Дневник Лары.(часть 2)

31 декабря. Утро. Дурацкие розы…Дурацкая ссора…
…Наверху разрывается телефон. Да здравствует новый день! Потихонечку выползаю из его объятий. Застегивая пуговицы, рассматриваю спящего Майкла. Кто знает, как выглядят боги? Может именно так… Волосы разметались по подушке, длинные ресницы подрагивали, наверное, досматривает какой-то сладкий сон. Рука безвольно свесилась с дивана. Вот он чуть хмурится… Такой милый! Мое нежное и светлое божество, как я хочу, чтоб ты скорее проснулся… Мой демон, подчиняющий в одно мгновение душу и волю, способный взглядом свести с ума…Спи, мой хороший.
…Сто лет не готовила завтрак! Тем более мужчине… Пью по утрам только кофе. Я , конечно , не испытываю удовольствие от кухни, но ради ЭТОГО – уж так и быть! Звонит телефон. Ростов? Точно!
— Да, мой золотой! Ты по мне соскучился? – смеюсь в трубку.
— Хватит дрыхнуть – нас ждут великие дела! Ларка, какие планы на вечер? Только не говори, что опять исчезните – у вас это очень ловко получается! Новый Год все-таки…
— А что у тебя есть план? – сгибаюсь от хохота. – Принимаем любое предложение! В пределах разумного…Никаких снегоходов, яхт и горных лыж! Все в поле понимания забугорных гостей!
— Ой-ой-ой… А что, тогда плохо повеселились? Да ладно, не булькай… Все очень мило! Барбекю – вечеринка с фейерверком на лоне природы. Все очень демократично. На горнолыжке.
— Андрюш, ты что с ума сошел? Какая горнолыжка? А что все рестораны в городе закрыты? Я хочу Деда Мороза и Снедурочку… Да и холод такой!
— ЙЕСССС! Сама напросилась! Приглашаю к себе! Будет тебе и Дед и Снедурочка! Лихо я тебя развел? Дай ему трубку…
— Не могу, барин почивает ешшо!
— Да , ладно?! Он обычно ранняя птичка! Ну ладно – я через часок машину пришлю…
Вот зараза! Я даже взвякнуть не успела! Просчитал меня на сто шагов вперед! Ладно, я ему отмщу – и мстя моя будет страшна! Улыбаясь , спускаюсь в бассейн.
Что там соня моя? Хватит дрыхнуть – мне уже скучно! Подхожу ближе – сопит…
Снимаю пижаму и потихонечку, чтобы не плескалась вода, опускаюсь в бассейн. Обожаю воду, наверное, в той жизни точно была какой-нибудь рыбой. Наплававшись, подтягиваюсь на бортик. Картина маслом! Спустив ноги с дивана, сидит нахохлившись, пытается окончательно проснуться. Заспанный, смешной мурзик! Зацеловала бы! На всплеск воды поднимает голову. Боже, вот это улыбка! Мы достаточно долго молча смотрим друг другу в глаза. Словно пытаемся понять , правда ли то , что было вчера? Или с приходом другого дня что-то могло рассыпаться в прах…Наконец, он облизывает губы и выдыхает:
— Привет, ангел…
— Здравствуй, милый – улыбаюсь в ответ.- Пойдем, я тебя покормлю…
— Не хочу …пока… — он прикусывает нижнюю губу и прищуривается. Что- то задумал, не иначе! – Иди ко мне…
— Нет уж, лучше вы к нам…
Медленно и чуть покачиваясь, подходит ко мне , и садится на корточки.
— Ой, а помпоны голенькие! Заманчивое предложение…- тихонько мурлычет, пытаясь получше меня разглядеть в воде.
— А ты очочки нацепи, солнечные, чтоб не ослепнуть -смеюсь я, и брызгаю в него водой.
Он пытается меня поймать , я цепляюсь за пижаму и он, особо не сопротивляясь , с хохотом падает в воду.
— Лара, что ты творишь! – выныривая. продолжает хихикать своим неподражаемым детским смехом.
— Шалю! – отталкиваюсь от него и пытаюсь удрать подальше.
