Кто сказал, что ты умрёшь сегодня.(Гл.16 к повести «Вэрмор-Найдёныш»)

Высокое палящее летнее солнце и притихший ветер возвестили о наступлении полдня. В поле между главным трактом и берёзовой рощей войска против Морлога и Алого Ордена занимали свои позиции. В поле по другую сторону тракта, у озера Лэтир, медленно собиралась вражеская армия. Лэрра, Ифетар, два его отряда и трое мальчиков в лице Арэ, Банданы и Эсмеральдэса, заняли правый фланг. Воины Алого Ордена неспешно вытекли строем из врат монастыря. Первые из монахов начали выкапывать небольшую по ширине яму перед озером, что вызвало подозрительность у врагов Ордена. Затем шестеро служителей братства вынесли к этому месту столб с привязанным к нему телом в сером окровавленном бархате. Его невозможно было не узнать даже с такого расстояния и ракурса, а уж когда столб поставили и вкопали, тем более.

–– О, боги! – вырвалось у Вэрмора, поскольку он был в первых рядах Софорта, и его внимание, как и взгляды многих, привлекло происходящее на другой стороне от главного тракта. –– Это же Сумрачный Воин! Что они сделали с ним?

В его сердце ёкнуло, как и у всей дружины Софорта, хотя осталось странное ощущение того, что то, что он сейчас видит, не может быть правдой, но с другой стороны, он понимал, что все его надежды на то, что это какой-то гнусный обман – всего лишь оправдание жестокой действительности. Он мысленно твердил себе: « Мои надежды тщетны, как кружевная вуаль на мёртвых костях! И почему никто даже не попытался предупредить нас об этом? Что же теперь будет?».

В рядах армии пронеслась волна тревожного шёпота. Стало понятно, что воинственный дух дружинников пал, сменяясь гневом.

Тут с восточной стороны на тракте показалось войско короля Ярдворда Ледоруба. Они шли пешком и довольно быстрым шагом.

–– Он мёртв? – медленно и чуть слышно спросил Вэрмор.

–– Нам этого не известно! – хмуро ответил лесной правитель, –– известно лишь то, что в Алом братстве давно мечтали заполучить его голову. Надеюсь, что он не стал добровольной ценой за жизни других или ценой за доверие к Лэрре… Или к Ифетару… Надеюсь, что это не предательство! – он резко замолчал и сжал губы, обдумывая какие-то свои мысли.

–– О, Боги, за что? – запричитала Яра. –– Как же теперь мой брат будет без него?

–– Бедная Альсана! – с искренним сочувствием добавила Лисица. –– Он был единственным, кому она так доверяла!

–– Это дело рук наших врагов! Алого Ордена! И сегодня они ответят за всё! – заключил Шейторкид Волк.

–– Мне бы не хотелось видеть его среди тех мертвецов, которых поднимет Мэган! – с горечью проговорил Найдёныш.

Хэрод Ястреб извлёк из своего колчана за спиной лук и стрелу. Острый взгляд его карих глаз уже мерил траекторию полёта до столба. Внешне он казался воинственным и спокойным, но сердце его дрожало.

–– Дайте мне огня! – попросил он охрипшим от волнения голосом.

–– Подожди! – остановил его Софорт Лис. –– Мы не знаем, мёртв ли он на самом деле.

–– Лис, тебе просто хочется верить, что он жив! – возразил Хэрод. –– Как и нам всем. Но увы… Он… Он мёртв! Или ты не доверяешь зоркости ястреба?

Ярдворд Ледоруб был уже достаточно близко, чтобы расслышать их разговор. Подойдя к дружине лесного правителя, король Северной земли объявил:

–– Это действительно так, друзья мои! Наш друг… Сумрачный Воин мёртв!

Ярдворд сделал паузу, и все стояли, замерев на местах, оглушённые этим известием. Даже союзники-чужеземцы молчали из уважения и понимания. Лишь Хэрод осмелился нарушить молчание, повторив свою просьбу:

–– Дайте мне огня!

Его пожелание тут же исполнил Создатель Дракон. Этот маленький старичок приблизился к нему и просто щёлкнул пальцами возле кончика стрелы. Из лёгкой искорки вспыхнул огонь. Ястреб, прицелившись, натянул тетиву и выпустил стрелу.

Безветренная жаркая погода помогла донести огонь к цели. Пламя мгновенно расплясалось, коснувшись сухого дерева столба, и перекинулось на серый бархат туники Сумрачного Воина.

Святая Киллата взорвалась потоком звонкого хохота. Рыжие кудри, подобно змеям, шевелились на её содрогающихся плечах. Её ещё больше веселило и забавляло осознание того, как она в данный момент доводит своим поведением врагов.

