишь первое впечатление. В душе у нее на самом деле, было буро-сиреневое болото, которое тянуло за собой других. Таких людей нужно изгонять из общества, они приносят заразу в чистое семя невинности, способствуют разложению личности, души. Они есть истинное зло, которое так упорно ищет общество, но никак не может найти. А в то же время нельзя забывать о гуманности: они такие же люди, как и мы. Только слегка сбились с нужного пути. Они нуждаются в помощи, в наставнике, в переосмыслении. А если это их не сможет образумить, значит человек окончательно сгнил и не пригоден для общества.

______________________________________________________________________________________________
Ночная Москва. Огни. Яркие краски. Взрыв эмоций? Нет, просто наркотики. Каждый день казался Даниэле необыкновенным и запоминающимся. Жизнь – праздник. Жизнь – опьянение. Жизнь – веселье и слабость.
Так и Даниэлла. Жила, танцуя и вкалывая дозу за дозой. На слово «театр» она часто закатывала глаза, устало улыбалась и отмахивалась руками.
-Не моё это, не моё… — лукавила девушка.
Мастерство, как правило, нужно оттачивать, а Даниэлла и на репетициях-то редко бывала. Преподаватели беспокоились, старались образумить девушку. Но та, в свою очередь, улыбалась и снова пускалась во все тяжкие.
Одной ночью случилось непредвиденное событие. Все началось как обычно: Настя заехала за Даниэллой, и они направились в клуб. Там встретили Женю и часто запирались в туалете. Белый порошок кажется раем, пока не начинает вызывать привыкание. И если это явление привыкания очень явно отражается на организме, то тело начинает ломать от нехватки наркотиков. Ломка – одно из страшных зрелищ ночной жизни. Такое ощущение, что из глубинных вод ада поднялась невидимая сила дьявола и пытается вытащить душу наркомана наружу.
-Еще мохито! Еще водки! Бармен, дорогой, наливай полные стопки! Мы сегодня жгем на танцполе!- в экстазе экстази кричала Настя. Евгений притягивал её всё ближе к себе, и на площадке становилось по-настоящему горячо. А глаза Даниэллы давно заплыли туманом, и ни капельки разума не мелькало в них.
«Еще хочу,- подумала девушка и стала искать в толпе Настю, чтобы купить у неё немного ядовитого вещества.- Лучше возьму бутылёк и шприц. Ощущения прикольней».
В ночных клубах жизнь всегда идет по круговороту событий. Бешеный темп, покрытые испариной тела и море алкоголя. Тут вертятся не только пафосные сучки, но и представители интеллектуального общества. Люди, которые просто хотят отдохнуть. Они отключают мозг и погружаются в музыку. Теперь человеком управляет тело. Оно движется в такт, скользит между других тел, и ты полностью доверяешься ему.
Так и Даниэлла. Она доверилась телу, а тело ныло и испытывало желание в виде героина.
-Дай, дай, дай!- кричала каждая клеточка тела девушки. И та повиновалась. Она нашла Настю, схватила её за руку и попросила достать дозу.
-Сейчас будет, дорогая моя!- подмигнула Настя и скрылась в толпе. Даниэлла осталась ждать. Ждала недолго, около двух минут.
-Держи, зайка,- прошептала Настя на ушко девушке и вложила в её руку заветный бутылёк.
-А кокс еще есть?- стараясь перекричать шум, спросила Даниэлла.
-Да!- воскликнула подруга в ответ и упала на диванчик, сотрясаясь от смеха. Потом резко остановилась и сладостно улыбнулась, видимо, её посетила очень приятная мысль. Затем она встала и, отыскивая Женю глазами, направилась в сторону места для свержения пучин. Заметив его, она мотнула головой и уперлась пару раз язычком в стенку щеки. Женя улыбнулся, взял её за руку и пошел следом.
Даниэлла заметила на столе пакетик с белым веществом. Взяла его в руки, высыпала содержимое прямо на стол и, даже не оглядываюсь, отправила через банкноту всё в одну ноздрю. Тело покрылось мурашками. В глазах мутнело.
-Так, девушка. Извините, но вы будете выведены из нашего заведения,- промычал огромный как подоконник охранник клуба. Он взял Даниэллу за руки, перекинул её через плечо и поплелся к запасному выходу. Она же думала, что тонет в море любви, а некий сударь спасает её из лап огненного тигра. Чтобы пройти туше с тушей на руках понадобилась достаточное количество времени. Когда же мужчина аккуратно закинул девушку на мешки с мусором, кокс уже отпускал.
-На тебе, отрезвись,- басом буркнул охранник и сунул Даниэлле бутылку водки. Она с презрением подняла бровь и скривила рот в дерзкой усмешке. Охранник ушел и закрыл за собой дверь в ночную жизнь.
Улица отягочяла. Ночь вдохновляла и приносила второе дыхание. Даниэлла открыла бутылку, выпила и углубилась в размышления.

«Так не бывает,- думала Даниэлла,- здесь грязно, слякоть и воняет отходами. И это всё происходит в моё день рождения? У меня растеклась тушь, порваны колготки, выкинули из клуба в этот убогий мирок. Одно спасает меня – бутылка водки, которая греет и руку, и душу. Насколько несправедлив этот мир. Работу потеряла, близких друзей нет, любимый оказался обычным кабелем, а в день ангела я сижу в луже с парашей и глыкаю водку. Неужели бог давно забыл про меня? Эх… Может это просто испытание судьбы, наказание за бездумное существование… Нужно встать и идти, нужно бороться с внешними обстоятельствами, стремиться к совершенству и не бояться перемен! Но… Я боюсь. Просто боюсь будущего; что ждет меня дальше? Засаленная шапка и теплотрасса? Мне уже восемнадцать лет, а достижений никаких… У некоторых в восемнадцать уже и семья есть, и дело любимое. Счастье есть. Любовь. Радость. А я? Как бабка из сказки Пушкина: сижу у разбитого корыта. Самой противно, а бороться с этим не хочется. Все-таки лень в душу может забраться… Несправедливый мир. Жалкий. Ненавистный. И как нести в себе эту тяжесть бытия? Хоть бы один человек протянул руку помощи. Но кто? Все заняты своими проблемами, каждый в своем мире. А окружающие? Да, все равно на них. Девиз на сегодня: у тебя какие-то проблемы? Жри лекарства и никому не плачься. Это ведь всё из-за вашего недотраха! Трахнитесь и все пройдет.
Фу. Насколько это плоско, мерзко и убого. Как обнищал наш век… Ценностей никаких, совесть запихивают так глубоко в душу, что она никогда не просыпается. Стыд? О, забудьте про него. Это старо, как мир. Сейчас в моде оголенный зад и четырехкиллаграммовые сиськи, необлеченные в лифчик. И многие считают это красивым. А как же любовь? Кто-нибудь еще верит в неё? Кажется, что весь мир крутится только на сексе. Только и слышится, что кабели, сучки, сегодня я спал с этой, завтра с тем, а вот вчера… И прочие «шалости». Ненавижу секс, но природа такова… Влечение к другому полу, конечно же, есть, гормоны там всякие. Но тупой перетрах со всеми подряд я просто не понимаю, не принимаю. Это до невозможности немыслимо. Мне иногда кажется, что секс просто душу разрушает. Ведь ты только и делаешь, что соблазняешь ТЕЛО, а на утро даже имени не вспомнишь. Неужели не интересно узнать самого человека? Его внутренний мир, душу, ценности, уровень образования? Слияние тел – это же так скучно, если параллельно не сливаются души. А скука – самое ужасное в жизни. А если ты ложишься в постель к кому-то, потому что тебе СКУЧНО? Невыносимо.
Какие же мрачные мысли в моей светлой голове. Нужно избавиться от них. А где музыка? Она всегда приглушает голос разума. Так… Нужно встать и идти домой. Не дело же, такой девушке валяться на помойке, как мешок… Но для начала вколю себе немного героина… Может полегчает.
Чёрт, как ужасно болит голова ».