Мы , как дети, барахтались в воде. Топили друг друга и играли в догонялки. Я быстренько вытряхнула его из мокрой одежды, хотя сделать это было не просто, сопротивлялся до последнего! Мы целовались , как сумасшедшие, ласкали друг друга, будто изучали каждый изгиб тела…Мы были свободны в своей наготе…И мы были одни! Хотя бы на это время мы были ограждены от всех условностей! Голова кружилась от его губ и глаз… В конце концов, нахлебавшись воды и набесившись вдоволь, медленно ползем к лестнице…
… Принимаю поздравления с наступающим… Телефон скоро лопнет! Сижу на столешнице кухонного гарнитура. «И вас также…Здоровья и успехов…Удачи и всех благ…» . Он тихонько смеется, закрывая ладонью лицо. С плохо сделанной укоризной в глазах, пытается дать мне понять, что я плохая… Волосы так и не высушил, футболка вся мокрая! Он уже позавтракал, ему скучно…Начинает корчить уморительные рожицы, чтобы меня рассмешить… А у меня очень важный банкир! Чтобы не расхохотаться окончательно, спрыгиваю с места и убегаю в каминный зал. Быстро закругляюсь «С новым счастьем и благосостоянием». Так, пора вырубать телефон – иначе ВСЕ! Шлепает за мной … Вдруг, замечает огромный букет белых роз, стоящий в «живописном» ведре. По лицу пробегает тень, улыбка мгновенно слетает с губ. Он вопросительно смотрит на меня, но молчит. И я молчу… А саму просто раздирает хохот! «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?». Наконец, не выдерживает. Чувствуется, что просто переступает через себя. Нервно облизывает губы, делает глубокий вдох и …
— Это от Ростова?
Все, меня можно уносить! Я разражаюсь таким хохотом, что съезжаю по стене на пол.
— Лара, я что то сказал смешное? – его тон так резок, что быстро отрезвляет меня. Я удивленно поднимаю на него глаза. Вот это взгляд! Мурзик, а ты и вправду разозлился!!! Тэкс, меняем тактику…
— Майкл, ты с ума сошел, ну какой Ростов? Мы знаем друг друга тысячу лет! Он просто старший товарищ, неглупый и чуткий…- пытаюсь вырулить ситуацию с «минимальными потерями».
Он обрывает меня на полуслове.
-Лара, он любит тебя! Я это понял еще на выставке… — тон чуть смягчился. Он садится рядом на пол.
Дааа, ну Исмаил, ну «удружил» ты со своими розами! Какое интересное утро! Сколько открытий! Так, Лара , дышим глубже, считаем до десяти… По сравнению с тем, что твой сексуальный партнер последних дней – Майкл Джексон… Любовь старого друга – это просто недоразумение! Пытаюсь поймать его взгляд.
— Слушай, я не знаю, что вы там себе напридумали , вместе с Ростовым. Я не собираюсь перед тобой в чем- то оправдываться – это глупо и нелепо! Я хочу сказать только одно – это цветы НЕ от него! Я закрываю эту тему и больше попрошу к ней не возвращаться! – пытаюсь сдерживать эмоции и не сорваться на крик. Резко встаю с пола и иду на кухню. Похоже он слегка шокирован моей реакцией. Слышу вслед тихий детский голос:
-Лара… А от кого? У тебя есть кто-то?
— А что, после трех дней головокружительного секса, это что-то меняет?- бросаю ему через плечо.
Я действительно была огорчена. Как- то тупо все получилось! В голове просто каша – Ростов со своими светлыми чувствами, Майкл с абсолютно дурацкой ревностью…Я , конечно, не строю абсолютно никаких дальнейших планов, относительно этого парня – но и начало не обнадеживает! Варю себе кофе. Так, надо успокоиться. Иначе весь Новый год полетит ко всем чертям! Вспомнить бы, что я загадывала в прошлом году… Опять забираюсь на столешницу. Что за дурацкая привычка сидеть на столе или здесь! Машенька, не меньше… Высоко сижу — далеко гляжу!
Он тихонечко входит на кухню, прислоняется к косяку. Не обращаю внимания. Он проходит , садится на стул и, вытягивая ноги, скрещивает руки на груди.
— Лара, можно вопрос? – почти шепотом.
— Конечно! – в тон ему.
-А у тебя когда Новый Год? – он начинает хихикать, закрывая ладонями лицо.
— В смысле? – недоумеваю я , но от его мышиного смеха тоже начинаю улыбаться.
— Лара, елкаааа… Она такая беееедная… — у него начинается истерика. Скрючившись на стуле, он хохочет звонко и заливисто. Что- то пытается мне сказать, но я ничего не понимаю. Начинаю хохотать над ним. Что ему далась моя елка?
— Девочка моя, а когда ты ее собираешься украшать? Завтра? Думаю, Санта остолбенеет, увидев твое Рождественское дерево!!!! – выпалив эту фразу, он опять проваливается в хохот. Вытирает слезы ладонями, пытается отдышаться.
Блииин! Я совсем про нее забыла, про мою елку! Судорожно соображаю, чем бы ее по –быстренькому «закидать». Даже не заметила, как он подошел ко мне. Раздвигает мои колени, встает между ними. Нежно берет лицо в ладони, пристально смотрит в глаза. Его ресницы влажные от слез, прядь еще до конца не высохших волос, небрежно свесилась на лоб. Он целует меня в уголок губ, будто извиняясь. Прижимает к себе. Его сердце, кажется, сейчас выскочит из груди! И когда я уже была готова его простить за ту дурацкую ревность, когда я совсем «растаяла» в его руках, я слышу его голос:
— Ангел, чьи это цветы?
