Мне бы в небо…

Маленькая девочка, где ты была?
Но как объяснить, что не хватает тепла?
…Это не та жизнь, которую надо,
Я так хочу, чтобы кто-то был рядом!»

1

…Роксана набрала номер и, прижав трубку к уху, от нетерпения быстро рисовала что-то карандашом на подвернувшемся под руку листке, даже не глядя на бумагу. Второй гудок, третий, четвертый, пятый… наконец раздался долгожданный щелчок – на той стороне взяли трубку.

— Мама! – радостно воскликнула девочка – мам, представляешь…
— Рокси, я же просила не звонить мне днем – раздался в трубке голос матери – я работаю.
— Прости, мам… мама! Завтра мы танцуем в «Солнечных часах»!
— Это та школа танцев для молодежи, про которую ты говорила?
— Да! Там будут выступать только 5 молодежных танцевальных «коллективов» из всех, что есть в нашем городе! Ты придешь?
— Рокси, ты же знаешь…
— Мама, я знаю, что ты работаешь, но хотя бы завтра… ты же знаешь, как я мечтала, чтобы наша «Птица счастья» победила в отборочном конкурсе! Ведь в «Солнечных часах» будут выступать только лучшие танцевальные кружки!
— Роксана, тебе не пять лет. Тебе уже… – начала мать
— Я знаю – поникшим голосом ответила девочка – знаю, что мне уже 14 лет.
— И тебе пора…
— Да-да, пора вести себя как взрослая – грустно закончила фразу Роксана – но я так хотела, чтобы ты пришла на мое выступление… ведь папа уехал в командировку на целый месяц!
— Рокси, я уезжаю на важную встречу.
— У тебя всегда что-то важное!
— Роксана, ты уже большая, и отлично выступишь без мамы. Я вернусь через неделю. Деньги в верхнем ящике стола, купишь хлеб и все остальное, что нужно из продуктов. Все, мне некогда.. пока, дочь.
— Пока, мам…
Роксана положила телефонную трубку, села на диван и, посадив себе на колени большого, почти с нее ростом, белого плюшевого медведя, обхватила его руками. Ей было грустно.
— Ну вот – сказала она, уткнувшись лбом в пушистый медвежий мех – я так хотела, чтобы она хоть раз увидела, как я танцую. И папа уехал… Впрочем, пора на репетицию. Придет мама или нет, выступать я буду обязательно.
Рокси посадила медведя на место, смахнула слезинку и подошла к зеркалу. Из его глубины на нее смотрела девочка с большими карими глазами и каштановыми волосами до плеч. Длинные ресницы, небольшой аккуратный носик, чуть «пухлые» губы и веснушки, которые, впрочем, ничуть ее не портили. Изящная, грациозная, но для своих лет не слишком высокая. Симпатичная, в общем, девочка, только очень грустная. Вздохнув, Роксана открыла шкафчик над зеркалом и достала шкатулку, в которой держала косметику. Шкатулка, как и все в доме, была дорогой и очень красивой – на деревянной крышке был изображен серебристый единорог, который, опустив голову, пил из реки под тенью раскидистой ивы. Его закручивающийся «винтом» рог чуть касался воды.
Но сейчас Рокси совсем не хотелось любоваться ни шкатулкой, ни чем бы то ни было. Мысли ее были далеко, и она даже не заметила, как ветер, подувший в открытое окно, вихрем пронесся по комнате и унес со столика, на котором стоял телефон, ее листок, на котором во время разговора она, сама не замечая того, «набросала» карандашом рисунок голубя с необычными, похожими на человеческие, глазами.

2

Когда два часа спустя Роксана вышла из дома, настроение у нее слегка улучшилось. День был в самом разгаре. В небе светило уже по-весеннему теплое солнышко, со всех сторон слышалось птичье пение, в воздухе витал цветочный аромат. Даже угрюмый вид серой многоэтажки, в которой жила Роксана, и мокрый асфальт с лужами, не портили этот весенний день.
Сбежав по ступенькам и помахивая пакетом (в нем лежало платье для выступления, которым Роксана очень гордилась – она сшила его сама), девочка направилась к танцевальной студии «Птица счастья» на репетицию. К середине пути ей стало так хорошо от того, что вокруг тепло, солнечно и денек по-настоящему весенний, что, увидев на асфальте очередную лужу, в которой, сверкая яркими бликами, «купалось» отражение солнца, Рокси остановилась и, оглядевшись, не видит ли кто, что она ведет себя так по-детски, улыбнулась и ловко перепрыгнула через лужу. Когда же она поглядела на свое отражение в большой стеклянной витрине магазина, белые джинсовые бриджи, бело-голубые кроссовки и бежевый топик, которые купила три месяца назад, но надела сегодня в первый раз, потому что на улице потеплело, настроение у нее стало просто замечательным.
Подмигнув своему отражению, Роксана отвернулась от витрины, и тут что-то с шелестом пронеслось мимо ее лица. Вздрогнув от неожиданности, девочка обернулась и увидела неподалеку, на каменном ограждении, большого белого голубя. В этом не было бы ничего особенного, если бы не его взгляд. Птица смотрела прямо на Роксану, и взгляд ее был до странности осмысленным и похожим на человеческий. Спохватившись, что ей нужно торопиться, Роксана побежала к студии. На бегу она оглянулась. Голубь все так же внимательно и неотрывно смотрел ей вслед.