Даниэлла встала, сжимая обеими руками водку, и взяла направление на свой дом. Ноги заплетались, голова раскалывалась, а руки то и дело роняли бутылку на пол. Едва она дошла до входа в клуб, как сознание вырубилось, и передоз охватил всё тело. Девушка упала без единой мысли и сознания. Изо рта плавно вытекала белая пена, руки тряслись, лицо всё больше бледнело.
Рядом с телом остановилась черная иномарка, и из неё вылез статный мажорный мужчина, имеющий под своей рукой нехилую дамочку. Дама недоуменно взглянула на бездыханное тело и с ужасом стала шептать что-то своей паре.
-Хорошо,- вздохнул мужчина,- я вызову скорую. Но в больницу эту тупую наркоманку не повезу.
Дама кивнула головой в знак согласия. Мажор вынул из кармана модных джинс новоиспеченный айфон и вызвал бригаду врачей.
-Помогли ей?- с вызовом спросил он у своей дамы.- Ну и всё. Идем внутрь.
И две пары ног перешагнули через похолодевшую Даниэллу и направились к вывеске «ночной клуб VELMAR».
Машина скорой приехала буквально спустя пять минут. Даниэллу откачали, и через несколько часов она стала приходить в сознание.

____________________________________________________________________________________________________
В жизни Виты появился новый пункт. В театре готовился спектакль. Но он был не обычным, не похожим на сотни других, это была самая настоящая опера с известными итальянскими певцами и балеринами. Правда, в их труппе заболели несколько танцовщиц, и режиссер для их замены решил взять кого-нибудь с курса Виты. Прослушивание должно было состояться завтра, но Виту это нисколько не колышало. Весь институт ходил на ушах, преподаватели намечали кандидаток на эти места, девушки готовились и морально, и физически. А график дня нашей Виты совсем не изменился. После лекций она выпила кофе и до конца дня просидела в библиотеке.
На следующий день, выспавшись, Виты отправилась на прослушивание. Ни тревога, ни трепет не волновали её душу. Она шла в стены родного театра с ежедневным выражением улыбки на лице. Особых мыслей не было. Они просто переплетались, и получалось нечто, похожее на навозный шар. А Вита была неким навозным жуком, который поднимал ввысь эту огромную и округлую серьезность бесцельного философского бытия. Да, а почему бесцельного? У всех имеются свои цели, стремления, потребности и желания. Но философию так часто считают грустной и удручающей, что я не смогла спастись из оков этого штампа.
Дверь. Улыбка, подаренная охраннику. Предъявление пропуска. Лестница. Направление тела – второй этаж. Дверь. Суета балерин. Яркий свет. Ровное дыхание Виты.
Она в последнее время поражала своим спокойствием и холодным равнодушием к происходящему вокруг. Вот и сейчас, ни один мускул на её лице не дрогнул, когда ей на глаза попался крутой итальянский режиссёр. Она одела леггинсы и простой серый свитер, затем легкой походкой, не торопясь, вышла на сцену. Зал замер. Режиссёр заинтересованно вскинул брови и подпер рукой подбородок.
-Посмотрим, посмотрим,- прошептал итальянец.
Включили музыку. Вита сделала несколько уверенных шагов, за которыми тотчас пустилось тело. Движения были резкими, четкими, немного грубыми и заставляли думать, как бы не разбилась исполнительница. Ехидная улыбка высокомерия стала расплываться по лицу режиссёра. Ему определенно нравилась техника исполнения, да и сама девушка. Он сделал мах рукой, в знак прекращения музыки. В это же время Вита сделала заключительное па, шаг и… Девушка без сознания упала на пол сцены. Более она ничего не помнила.

__________________________________________________________________________________________________
День начался довольно странно. В палату № 16 заселили двух пациенток. Одну худую, с синими мешками под глазами, бледностью на лице. Вторая была бледной, с распухшим лицом и явно-синими венами. Девушек положили на соседние кровати. Сначала проснулась первая девушка, а уже потом её соседка. Она, открыв глаза, от испуга вернула их в обратное положение. Над ней вплотную висело незнакомое, исхудавшее лицо, отпугивающее своим оттенком нездоровости.
-Эй…- тихо позвал незнакомый голос.
-А ты кто? – шепотом спросила девушка и резко села.
-Привет! – радостно улыбаясь и протягивая до ужаса худую руку, поприветствовала хозяйка незнакомого голоса,– меня Витой звать. Ты как себя чувствуешь? Тут так хорошо. Как попала сюда? Болеешь? Чем?- затараторила Вита.
-Это… передозировка…-оторопела Даниэлла.
-Ого. Наркоманка что ли?
-Да,- гулко отозвалось в ответ.
-Жаль, жаль…Ну ничего, тут тебя вылечат.
-Хех. Ты правда так думаешь? Наивная.
-Да,- утвердительно кивнула Вита,- врачи тут хорошие, слежка усиленная, лекарства из-за границы. А как ты сюда попала?
-Шла из клуба, упала…Потом не помню. Видимо, кто-то скорую вызвал.
-Ах! Люди заботливые попались. Клиника одна из лучших в Москве.
-А ты как?
-Я…У меня истощение организма. Упала в обморок на репетиции.
-Ты тоже актриса?- удивленно вытаращив глаза, спросила Даниэлла.
-Нет, что ты,- отмахнулась девушка в ответ,- я танцую.
-Балерина?
-Ага. К нам итальянская опера приехала. А им двух балерин не хватало…
-Погоди,- перебила Даниэлла,- опера и балет? Два в одном?
-Ага. В общем, режиссёр решил наших всех посмотреть. Я на прослушивание пришла, на сцене-то себя показала, а потом бац! И в отруб. Ну, все и переполошились. Скорую вызвали. И вот я здесь.
-А истощение у тебя из-за чего?
-Долго рассказывать. Я просто к учёбе с легкостью относилась и, однажды, за это сурово поплатилась. Меня…меня! Не взяли в крутой проект, задуманный на эти полгода. Меня выгнали с первой репетиции, я разревелась за дверью, и передо мной вся жизнь пронеслась… Я забросила ночные походы и кинула все силы на учёбу. Я даже есть забывала! Человек ведь рожден не для того, чтобы есть…Мы едим для того, чтобы жить. Вот я и ела примерно раз в день. Пила, конечно, много. Не помогло, как видишь,- улыбнулась Вита и развела руками, показывая на своё исхудавшее тело.
-Я тоже была такой…Училась, училась и больше ни о чём не думала. А потом с одной девушкой подружилась. Ну и всё! Как-то так получилось, что я на героин подсела. Всегда от меня ускользают важные события… Память, чёрт её возьми, плохая. Подсела, стала по клубам ходить, театр забросила. И вот, я здесь, как видишь.
— Ты – актриса?
-Да.
-Здорово! А что за девушка? Может, я её знаю? Все-таки крутилась в тех краях.
-Настя. У неё еще друг есть красивый. Женя.
-Что?!- еле выдавила из себя Вита и ужаснулась,- немыслимо…просто немыслимо…-что-то обдумывая, шептала она.
-Что случилось?
-Да я прекрасно знаю её! Ахаххахаха,- в истерическом припадке кричала Вита,- именно с ней я погубила свою карьеру, свою жизнь. Она, всё она…
Вита говорила быстро, проглатывая некоторые слова. Она опустила голову на руки, и была слышна дрожь в её голосе. Затем она перекинула ноги на другую сторону кровати, сползла с неё и села рядом, прижав к груди колени. Видимо, она вспоминала всё то, что когда-то погубило её жизнь.
Даниэлла встала и подошла к девушке:
-Что случилось? Оставь ты её… Ведь это в прошлом, да? Да? Мы же начнем новую жизнь? Начнем? Не плачь, прошу тебя, не плачь.
-Хорошо,- всхлипнула в ответ девушка и вытерла слезы,- начнем. Для начала нужно курс лечения пройти.
— Ты права,- улыбнулась Вита.
В больнице всегда нечем заняться. Лежишь, думаешь о жизни, читаешь, философствуешь. Ну и еще соблюдаешь бытийные мелочи. А если в палате имеются сожители, то это прекрасно. Ты можешь выплеснуть всё, что накипело внутри этому первому встречному человечку, и ты будешь уверен, что больше об этом никто не узнает. Ты не задумываешься о последствиях этой доверчивости.
Так и девушки. Они доверились друг другу до конца, без остатка. Они почувствовали родство душ. Открылись.

