Приглашение на бал

Заканчивался ноябрь. Над южным городом плыли тяжелые серые тучи. Ветер становился всё холодней и холодней. Уже исчезли с улиц горы жёлтых листьев. Город готовился встретить зиму. Максим смотрел в окно, отложив в сторону отвёртку. Починить выкидной нож никак не удавалось. Он курил и смотрел на серые тучи. Среди них вдруг мелькнули странные белые тени. Ему показалось, что лицо, невиданной красы, заглянуло в его окно. Максим затряс головой. Вдруг сзади раздалось откашливание. Сунув руку в ящик стола, где лежал пистолет, Максим резко повернулся.

Посреди комнаты стоял субъект в ливрее и парике. Ливрея отливала цветом озёрного льда. Максим с открытым ртом и рукой, в ящике стола, смотрел на неожиданного гостя. Субъект откашлялся и, развернув свиток, произнёс хорошо поставленным голосом –

—- Премногоуважаемый сударь! Нижайше прошу Вас заслушать и не отринуть сие приглашение. Её Величество, Хозяйка Вечных Снегов, королева Полночных стран и княгиня Ледяного океана просит пожаловать Вас на бал Первого снега. Оный состоится не далее, как сегодня ночью во дворце госпожи. Форма одежды партикулярная. За Вами будет выслана карета…

— Чё? – Только и смог просипеть Максим

—- Ах, миль пардон. Видимо ошибся временем и тоном – гонец в ливрее смущенно кашлянул. В комнате полыхнуло белое сияние. Вместо гонца в парике в кресле развалился урка. Фиксатая кривая ухмылочка. Малокозырочка над умными жестокими глазами. В расстёгнутый ворот рубашки видны были наколотые на груди купола… Многие с крестами. В синих от наколок пальцах гость держал кружку с чифирём…Он глотнул варева и прохрипел

— Слышь, братан. Я тебе тут маляву притаранил. Тебе стрелку забили, отмазаться – никак. Прикид – вольный. Колёса за тобой будут. Прикинешься лохом и не поедешь – всю жизнь жалеть будешь. Сходняк чумовой будет. Всех правильных пацанов Хозяйка к себе кличет. Оттянитесь, нажрётесь… может и обломиться тебе чего.

— Какого ..!!! – Максим, наконец, вытащил ствол из ящика.

— Оп-па! Опять лажанулся – урка смущённо улыбнулся. Вновь белое сияние окутало комнату. В кресле сидел обыкновенный мужик в джинсах и кожаной куртке. Он достал из кармана пачку « Кэмэла» и, закурив, сказал спокойным голосом –

— Ну что непонятного? Моя работодательница прислала меня передать тебе приглашение. На бал Первого снега. Он будет сегодня ночью во дворце. Соберутся приличные и достойные люди. Поэты, музыканты, художники, сказочники, вроде тебя. Самых лучших она пригласит в свою свиту. Она весьма могущественна. Не удивлён? Да, за последнее время ты повидал многое. Вот поэтому тебе и оказали честь этим приглашением. Хозяйка читала твои сказки. Кое – что ей понравилось. Она сама тебе всё скажет. Как только на город упадут первые снежинки, за твоим окном остановится машина. Ты сядешь, и водитель быстро доставит тебя во дворец. Форма одежды, конечно свободная, но ты, всё же едешь к Королеве. Пусть и снежной. Подумай. Да, ещё. Не перечь ей, она может очень многое. Может сделать так, что среди бесправных холопов её свиты, появится новый. С твоим лицом и, замороженным на веки, сердцем. Я предупредил. Будь здоров.

Мужчина поднялся из кресла. Он положил приглашение на край стола и кивнул головой. Затем он просто исчез. Максим сидел с открытым ртом. То, что это не галлюцинации говорило лежащее на краю стола приглашение. От него тянуло холодом и покоем. Вечным покоем. Ехать, не ехать. Он не знал. Что терять? Жизнь, и так растраченную впустую? Равнодушный серый город за окнами? Максим достал из книжного шкафа бутылку водки. Он налил пол стакана и начал одеваться. Осмотрев себя в зеркале, он хмыкнул. Но ничего лучшего всё равно не было. За окном в белом вальсе закружились первые снежинки. Раздался с улицы сигнал машины. Он выпил одним глотком водку и вышел на улицу.