Меня словно подбрасывает в воздух. Я с силой отталкиваю его от себя и спрыгиваю на пол.
— Ты что – больной? В твоем понятии мужчина, подаривший женщине цветы, автоматически попадает в список ее любовников? Мне жаль, если твои девушки были именно такими! Дешево! Кто дал тебе право меня ревновать? Мы знакомы три дня, по любому этикету – это очень малый срок, для объявления в собственность! А цветы — от Исмаила!!!! Он поздравил меня с Новым Годом! А теперь можешь закатывать очередную истерику или проваливать ко всем чертям ! — резко разворачиваюсь и лечу по лестнице в свою комнату. Да кто он такой? Это что за цирк! Мечусь по спальне, пытаясь найти спрятанные сигареты. Бросила курить, нечего сказать! Нашла…Выхожу на балкон…Жадно затягиваюсь…Все, хватит, вечером улетаю в Москву! Когда там последний рейс? Встречу праздник в самолете! Да супер! Завожу сама себя…
 Через какое – то время, тихий стук в дверь.
— Можно? – он полностью одет, собрался уезжать. Да и пусть катится ко всем чертям! Не велика потеря! Аааа, чуть не забыла. Достаю из пакета, купленный для него подарок – шапку со смешными помпонами. Подхожу к нему.
— Поздравляю тебя , с наступающим! А это , чтоб мозги не расползлись, когда будешь всякую чушь думать! – и с этими словами одеваю ее ему на голову. Он пытается меня поймать и прижать к себе. Выворачиваюсь.
— Пока! За тобой машина приехала…
— Лара, ты отвратительно себя ведешь! – с укором в голосе обращается ко мне.
— О! Зато ты великолепен!
— Ты поедешь сегодня куда -нибудь? Мы увидимся до вечера? – опять в голосе появляются капризные нотки.
— Пока не знаю, но если шапка мозги не удержит – возьми внизу ключ от дома, на тумбе. Вдруг захочется помедитировать под моей елкой! Кстати , у нее прекрасный наряд! Нынче в моде все натуральное!
Он улыбается, закусив нижнюю губу. Вздыхает и, повернувшись, уходит вниз по лестнице. Хлопает входная дверь. Падаю ничком на кровать…
Я не знаю, сколько прошло времени… Я не сплю, просто нет сил открыть глаза…. Кое-как поднимаюсь и бреду вниз. Тишина… Я , всегда так любившая тишину и одиночество, вдруг почувствовала себя маленькой девочкой. Как будто меня заперли в наказание в темном чулане. В горле стоит комок, я понимаю, что если разревусь –то будет еще хуже… Самое главное – не начать жалеть себя! Лара! А что случилось то, в конце концов?! … Я не знаю… Я ничего не знаю… Мне ПРОСТО очень плохо…Спускаюсь в бассейн, хочу с разбегу плюхнуться в воду и ни о чем не думать! … Первое , что я вижу – мокрая белоснежная пижама с королевским вензелем… Она послушно ждала своего хозяина, забытая на бортике бассейна. Мне стало так больно, как будто я задыхаюсь…Тоска разрывала мое сердце в клочья…От слез меня спасает телефонный звонок. Вдруг это он? Понял, что сделал мне больно, и звонит.
— Да.
— Алло, Ларка, ты еще дома? – звонкий голос Верочки. – Не хочешь в салончик со мной рвануть? Причесон навести, ручки-ножки сделать? Давай соображай быстрее!
— Верунь, я же завсегда готова! Ты за мной заедешь? – господи, какое счастье! Если бы не она , я не знаю, что бы со мной было… Люди! Я иду к людям! Какое счастье…
— Собирайся, красота! Я выезжаю…
Одевшись, подлетаю к выходу. Ищу ключи от дома. На тумбе их НЕТ… Мои губы расплываются в улыбке. Ну котище, я те устрою Новый Год! Беру запасные – и вылетаю за дверь…
Моя волшебная елка…
… Мы славно проводили время. Верочка старательно делала вид, что не в курсе того, что происходит между мной и Майклом. Мы болтали о всякой ерунде: о шопинге, об одноклассниках, о ее предполагаемой поездке в Париж. Верочка, милая щебетунья, слегка страдала дефицитом общения. В иное время мне хватило бы ее на полчаса. Ее бесконечный монолог был невыносим! Но сейчас я была ей искренне благодарна! Лишь бы не ехать в свой пустой дом. Периодически она с кем –то перебрасывалась смс сообщениями и при этом загадочно улыбалась. Несколько раз ей звонили и она ,извинившись, выходила чтобы ответить. Я даже не грузилась по этому поводу. Может у нее роман на стороне? Ее проблемы. После салона, кстати мне сделали обалденную прическу, решили перекусить в ресторанчике. У меня телефонный звонок -Алина.