_________________________________________________________________________________________________

Будьте осторожны при прочтении основы этого произведения. Думаете, это новый гламурный проект, на котором автор хочет заработать денег? Ничуть. Здесь делается упор на мысли, на смысле, на бытие человека. Не понимаете? Читайте. Это прозвучала всего лишь подсказка.

__________________________________________________________________________________________________

-Есть люди, которые не понимают, сколько они значат в жизни другого человека. Пусть они знакомы год или две недели, неважно. Но кто-то из них будет питать теплые чувства к другому, а тот, в свою очередь, будет безразличен и скуп. Нет, может он и хочет узнать этого человека поближе, но открыться, доверить себя, он просто не может. Или не хочет. А почему не может-то? Да ведь он боится, что истинная сущность его будет воспринята, как мелкий пустячок, пустышка.
Но это неправильно, когда один отдает себя целиком, ничего не требуя взамен, а второй только берет, пользуется случаем. Разве могут такие отношения, пусть даже дружеские, быть равносильными? Один доверяется, второй замыкается. Неправильно всё как-то.
-А почему в жизни вообще должно быть что-то правильное? Жизнь – это возможность невозможного. Просто каждый ставит свою планку этого самого «невозможного».
-Да, может ты и права. Но я никогда не понимала, как человек может быть равнодушен к близким? А если…ты влюбляешься? Нельзя же молчать о своих чувствах, и таить их.
-Нельзя? Очень даже можно. Если один раз в жизни тебе причинили боль, ту самую боль, от которой ты начинаешь курить и нюхать кокаин, то в этом вопросе ты будешь более обходительным и аккуратным.
-Вот смотри. У, допустим, Оли в жизни происходит замена ценностей, или депрессия, или целый шлакоблок проблем. Поэтому она убивается, плачет, ищет выход, нуждается в помощи. А её другу Саше, например, абсолютно плевать, что там творится у девушки. Может, его это и интересует, но виду он не показывает. Когда Оля на позитиве, она ему нравится, он любит проводить с ней время. А когда настигают проблемы или трудности, Саша забивает и испаряется в воздухе. Пока, пока! – произнесла Даниэлла, скорчив глупую рожицу и помахав рукой куда-то в даль собеседницы.
-Хм…Да, ситуация сложная. Просто Оля – наивная, доверчивая, маленькая девочка, верующая в счастье и любовь, а Саша предвзято к людям относится, не ждет от них ничего хорошего, не умеет ценить людей, любить…
-Всё-то у тебя логике подается,- язвительно выпалила Даниэлла и продолжила, — но это не дело в душу девушке плевать, — и выбежала из палаты в коридор.
-И ты пойми его…- крикнула Вита вдогонку, потом шепотом докончила свою мысль. – он не виноват, что не умеет чувства открывать, не виноват, что этому его никто не учит. Может, у него и горит внутри яркая искорка души, да только показать ёё он не может, ибо не умеет. Так и любовь. Не может произнести «люблю», потому что не знает, что это такое…

____________________________________________________________________________________________________
-Так хочется найти родного человечка…
-Так в чём дело? Мир ведь из людей состоит.
-Да. Но как среди миллионов найти одного единственного? Я встречалась практически со всеми подряд, а толк? Неделя-две и расстаемся. Так надоели однодневные отношения. Любовь? Да, верю в неё. И пусть другие сучки завоевывают мужчин только для секса. Я не такая. Каждый знает свою цель.
-Да. Кому-то нужны таблы, кому-то шмотки, кому-то наличие спортивной тачки…
-А мне эмоции нужны. Если их нет, то мир становится скучным и однообразным. Разве жизнь настоящая без любви? Нет любви, и умирает человек, задыхается в вакууме собственного бытия. Она ему нужна, как глоток свежего воздуха. А смысл? И смысл теряется… Нет у меня мужчины, вот и сижу на наркоте.
-А мой мужчина – работа. Танцы – единственное, что приносит мне счастье, радость и удовольствие. Я так люблю танцевать, что готова это делать даже в предсмертные часы!
-Вот умереть бы спокойно в домишке загородом, а она на сцену просится.
-И что? Мне всё равно. Моя жизнь – мои цели – мои правила. Хочу так жить и буду так жить!
Минуты две они провели в тишине. Потом Вита подошла к окну и с благоговейным трепетом зашептала:
-Знаешь…Я совсем не умею ценить людей, не умею любить. Я не привязана ни к вещам, ни к людям. Я ищу свободы, и никак не могу её найти. Кто-то может назвать меня маленьким ребёнком, но по отношению к жизни, по поступкам я довольно взросло веду себя. Меня посещают тысячи мыслей, но нет той, которая полностью бы воплотила мои мечты. Я не странная. Я просто не со всеми.
Даниэлла улыбнулась и, едва слышно ступая по линолеуму, подошла к спутнице и обняла её. Они смотрели на звезды через окно, и они казались такими далекими, размазанными. Несбыточными.
-Я хочу так же ярко гореть. Чтобы поднимали головы, тыкали в меня пальцем, а я бы указывала нужный им путь. Но человеческая природа сыграла со мной злую шутку: я физически не смогу остаться в небе.
-Да, дорогая моя,- улыбнулась Даниэлла.- может, поспим немного? Завтра рано вставать.
-Ты иди, а я посижу здесь,- устало ответила Вита и села на подоконник. Она долго еще смотрела на чудесное звездное небо и думала о жизни. И только когда веки отяжелели, она направилась в кровать.

__________________________________________________________________________________________________
Ночью вновь завязался разговор.
— А в мире живут наивные люди. Они верят в настоящую любовь, мечутся в поисках счастья, мечтают научиться летать, любуются облаками, не знают, что в мире существуют ложь и обман и смотрят на мир сквозь розовые стекляшки очков. И я наивна. Но только я это понимаю и боюсь обжечься, боюсь, что умрет всё, во что я верю. Все мои идеалы, мечты… Я не хочу их терять, разбивать и разочаровывать! В них уже сидит частичка меня. А как я могу бросить свою душу? Моя наивность и всё это сидит внутри, глубоко, намертво. Если умрут они, не станет и меня.
-Наивные люди – глупые люди.
-Глупые?- усмехнулась Даниэлла,- возможно. Но не все. Им жить легче и проще. Они крепко держатся за свои мечты, они могут опереться на свою веру и жить дальше.
-И сойти с ума. Не питай надежд. Надежды сводят с ума.
-А если сумасшедший человек начинает во что-то верить? Надеяться?
-Сумасшедшие не верят. И не надеются.
-Ха. Может, потому их и называют безумцами, потому что их вера перешла грань?
-Нет.
-Почему?
-Вера – это чушь. Она ослепляет людей, и они уже не могут жить по-настоящему, не видят окружающих, перестают заботиться о ближних. Они держат в душе только одно – свою веру. Она становится для них всем, целью в жизни и её смыслом. Они не ищут больше ничего, они пытаются воплотить веру в жизнь, лелеют её, дышат ею. Вера станет для них всем, пиком безумства. И это безумие вытолкнет душу наружу, и будет тело без души. Вот и всё. Вера – это смерть.
-Хм. А сумасшедшие?
-Они ничего уже не ждут от жизни. Они разочаровались и не держатся более за свою веру. Пик безумства они пережили, не сумев пересилить, подавить его. Теперь они просто существуют, как губки. Спят, пьют, едят и больше ничего.
-Человека называют безумцем, если внутри него сидит какая-то иррациональная идея. Он горит этой идеей, живет и пытается подержать удачу за хвост. И если до конца жизни он будет жить и дышать этой мечтой, то до конца жизни будет жить сумасшедшим! Но будет жить, хоть как-нибудь, да жить… Тем более если есть опора в виде веры, есть за что цепляться жизнью…
-Мы сказали сейчас практически тоже самое. Только ты считаешь, что вера – хорошо, а я вижу исключительно плохое.
-Две точки зрения, две истины. Каждый выбирает свою,- подмигнула Даниэлла и накрыла себя одеялом.