3

Роксана подошла к зданию студии и уже собиралась подняться по ступенькам, когда совсем рядом послышался стремительно нарастающий визг и скрип шин по асфальту. Девочка только успела повернуть голову и мельком увидеть, как из-за угла «на всех парах» вылетает на велосипеде светловолосый мальчишка лет 10, а в следующий миг его уже «занесло» на повороте, он врезался в Роксану, сбил ее с ног, и оба покатились по асфальту.
Чуть не плача, Роксана поднялась с земли. Ее белые бриджи и замечательный новый топик были безнадежно перепачканы, а ушибленное колено болело и ныло. Оглянувшись, она увидела свой пакет, отлетевший от удара далеко в сторону. Роксана, слегка прихрамывая, подошла поднять его, открыла и заглянула внутрь. К счастью, платье не пострадало. Роксана вздохнула с облегчением и вспомнила про мальчишку.
— Эй! – окликнула она – ты сильно ушибся?
Мальчишка, сидевший возле велосипеда, испуганно глянул на нее. Потом убрал ладонь, которую прижимал к своей ноге. На его коже почти ничего не было (пара царапин явно не шла в счет) , а синие шорты и футболка с нарисованным тигром явно выглядели сейчас чище, чем кое-чьи бриджи и топик. Вздохнув, Роксана присела рядом на бордюр и закатала свою штанину.
— Репетиция, похоже, отменяется – сказала она, грустно глядя на свое ободранное колено
— Извините – пробормотал мальчишка, поднимая велосипед с асфальта. Роксана только вздохнула, медленно поднялась и заковыляла по ступенькам в студию.

4

Через некоторое время, освободившись на сегодняшний день от репетиции, Роксана вышла на крыльцо. Утреннее хорошее настроение как ветром сдуло. «Надеюсь, выступать завтра смогу… хорошо, что я не настолько сильно ушибла ногу.» — размышляла она, осторожно спускаясь вниз и крепко держась за перила. – «пойду домой, порисую, отдохну…» Тут она с удивлением увидела, что мальчишка все еще сидит на бордюре рядом со студией. Велосипед валялся рядом.
— Что случилось? – спросила она, подходя поближе – ты почему не идешь домой? Нога болит?
Мальчишка всхлипнул.
— У велосипе.. у велосипеда…
— Что у велосипеда?
Роксана осторожно присела на корточки, повернула колесо и увидела, что у велосипеда сломана педаль.
— Как же я покажу велик родителям?.. – всхлипнул мальчик – мне купили его только сегодня утром!..
— Обновил.. первый раз катался? – спросила Роксана сочувственно. Мальчик кивнул и стал тереть глаза кулаками.
— Ладно тебе, не реви – сказала Рокси задумчиво – пошли, помогу тебе дотащить велосипед. Объясним, что это был несчастный случай…
Поморщившись от боли в ушибленной ноге, Роксана встала и взялась за велосипедный руль. Мальчишка радостно смотрел на нее.
— Помогай – сказала Роксана, наклоняя велосипед в его сторону – как хоть зовут тебя, горе мое?
— Сережа.
— Пошли, Сережа.
Рокси покатила велосипед вперед, и неожиданно боковым зрением заметила что-то ярко-белое. Она обернулась, но в этот момент колесо велосипеда попало в ямку, и она чуть не упала сама, хватая его за руль и не давая упасть. Мальчик поспешно ухватился за велосипед с другой стороны, и вдвоем они покатили его по дороге. Никто из них не заметил, как большой ярко-белый голубь с шелестом взлетел с ветки дерева неподалеку и быстро исчез в вышине.