Машина резво бежала по ночным улицам города. Она набирала скорость с каждым километром. Редкие огни фонарей начали сливаться в полосу белого света. И в этом свете разбивались снежинки о лобовое стекло. Казалось слышен их предсмертный хрип. Водитель в черной ливрее молчал всю дорогу. Максиму с каждой минутой становилось не по себе. Внезапно черная ноябрьская ночь сменилась режущим глаза сиянием ледяного дворца. « Приехали, господин хороший» буркнул водитель. Максим вышел из машины.

Длинная, ослепительно сверкающая, лестница вела наверх, ко дворцу. По зеркальным ступеням поднимались фигуры людей. Швейцар, с бриллиантовой снежинкой на груди, проверял приглашения. Играла чудесная музыка. Максим, волнуясь, двинулся за людьми вверх по лестнице. Швейцар хмыкнул, глядя на приглашение – « Еще один русский. Что – то много вас. Из других стран один – два, а вы прямо косяком прёте». Максим не ответил и прошел внутрь дворца. Яркое сияние белых стен сначала вызывало слепоту, но потом глаза привыкали.

Огромный парадный зал. Выложенный ледяными узорами пол. Свечи в прозрачных подсвечниках на стенах из голубого льда. У дальней стены стоял огромный трон из ярко-красного снега. Перед ним длинной вереницей тянулись столы. В углу, на возвышении, играл оркестр. Оборванные музыканты с застывшими лицами играли джаз. Бледная, худая словно спичка, певица пела красивым голосом на французском. Стоящий слева от неё саксофонист, с жёлтым лицом и залитыми кровью глазами вплетал чудесное соло в общий букет нереально – красивой музыки. В центр зала вышел высоченный, одетый в соболью шубу, дворецкий. Он ударил посохом и под звон ледяного пола произнёс – « Дамы и господа! Её Величество!» Все преклонили колени.

Она вышла из – за горностаевых штор. Высокая, стройная, с длинными белыми волосами, спадавшими замёрзшим водопадом на точёные плечи. Платье цвета морской волны, диадема с огромным бриллиантом над невыносимо прекрасным лицом. Серо – стальные глаза проникли в душу каждого, стоявшего в этом зале. Королева улыбнулась и сделала приглашающий жест рукой. Гости сели за столы.

Максим оказался в середине длинного стола. Он выпил немного чистейшей водки, съел салат из замороженной печени и клюквы. Сидевшая рядом девушка вдруг опрокинула свой бокал. По белой скатерти, словно кровь, пролилось искристое вино. Она улыбнулась Максиму « Я тебя не испачкала? Такая неуклюжая. Руки плохо слушаются, всё таки порезанные вены. А ты от чего умер?» Максим медленно отодвинулся от неё. « Я вообще –то живой» тихо сказал он. « Да? Могу утешить – ненадолго. Ты видно не понял куда попал. Здесь те, кого отверг мир людей. Мир жаркого солнца и идиотского шума. Здесь те, кто искал путь в тишину. Я писала стихи, глупые стихи. О какой- то любви. А тот, кому я отдала всё, однажды вечером просто позвонил и сказал что всё кончено. Мир исчез. Осталась лишь комната и водка. Я пила и писала стихи. Наверно они понравились Королеве. Когда я легла в горячую ванну и полоснула бритвой по венам – я оказалась здесь. Мне хорошо тут. Здесь много интересных людей. И тебе тут понравится. Может мы еще, и подружимся» девушка рассмеялась.