___________________________________________________________________________________________________
Стрелки на часах сошлись в одну линию и пробили двенадцать раз. Это означало, что процедуры окончены, и актриса должна вернуться в свою палату. У Виты свободен целый день, и она, не торопясь, перелистывала страницы знакомой со школьных времен книги. Прошло долгое время, прежде чем в палату вбежала растрепанная Даниэлла и кинулась на колени своей сожительницы.
-Я совсем запуталась,- утирая слезы, шептала она.- Я не знаю, есть ли у меня близкие, не знаю, есть ли на земле счастье, дружба, любовь. Знаешь, даже если и есть друзья, то я не ценю их. То есть ценю, но в скором времени разочаровываюсь и общаюсь с ними только из-за выгоды. Ах, нет…Это слишком громкие слова. Не знаю, что и думать. Мысли теряются, путаются. Что мне делать? Как жить дальше? Меня ведь теперь и в спектакли не возьмут. Кому нужна сколовшаяся недоучка?
-Не надо. Наркотики не избавляют от таланта.
Немного помедлив, Даниэлла снова заговорила:
-Талант? А кто сказал, что он есть у меня? Знаешь, в том городе, откуда я приехала было много друзей, близких и обычных знакомых. Да, тяжело было с этим расставаться, но я справилась, просто немного подумав о будущем. Я мечтала о театральном институте, веселых пьесах и дружеской компании. А что теперь? Я даже улыбнуться не могу. Сдохнуть бы, и чтоб никто не вспоминал. Да и помнить-то никто не будет.
Даниэлла со страстью шептала, глотая слезы, а Вита просто старалась быть рядом. Дружба – это умение молчать вдвоем. Это умение поддержать человека в трудную минуту и никогда не забывать о нём.
-Скажи, что случилось? Ты такая веселая шла на процедуры…
-Мама приехала,- со злостью процедила Даниэлла и утерла слезы.- Привезла вещи с моей последней квартиры и вежливо попросила «вышвыриваться». Всё мило и очаровательно просто.
-Я оставлю твои вещи у себя,- с сожалением улыбнулась Вита и обняла подругу,- всё будет хорошо.
-Гребанная жизнь.
Даниэлла долго ходила по комнате, думаю о чем-то своем, после проворчала что-то в духе «сладких снов» и повалилась на кровать. Там её охватил прекрасный здоровый сон.
Вита дочитала Экзюпери до конца и спрятала книгу под подушку. На улице во всю властвовал вечер. Спать не хотелось. Она встала с кровати, попросила принести ей кружку горячего какао и села на подоконник. Старалась не думать ни о чем и только изредка с горечью смотрела на Даниэллу.

«Нужно начинать новую жизнь. С работой, семьей, друзьями. И вытащить эту глупенькую из лап похотливой Настечки. Совсем девочку мне испортили».

По окончанию какао в кружке, Вита переместилась в кровать и уснула. Спала плохо. Снились коровки, чайки, полосатые кошечки и прочая наивная чушь. Ночь пролетела незаметно, как и следующий день.

_________________________________________________________________________________________________
Виту разбудил ужасный крик. На соседней кровати творилось поистине неистовое зрелище. Глаза Виты не сразу привыкли к темноте, но, осмотревшись, она догадалась, что происходит.
Под одеялом как-будто происходила борьба тела с разумом Даниэллы. Из её рта шла пена. Со лба градом лил пот. Вита включила настольную лампу. Даня от испуга резко вскочила на кровати, скинув с себя одеяло, но тут же затряслась всем телом и сжалась в комочек. Затем она вцепилась дрожащими руками в волосы и завопила еще сильнее. Её вырвало. Вытерев рот рукавом своей рубашки, Даниэлла через силу попыталась просто лечь на кровати. Не получалось. Ломка становилась всё невыносимее. Даниэллу коробило, её тело постоянно то выгибалось, то возвращалось в позу зародыша. Руки ужасно тряслись. Глаза бегали по комнате и искали помощи.
Даниэлла увидела, что Вита не спит. Она спрыгнула с кровати, подползла к ней и, крепко вцепившись руками в простынь, процедила сквозь зубы:
-Позови кого-нибудь, умоляю. Помоги мне. Иначе я сдохну.
Затем она упала на пол, и её несколько раз вырвало. Тело безумно тряслось, а глаза выжидающе умоляли Виту. Девушка опомнилась, вскочила и с криком: «Медсестру сюда, мать вашу!», выбежала в коридор больницы. Спустя пару секунд, в палате очутилась медсестра. Она вызвала санитаров и стала успокаивать Виту.
-Тут девушка умирает, черт возьми! А вы обо мне заботитесь? Да я жива, здорова. Еще лет сто проживу! Спасите её гребанную жизнь!
Санитары уложили Даниэллу на носилки, пристегнули жгутами и унесли. Куда? Этого Вита не знала. На её вопросы не отвечали и старались избегать рассказов о здоровье подруги.

_________________________________________________________________________________________________
Прошло два дня. Вита гуляла в парке и дышала свежим воздухом, принимала нужные лекарства, читала Экзюпери и пила какао. Жизнь текла своим чередом, не хватало одного – новой подруги. И имя её – Даниэлла. Вита совершенно не знала, что с ней, как она, жива ли вообще. Девушка переживала, но спустя четыре дня её сожительницу вернули.

