Убить дьявола

— Тусик, ты опять в компьютер играешься? – это мама в который раз заглядывает в комнату.

«Ну и что, что играюсь, — подумал Тусик, — это намного интереснее, чем уроки!»

— Ты уроки сделал? – спрашивает мама.

— Нет, еще, — Тусик на секунду отрывается от монитора. – Нам ерунду задали.

— Мы сейчас с папой пойдем в магазин, строго говорит мама, — чтобы ты, когда мы вернемся, уже сделал эту ерунду!

— Хорошо, мамочка! – и Тусик снова утыкается в монитор.

Ему никак не перебраться через эту пропасть. Он прыгает и снова срывается.

«Сейчас перепрыгну и возьмусь за уроки», — решает он.

— Тусик мы пошли! – кричит из коридора мама.

— Хорошо, — отзывается сын.

«Вот сейчас они уйдут, и у меня все получится», — думает Тусик.

И снова срывается. Он уже всем телом помогает своему герою. Герой прыгает и Тусик почти прыгает перед экраном.

Но снов приходится проходить этот уровень.

Интересная игра. Он должен очистить старый замок от монстров. Жители деревни, расположенной рядом, страдают. В деревне почти никого не сталось. Только он – герой. Только он сможет победить. Он бродит по мрачным тоннелям, уклоняется от стрел, летящих в него. И орудует своим мечом, раскрошивая в пыль кости нападающих скелетов, оставляя в каменных лабиринтах мертвыми странных созданий. Они заваливаются на спину и трясут в конвульсиях лапками. Выглядит это достаточно смешно. Он собирает выпадающие у них оружие и денежки. Где-то в недрах прячется верховный злодей. Дьявол. Главное, победить его. Для этого нужно стать сильным, сильнее зла. Для этого нужно перебить всех монстров в лабиринтах. Тогда люди обретут спокойствие. Игра закончится. И Тусик сядет за уроки.

Только сначала нужно преодолеть пропасть.

Герой разбегается и прыгает. Тусик вместе с ним.

Наконец-то!

Тусик смотрит по сторонам. Вместо обоев комнаты каменные плиты. Горят факелы. Но в руках нет меча. Наверное, выронил при прыжке. Тусик пятится и ощущает холод. Мурашки бегут по спине. Через пропасть прыгнул не герой, а он – Тусик. Мальчишка десяти лет с дурацким девчоночьим прозвищем.

Это мама спрашивала, когда он еще не говорил «где Натусик?» Он упрямо показывал на себя, вероятно, ему нравилось это сочетание звуков. А мама говорила: «Мама – Натусик. Где Натусик?» «Тусик», — повторял он и указывал на себя.

Сейчас появятся крысособаки и разорвут Тусика на тысячу кусочков не оставив ни усика, ни ика. Больно будет. Но закончится ли игра? Тусик вжимается в стену. Он щипает себя – не проснуться. Сон ожил. Игра стала явью.

Слезы наполняют глаза и катятся по лицу. От этого мерцание факелов становится призрачным и страшным. По пещерам катятся звуки. Где-то далеко раздается истошный хохот.

«Надо идти в деревню, там люди, они помогут».

И Тусик по стеночке крадется назад. Там все должно быть знакомо. Он столько раз там проходил. Вернее его герой.

Тусик приблизился к пропасти. Этот мир, когда ты с той стороны экрана, казался таким привлекательным. Мрачные подземелья, горящие по стенам факелы, треснутые надгробья, монстры неожиданно выныривающие из темноты и смело идущий герой. В светлой комнате это выглядело романтично. Вблизи по-другому.

Он заглянул в пропасть. Там в полумраке угадывались доспехи. Тусик присмотрелся: сотни тел лежат в глубине трещины. Одинаковых тел.

Ужас сковал мальчика. Неужели они все погибли? Раз за разом он заставлял их прыгать. Но Тусик думал, что герой один! И что он бессмертный, даже если его настигнет стрела монстра.