5

Время уже «перевалило» за 7 вечера, когда Роксана вернулась домой. Открыв дверь, она поставила на стол сумку с продуктами, устало скинула с ног кроссовки и, даже не обув свои любимые тапки («носы» у них были в виде мордочек пушистых щенят), прошла в комнату и легла на диван. «Интересно, как отреагировали бы родители мальца на то, что он сломал велик, как только выехал кататься первый раз, если бы не присутствие рядом пострадавшей стороны – то бишь меня? Строгие они у него, но добрые. Коленку мне йодом вон смазали… бриджи отчистили как могли…» — подумала она, зевая
Роксана рассеянно щелкнула пультом телевизора и отправилась на кухню. Не особенно прислушиваясь к тому, что говорилось на экране, она налила себе чашку любимого зеленого чая с лимоном, вернулась в комнату и остановилась у окна, задумчиво глядя вдаль и попивая чай. Из телевизора доносились голоса героев фильма:
— Когда любое существо рождается на свет, рядом с ним стоит дух.
— Зачем?
— Чтобы освещать ему путь в ночи и петь песни, которые будут вести его вперед
— Зачем?
— Потому что у каждого из нас своя особенная судьба. Мы с тобой идем разными путями, но начинается это путешествие в сердце.
— Кто ты?
— Должна ты идти на восток и на запад… хоть долгий и трудный ждет путь впереди, дорога опасна и труден твой поиск, но кто ты такая, должна ты найти…
— Ты – мой дух-наставник? Ты здесь, чтобы помочь мне?
Роксана, утомленная дневными заботами, выключила телевизор, легла на диван и, рассеянно подумав, что в последней фразе кино-персонажа «дух-наставник» можно было бы заменить на «ангел-хранитель», свернулась «калачиком» под одеялом и закрыла глаза. Через минуту она крепко спала.

6

Наступило утро. Солнце «выползло» из-за горизонта, согревая своими лучами остывший за ночь воздух.. Осветило воды, леса, поля, города. Теплый солнечный луч, протянувшись через комнату, коснулся лица спящей девочки. Почувствовав тепло, она улыбнулась во сне, слегка наморщила носик и, зевнув, открыла глаза. За окном весело щебетали птицы, приветствуя новый день.
Роксана потянулась, взглянула на часы и откинула одеяло. Позавтракав чашкой чая с бутербродом и порадовавшись, что ушибленная нога уже почти не болит (мысль о том, что мамы на выступлении не будет, девочка старательно «отгоняла»), Рокси не спеша переоделась (топик и бриджи, конечно, «отправились» в стирку, и девочка надела светло-желтые летние брючки с легкой голубой кофточкой) и стала вытаскивать из пакета (вчера вечером она так сильно устала, что бросила его в прихожей, даже не открыв) свое платье для выступления.
Роксана вытащила платье, бережно развернула и ахнула: на подоле ее любимой, собственноручно сшитой ею вещи «красовалась» дырка. Огорченная Рокси не заметила, как со стороны улицы на ее подоконник с шелестом опустился большой белый голубь.
— Блин! – воскликнула она. Посмотрела на часы – до выступления оставалось всего два часа – и поспешно стала искать швейные принадлежности. Иголки и булавки нашлись тут же, но желтые шелковые нитки, к огорчению девочки, закончились – недавно она «извела» последнюю катушку и еще не купила новых. А главная беда была в том, что такие нитки продавались только в одном магазине, а он находился совсем в другой стороне, чем студия танцев «Солнечные часы», и довольно далеко.
Поспешно упаковав в пакет платье и шкатулку с косметикой (накраситься Роксана решила уже перед выступлением), девочка почти бегом «вылетела» из квартиры, «пулей» спустилась по лестнице и побежала в сторону магазинчика, где можно было купить нитки.
На полдороге через парк Роксана выдохлась и поневоле перешла на шаг. Присев на ближайшую скамейку, чтобы отдышаться, она грустно посмотрела на свой пакет. Вспомнила вчерашний диалог из вечернего фильма и вздохнула. «Интересно, а у меня есть ангел-хранитель?» – подумала она – «Хотя не похоже. Столько неприятностей… теперь вот еще дырка эта на платье! Вряд ли успею купить нитки и зашить, еще так далеко идти…»
Роксана, покачивая пакетом, рассеянно смотрела по сторонам, и вдруг увидела неподалеку знакомое лицо. Мальчишка целеустремленно топал через парк, держа что-то в руке. Роксана прищурилась, но не сумела разглядеть с такого расстояния, что он держит.
— Эй! – крикнула она, приподнимаясь. Мальчишка завертел головой, наконец заметил ее (Рокси помахала ему рукой) и вприпрыжку подбежал к скамейке.
— Ну привет, горе-ездок – улыбнулась Роксана
— Здрасьте – ответил Сережка вежливо — как ваша нога?
— Можно на «ты». Лучше уже.. а что это у тебя?
— Да так.. – Сережка помахал тоненькой книгой – выкинуть хотел..
— Ну-ка дай сюда! – Роксана выхватила у мальчишки книгу и укоризненно посмотрела на него – книги выкидываешь… и не стыдно?
— Да там ничего интересного, даже картинок нет!
— Это не критерий! – Роксана очень любила читать, и выкинуть книгу – любую книгу – ей казалось почти преступлением.
— Бери – пожал плечами мальчик – только на кой она, в ней нет ничего…
— Эх ты… – Рокси покачала головой и сунула книгу в свой пакет.
— Ну я пошел?
— Ага.. – Роксана посмотрела на свои наручные часики и вскочила – ой, блин… теперь точно никуда не успею!
— А что случилось? – поинтересовался Сережка. Роксана молча вытащила платье из пакета, развернула и показала ему.
— А зашить?.. – удивился мальчик
— Ниток нет – Рокси от отчаяния сжала руки в кулаки – а магазин далеко!
— Там нитки есть? – уточнил Сережка. Девочка кивнула.
— Так давай я съезжу! – предложил он – мой велик уже починили! Еле успели, правда… если бы я один его домой тащил, мастерская уже закрылась бы, пока мы пришли бы… – он махнул рукой в сторону дерева неподалеку, Рокси оглянулась и увидела, что там стоит его велосипед.
Не смея верить своему счастью, она протянула мальчишке 50 рублей и объяснила, какие именно нитки ей нужны. Сережка сел на велосипед.
— За десять минут обернусь! – пообещал он. Роксана кивнула, и он умчался, оставляя за собой клубы пыли.