_____________________________________________________________________________________________
-Ненавижу свою жизнь. Ненавижу себя. Ненавижу тех, кто окружает меня, любит, заботится обо мне. Ненавижу дело всей своей жизни. Мир земной ненавижу. А еще эту тупую медсестру, которая спасла мою гребанную жизнь. Что так нелегко было бросить законченную наркоманку, и дать ей сдохнуть?- крикнула Даниэлла в лицо проходящей мимо медсестры,- Гребанные идиоты.
-Не слишком ли много ненависти?
-А чести не слишком ли много?- кривляясь, с сарказмом передразнила актриса.- кто ты вообще такая, чтобы обвинять меня в чем-то? На людской суд я плевать хотела. Идите все к чёрту. Такой, какая я есть, меня будет судить только Бог. Исключительно.
-Ох, ты…Боже мой!- умиленно произнесла Вита, вздернув брови,- и в Христа-то мы верим. И на суд-то перед ним собираемся. А о дьяволе ты не задумывалась? Скорее он тебя будет судить, нежели Бог. Чего захотелось ей. Бога, видите ли, подавай. Тупая наркоманка. На кой чёрт спасли твою жалкую душонку. Если такая, вообще, имеется. Ты думаешь, что у тебя одной проблемы? Ха. Как бы ни так. У людей вон дома горят, ноги кому-то по чистой случайности отрубают. И что? Живут люди. И счастье своё находят. А ты, со своей наркотой, сдохнешь скоро, так и не узнав, что такое это – счастье.
Даниэлла со злобой посмотрела на Виту. Она напоминала маленького ребенка, которому только что подробно объяснили, что он – заядлый неудачник. Потом она легла на больничную койку, повернулась к стене и прижала руками к своей груди колени. Плакать не хотелось, но настроение было самое наихудшее. Ей хотелось сорвать с себя больничную одежду и, вдохнув полной грудью поток свежего воздуха, прыгнуть в окно. Жаль, что люди не летают. После прыжка Даниэлле захотелось бы остаться в полете и взмыть в красивое голубое небо. Витать между облаков. Греть своё исхудавшее тело на солнышке. И радоваться новому дню.
-Знаешь, почему я ненавижу свою жизнь?
-Нет.
-Да ведь у меня нет ничего. Я одна, хотя так хочется найти родного человечка. Хочется приходить к нему и рассказывать о своих проблемах. Или о прошедшем дне. Пить и веселиться с ним, или сидеть ночью на крыше и мечтать о счастливом будущем. Были, конечно, друзья и подруги, но так, чтобы настоящей… Никогда. Недавно познакомилась с хорошей девушкой. У неё тоже никого нет, нас вообще связывает много общего. Я могу говорить с ней часами, а могу протусить все ночи напролет. Беда в том, что это она подсадила меня на героин. Разве я могу после этого назвать её лучшей подругой? Хотя она так считает.
Знаешь…Она много рассказывала о своей жизни. У неё была чудесная девушка, с которой она посещала клубы каждую ночь и совращала девственников. Но в один прекрасный момент эта девушка просто забила на неё. Не отвечала на звонки, не была ни дома, ни в клубах. И тут мы встретились. Настя говорила, что не могла подсадить свою бывшую подругу ни на что. А мы торчали вместе. Ей это нравилось. Она считала, что это нас сблизило. Мы вместе искали деньги на новую дозу, вместе ощущали приходы, нас обоих ломало от нехватки героина в теле. Но разве это дружба, когда людей связывают по рукам и ногам наркотики?
-Нет. Скорее, это товарно-товарищеские отношения.
-Ну да. Типа недвижимости и купли-продажи. Очень смешно.
-Ну нет у тебя подруги, и что теперь? Выкинь из головы эту чушь. Ты из утроба матери одна вылезла? Одна. Вот и довольствуйся.
-Ха. Ну что ж. Нет подруги, значит нет…
-А как же любовь?- перебила Вита.
-Был один. А потом я узнала, что он чисто по-дружески трахает Настю. Хам.
-Мда. Это уже серьёзнее.
-Не хочу таких отношений! Это тупой пафос и только.
-А я не любила никогда. Только маму, папу, шоколад и какао. Я вообще все проблемы решала в семье.
-Семья? Ахахаха,- давясь смехом и слезами, кричала Даниэлла.- Она в меня никогда не верила. Любили? Может быть.. Били? Может быть. В нашем мире нет невозможного. Мама обожала мою маленькую сестру. Ей всё было дозволено, а на меня постоянно сыпались оскорбления. То я делаю не так, это не этак. Приходилось с натянутой улыбкой переделывать,- немного подумав, девушка продолжала:
-Да я всю жизнь просто жила с ними в одной квартире. Они сожители, не больше. Они всегда считали меня глупенькой, слабенькой, не готовой к жизни размазней. Их никогда не интересовали мои проблемы и моя жизнь вообще. Они плюют на меня, понимаешь? Им всё равно, чем я занимаюсь… Но при этом…ахаххах…они никогда не выпускали меня из поля своего зрения. Никуда не пускали, контролировали, ограждали от всякой ерунды. Они не давали мне главного – свободы. А как человек без свободы? Он задыхается, замыкается и теряет жизнерадостность, смысл существования.
Всегда мечтала уехать в Москву. Но мне и это ставили под запрет! Папа вопил, что это город разврата, типа черной дыры, в котором пропадают люди. Или спиваются. Он всегда был пессимистом. И еще срывал на мне зло. Когда я заговаривала про поездку в столицу, он только смеялся и говорил, что мне ближайшая дорога в какой-нибудь детский сад мыть полы. Утверждал, что у меня нет никакого таланта. Что я – ленивая. Или, что я – толстая корова. Но маме как-то удалось его уговорить. И на прощание папа произнес: «Уезжаешь? Значит навсегда. Тогда можешь даже не звонить оттуда». С тех пор, семья для меня — пустой звук. Жизнь моя становится для меня одной. Вообще дома было весело. Отец пил, мама била его постоянно. Это так выглядело забавно. А я всегда сидела в своей комнате и занималась своими делами. Я и пила в комнате, и курила. А им плевать. Они ничего не замечали. Они всего лишь лишали меня всего дорогого на свете и не давали свободы. До наркотиков я летала в этой свободе, радовалась жизни, наслаждалась ею. А теперь? Теперь у меня один родитель – героин. Теперь он лишает меня свободы и всего любимого сердцем.
-Кошмар…- прошептала Вита и запустила обе руки в волосы,- прости. Я не знала… Не ожидала такого поворота событий. Иди ко мне.
Вита встала и пересела на кровать к Даниэлле. Крепко обняла, положила её голову на свои колени. В ход пошла рука, которая нежно гладила волосы несчастной наркоманки. Даниэлла заплакала.

________________________________________________________________________________________________
Дни шли плавно и тягуче. Долгие разговоры и лечение еще больше сплотили девушек. Они ведали друг другу самые сокровенные мысли и истории из жизни, но так ничего и не выбрали для создания новой жизни.
В очередной раз увидев заплаканную Даниэллу, Вита спросила, что же случилось на этот раз. Ответ был прост и ясен как слеза ребенка, считающего себя северным сиянием:
-Я просто люблю его. Люблю и не могу быть рядом.
-Кого ?
-Женю. Этого морального урода и богатого мальчика на побегушках. Он лицимер, эгоист и не ценит меня. Да что там ценит… Он меня, бывает, даже не замечает. Что мне делать ? Я же не буду вечно торчать в этой больнице, а как только я отсюда выйду, то мы опять увидимся. Я голову теряю при его виде. Он сводит меня с ума, ведь именно это любовь делает с человеком. Я теряю рассудок, когда вижу его. Потому что он мой, мой до кончиков волос. Взгляни на мое тело. Каждая клеточка принадлежит ему, а когда он дотрагивается до моих волос, то мне кажется, что весь мир вокруг меня останавливается. Он потрясающий.
-Глупая. Не бывает таких идеальных людей.
-Ну, он почти идеален. Он заботливый, умный, с красивым телом и правильными чертами лица. Он умеет быть одновременно жестким и нежным. Он мил и при этом хладнокровен. Я могу говорить и думать о нём часами. Ведь именно о таком парне я всегда мечтала.
-Но?
-Он не верит людям. Выдает желаемое за действительное и пытается быть сильным. Но я знаю правду. В нем, именно внутри, сидит маленький ребенок и плачет. Он слишком рано наткнулся на жестокость нашего мира. Мне так его жалко. Он ведь не откроется мне никогда. Он так же будет дразнить меня и издеваться. Но я люблю его.
-Напиши ему письмо,- вскочила Вита и стала искать лист бумаги и ручку.- вот, держи.
-Я не знаю, что писать…
-Все, что захочешь. Что думаешь о нём, о ваших отношениях, о будущем. Пиши, станет легче.
Даниэлла послушалась подругу и стала строчить письмо.

« Здравствуй, душа моя. Знаешь, когда еще не было Интернета, люди дарили друг другу бумажное тепло. Написать намного легче, чем сказать. Ты не видишь глаз, не ждешь ответа, просто пишешь всё, что накипело внутри и не требуешь отдачи.
Вот и я решила написать. Можешь порвать письмо сейчас же, не дочитывая до конца, если считаешь это бредом, можешь думать, что я – маленький наивный ребёнок. Плевать. Ты плохо знаешь меня. А жаль… Не люблю, когда в душу плюют. Это больно. И трогает.
Я слишком часто думаю об одном человеке. Вспоминаю минуты, проведенные с ним. Пересматриваю фотографии. Читаю наши переписки, с надеждой найти обрывки приятных сердцу фраз. Это не симпатия. Но и не влюбленность. Это что-то среднее… Или большее. Я не знаю. Ищу ответа и так боюсь, что это может оказаться правдой.
Я редко с ним вижусь. Раз-два в неделю. Этого мало, мне не хватает его в своей жизни, я безумно скучаю.. От этого недостатка внимания, я еще больше начинаю думать о нём. Иногда приходит на ум: позвонить? И сама себе отвечаю: а стоит ли? А вдруг ему это не нужно? Общение, так.. из принципа? И я – очередная дурочка, ставшая просто красивой картинкой рядом.
Да, мне пишут много парней, а где мои мысли? Они все о нём. Они все с тобой, в тебе, и кажутся такими родными, ранящими, что слезы сами собой капают вслед за написанными буквами.
Мне так хочется, чтобы кто-то был рядом. Брал меня за руку, чтобы успокоить. Или согреть. Обнимал, когда нет настроения. Улыбался, когда мир вновь обретал цвет. И хочется, чтобы этим человечком был ты. Я не знаю, что со мной творится! Я не знаю, о чем ты сейчас думаешь, не знаю прочтешь ли это письмо вообще. Мне страшно и … легко одновременно.
Ты поднимаешь мне настроение. Ты заряжаешь какой-то сумасшедшей энергетикой. Когда мы видимся, я чувствую себя уютно и … счастливо. Я ценю минуты, которые провела рядом с тобой.
Прости, если когда-то обидела или расстроила. Просто так получилось. Я не хотела этого. Вот такая я сложная, раз психую и обижаюсь по пустякам. Кто-то терпит, а кому-то не дано. Физиология.
И не пытайся казаться странным. Я давно тебя раскусила. Я быстро узнаю людей, не зря прочла пару книжек по психологии. Думаешь, я не знаю тебя настоящего? Нет? Думай, как хочешь. Свои знания знаю только я. И не всегда должна их открывать.
Кстати… Прислушайся к фразе: «Когда мы видим, что человек лучше, выше нас самих и не можем до него прыгнуть, то мы унижаем, оскорбляем его, пытаемся снизить до своего роста, уровня».
Это просто. Область для размышлений.
Мне хочется еще что-то рассказать, открыть тебе. Но всё это не влезет на жалкий листок бумаги. И девушке свойственно быть слегка загадочной. Поэтому не буду раскрывать абсолютно всех карт. Мне будет приятно, если ты хотя бы пару секунд уделишь мне в своих мыслях. Интересно, ты так же часто обо мне думаешь? Было бы здорово. Ты бы понял, что я чувствую.
Не знаю, будет ли это письмо прощальным, последней каплей. Теперь всё зависит от тебя. Но я хочу сказать, что за это время общения, ты стал для меня чем-то значимым, дорогим и настоящим. Ты – моя душа. Помни об этом ».