Он попятился. Раздался дикий смех. Тусик завертел головой. Около самой стены тонкая бровка – узкий ход. Как не заметил раньше?

Не смотря вниз, он пробирался на другую сторону расселины. Только бы добраться до деревни. Там люди. Они помогут вернуться домой. Там великан кузнец, добрый лекарь, болтливая девушка в таверне, старая колдунья… она-то точно знает, как ему вернуться.

На середину коридора выбежала огромная крыса с противным лысым хвостом. Уселась и уставилась на Тусика красными глазками.

Мальчик замер. Он чувствовал, как дрожит каждая клеточка тела. Это в игре он управлял героем, сам он героем не был. Он боялся темноты. Боялся, что под кроватью кто-то есть. Боялся зайти в пустую комнату. Звал маму или папу, чтобы было не так страшно.

И что делать в реальной темноте, в пустом лабиринте, без мамы и папы?

Он топнул ногой. Крыса зашипела, но убралась с дороги.

Папа говорил, что игра заканчивается, когда герой убивает дьявола. Но герой сильный, а он мальчишка, который хочет домой. А домой он попадет, когда закончится игра. Наверное…

«Вот если бы мама вернулась и выключила компьютер, — он сразу бы очутился в родной комнате, — подумал Тусик, но этой мысли сопутствовала и другая, страшная, — А если бы не очутился?» Тусик старался так не думать.

После брожения по лабиринтам, среди разбросанных костей и скрюченных тел, подобрав ржавый клинок, Тусик выбрался на свет в зарослях чертополоха.

Он знал это место. За кладбищем будет деревня. Он шел, размахивая клинком, срезая верхушки травы. Клинок хоть и был ржавый, но траву косил отменно. Солнце слепило глаза, в ясном небе носились ласточки. Стрекотали кузнечики. Казалось, что он в деревне у бабушки.

Вот девушка пасет коров.

Тусик весело направился к ней. Но девушка, увидев Тусика, завизжала и бросилась прочь. В чем дело? В этой ржавой железке? Он отбросил ее.

Люди высыпали на окраину села. Тусик шел и радостно улыбался. Теперь все наладится. Вдруг в него полетели камни.

— Пошел отсюда! – закричали люди.

— Бес! Бес! – визжала девушка.

Тусик обернулся: где бес?

Кузнец вышел вперед со своим немаленьким луком. Прицелился. В него, в Тусика!

Тусик отпрыгнул и, петляя, побежал к реке за старым замком.

Над головой пролетел огненный шарик – это колдунья. Как же так? Его приняли за беса?

Он сел в камышах у речки и заплакал. Его надежды растворялись так же, как слезы в реке. Как он теперь вернется домой? Тусик растер по лицу слезы и потянулся к воде, чтобы умыться. Из воды на него смотрела красная препротивная рожица с рыжими волосами и маленькими рожками. Мир лопнул. Тусик смотрел на свои мохнатые лапки ,на непропорционально большие ступни. Он бесенок!

Папа говорил, что когда герой побеждает дьявола, он выковыривает камень у него изо лба, и камень захватывает сознание героя. Герой становится дьяволом. Так что конца игры нет? Домо-о-ой!

И тут Тусик получил такого пинка, что у него потемнело в глазах. Он слетел в воду, вынырнул и замер.

На берегу стояло двухголовое чудище с огромной дубиной.

Головы ржали.

— Как он полетел! – смеялась одна голова.

— Как птица! – смеялась другая.

— Тьфу! Тьфу! Тьфу! – отплюнулись они вместе, будто перья попали им в пасти.

— Сидишь, любуешься? – спросила одна.

— Тебя хозяин ищет, а ему и дела нет! – сказала другая.

— Хозяин? – проскрипел Тусик, нормальный голос испарился вместе с его прежней внешностью и был похож на скрип мела по учебной доске.

— Сам Дьявол! – сообщили головы вместе и монстр юркнул в лаз.

