Овца и волки.

Овца и волки.

— Сгоняйте, Костян с пацанами, привезите мне одного у..ка, — как всегда прямо, в упор, глядя в глаза, сказал Слава. Поручение было не новым вполне привычным для пацанов.

Уже не раз Костя с кем-нибудь или другие пацаны привозили по приказу Славы, бессовестных должников, проштрафившихся коммерсантов, закосячивших пацанов, предавших и прочих виноватых перед Стержнем и пацанами людишек.

— Адрес вот – Стержень протянул бумажку, отдал её Косте, тот сравнил «да Сэм бы щас грузил полчаса, бумажку сожгите, пацанам ниче до места не говори»

— Это Кость тварь одна, она не опасная.. в смысле слабая, трусливая мразь, — Костя увидел вдруг промелькнувшую, среди отвращения и презрения, ненависть, отразившуюся на лице Славы.

— Но есть у меня одна замутка .. – И не стал продолжать, развивать свою мысль Слава, досказал, что посчитал еще нужным – это журналист, статью про меня написал еще в 91-ом году, короче, пожестче с ним, скрутите, можете щелкнуть пару раз, но сильно не ломайте, чтоб он в памяти был, но чтоб ссал сука, чтоб знал к кому его везут – опять зазвучала ненависть в голосе Славы.

— Я всё понял Слав, по дороге по базарим как всегда меж собой психобработку проведем – пообещал Костя и вышел, сжимая бумажку с адресом в руке.

Он позвал сидящего в приемной Кистеня. Уже сидя в машине, по дороге к дому, где жил журналист (Костя, пытаясь скаламбурить, переиначил его имя, журналист, но как человек Жорик, значит Журик) Костя объяснил Кистеню.

— Слава сказал овцу одну привезти – начал он.

— Че за овца? – нетерпеливо перебил Кистень.

— Короче, журналист, Журик – сказал Костя, ожидая оценки своего словотворчества, Кистень вопросительно смотрел на Костю.

— Статью про Славу написал. Давно еще в 91-ом году – начал он рассказ и замолчал, больше кроме адреса рассказывать было нечего.

— Че статья такая, что до сих пор Слава помнит? – спросил Кистень.

Пацаны на секунду задумались, и продолжили разговор.

— Слава сказал прессануть его децел, и в машине попугать, ну как всегда, типа, «подвал то от того освободили? Нет еще – Надо сказать, чтоб заканчивали скорее – А ты про того то проспорил – А давай на этого забьемся, сколько он выдержит» — весело говорил Костя, ему нравилось играть эдаких гестаповцев, доводить как правило и без того запуганных людей до состояния абсолютного ужаса.

— Да базара нет. Попугаем – согласился Кистень.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)