7

Девочка порылась в пакете и, сердито фыркнув (надо же додуматься – выкинуть литературу!), достала из пакета книгу. Она оказалась совсем тоненькой, в светло-голубой («Моего любимого цвета» — подумала Рокси) обложке, на которой крупными буквами было напечатано «НАЙТИ СЕБЯ», а ниже более мелкая строчка — «горизонты твоей жизни». Роксана с большим интересом открыла книгу и прочла крупно напечатанную строку на первой странице:

Добро и зло едины лишь в том,что в конце концов всегда возвращаются к сделавшему их человеку

«Правильно сказано. Как аукнется…» — подумала Роксана рассеянно, посмотрела на часы и перевернула страницу. На ней ничего не было. Роксана перелистала книгу, но больше ничего не обнаружила – все остальные ее страницы были пусты. Не было даже номеров страниц – только белая чистая бумага. «Странно» — подумала Рокси растерянно. Тут послышался шум и скрежет, и Сережка резко затормозил возле скамейки, чуть не врезавшись в нее на велосипеде…
— Осторожнее, горе-наездник! – сердито крикнула Роксана, отскакивая в сторону. Мальчишка насупился.
— Я торопился – пробормотал он – вот, держи.
— Спасибо – Роксана взяла нитки и с облегчением вздохнула. – теперь все успею, я хорошо шью, а дырку зашить – это пустяк!
— Ой, смотри! – воскликнул мальчишка, показывая на что-то пальцем. Девочка подняла голову и увидела неподалеку на ограде парка большого белого голубя. Он внимательно смотрел на них.
— Здоровущий какой… – удивился Сережка – не меньше кошки, наверное!
— Глаза какие необычные… – сказала Рокси, вглядываясь в птицу, но тут голубь расправил крылья и взлетел. Дети молча смотрели, как он исчезает в вышине (перья на его крыльях снизу, казалось «переливались» нежным сиренево-голубым цветом), пока Рокси не спохватилась, что у нее дела. Сережка одобрительно смотрел, как она достает из своей шкатулки иголку, вдевает нитку и раскладывает платье на коленях.
— Прямо здесь будешь шить? – спросил он
— Ага – кивнула Роксана – домой не буду возвращаться, а то не успею уже. Спасибо, Сережка. Пока.
— Ага… пока.
Роксана сосредоточенно занялась платьем, а «горе-наездник» оседлал велосипед и быстро скрылся из виду.

8

Держа в одной руке большую яркую коробку конфет, а в другой – замечательного плюшевого кролика (он был весь белый, только носик розового цвета, и очень пушистый), Роксана шла по аллее. Уже вечерело, на улице никого не было, только в ветвях деревьев пели птицы. Вдруг она увидела на скамейке девушку лет 20-22, очень красивую, с длинными, черными, как крыло ворона, волосами и яркими зелеными глазами, в белом нарядном жакете, бежевой юбочке и кремовых туфельках на каблучках. Девушка тихо плакала, вытирая слезы маленьким кружевным платочком.
Роксана остановилась и долго смотрела на нее, потом нерешительно подошла и уселась на краешек скамейки. Девушка не замечала ее. Роксана тихонько кашлянула. Девушка посмотрела на нее, подняла со скамейки стоящую рядом сумочку и встала.
— Подождите – решилась Рокси – почему вы плачете?
Девушка села обратно и грустно посмотрела на Роксану.
— Вряд ли ты поймешь – сказала она.
— А все-таки?..
— Я поссорилась с… одним человеком – мрачно сказала девушка – сильно поссорилась. А ведь сегодня к тому же… сегодня мой День Рождения.
— Он вас не поздравил? – тихо спросила Рокси
Девушка усмехнулась.
— Если бы все было так просто… да, он ничего мне подарил, не успел… но дело не в этом.
Роксана молчала. Девушка тоже. Наконец она поднялась и, рывком подняв сумочку, быстро зашагала по дорожке. Роксана смотрела ей вслед, потом, внезапно решившись, догнала девушку и сунула ей в руки коробку с конфетами.
— Возьмите! – сказала она – у вас сегодня праздник, а вы плачете…
Девушка удивленно смотрела на нее. Роксана покраснела и неловко вложила ей в руки еще и плюшевого кролика.
— Возьмите их, пожалуйста! – сказала она – сегодня я выступала в танцевальном коллективе на конкурсе, мы заняли второе место из трех, и эти призы… – спохватившись, что болтает много ненужного, Рокси «стушевалась» и умолкла.
— Не стОит – девушка попыталась вернуть игрушку с коробкой обратно, но.Роксана спрятала руки за спину и покачала головой.
— Ну какой же День Рождения без подарков?.. – сказала она тихо.
Девушка посмотрела на коробку, на плюшевую игрушку, потом перевела взгляд на девочку, которая стояла рядом, с отчаянием глядя на нее снизу вверх, и улыбнулась.
— Спасибо – сказала она – ты очень добрая девочка. Оставайся такой.
Девушка погладила Рокси по голове, поправила сумочку на своем плече и, осторожно держа в руке коробку, на которой «восседал» маленький плюшевый кролик, быстро зашагала вперед. Роксана смотрела ей вслед, пока она не скрылась из виду.
Вздохнув, она повернулась, чтобы идти домой, и внезапно запнулась о камень. Книжка выпала из пакета и шлепнулась на землю. Потирая ногу, девочка нагнулась поднять ее и прочла на страницах, на которых открылась книга при падении:

Не жалей делать добро, еще меньше жалей о сделанном добре…

9

Уже наступил вечер, когда Роксана вернулась домой. Скинув с ног надоевшие за день кроссовки, она с наслаждением сунула ноги в свои любимые тапки-«щенята», бросила пакет на диван и устало опустилась рядом. «Хорошее выступление сегодня получилось, удачное – промелькнуло в ее голове – у меня все получалось даже лучше, чем на репетициях. Только моей мамы там не было… а свои призы я ей даже показать не смогу теперь…» Роксана вздохнула, рассеянно перелистала книжку, которая валялась рядом с ней («Опять из пакета выпала» — мельком подумала Рокси). На предпоследней странице обнаружилась крупная надпись:

Важно то, что было, каждая минута счастья, особенно подаренного тобой.

Хмыкнув, Роксана еще раз пролистала книгу, но все остальные страницы были пусты. «Странно» — удивилась девочка, но почти тут же забыла о книге – все ее мысли сейчас занимало то, что мама никогда не была на ее выступлениях и репетициях и никогда не видела, как хорошо танцует Рокси.
С грустью размышляя о сегодняшнем дне, Роксана разогрела себе рыбный суп, рассеянно поела, почти не замечая вкуса, и включила телевизор. Он тихонько «загудел», включаясь, экран засветился. Роксана устроилась на диване поудобнее, подложила под голову подушку, и тут погас свет. Она немножко подождала, но все оставалось без изменений.
— Блин! – Роксана расстроенно швырнула подушку в угол дивана и рывком села – ну что за день такой, даже телевизор не посмотришь!
Она вышла во двор и, задрав голову, оглядела многоэтажку. Все окна, кроме окон ее квартиры, светились, как и положено по вечерам. Роксана потопталась на месте, думая, как провести вечер. Возвращаться в пустую квартиру ей не хотелось.
Окна зданий светились ровным теплым светом. За каждым окном была своя жизнь, свой маленький мирок. Кое-где в окнах мелькали люди, и Роксана почувствовала себя одиноко. Днем ей было не до того – сначала она нервничала из-за платья, потом нужно было торопиться в студию, наконец выступление, на которое ушло немало сил, потом девушка в парке, которую действительно было жалко… а сейчас все это напряжение разом «схлынуло». Роксане стало грустно, и она внезапно ощутила в душе странную пустоту.
Немного подумав, она поднялась в квартиру, положила в пакет несколько чистых листов, пачку перевязанных резиночкой ручек и карандашей, причесалась, надела джинсы, накинула на плечи свою любимую вязаную кофточку синего цвета, обула кроссовки и уже собиралась выйти из квартиры, когда заметила лежащую на диване книжку, «отвоеванную» днем у юного «книгочея». Поколебавшись, Рокси положила в пакет и ее.

10

Девочка вышла из подъезда и остановилась, окидывая взглядом двор. Большой белый голубь пролетел мимо нее и скрылся в ветвях деревьев. «Хорошо бы сейчас посидеть на какой-нибудь крыше – подумала Роксана, провожая его взглядом – какая-нибудь большая плоская крыша многоэтажки высоко над городом…»
Раздумывая, где можно найти поблизости такую крышу, Рокси вытащила «горизонты твоей жизни». «Не отключили бы свет, сейчас можно было бы отдохнуть и телевизор посмотреть — думала она — нога снова болит, о камень ушибла. И рядом никого… а мама еще нескоро приедет… Ну что за неудачный день!» Нахмурившись, Роксана листнула книгу и в самой середине обнаружила замысловатую строку:

Она шла сквозь туманы, не зная, что идет по облакам.