Тусик еле поспевал по лабиринтам за двухголовым монстром. Монстр бежал на четырех лапах, как обезьяна, чуть боком. Дубину он продолжал держать в правой лапе и она грохотала об пол. В лабиринте чудища встречали двухголового почтительно, а по поводу спешащего бесенка отпускали шуточки.

— Малышок, цветочный запашок! – кричали они и смеялись.

— Весь в мыле, а на попе бабочкины крылья! Тьфу! Тьфу!

Наконец, они остановились перед небольшой дверцей.

— Иди! – приказал двухголовый.

Тусик зашел и почувствовал под ногами что-то бугристое и горячее.

— Слезь с плеча! – загрохотало сбоку.

Прямо на него смотрели два огромных глаза. Тусик присел от страха.

Он почувствовал, что его берут за шкирку и переносят. Дьявол был огромен.

«Вот и убей такого», — мелькнуло в голове.

— Знаешь, зачем я тебя позвал? – загромыхал голос.

— Нет, — пролепетал Тусик и добавил, — господин.

— Еще бы ты знал! – загрохотал Дьявол. – Никчемное создание!

«Ну, все! – подумал Тусик. – Сейчас конец. Конец игре».

— Я знаю, в поселке появился герой, — гремел голос.

— Я должен с ним сразиться? – выпалил бесенок.

— Ты? Ха-ха-ха – смех сотрясал подземелье. Да ты и паука убить не способен!

Тусика передернуло. Он терпеть не мог пауков.

— Он тебя на хлеб намажет и не заметит! Он и меня может намазать.

Огромные глаза возникли перед Тусиком. Этот взгляд прожигал и сердце жарилось на углях этого взгляда.

— Он сильный. Я чувствую… Поэтому ты спрячешь мое сердце. Он будет искать мечом сердце во мне. А оно будет биться в другом месте.

— Почему я? – затрепетал Тусик.

— Потому что ты и паука убить не сможешь.

И Дьявол сунул Тусику в руки огромного паука. Чего стоило Тусику не отдернуть руки, и не закричать.

— Иди! Отпустишь его в дивном лесу. Там его никто искать не будет.

Как он выбрался из подземелий, Тусик не помнил. Оказался на берегу речки. Неприятная тварь сидела у него то на руках, то на плече, то переползала на голову.

Пауков Тусик, конечно, убивал, но не таких. Неизвестно, как отреагирует этот монстр на такую попытку. Но ему нужно. Либо будут гибнуть… люди… И он навсегда останется в игре. Дьявол боялся героя, не зная, что никакого героя нет. Что герой это он, Тусик.

Тусик, будто бы случайно стряхнул паука в воду. И встал с видом «я здесь мимо проходил». Но паук, как водомерка, сделал круг по воде и запрыгнул обратно на руки.

«Не получилось», — грустно подумал Тусик и услышал, что кто-то плачет.

Он осторожно раздвинул камыши и увидел девочку, она брала грязь, намазывала на лицо, смотрела в воду и плакала с новой силой.

— Ты чего? – изумился Тусик.

Девочка быстро обернулась и отскочила, было видно, что она очень хочет заголосить, но боится.

— Ты чего? – еще раз спросил Тусик.

— Ты. Ты… Ты не будешь меня мучить? – спросила девочка.

— С чего это? – Тусик вышел из камышей и понял почему его боятся. – Не бойся, не буду.

— Почему? Ты же бесенок, — спросила девочка.

— Я не совсем обычный, — ответил Тусик. – А что ты здесь одна? Не идешь в поселок?

— Я… Я тоже не совсем обычная! – заплакала девочка.

— Как это? – не понял Тусик.

— Я не могу идти в поселок.

— Почему?

— Я боюсь.

— Чего же бояться? Там свои.

— А я боюсь. Я тоже бесенок…

— Ты девочка.

— Это сейчас девочка, тьфу-тьфу, а вообще бесенок. Я сидела у речки и вдруг раз и превратилась.

— Понятно. У меня такая же ерунда.