–– Друзья мои! – прервал растущее напряжение Ледоруб. –– Наш друг Сумрачный Воин умер ради наших жизней и для того, чтобы самому обрести новую жизнь и силу. Возможно, мы ещё встретимся с ним! Сегодня он будет с нами!

Софорт устремил на коронованного друга удивлённый взгляд, его мысли понеслись совсем не в направлении скорби и печали: «Так вот почему его войско так спокойно! По лицам Альсаны, Йорни и Кордара совсем не заметно, что они потеряли близкого человека. Ещё бы! Они знают правду! Правду, которую только что провозгласил Яр так открыто. Пусть кто угодно думает, что он просто хочет ободрить наших воинов, но не те, кто его хорошо знают, и не те, кто водил дружбу с Сумрачным Воином. Его могущественная сущность бессмертна, он маг, к тому же, некромант, а в последнее время он жил уединёно, вернув свою старую книгу, и что-то готовил, судя по тому, что рассказывал мне Вэрмор».

–– Ты прав! – словно прочтя его мысли, сказал Ярдворд, позволив себе улыбнуться. –– Пусть те, кто не знают, думают по-своему.

Откуда только у них такое взаимопонимание? Может, просто оттого, что они действительно самые настоящие друзья, или, может, оттого, что Ярдворд Ледоруб наделён могуществом своих предков, а Софорт Лис – хороший друг.

Помимо своего воеводы сразу всё понял и Вэрмор-Найдёныш. Да, Сумрачный Воин всего лишь покинул своё временное пристанище, это своё тело, чтобы стать сильнее и ввести в заблуждение врагов. Сыграно превосходно!

В это время на шебеке Оллисмина сын капитана решил подсластить последние минуты своей жизни (как он считал, благодаря видению и Альсане) любимыми песнями. В отличие от своих родителей и окружающей немногочисленной команды юноша знал о своей скорой кончине, но не унывал. Он, пританцовывая, ходил по палубе и весело напевал:

Хэй, пей веселей,

Да ещё кружку налей,

Корабль свой разверни,

Да по ветру пусти!

А в желудок эль бьёт рекой,

Оставь пить да запой

Вместе со мной!

Ветер дует в паруса,

И играют небеса:

То ли солнце, то ли шторм,

Но мы всё переживём!

А в желудок эль бьёт рекой,

Оставь пить да запой

Вместе со мной!

И не страшен нам солдат,

Я не юнга, я пират,

Всё седеют в море волны,

Всем угроза – флаг наш чёрный:

Белый череп, две кости –

Врагу шкуру не спасти!

Белый череп, сабля, нож –

Я пират, и к чёрту ложь!

На острие пиратской шпаги,

Под пиратским сапогом,

Враг забудет об отваге,

А мы золото возьмём,

Будем тратить, будем пить

И о нём же говорить:

Сверкает золотое солнце,

Сияет золотом луна,

И лишь тот к нам не вернётся,

Кто продаст стакан хорошего вина!

Хэй, пей веселей,

Да ещё кружку налей!

–– Пить и петь потом будем! – раздался голос с соседнего корабля.

Байкор, перестав петь, пригляделся и увидел на борту линкора бывшего пирата Альдекора, которого назначили капитаном этого корабля Контрольной Службы Безопасности. Сын (так же бывшего пирата) Оллисмина в ответ помахал ему рукой.

–– Господа, – продолжал Альдекор, –– компьютер на нашей посудине показал, что все датчики засекли сильный энергетический всплеск в небесном пространстве. Портал, господа! Ордраги скоро будут здесь! Короче говоря, петь пора нашим пушкам!

Только он это произнёс, как в небе появилась жуткая тёмная живая полоса.

–– Пушки к бою! – закричал Альдекор, и его возглас тут же подхватили остальные капитаны, а команды привели приказ в исполнение.

–– Огонь!

Одновременно грянули сотни пушек, затуманив дымкой пространство, и несколько ордражьих тушек канули в воду, взволнованное всплесками море жадно поглотило их своей глубокой пастью.

Каждый в этот миг понял, что вот оно, сражение началось! Останавливаться и пытаться что-то изменить поздно! Ордраги, эти драконокрылые чудища, мутировшие из орков, поборов в себе свою природную трусость, двинулись вперёд. Но не успели они сомкнуть свои ряды, как пушки грянули снова. Ордражий авангард ринулся на злосчастные корабли, дабы обезвредить возникшую преграду. Они заслонили собою солнце, поэтому огненные змейки не сверкали на фиолетовом фоне их больших щитов, закрывавших их туловища по шею; их копья, алебарды и топоры были устремлены на противников и мачты кораблей. Похожая картина развернулась у берегов всей Северной земли.