— Ну конечно, сплошные «облака» у меня сегодня! – Роксана сердито захлопнула книжку и сунула ее обратно в пакет.
— Эй, Роксана! – раздалось рядом. Рокси подняла голову и увидела сегодняшнего «горе-наездника». Мальчишка, весело улыбаясь, стоял неподалеку. Увидев, что его заметили, он подошел поближе.
— Привет, Сереж. – устало откликнулась Роксана – ты почему тут так поздно?
— Домой шел, я в бассейн хожу… а ты?
— А я отдыхала, и тут свет выключили.. даже телевизор не посмотришь.. слушай! А ты не знаешь поблизости многоэтажку с большой открытой крышей?
— Знаю – ничуть не удивился мальчик – вон в ту сторону, потом у светофора налево, минут через пять у старого магазина повернешь направо – и увидишь большой 10-этажный дом, такой желто-серый.
— Спасибо.
Роксана помахала мальчику и направилась в указанном направлении.

11

Поднявшись наконец по лесенке многоэтажки на крышу и отдышавшись, Роксана огляделась с приятным удивлением. Все здесь было именно так, как ей хотелось. Большая плоская открытая крыша, а на ней деревянная скамеечка.
Роксана подошла к краю крыши, и от открывшейся красоты у нее перехватило дыхание. Словно большой купол, вверху раскинулось необъятное небо. Огромный огненный круг солнца медленно клонился к закату, «уползая» за горизонт. Небо уже окрасилось в тёмные цвета, плавно переходящие в багровый, затем в красный, тёмно-оранжевый, желтый… облака самых различных оттенков – от ослепительно белого и малинового до голубого и нежно-розового – плавали в небе, словно большие пушистые подушки. Внимательно приглядевшись, в небе можно было заметить уже заметный «серп» молодого месяца. Упоительный свежий воздух наполнялся вечерней прохладой.
«Наверное, есть много вещей, на которые человек может смотреть бесконечно. Но совершенно точно, что одна из них — закат!» — думала Роксана, глядя на удивительную красоту, открывшуюся ее взору.

Пылающий в небе закат освещал крышу, словно огромный костер. Рокси села на скамейку, достала чистые листки и карандаши с ручками, но так и не начала рисовать – карандаш в ее руке «застыл» над бумагой, а девочка глядела вдаль, совсем забыв про рисунки. Закат был прекрасен, но в душе девочки вместе в восторгом он снова пробудил ту пустоту, что она ощутила недавно, когда стояла у своего дома и смотрела на светящиеся окна.
— Я хочу, что кто-то был рядом – тихо прошептала она – кто-то, с кем можно «разделить» этот прекрасный закат… кто смог бы почувствовать то, что чувствую я…
Оставив листы на скамейке, девочка подошла к краю крыши и несколько минут стояла, раскинув руки и закрыв глаза. Дул ветер, и ей казалось, что она стоит на высокой горной вершине. «А еще я хочу улететь куда-то далеко-далеко – думала она – улететь вместе с кем-то…»
Рокси вернулась на скамейку и вновь склонилась над листком. Карандаш «забегал» по бумаге, но через минуту Роксана порвала начатый рисунок. «Не то! Совсем не то! – думала она – тот, кто смог бы меня понять и почувствовать… как он мог бы выглядеть?» Она взяла другой лист, но через пять минут отшвырнула карандаш.
— Бессмысленно! – воскликнула она, с отчаянием разрывая листок пополам – я не могу нарисовать его!
Роксана устало закрыла лицо руками, и чуть слышный всхлип вырвался из ее груди. Что-то с мягким стуком упало рядом с ней. Девочка посмотрела вниз. Книжка, отобранная у «книгочея» Сережки, валялась у ее ног, непонятно как опять вывалившись из пакета. Вздохнув, Рокси подняла ее, открыла на первой попавшейся странице и прочла:

Ночь темнее всего перед рассветом.

Роксана молча сунула книгу обратно в пакет, поставила его возле скамейки и взяла новый лист, решив нарисовать что-нибудь другое. Снова усевшись на скамейку, он выпрямилась и вдруг увидела, что на некотором расстоянии от нее сидит большой ярко-белый голубь. Он внимательно смотрел на девочку, и его необычный, похожий на человеческий взгляд, казалось, проникал в ее душу. Роксана так и «застыла», боясь спугнуть его. Осторожно, стараясь не делать резких движений, она взяла карандаш и, поглядывая на голубя, начала рисовать.

