Проказница Катька

Посвящается моим собакам: Проказнице Катьке (Долли), Норе и Диане.

Глава1. Хорошо иметь собаку, только мама против.

Я с детства хотел иметь собаку. Но не просто породистую, а непременно борзую, русской псовой породы. Однажды я увидел в вагоне пригородной электрички такую вот псину, и у меня перехватило дух от её стати и благородства. Этих собак и сейчас не часто встретишь в городе, а тогда это была и вовсе редкость.

Так вот, уже будучи совсем взрослым, я купил-таки себе борзого щенка за немалые по тем временам деньги, истратив почти все свои отпускные.

Когда я брал щенка из помёта, то позволил малышке самой выбрать меня — так часто делают собачники. Первую бросившуюся ко мне в прихожей квартиры заводчика собачку я схватил на руки и понёс рассматривать на кухню.

Да, попалась мне девчонка-непоседа. Она ни секунды не могла сидеть спокойно. Всего меня облизала тёплым языком, который сновал у неё взад-вперёд, как у ящерицы. То же самое творилось с её хвостом, и вся она, просто как на шарнирах, ходила ходуном от радости.

О, эти собачьи эмоции! Сколько добрых минут дарят они хозяевам, и те забывают все неприятности и заботы, лаская своих питомцев.

Хозяйка, звали её Татьяна, достала новенькую родословную. Всё, как полагается: четыре поколения породистых предков. Клички у всех гордые, благозвучные — Злата, Бояр, Дивна, Терзай… А у моей — Проказница Катька!

— Под стать характеру, — говорит Татьяна. — Самая ушлая и хитрая среди однопомётников. Мы держали щенков за городом, в вольере. Так эта Катька всегда находила себе лазейку, чтобы выбраться наружу, как бы тщательно мы не заделывали лазы.

Рядом с нами спокойно лежали ещё два щенка — Павлина и Пегий — словно демонстрируя, какие они смирные.

— Ну, ладно,- подумал я. — Всё зависит от воспитания. Будем воспитывать нашу Проказницу…

Добрались мы с ней до дома на такси. Войдя в квартиру, я опустил собаку на пол.

Увидев нас, мама, конечно же, не была в восторге.

— Всё-таки, ты её купил… — укоризненно проговорила она.

Катька, умаявшись в дороге, грациозно присела и, оставив на полу лужицу, отошла в сторонку. А там, к ужасу мамы, появилась ещё и неприятно пахнущая кучка…

— Мамочка, не волнуйся! Я всё уберу, — сказал я и побежал за ведром и тряпкой.

Вернувшись, я увидел маму, которая с брезгливым видом рассматривала Катьку, сидя на диване.

Надо сказать, когда борзые ещё маленькие, они очень смешно выглядят: тощие, длинноногие, почти лысые, хвост верёвкой. Это потом они «оденутся» — появятся «флаги» на ногах и животе, хвост распушится густым «подвесом» ( у борзых хвост называется 

« правИло» ). Длинная шелковистая шерсть станет их украшением. Сформируется характерная спина — «напрУжина», приспособленная для стремительного бега. Скорость борзой сравнима со скоростью гепарда. Тонкая морда ( щипЕц ) приобретёт породные очертания. Бархатные уши благородно прижмутся вдоль головы. В возбуждённом состоянии, например, на охоте, борзые ставят ухо « конём ». А большие, томные, словно подведённые глаза, взгляд которых может выразить так много…

— Немедленно, пока не поздно, верни собаку обратно,- строго произнесла мама.

Кто бы мог подумать, что через некоторое время она души не станет  чаять в Проказнице Катьке. А та будет отвечать ей взаимностью. Когда мама поздно возвращалась с вечерней смены, и мы с сестрой уже спали, потому что в ранищу надо было подниматься на работу, Катька вставала со своей лежанки и, покачиваясь спросонья, шла встречать её у дверей. Надо было слышать, как мама с умилением нахваливала собаку, что дескать, только Проказница её и ждёт. А потом долго гладила Катьку и укрывала сверху тёплой пелёнкой, как ребёнка…

Но поначалу я с трудом уговорил маму потерпеть несколько дней, и на выходные мы повезли нашего щенка на дачу.

Глава 2. Так или иначе, с Катькой мы на даче.

Стояла золотая осень. Мы приехали на платформу нашей станции. Встречала нас Маша, моя сестра. Она отпуск проводила на даче. Увидев, как с нами на поводке вышагивает Катька, Машка изумлённо воскликнула:

-Что это за облезлая тощая собака?!

Однако, взяв щенка на руки, тут же была очарована Катькиной ласковостью — та её сразу всю облизала.

-Ну ладно, пойдёмте, — сказала мама. — Только вот, как её примет Прасковья?

Прасковья — это наша кошка. Очень красивая, но дикая. Шерсть у неё, как мех голубого песца. Её я нашёл в городе. Тогда шёл сильный дождь. Крохотный котёнок сидел у стены дома и мокнул под ливнем. Видимо, он только недавно открыл глаза и изумлённо таращился на потоки воды. Ну, я и взял этот мокрый комочек. Потом котёнок превратился в очаровательную кошечку, которая совершенно не любила сидеть на руках и жила у нас «сама по себе», как и полагается настоящей кошке.

Конечно же, её первая встреча с Катькой прошла чрезвычайно бурно: шипение с выгибанием спины, лай и беготня. Прасковья сразу нашла себе два убежища, которыми впоследствии всегда пользовалась, чтобы спрятаться от Проказницы. Одно — между стеной и холодильником, другое — на одном из стульев, задвинутых вокруг стола.