Максим пил водку прямо из горла графина. Он не замечал ни вкуса, ни крепости напитка. Ледяная жидкость текла по лицу и попадала на грудь. Лёд тисками стал сжимать, бившееся в бешеном ритме, сердце. На плечо легла рука. Максим повернулся. Перед ним стоял мужчина, тот самый, что принес ему приглашение на этот бал. « Пойдём, тебя зовёт Хозяйка» — властно сказал он. Они пошли к маленькой двери, ведущей в личные покои Королевы. Мимо пьяного разгула бала. Мимо танцующих пар и заливающих свою боль водкой потерянных людей. Мимо мёртвого оркестра на ледяной эстраде. Мужчина отворил дверь и пропустил Максима в покои. Сам прислонился к дверному косяку, и устало прикрыл глаза.

Она сидела на невысоком диване. Изящно закинув ногу на ногу, и ласкала длинными пальцами густую белую гриву полярного волка. Перед ней на маленьком столике стояла прозрачная чашка с холодным чаем и лежали листы, с распечатанным на принтере, текстом.

Королева подняла пачку листов и сказала –
— Это твои сказки. Мои слуги отыскали их в сети и распечатали для меня. Когда я пролетала над твоим городом, ознакомилась с ними. Больше половины – мусор. Наивный лепет стареющего романтика. Бред о любви и о счастье. Но есть действительно неплохие вещи. Поэтому ты здесь. Мы займёмся тобой. Выкинем из твоего сердца, мешающие нам, чувства, почистим твою память. И тогда… Тогда сказочник – ты станешь великим. Ты будешь писать сказки о величии белого безмолвия, о красоте холода. Мои друзья, с отметками моего льда в сердце, будут активно продвигать эти сказки в мир. Всё больше и больше людей начнут, с твоей помощью, видеть этот мир ледяным и прекрасным. И тогда в мир придёт Зима. Настоящая зима. Зима одиноких душ и застывшей красоты. Вечного покоя и тишины. Этот мир будет нашим. Представь – мир без боли, без страданий. Мир спокойных и умных людей. Замёрзший мир. Как он будет прекрасен!

Максим затряс головой. Хмель выпитой водки дал ему смелость
— Да пошла ты! Я люблю зелёный – а не белый цвет. Ты видела хоть, как цветут весной вишни?! Ты слышала, как в августе поют ночью сверчки?! Ты купалась в ночном июльском море, когда по тёмной воде бежит золотая дорожка луны? Мир – прекрасен! Я не хочу ледяного мира. Если я его устроил для себя – почему все должны жить в нём? Идите вы все к …

Королева сузила глаза и поджала тонкие губы –« Ты пьян, холоп! Проспись! Потом мы продолжим беседу. Я не уговариваю тебя, я тебе говорю – что ты дальше будешь делать!» Она махнула рукой и, стоявший у двери, слуга потащил за шкирку Максима из комнаты. Ему показалось, что Королева слегка кивнула головой своему слуге. Мужчина тащил трезвеющего Максима по темным ледяным коридорам. Они оказались у маленькой, невзрачной двери. Слуга отпустил воротник Максима и приоткрыл дверь. Он очень тихо сказал –

— Беги, парень. Она не простит тебе отказа. Если б ты знал – как больно, когда тебе замораживают душу! Я прошёл через это. Беги! Там, на юго –западе есть люди. Люди с живыми сердцами и незамёрзшими душами. Они встретят тебя. Беги и расскажи миру о этом дворце. Пусть задумаются те, кто слишком глубоко ушел в тишину. Беги!

Он вытолкнул Максима из дворца. Вокруг лежал белый снег и только вдали виднелись какие- то строения. Максим, смеясь и крича от радости, побежал по глубокому снегу к людям.