12

Последний штрих карандаша – и вот рисунок закончен. Роксана подняла его перед собой, чтобы получше рассмотреть, что у нее получилось, потом, прищурившись, посмотрела поверх листка на голубя – получилось замечательно и очень похоже, несмотря на то, что она нарисовала голубя в черно-белом виде. Он глядел на нее с рисунка, как живой, и взгляд его был таким же внимательным и проникающим, как у птицы, сидевшей перед ней на крыше.
Улыбнувшись, девочка взяла цветной карандаш, и вдруг услышала:
— Привет!
Вздрогнув, Рокси огляделась по сторонам, но на крыше больше никого не было. Она уставилась на голубя. Птица расправила крылья и сделала шажок в ее сторону.
— Не бойся, Роксана. – сказала она мягким, успокаивающим и почему-то чуть знакомым девочке голосом.
Рокси уставилась на голубя широко открытыми глазами, крепко сжимая в руке листок с рисунком и от волнения начиная его комкать.
— Не надо его портить – мягко сказал голубь (Роксана тут же разгладила лист) – ты ведь меня рисовала, да?
— Да…
— Можно посмотреть?
— Да, конечно…
Голубь взлетел на спинку скамейки и посмотрел поверх плеча девочки на ее рисунок.
— Мне нравится – сказал он весело – его даже не надо раскрашивать. Оставь как есть.
Роксане, мысли которой то и дело возвращались к маме, выступлению и желанию улететь, уже не казалось таким необычным разговаривать с птицей. Взмахнув крыльями, голубь опустился рядом с ней на скамейку, и теперь они разговаривали, глядя друг на друга.
— У тебя был тяжелый день? Я видел, как ты почти плакала.
— Да – вздохнула девочка – я так хотела, чтобы моя мама увидела, как я танцую. Днем у меня порвалось платье для выступления, я ушибла ногу…
— А почему ты пришла на эту крышу?
— Мне было… – Рокси запнулась
— Одиноко – тихо закончил фразу голубь. Роксана кивнула.
– Знаешь – продолжал он — положительную сторону найти гораздо тяжелее, чем негативную. Но гораздо приятнее. Вот, например… – голубь лукаво посмотрел на девочку – сегодня ты подарила незнакомой девушке свои призы за второе место на конкурсе.
— Да…
— Скажу тебе по секрету… – голубь вспорхнул на спинку скамьи и склонился к уху Роксаны – она помирилась со своим другом. Он увидел у нее в руках то, что ты подарила, и решил поговорить с ней. Так что… – голубь весело щелкнул клювом – вместо того, чтобы дуться друг на друга, они помирились. Благодаря тебе.
— Как здорово… – лицо Роксаны расплылось в улыбке
— Скажи – голубь взмахнул крыльями, взлетел и снова опустился на скамейку – тебе понравился сегодняшний закат?
— Да, очень! – мечтательно воскликнула девочка – эти облака, это небо, солнце… – она замолчала, не в силах передать словами свой восторг. Голубь внимательно смотрел на нее.
— А летать тебе хотелось бы? – спросил он
— Конечно! – горячо воскликнула Рокси – но… а откуда ты все это знаешь? – она удивленно посмотрела на птицу. Голубь улыбнулся.
— Тогда летим – сказал он. Рокси ошеломленно молчала.
— Но я же не птица – сказала она наконец – я…
— Если ты не видишь свои крылья, это не значит, что их у тебя нет – сказал голубь загадочно – пойдем. Уверяю, у тебя получится.
Рокси молчала.
— Я знаю, у тебя был тяжелый день. И вчера тоже нелегкий. Жизнь не всегда приятна, и порой больно бьет нас. Но… открою тебе еще один секрет… — сказал голубь шепотом – Никакие раны, даже самые глубокие, не могут сравниться с красотой и силой человеческой души.
— Думаешь, я…
— А ты попробуй.
Голубь взлетел и закружился в воздухе. Перья на его крыльях снизу «переливались» сиреневым и голубым цветами.
— Давай, Рокси – сказал он ласково – не бойся. Я с тобой, и уверяю тебя – сегодня ты действительно взлетишь.
Роксана встала со скамейки. Голубь был рядом, и это придавало силы и уверенность. Глубоко вздохнув, Роксана вытянула руки вверх, закрыла глаза и всем телом, всей душой и мыслями потянулась вверх, к этому вечному небу, к его просторам, бесконечности и свободе.
Встав на цыпочки, она изо всех сил, отчаянно стремилась полететь и вдруг почувствовала, как ее ноги отрываются от крыши. В следующий миг она открыла глаза и внезапно с безумным восторгом осознала, что висит в воздухе. Роксана рассмеялась, и ее звонкий, радостный, искренний смех серебряным колокольчиком разнесся над крышей. Вытянув руки вперед, словно плыла, она подлетела к голубю и от радости несколько раз перевернулась в воздухе.
Голубь молча и серьезно смотрел на нее. Потом подлетел к девочке, дотронулся до ее рук кончиками крыльев и тихо сказал:
— Ты молодец.
Роксане, которую по-прежнему переполнял восторг и искренняя, чистая радость, показалось, что ее к ее пальцам прикасаются человеческие руки, но тут голубь отпустил ее и весело сказал:
— А теперь летим!