— Как это? Ты превратился в девочку? Тьфу-тьфу!

— Нет, — нахмурился Тусик. – Я превратился в бесенка.

— А раньше кем был? – не поняла девочка.

— Мальчиком.

— Тьфу-у-у!!! – воскликнула девочка и чуть не свалилась в воду.

— Вот я и говорю, — откликнулся Туся.

— Вот мы попали, — проговорила девочка. – А ты куда идешь?

— В дивный лес, — и тут Тусик осознал, что он знать не знает, где этот лес.

— Что тебе там надо? Это не хорошее место.

— И что в нем нехорошего? – насторожился Тусик.

— Там светло, тьфу-тьфу, радостно, тьфу-тьфу, красиво, тьфу!

Тусик с удивлением посмотрел на девочку. Если бы не грязь, размазанная по лицу, то она бы могла показаться симпатичной.

— В лес меня послал Дьявол.

— Врешь! – вскинулась девочка. – Сам?!

— Сам, — Тусик даже загордился.

— И что он сказал? – с сомнением спросила девочка.

— Ну… что я даже паука не смогу убить.

Девочка внимательно посмотрела на Тусика.

— А как тебя зовут?

— Тусик.

— Тусик? Тусик – Тусклик. Я смотрю что-то рожица знакомая!

Тусик надулся и ничего не ответил. Ты хоть горшком назови, только в печку не ставь. Развернулся и пошел вдоль речки. Девочка пошла рядом.

— И куда ты идешь?

— В лес, — заявил Тусик.

— В лес, тьфу-тьфу, в другую сторону.

Тусик развернулся, прошел мимо девочки и пошел в другую строну.

— Похоже, ты не знаешь куда идти, — сказала девочка.

Тусик решал, нужна ли ему эта прилипалка. Задание дано. Вероятно, это приблизит его к окончанию игры. Но игра уже другая и он на другой стороне. Приблизит или отдалит? В других играх можно было сражаться и за монстров. Может выполнение задания поможет ему. Надо хотя бы найти дивный Лес. Не сидеть же на месте.

— Ладно, веди, – согласился Тусик. – Я не знаю куда идти.

— А что тебе надо в дивном лесу? Тьфу-тьфу!

Можно ли говорить этой девчонке-бесенку о задании? – задумался Тусик. Но она в бесовской жизни понимает больше. Хоть и выглядит по-человечески. Глядишь и поможет.

— Зверюгу несу, — и Тусик показал паука.

— Какой миленький! Я давно заметила, — девочка прикоснулась к мохнатой лапке паука, но быстро отдернула руку.

— Ты чего, — Тусик смотрел на девочку, рука ее дергалась.

— Заколдованный что ли? Предупреждать надо, — заистерила девочка.

— Откуда я знал? Дай посмотрю, — попросил Тусик, он притронулся к руке девочки и та сразу перестала дергаться и стала меняться. Его рука становилась человеческой, ее – бесовской. Выглядело это жутко.

— Ого! – они отдернули руки.

— Ну как? – спросил Тусик.

— Что как?

— Рука, — уточнил Тусик.

— Нормально, спасиб-тьфу! Вырвалось! Ты заметил, что мы начали меняться, когда соприкоснулись?

— Заметил. Только, что это дает? Как только мы разъединились – все по-прежнему.

— Меня, кстати, Тухля зовут, — буркнула девочка ни с того ни с сего.

— Ага, — не нашелся, что ответить Тусик, «очень приятно» скорее всего вызвало бы серию плевков.

— А ты знаешь, что это за паук?

— Сердце дьявола.

— Сердце?! И ты так просто об этом говоришь?

— А что ты предлагаешь? Улыбаться и прыгать?

— Ты же можешь все изменить! – воскликнула девочка.

— Что изменить?

— Нашу жизнь!

— Как?! – взорвался Тусик.

— Надо уничтожить сердце.

— Я уже пытался утопить его в реке…

— И как?

— Не получилось.