… Стоявший в карауле, сержант Тихонов мечтал о смене и тепле казармы. Охранять этот секретный объект было то не от кого. Кругом только песцы да полярные чайки. Но приказ есть приказ. И когда он увидел бежавшего к « запретке» странного человека, он рванул с плеча автомат. « Стой! Стой, стрелять буду!» заорал сержант. Он выстрелил одиночным в воздух. Фигура, размахивая руками и крича что – то, приближалась. Тихонов заорав матом сквозь слезы, резко вдавил спусковой крючок. Он увидел, как пули выбили фонтанчики крови из груди этого идиота, осевшего мешком в ставший красным снег. Тихонов, плача и зажав в кулаке нательный крестик, стал звонить начальнику караула…

… Стоявшая у окна своего дворца, Королева сказала своему хохочущему слуге –

— Ты все таки великий режиссёр. Так разыграть эту сцену. Да, ты был прав. Этот человек не наш. В нём слишком жива была надежда. Но избавился ты от него красиво! Пожалуй, я удостою тебя чести зажечь свечу в моей спальне сегодня… А всё же жаль. Из этого придурка можно было сделать нужного нам человека. Впрочем, забудем о нём. У нас впереди вечность…

Приглашение на бал: 12 комментариев

  1. От сель ,до сель переживая.
    Был на балу с ним не напрасно,
    Но нам дороже жизнь живая.
    Спасибо! Класснейшая сказка!
    С Признательностью! Сергей

  2. Михаил, сказка просто восторг… хотя, жаль героя…
    С уважением! Иван.

  3. @ Иван Татарчук:

    Спасибо,Иван. Сказки для взрослых обычно печальны) Мы многое видели, во многом разуверились…

    С признательностью

    Михаил

  4. Снежная королева, но на красном, кровавом троне… Продумано всё до мельчайших подробностей, всё увязанно и затянуто в один крепкий клубок… Замечательная сказка!

  5. @ Михаил Ковтун</b

    Вот и снова долгожданная сказка,
    Но сколько в ней реальных идей,
    Философия итога жизни беспечной
    И все же с любовью к земле своей.
    .
    Сколько здесь раздумий о смысле,
    Жизни бренной нашего каждого дня,
    Кто к чему стремился в поиске,
    Пути своего и предназначения.
    .
    Автора сказок чудесных Хименеса,
    Отзвуки снова слышны в тишине
    Михаил я тебя поздравляю,
    С новыми строками о «Белой Княжне»

  6. @ Михаил Ковтун:

    Сказка реального взрослого мира. Детские сны запорошены снегом. Выключен свет в одинокой квартире. Лёд обжигает кристальною негой… Пламя остудит потом… спозаранку. Кружат снежинки ледовое танго. Капелька крови пронзает мгновенье… Просто спасибо Вам за вдохновенье. Радость и боль, всплеск и штиль… — возрожденье. Это любовь? Жизнь? Тропа? Продолженье? Сказка холодного взрослого мира. Вечность. Разлука. Звучанье клавира… Трудно найти в этом мире разгадку: в гроздьях созвездий блуждает загадка.

  7. Мы, конечно, не вечны, но и не так уж коротки, уважаемый Михаил Ковтун. Хотелось бы чуточку подлинее. Спасибо за красивую сказку!

  8. @ ulanova:
    Спасибо. А, знаете, я ничего не продумывал. Просто однажды ночью я увидел всё это… и просто записал.

    @ Zautok:
    Спасибо, Надежда. Всё же прекрасное у тебя имя) Как часто нам не хватает веры и только надежда греет наши души. Я знаю тебе нравится Хименес… Может скоро старик и расскажет свою новую сказку)

    @ Alisa:
    Спасибо, мой друг… Я часто читаю твои стихи хорошим людям. Склоняю голову перед твоим талантом.

    @ rekruter:

    Спасибо вам за тёплые слова. Может, если мы будем дарить тепло окружающим — меньше будет свита Белой Хозяйки…

  9. @ Михаил Ковтун:
    Да Миша. Это те сказки, которые я распечатываю по мере публикаций. Обложка готова. И несколько моих рисунков и рисунков ребят из нашей мастерской. Мы решили сделать свою книжку «СКАЗКИ СТАРИКА ХИМЕНЕСА» , и оставить ее своим детям, друзьям и коллегам. Это словно Мир переплетенный философией, реальностью и fantasy.
    С уважением. Н

  10. @ Светлана Тишкова:

    Спасибо.
    @ zautok:

    Спасибо, Надежда) Надеюсь пришлете мне пару экземпляров книги?)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)