13

Всю ночь Роксана в упоении летала над городом, то взмывая к самым облакам, то опускаясь вниз. Голубь не оставлял ее, все время держался рядом. Они почти не разговаривали, но это совсем не тяготило и не напрягало ни девочку, ни необычную птицу. Порой они переглядывались, улыбаясь друг другу или собственным мыслям, и взгляд Роксаны лучше любых слов выражал ее чувства.
«Мне не было бы так хорошо тут в одиночестве» — думала Рокси, паря в ночном небе, словно птица. Она не смотрела сейчас на голубя, но ощущала, что он рядом, и это радовало и согревало ее. Она оглянулась. Голубь, словно мысли ее прочитал, улыбнулся и посмотрел ей в глаза. Рокси перевела взгляд и заметила у него необычную отметину – словно маленькая розовая звездочка опустилась на птичье крыло…
…Когда они опустились на крышу многоэтажки, уже занимался рассвет. Алая заря потихоньку разгоралась в небе, первые солнечные лучики сонно выглядывали из-за горизонта, освещая спящий город.
Роксана робко протянула руку, и птица села на ее ладонь.
— Спасибо – прошептала она и, поддавшись внезапному порыву, прижала птицу к груди. Голубь обнял ее крыльями, и некоторое время они стояли молча. «Как будто я обнимаю человека…» — показалось девочке. Наконец голубь взлетел и повис перед ней в воздухе, взмахивая крыльями. Роксана смотрела на него и понимала, что, хотя она больше никогда не взлетит в небо, всё, пережитое ею в эту ночь — волшебное чувство полета и безграничной свободы, пьянящий восторг от простора и бесконечности неба, радость и тепло, которые она ощутила высоко над городом – все это останется в ее душе навсегда.
— Ты – мой ангел-хранитель? – спросила Роксана
— Все мы – хранители друг друга на этой Земле – улыбнулась птица.
Черты его, дрогнув, просветлели и, светлея, стали таять и расплываться.
— Подожди! – крикнула девочка – я еще увижу тебя?
— Помни главное – прошептал голубь — чтобы быть хранителем и защитником, совсем необязательно быть волшебным существом или обладать какими-то необычными способностями.
И, улыбнувшись, птица растаяла в воздухе.

14

Роксана села на скамейку, достала книгу, пролистала ее и на открывшихся страницах прочла:

Свободна. Совсем. Абсолютно. Безумно. Как ветер в полях, как морская волна. Лишь звезды, рассыпавшись в небе безлунном, слагают прелюдию нового дня. Свободна. Теперь. Наконец-то. Свободна. От всех, от всего, от того, чего нет. Кому-то так, видимо, было угодно… Привел. Показал. И простыл его след…

«Словно привет от друга» — подумала девочка, вслух же прошептала: «Спасибо тебе». Посидела еще немного, задумчиво глядя вдаль, потом спрятала книгу в пакет и направилась к лестнице, чтобы спуститься с крыши.
…Осторожно спустившись с последней ступеньки, Роксана несколько секунд стояла, глядя на многоэтажку и вспоминая, как поднималась вечером на эту крышу. «Что ж, пора домой» — подумала она, шагая по дороге, завернула за поворот и…

— Ты что тут делаешь? – удивилась Рокси
— Тебя подвезти? – предложил мальчик . Он стоял, опираясь на велосипед, который был прислонен к дереву и, улыбаясь, смотрел на Роксану.
— Ну что ж… – улыбнулась девочка – давай. Странно, что ты тут оказался в такую рань, но…
Она подошла к велосипеду. Сережка подождал, пока она сядет на багажник, сел на велосипед сам и осторожно покатил по дороге.
Роксана, сидя боком на багажнике и держась за сиденье велосипеда, повернулась, чтобы спросить, как Сережка оказался тут так рано, и тут ей в лицо подул ветер. «Проморгавшись», Роксана открыла глаза и увидела, что ветер задрал рукав мальчишкиной куртки. Сообразив, что ему неудобно будет вести велосипед, Рокси наклонилась вперед, чтобы поправить рукав, и «застыла», уставившись на него широко раскрытыми глазами. На сережкиной руке, словно необычный цветок, розовела маленькая родимая отметина в форме звездочки.
— Что случилось? – спросил мальчик, не оборачиваясь
— Ничего.
«Чтобы быть хранителем и защитником, совсем необязательно быть волшебным существом или обладать какими-то необычными способностями.» — звучали в ее голове прощальные слова голубя. Роксана поправила рукав сережкиной куртки и поудобнее устроившись на багажнике, задумчиво смотрела вдаль. Её волосы развевались на ветру и, подобно его дыханию, наслаждались воздухом свободы, который подарил ей в эту ночь ощущение полёта, такое незабываемое и пробуждающее желание жить…
…А велосипед, ехал все дальше и дальше, медленно растворяясь в восходящем солнце, согревающем своими тёплыми лучами всё вокруг. Всё, кроме двух человек, которые согревали друг друга теплом собственных душ, просто находясь рядом…

8 июля 2010 года

Лилия & Sound

Мне бы в небо…: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)