-Пожалуй, всё.
-Отлично. Сходи, прогуляйся, свежий воздух и небо сгонят всю тоску и грусть. А я попрошу отправить это по адресу. Уж я то знаю, где живет наш Евгений.
И девушки, выйдя из палаты, разошлись в разные стороны.

__________________________________________________________________________________________________
Солнце светило необычайно ярко. На улице стояла духота и пахло сиренью. Облака на небе были рыхлыми, огромными и, будто сговорившись, похожими на различных животных. Люди по-прежнему спешили неизвестно куда, не обращая внимания на окружающий их мир. А вокруг было прелестно, и сказочно щебетали птички. Странно, но именно так мир встретил Даниэллу. Да, именно сегодня её выписали и отправили домой. Но проблема состояла в том, что идти ей было некуда. С квартиры её выгнали, а родители видеть не желают. Даниэлле некуда было идти, но на этот раз она вспомнила беспроигрышный и пагубный вариант.
-Алло, Насть?
-Какие люди! Доброе утро. А я тебя даже потерять успела. Ну, как дела, мать?
-Я в клинике лежала. Мне нужна твоя помощь.
-ГДЕ? В клинике? Мать, вот это ты загнула. Клиника – это просто жесть. Каким образом ты попала туда вообще? Я бы такого даже врагу не пожелала.
-Я поживу у тебя?- перебила ее Даниэлла.
-Ой, да без проблем, дорогая моя. Я всегда тебе рада. Люблю гостей, ты же знаешь. Я за тобой даже приехать могу, говори адрес. Видишь, какая Настечка добрая, милая и хорошая.
Красная машина, спустя сорок минут, уже летела с двумя пассажирами. Только никто не собирался домой. Подруг звала Москва и «новый» мир приключений. Но не о таком мечтали Вита и Даниэлла в палате №16. В их мечты не входили разврат, общество мажоров, тусовки и наркотики. Но, видимо, все проблемы решила красная тачка и огненная  губная помада.

__________________________________________________________________________________________________
Вита проснулась, когда её будильник упал с тумбочки. От неожиданности она резко села на своей кровати, от чего закружилась голова. Едва открыв глаза, она сразу заметила пустую кровать поблизости и ахнула.
-Где она? Что с ней? Опять ломка?- накинулась на медсестру Вита, выбежав из палаты. Просто первой её мыслью оказалась возможная смерть подруги. Но эти опасения она отбросила подальше и пыталась узнать как можно больше информации о чрезвычайном происшествии.
-Девушка, успокойтесь. Вашу соседку выписали пару часов назад.
-Как выписали…-ужаснулась Вита.
-Да успокойтесь. Всех выписывают. Вот ваш доктор. Вы тоже будете свободны через несколько минут.
Но Вита её уже не слышала. Она была в шоке от того, что Даниэлла ушла, не сказав ей ни единого слова. Она не могла понять, как можно было уйти после всех тех слов, тех эмоций, того самого родного и близкого знакомства. Они познакомились совершенно случайно и впитали друг друга до последней капельки крови. Они были ближе, чем друзья. А теперь Вита не знала, что с подругой,  где она сейчас и у кого будет жить. Глаза Виты бегали, из них вот-вот должны были покатиться слезы. Но девушка держалась и старалась адекватно осмыслить ситуацию.
В палате она судорожно схватила телефон и набрала номер Даниэллы. Абонент был, конечно же, недоступен. У Виты начиналась паника. Она вскочила и кинулась собирать вещи. Напялив на себя первую попавшуюся рубашку, серые джинсы и шапку, она взяла сумку и выбежала из палаты.
-Доктора мне!- крикнула девушка, столкнувшись нос к носу с искомым лицом.
-Что-то случилась, дорогая наша?- улыбнулся доктор.
-Я вам не дорогая,- процедила сквозь зубы девушка.- Вы меня выписываете?! Отлично! Спасибо вам за любовь, заботу и уют. Прощайте-е!- выкрикнула Вита и, выхватив справку и медицинскую карточку, выбежала из поликлиники.

«Идиоты,- думала она пока ловила такси,- отпустили бедную девочку в лапы этого несчастного мира. Что делают? Не ведают. Надо головой-то думать. Головой, а не тем местом, на котором сидят. Как мне найти её теперь? У меня ведь совсем мало времени. Сегодня я еще свободна, а завтра опять начнется: лекции, театр, репетиции, книги… А ведь мы так хотели изменений, новизны, яркой и красивой жизни. Буду искать свою стезю, хотя даже не представляю каким образом. Я помню тебя, Даниэлла, и люблю».

________________________________________________________________________________________________
Очередная ночь. Очередной клуб. Очередные парни. Очередная бутылка текилы. Меняется лишь место действия и атмосфера, а персонажи остаются все те же. И еще огненная машинка. Но, когда на сцену выходит белый порошок, то Даниэлла отрицательно и решительно мотает головой.
-Нет, Настя. Не хочу я умирать, не хочу в клинику, не хочу быть как все эти. Я хочу счастья, хочу быть дома. Я мечтаю о новой и счастливой жизни.
-Дорогая моя, вот оно счастье. Маленькое колесико или крошечная дорожка. Что будет от одного раза? И мир сразу же приобретет, ну, очень яркие краски,- соблазняла Настя.
-Ага, колесико смерти или дорожка в ад. Не нужно мне ничего. Сама это жри.
-Как хочешь,- невинно хлопая глазками, причитала Настя и уходила на танцпол. А Даниэлле ничего не оставалось, как напиться и танцевать что-то в стиле тектоника, но уже по дороге из клуба. Такова жизнь: или ты, или тебя. На этот раз девушку имела жизнь. Грубо, сурово и реалистично.
Из клуба Даниэлла зачастую уходила одна, так как Женя и Настя любили уединяться на заднем сидении машины. Поэтому ей приходилось идти пешком, наслаждаясь свежестью утра и началом дня. Кстати, письмо Евгений прочел, но никаких особых выводов для себя он так и не сделал. Глуповат мальчик оказался. Он не оценил искренности и верности Даниэллы, к тому же он не просто позволял ей быть рядом с ним, он даже не отталкивал её. Он не говорил ни да, ни нет. Он снова играл в своё лицемерие. Видимо, это единственное, что ему нравилось.