— Да, это вряд ли поможет. Вот был бы волшебный клинок. Волшебные вещи они меняют сущность.

— Как?

— В данном случае, — ответила девочка, — живой-мертвый.

Тусик время от времени оглядывался. Они уже давно шли за пределами карты, которую Тусик знал. Места, правда, мало отличались друг от друга. Пепелища да развалины.

— Тухля, а почему ты – бесенок хочешь убить дьявола?

— Много зла – плохо. И он злой даже для злых. Думаешь, нам хорошо живется?

Тусик передернул плечами. Он успел почувствовать их «жизнь».

— Думаю, что «нехорошо».

— А куда мы премся, Тусклик? – остановилась девочка.

— В дивный лес.

— Зачем?! Нужно идти к герою. У нас все говорят о каком-то герое. Дьявол его побери.

— Чтобы он меня порубал?

— Да, может… Так давай я отнесу.

— Чтобы тебя опять скрючило? – поинтересовался Тусик.

— А я палкой!

Тухля взяла палку и притронулась к пауку. Палка разлетелась в прах.

— Отнеси, — усмехнулся Тусик. – Этого гада в лопухи не завернешь. Да и нет никакого героя.

— Как нет? Он же столько наших уже порубал.

— Это я был, — насупился Тусик.

— Ты? – Тухля каталась по земле в приступе хохота. – Да тебя любой крысюк замаринует!

— Я был другим…

— Ты же сказал, что мальчик.

— Да. Но у меня есть специальная… — Тусик подыскивал слово. – магическая штука – компьютер. Она многое может.

— Так используй ее! – потерла руки девочка.

— Она осталась там, — Тусик махнул в неопределенную сторону.

— Где там? – передразнила девочка.

— Дома. В моем мире.

— Влипли, — выдохнула Тухля.

— Не влипли. Я домой хочу. Я что-то должен сделать и тогда я вернусь. Идем в твой лес.

— Да мы пришли, – сказала девочка.

Это действительно был дивный лес. От него сквозило волшебством, он начинался с кустарников, потом шли небольшие деревья, потом все больше и больше. Пока кроны не терялись в небесах, казалось бы, что в таком лесу должно быть темно и мрачно, но нет, было светло и радостно. Тусик посмотрел на Тухлю. Она морщилась. Ее кожа была зеленоватой. Это свет отражался от листьев леса. Листьев безумно яркого зеленого цвета.

Вдруг паук соскочил на ближайшее дерево и помчался вверх по стволу. Дерево будто съедало огнем. Ствол чернел, листья серели и осыпались пеплом.

Изменение сущности. Из живого в мертвое, из доброго в злое… И наоборот.

— Сюда! Иди сюда! – истошно заорал Тусик.

Паук медленно к нему спускался. Мальчик схватил его и, преодолевая отвращение и страх, поцеловал. Ничего не произошло.

— Ты чего сбрендил? – поинтересовалась девочка.

— Чувства, важны добрые чувства! Они изменят сущность! – заорал весело мальчик и поцеловал паука еще раз, с чувством, будто он целует маму.

Паук задергался. Его панцирь начал меняться. Словно из глубины тьмы всплывали другие цвета. И вот паук стал больше похож на цветок. Корявый, мрачный, но цветок. Лес плыл, растворялся. Пошла рябь. Рябь на мониторе.

Тусик отпрыгнул от компьютера.

— Уф! Дома.

Он сразу сел за уроки. И с «этой ерундой» справился быстро. Только одна мысль не давала ему покоя: «Как там Тухля? Цела ли она?»

Тусик осторожно сел за компьютер и открыл игру. Вместо названия «Дьявол» красовалось сотканное из завитушек «Тухля». Смешной бесенок строил рожицы, на подвижной кнопке, похожей на мяч, было написано «поиграй со мной».

Тусик ткнул курсором в кнопку.

Автор: Андрей Демьяненко

Родился в Ленинграде, живу в Санкт-Петербурге. Стихи пишу с 14, прозу с 19. Печатался много где.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)