За холодильником Прасковья укладывалась, вытянувшись «сосиской», и так могла лежать там часами. А когда кто-нибудь хотел сесть за стол и начинал выдвигать стул, тот оказывался неподъёмным, если на нём спала наша откормленная Прасковья.

На следующее утро мы отправились в лес за грибами, а заодно и дать набегаться вдоволь нашей борзой.

Какие боры на Карельском перешейке! Бескрайний массив корабельных сосен. На их розовых стволах покачиваются тёмные хвойные шапки. Фиолетовые дернины цветущего вереска перемежаются с седыми подушками мха. Среди молодой сосновой поросли желтеет семейка моховиков, в вереске мелькнёт оранжевый подосиновик, во мху утопают кремового цвета подгруздки и главная награда для любого грибника — боровики с шоколадными шляпками, с крепкими и круглыми, как картошка, ножками. Никогда не мог понять, почему поиск грибов вызывает такой восторг? Машка так просто визжала на весь лес, найдя очередной боровик. Мама спокойно и методично прочёсывала с палочкой вересковые заросли, а я бегал, как лось, вокруг них, чтобы осмотреть как можно больше грибных мест.

Наша Проказница Катька пулей носилась между нами, совершенно ошалев от свободы.

Наконец, когда корзинки были наполнены, мы присели перекусить. Катька улеглась рядом, тяжело дыша, и когда надо было отправляться в обратный путь, ей уже было просто не встать на лапы от усталости. Так мы её по очереди и несли до дома…

Через неделю надо было возвращаться в Ленинград, и мы повезли с собой наш зверинец.

Глава 3. Новые порядки.

Оказавшись в городской квартире, наши звери начали, что называется, делить территорию. В итоге, верхний ярус — стулья, шкафы, диваны — принадлежал кошке, а всё, что на полу — собаке. У Катьки, естественно, была просторная лежанка в большой комнате и коврик в прихожей.

Также была установлена иерархия в приёме пищи. Мы ставили две миски с едой — Катьке и Прасковье, но Проказница сразу отгоняла кошку прочь и принималась за еду из кошачьей миски. Прасковья тем временем подкрадывалась сзади к собаке и начинала лапой тихонько раскачивать её хвост-верёвку. Это надо было видеть! Мы просто покатывались со смеху! Катька, не обращая внимания на эти прикосновения к её хвосту, доедала корм Прасковьи и спокойно переходила к своей миске. После этого мы давали кошке новую еду, и «враги» мирно чавкали, стоя рядом.

Но самое ужасное начиналось ночью. Когда все ложились спать и гасили свет, Прасковья, как и полагается кошке, выходила на охоту. Она никому не давала спать, и Катька, не вытерпев такого издевательства, начинала гонять Прасковью по квартире. Что тут было! Летели на пол горшки с цветами, вазы и статуэтки. Мы вскакивали и начинали ловить кошку и успокаивать собаку.

Но вскоре мы нашли выход из положения. Каждый вечер перед сном я и Маша отлавливали Прасковью, сажали её в большой мешок из рогожи с крупными отверстиями и завязывали его сверху. Кошка сразу утихомиривалась, а мы клали мешок на лежанку собаки. Катька ложилась рядом и всю ночь охраняла свою «любимую» пленницу. Впоследствии, вконец разжиревшая и обленившаяся Прасковья очень даже полюбила свой мешок, и сама залезала в него поспать, а собака по привычке ложилась рядом, и они согревали друг друга… 

Продолжение следует…

Проказница Катька: 3 комментария

  1. Как человек достаточно чёрствый и циничный, всегда питал слабость к таким вот немудрёным, очень добрым и каким-то «домашним» рассказам ( и слава Богу, никаких черепашек ниндзя и прочих покемонов!). Спасибо автору. Дцмаю, это именно то, что нужно читать детям. Успехов.

  2. Это, ведь, не рассказ?) Кусочек чего-то большего?)
    Умиротворяюще хорошо. Очень точно и просто описано.

    «На следующее утро мы отправились в лес за грибами, а заодно и дать набегаться вдоволь нашей борзой«.

    Вот, здесь только споткнулся. Неправильное построение предложения.

    «На следующее утро мы решили отправиться в лес за грибами, а заодно и дать возможность набегаться вдоволь нашей борзой«.

    «Какие боры на Карельском перешейке! Бескрайний массив корабельных сосен. На их розовых стволах покачиваются тёмные хвойные шапки. Фиолетовые дернины цветущего вереска перемежаются с седыми подушками мха. Среди молодой сосновой поросли желтеет семейка моховиков, в вереске мелькнёт оранжевый подосиновик, во мху утопают кремового цвета подгруздки и главная награда для любого грибника — боровики с шоколадными шляпками, с крепкими и круглыми, как картошка, ножками. Никогда не мог понять, почему поиск грибов вызывает такой восторг? Машка так просто визжала на весь лес, найдя очередной боровик. Мама спокойно и методично прочёсывала с палочкой вересковые заросли, а я бегал, как лось, вокруг них, чтобы осмотреть как можно больше грибных мест». – Вот этот кусочек очень вкусный.

    5! Без вопросов!)

  3. @ Persevering:

    Вы правы насчёт предложения. Спасибо. Надо поправить.
    А у рассказа есть продолжение:

    http://prozaru.com/2010/07/prokaznitsa-katka-prodolzhenie/
    Правда, о моих собачках можно много чего написать, и я планирую когда-нибудь это сделать.

    @ Алексей Курганов:

    Спасибо Вам за отзыв.

    С ув. Seliza

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)