________________________________________________________________________________________________
Две ночи подряд Вита ездила по ночным клубам в поисках своей подруги, но никак не могла поймать её. Не помогали и связи девушки, просьбы к охранникам и администраторам. Даниэлла ускользала как песок между пальцев и скрывалась в красоте ночи. Наверное, не убедила её Вита своими историями о совместной жизни, исканиях правды и покупке собственного участка земли. Ведь они обе об этом мечтали. Купить участок далеко-далеко от города, построить свой дом, выращивать виноград и разводить коз. Они обе любили этих очаровательных животных, а еще их молоко. Козье молоко напоминало им детство. Но мечты разбились о козни этого дурацкого московского общества и рассыпались на тысячи земельных крошек. Теперь две половинки витают среди ночного неба и не могут соединиться. Они как две ночные бабочки, одна из которых застряла внутри стеклянного шара на фонарном столбике и пытается выбраться, прилагая минимум усилий к высвобождению. А другая бабочка летает вокруг фонаря и старается всеми силами помочь бедняжке. Она кричит, бьется головой о стекло и желает всей душой умереть вместе со своей половиной. Но ничего не выходит. Просто потому, что кому-то не хватило решимости.

« Что ж…- думала Вита по дороге домой,- придется забыть её. Я опять погружусь в мечты о лондонском театре и о собственной деревне. Жизнь станет серой и однообразной. Мною вновь овладеет скука. Я буду работать во имя нас с ней. Странно, но я как-то иначе люблю её. Сильнее, чем кого-либо другого. Наверное, она и есть та самая, ради которой меня произвели на свет. Мы нашли друг друга в этой миллиардной толпе, а она сама же убежала от судьбы. Похоже, теперь вся ответственность лежит на моих плечах. Я должна найти её и вернуть обратно. В свой дом, который станет нашим домом. Я обязана исполнить мечту во имя любви. Нашей любви».

_______________________________________________________________________________________________
Утро в квартире Насти началось со звонка будильника. И сразу же квартира, до этого тихая и мирная, превращалась в балаган. Её владелица часами собиралась, одевалась, красилась, раскидывала свои шмотки, где хотела её фантазия, рисовала помадой на стенах и выкрикивала странные песни. Настя хохотала на всю квартиру, громко разговаривала с Женей и постоянно будила Даниэллу. Девушка лишь устало вздыхала и залазила под одеяло. Но сегодня все случилось наоборот.
В квартире стояла тишина, эту идиллию посмел нарушить только писклявый звук будильника. Настя, не открывая глаз, схватила его и швырнула об стенку. Писк прекратился. Девушка поворочалась в кровати, попросила Даниэллу проверить почту и приготовить кофе. Даниэлла встала, напялила огромного размера рубашку и вышла за письмами. День с самого утра предвещал гром. На улице было облачно, слегка моросил дождь. Люди спешили по своим делам угрюмые и загруженные. Но две подруги редко смотрели, что происходило за окном. Их интересовали более «важные» дела. Мелочные, обыкновенные и обывательские. Ничего особенного.
-Настя, мать твою! — раздался голос на всю квартиру, вслед за голосом в комнату ворвалась Даниэлла с бумагами в руках, — меня выгнали из института !
-Ты может орать перестанешь? И что ? Я там уже два года не учусь. Не ори, а. Выгнали и выгнали. Придумала себе проблемы,- пробурчала  Настя, отрывая голову от подушки, — а где кофе ?
— Какое кофе !? Что мне делать-то? Знала я, что мне к тебе ехать не стоит! Добром это, никогда не заканчивалось. С ума сойти, сама рушу все свои мечты. Что же такое происходит ? В какой омут ты меня втянула ? Черт… Что же творится…
— Ах, это еще я и виновата. Ну уж, извини. Я тебя не заставляла дома сидеть, пары пропускать и по клубам шастать. Нашла себе пример для подражания. Кто ты мне такая вообще ? Вот именно, сказать-то тебе нечего. Я ведь тебя приютила, помочь хотела, яички по утрам жарила. А ты на меня орать отважилась ? Нашлась смелая какая! — свирепела Настя, — А ну забирай свои шмотки и вали отсюда! Хорошо меня услышала? Тупая актрисушка. Выгнали — твои проблемы. Значит, не такой ты и талант. Не быть тебе на сцене. А про кино вообще думать забудь. Ты же страшная, бледная и кости вон торчат. Кто тебя снимать будет ? В кино нужны красивые и сексуальные. Меня вот звали пару раз, — с сарказмом нагнетала Анастасия, — я бы может и помогла тебе… Связи-то есть. А теперь сваливай давай отсюда. Вышвыривайся! Что-то не поняла, милая?
Даниэлла стояла, окаменев от высказанных ей слов, и судорожно думала, что ей делать. Мысли разбегались, но она делала множество усилий, чтобы собрать все в кучу и принять единое решение. В конце концов, она перестала слушать эту истеричку. Не смогла. Её нервы долго терпели выходки и припадки Насти и, видимо, наконец сдали позиции. На очередном «бла-бла» из уст подруги, Даниэлла резко повернулась и быстро стала собирать свои вещи. Она хватала все, что в этой квартире хотя бы чуточку ей принадлежало. Решение уйти, было принято бесповоротно. Даниэлла не стала ругаться с Настей, бить её, швырять вазы в потолок. Она просто забрала вещи и ушла. Одна. На улицу. В столичную Москву. Без единой надежды на настоящее. В добавок ко всему на улице начался ливень. Эта картина напоминала сопливый голливудский фильм. Разве может быть так, как и в кино? Оказывается, может. Только не всегда кино заканчивается счастливым концом.
Даниэлла стояла у подъезда и улыбалась. Она не одела туфли, когда впопыхах уходила с недавнего места жительства. Сделав шаг, тело девушки покрылось мурашками, она ощутила холод дождя и его капли на своей коже. От красоты и безысходности, она расплакалась. Ей некуда было идти, но она уже решила, что будет делать. Мысль об этом была последней единственной в её голове, но для начала нужно было достать денег.

_______________________________________________________________________________________________
Постоянные репетиции и лекции утомляли Виту, но упорства и целеустремленности у неё было хоть отбавляй. Она не думала ни о чем, она просто оставляла все свои силы в этом дурацком институте. Перемены в девушке не прошли незаметно. Многие даже удивлялись, что произошло? Что заставило легкомыслие превратится в целомудрие? На вопросы Вита лишь улыбалась и уходила от ответа. Никто не знал правды, но и не стремился узнать её. Всем было любопытно, но не было особого интересна, при котором между людьми зарождается дружба. Вита ни с кем не делилась своими мыслями. Мыслями о будущем. Она часто думала о Даниэлле, вспоминала их разговоры по ночам, прокручивала в голове милые и знакомые сердцу сцены. Она хотела бы вновь её увидеть. При любых обстоятельствах, пусть даже при самых плачевных. Она хотела даже вернутся в клинику, вдруг Даниэлла вернулась туда, вновь подсев на наркотики. Неизвестность пугала Виту, но она умела находить в этом успокоение. Может, дальше все изменится ? И все вернется на свои места. Жизнь расставит справедливость и вернет в мир магические краски. Часто мысли Виты блуждали где-то далеко в подсознании, что люди обходили ее стороной и считали странной. Так оно и было. Она отличалась от них, у неё была цель, которой она желала добиться. Во имя одной девушки.
Сегодня у Виты выделался странный день. Она, как всегда, пыталась выспаться в своей теплой кроватке, но почему-то сон не хотел забирать её в свой воздушный мир. Он явно обошел её стороной. Ей ничего не оставалось делать, как включить музыку и погрузится в ритм танца.

_________________________________________________________________________________________________
Пока Даниэлла гуляла по улицам, она успела продать все свои вещи в секонд-хэнде и получить неплохие деньги. Она уже знала, что с ними делать. Именно поэтому девушка отправилась в клуб. Но клуб называется ночным, потому что работает он именно ночью, а не когда вздумается тусовщицам. Выхода не было. У Даниэллы был единственный шанс. И она набрала до боли знакомый номер.
-Добрый вечер.
-Привет, Женя.
-Чем могу помочь ?
-У меня есть деньги. Достанешь то, что и всегда ?
-Я думал, что ты завязала.
-Так и есть. Я просто балуюсь иногда.
-Может не надо тогда ?
-Мать твою, я знаю, что делаю ! Достанешь или нет ?
-Хорошо.
-Приходи через час к моему дому старому.
-Хорошо.
И Даниэлла, улыбнувшись ливню, отправилась к своему старому дому. Она чувствовала себя спутницей дождя и не хотела с ним расставаться. Но план давно созрел в её голове. Другой мысли не было, она не хотела отступать. Она наслаждалась настроением, природой, городом, людьми. Она наслаждалась всем. Будто прощаясь.