Байкор с ужасом понял, что близится момент его смерти. «Варгат! Прощай, любовь моя!» – он бросил беглый взгляд в сторону замка и обнажил саблю.

Летевший на него ордраг с мордой рогатой кошки завис над ним на недосягаемом расстоянии. Однако юноше уже хватило и такой вражеской атаки. Сын капитана покраснел до самых ушей и чихнул.

–– Проклятье! – выругался Байкор. –– У меня аллергия на кошачью шерсть!

Ордраг в ответ издал мурчащий звук и мерзко расхохотался, пуская в ход своё главное оружие, – свой язвительный язык.

–– Будь здоров, парень! Насчёт невредимости не обещаю! – смеялся он, не давая возможности что-либо успеть сказать или сделать своему противнику, –– Ха-ха, мр-р, я видел, ты такой взгляд бросил в сторону берега, мр-р! Могу поклясться, что у тебя там осталась любимая цыпочка, которой ты и под юбку заглянуть не успел!

Бедный парнишка при этих словах ещё больше залился краской от негодования, злости и оскорблённого достоинства.

Враг, в свою очередь, продолжал:

–– Мр-р, не волнуйся, молодчик! Ну не успел, и ничего страшного! Мы сделаем это за тебя, когда одержим победу!

–– Ну это уже слишком! Слышишь, ты, тупое трусливое чудище?! А ну-ка спускайся, или ты боишься меня? – сын бывшего пирата направил на врага саблю, нахмурив при этом брови, но нарисовав на губах ухмылку вопреки душевному волнению.

Тут рядом с кошкоподобным ордрагом завис свиноподобный.

–– Хрючего ты ждёшь? Вхрежь ему щитом и вздень на копьё!

–– Заткнись, тупая свинья! – крикнул Байкор, –– иначе, сейчас я насажу тебя на вертел!

Но не успел никто из них перейти от угроз к действиям, как кто-то из ордрагов, желая подсобить, обрушил мачту, скрыв под парусом всех троих. На серой парусине образовались алые пятна. Байкор, одновременно ощущая и в бедре, и в плече острую невыносимую боль, закрыл глаза, осознавая, что в видении всё было именно так. В ушах его шумело, он почувствовал под спиной воду. Запах крови смешался с запахом соли и гари. Корабль накренился, и сознание юноши обволокла тьма.

–– Эй, парень, ты меня слышишь? – прорвался в темноту заботливый женский голос.

Сын капитана вдруг понял, что раны его перевязаны, и дышать ему гораздо легче. Он поспешил открыть глаза и с удивлением посмотрел на невысокую женщину с короткими голубыми волосами и её высокого черноволосого друга. Судить об их росте он мог потому лишь, что они сидели на корточках у его носилок, а по рисункам на их лицах было понятно, что эта парочка – агенты КСБ.

–– Меня зовут Шета, – представилась женщина. –– Мы в трюме нашего линкора. Это мой друг Рэйтэл. Он помог вытащить тебя из воды, когда шебека твоего отца пошла ко дну.

–– О, боги, нет! – простонал парнишка. –– Как?!

–– Ордраги – очень жестокие твари! – с болью в голосе отозвалась Шета. –– Твоя мать Оджес была нашей подругой, когда-то мы были одной командой… Командой капитана Ра Шинга на пиратском судне. Именно поэтому мы и не сражаемся сегодня с ним на суше. В прошлой битве от его руки погиб один член нашей команды, та, кто любила его всегда. Фольет… Молодой король Аглен сделал её своей невестой, но она любила нашего капитана… и умерла на его руках, потому что он уже не наш капитан, он – Карарт, Демон Ночи, создание Лэрры…

Казалось, её большие тёмные глаза отдалились от реальности, и в них заблестели слёзы, но она тут же оборвала свою речь и с добродушной улыбкой вновь обратилась к раненному:

–– Байкор, ты всегда можешь рассчитывать на нашу дружескую поддержку и помощь!

Сын Оллисмина не успел ответить, на него накатила новая волна боли. Он стиснул края носилок и затвердил:

–– Почему? Почему они? Это я должен был умереть!

–– Потому что капитану лучше умереть с кораблём, чем потерять свою душу! – резковато буркнул Рэйтэл, за что был удостоен неодобрительного взгляда Шеты.

–– Кто сказал, что ты умрёшь сегодня? – успокаивающе проговорила агентша. –– Если тебе никто не говорил, что всё произойдёт именно так, и не называл это смертью? Может, тебе было предсказано лишь крушение корабля? Возможно, путь твой ещё не завершён. Если хочешь отомстить, как и мы, то мстить нужно не Карарту и ордрагам, а Киллате и подлым гезам, ибо она – одна из них. Подлый гез задумал всё это, и подлый гез должен ответить! Ну и, конечно же, ответить должен Морлог!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)