_________________________________________________________________________________________________
Вита пыталась репетировать новую партию, но у неё ничего не выходила. Она вновь и вновь делала одни и те же движения, пытаясь добиться четкости и грациозности. Спать ей не хотелось. Дел больше никаких не было.
«Черт возьми, что за день! Ничего не получается. Не к добру это. Я вроде и в форме, и движения знаю, а получается невесть что,- проносилось в голове у Виты, пока она стояла перед зеркалом,- теперь мне ужасно хочется выпить молока. С чего бы это? Надо сходить в магазин. Так, где вся моя нормальная одежда ? ».
Вита надела джинсы, кеды и бесформенный большой балахон. Долго копаясь в своих раскиданных по всей квартире вещах, она все же нашла ключи и покинула квартиру. Закрыв дверь и услышав звуки фортепиано, она поняла, что забыла выключить музыку.
-Черт с ней,- промямлила Вита и убежала в магазин.

________________________________________________________________________________________________
Сумерки стали понемногу заполнять пространство города. Темнело небыстро. Но никто не обращал внимание на сгущение красок. Люди спешили по своим делам, им некогда было видеть красоту дня или ночи. Но сегодня у Даниэллы был совсем другой день. Она шла и наслаждалась каждым шагом, каждым листиком, каждым деревом и каждым прохожим. Она думала о вечности и старалась уловить счастье. Кажется, у неё это получалось. Вскоре девушка подошла к своему родному дому. Он был безумно красивым. Как будто этот дом был заряжен чувством свободы и эйфории. Не зря стены впитывают чувства и эмоции людей, а здесь жили творческие личности. Самые настоящие. Поэтому дом у Даниэллы вызывал странное щекотание в животе и прилив тепла.
Девушке пришлось ждать Евгения не слишком долго. Он был, как всегда, красив. Даниэлла даже засмотрелась на его соблазнительную улыбку. Но взглянув в его глаза, она больше не могла отвести взгляда. Он выглядел немного встревоженным. Странно. Но её это опять привлекало.
-Привет, Жень. Принес?
-Да, но зачем тебе это? Я просто не понимаю. Ты же никогда не любила это, а когда получилось завязать, то сама же была счастлива, что не тратишь время впустую. Я принес…Но объясни зачем.
-Мне некуда идти. Я одна. Я разбита. Я уже устала плакать. И я не нужна никому.
-Никому?- шепотом произнес Женя и обнял Даниэллу. Она как будто размякла в его объятиях и расплакалась.
-Понимаешь, у меня есть одна история, которая не дает мне покоя. Я постоянно думаю об этом. Когда я лежала в клинике, то познакомилась с удивительной девушкой. Она хорошая, добрая и я её очень люблю. Мы с ней много разговаривали, мечтали, хотели жить вместе. Но в один миг я осознала, что я ей не нужна. Я буду мешать ей, буду обузой. Она лишь жалеет меня, а я-то люблю её не просто дружеской любовью. Меня столько раз испытывала судьба, что теперь я готова сдаться. Внутри меня сейчас столько горечи и темноты. Я не знаю куда идти… У меня теперь даже дома нет. Меня выгнали, вот и все. Из института меня тоже выперли. Класс. Что ты на это скажешь ? Меня свела с ума эта любовь ! Я люблю эту девушку, понимаешь ? Люблю особь подобную мне, разве такое возможно ? Я слишком устала, чтобы бороться…-шептала, глотая слезы, Даниэлла. Женя крепко обнимал девушку и целовал её волосы. Он не любил смотреть, как плачут женщины. Тем более, такие прекрасные как она.
-Даниэлла, ведь ты и мне нужна. Не делай никаких глупостей. Я прошу тебя.
-О чём ты говоришь ?- закричала девушка, отталкивая от себя Женю.- Я нужна тебе ? Ты бы не морочил мне голову, если бы любил меня. Со мной удобно, не правда ли ? Наивная дурочка, которая готова идти за тобой хотя на край света. Я ведь умерла, когда встретила тебя. Я не живу, не могу жить без твоей любви. Но я не нужна тебе. Зачем ты мучаешь меня ? Ты прочел письмо ?
-Да,- улыбнулся Женя.
-Ты смеешься надо мной ? — затряслась Даниэлла в истерике,- я же говорила, что я права! Ты забавляешься надо мной ? Поделом такой идиотке. Не трогай меня ! Я пойду домой.
-Но тебе некуда идти.
-Закрой рот. Деньги свои возьми и убирайся. Я получила все, что хотела. Давай сюда пакетик. И всё остальное. Отлично. А теперь убирайся навсегда из моей жизни.
-Но куда ты ?
-На небеса,- мрачно улыбнулась девушка и направилась к подъезду своего старого родного дома.
-Даниэлла!
-Отвали, — крикнула она и показала средний палец. Затем девушка зашла в подъезд и внезапно услышала музыку. Она узнала Лакримозу Моцарта. Это была самая любимая её мелодия. Самый гениальный шедевр древности и современности.
« Наверное, каждый мечтает умирать под реквием такого гения» ,- улыбнулась Даниэлла и прислонилась к двери той квартиры, откуда доносилась музыка. Она решила посидеть у этой двери и обязательно познакомится с жителями этой квартиры. Но вскоре девушка достала все необходимое и стала готовить себя к приему наркотиков.
« Да пусть весь мир катится к черту! И Женя, и Настя, и мои родители. Я никому ничего не должна. Я виновата лишь перед Витой. Я обманулась, думая, что любовь к Жене истинна. Ведь, вот она, искорка в моей душе. Я ожила благодаря её нежным рукам. Я живу благодаря тому чувству к ней, которое сейчас вот-вот вырвется из груди. Нет, она не в моем сердце. Она везде. Я полностью принадлежу ей, от кончиков волос до кончиков пальцев. Мне так не хватает её. Мы встретимся с ней, ведь души любящих вечны… »- именно такие мысли проносились в голове Даниэллы, пока она готовила себе дозу. Все было как обычно: она затянула потуже жгут и ввела содержимое внутривенно. В этот момент в подъезд зашла Виты и вскрикнула, увидев картину у двери в свою квартиру. Из рук девушки выпал открытый пакет молока, и содержимое разлилось по полу. Вита заплакала и присела к Даниэлле.
-Вот мы и встретились в этом мире. Теперь пора в другой,- Даниэлла улыбнулась и прикрыла глаза, — там, наверху, я назначу тебе свидание.
-Что же ты наделала, Даниэлла? Дурочка моя,- сказала Вита, обняв подругу,- сейчас я вызову скорую. Я люблю тебя, Данечка. Нет, пожалуйста, не трясись,- Вита плакала, прижимая трясущееся тело,- я позвонила в скорую, они будут здесь сейчас-сейчас…Только не умирай, милая… Не надо. Господи, помоги нам…
Внезапно судороги прекратились. Вита отпустила тело и с нежностью закрыла Даниэлле глаза. Все мечты разбились в прах и в тоже время смешались с вечностью. Вита осталась одна в этом мире. Вот что сделал с ними героин. Он разворотил две невинные души и разлучил их небо навсегда.
-Я не забуду тебя, Даниэлла. Ты всегда будешь только моей,- прошептала Вита и отключилась.

**********************************************

Наверное, это чувство было больше, чем дружба. Это была настоящая, светлая и искренняя любовь. Не правы те люди, которые считают, что не бывает однополой любви. Она есть, она живет сейчас среди нас. И если кто-то считает её невозможной или запретной, то, что это решает ? Она такова лишь для них. А для Виты и Даниэллы их любовь — жизненное испытание. Просто одна из них не выдержала, была сильнее и смогла выжить среди лжи людского мира. Просто в её сердце всегда будет гореть огонёк вечности. И всегда в её душе будет море. Это так просто понять… Это так просто ощутить…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)