— Как ты , коряга моя? Не скучаешь? С наступающим! Тебе не дозвонишься, с утра пытаемся!- ураган эмоций. Роднуля моя! Как я тебе рада! Жаль, что ты не рядом… Хотя, что бы это изменило, я ей и рассказать то толком ничего не могу.
— Привет, бусинка моя! И тебя с наступающим ,– голос предательски дрогнул. На том конце провода повисла тишина.
— Ларочка, что с тобой? Ты плачешь? Что случилось, котенок? Я сейчас приеду!
— Нет, нет! Что ты.,- поспешно отвечаю ей.- У меня все хорошо, честное слово. Я в полном порядке! У меня всегда так перед Новым Годом, легкая почти прошлогодняя депрессия. Ты же знаешь – сама себя не пожалеешь, так кто еще позаботится?- тщетно пытаюсь перевести все в шутку.- А мы с Верунькой красоту наводим, решили всех мужиков наповал убить!
— Лар, ты правда влюбилась? Он тебя обидел? – тревога в голосе подруги была такой искренней, что у меня защемило сердце.
— Манюнь, у меня все хорошо. Не волнуйся! Этот нюанс в моей жизни, думаю, еще не произошел…Как только – так сразу! Ты узнаешь первая.
— Дело ясное, что дело темное. Ладно, раз у тебя все в ПОРЯДКЕ, как ты говоришь, значит мы приедем второго. Хорошо? А , да! Позвони Светлане Сергеевне – пусть приберет в доме,- достаточно спокойным тоном заканчивает разговор подруга.
Верочка очень внимательно меня рассматривает. Если она сейчас что-то спросит, чувствую, что могу сорваться. Слезы стоят очень близко.
— Извини,- обращаюсь к ней,- я только Светлане Сергеевне позвоню, чтобы пришла прибрать в доме.
Верочка вдруг меняется в лице. Становится какой-то испуганной.
— Лар, да зачем? Люди к празднику готовятся, салаты строгают! Что у тебя там ,бардак несусветный? Тем более, что сегодня у нас будешь! Да хорош ерундой заниматься – дай покой людям!
Я пристально смотрю ей в глаза и пытаюсь понять, что происходит. Странно это…У нее звонит телефон. Она снимает трубку, слушает с улыбкой и передает его мне:
— Андрей – тебя хочет!
— Ларка, привет! Слушай, что звоню… Помнишь, года три назад, ты Снедурочкой зажигала ? В милейшем костюмчике? Слабо повторить? Ну, давай! Такой кураж-бомбей устроим! Я его нашел, он у нас оказывается! Может заедешь на полчасика к нам, быстро что-нибудь сообразим! Я твой бессменный Дед!
Меня начинает колотить от предвкушения куража! Да! Это то – что надо! Йесс! Пытаюсь держать себя в руках, чтобы не развизжаться от эмоций…
— Слушай, а может ты ко мне? – мне как -то не очень хочется на «вражескую территорию».
— Лара, приезжай к нам. Его нет, он уехал и уже давно. Умчался со всей свитой, не докладывая.
— Едем!…
…Вот это то, что надо! Примеряю костюм и кружусь перед зеркалом. Мне его сшила приятельница, костюмер из театра. Я тогда решила сделать всем сюрприз – и он удался на славу! Новогодние проститутки умерли бы от зависти , глянув на эту роскошь! Суперкороткое платьице, отороченное белым лебяжьим пухом. Шапочка, расшитая жемчугом и пайетками. Завершали все белые ботфорты на огромной платформе. Осталось найти в срочном порядке белые чулки. Вроде магазины еще открыты. Короче, держись мурзик! Ты будешь умирать от желания…Будешь хотеть меня так, что твоему мозгу не поможет не одна шапочка с помпончиками…Ты будешь готов взорваться от одного моего прикосновения… а я посмотрю, спасти тебя или нет…Теперь я буду твоим демоном! Игра началась…

Вызываю такси и еду домой. Рядом , на сиденье, шуршит пакет с новогодним костюмом. Настроение зашкаливает! Мое самое любимое состояние — КУРАЖ! Кажется , что нет ничего невозможного! Улыбаюсь от счастья…
… Я не узнаю свой дом! По террасе первого этажа искрятся и переливаются огоньки гирлянд. В окнах – непонятный, приглушенно-мерцающий свет. Меня бросает в жар и тут же окатывает холодом. Майкл! …
Тихонечко, стараясь не хлопнуть дверью, захожу в дом. Господи, как красиво! Мне кажется, что я попала в сказку или чудесный сон…На полу выложена дорожка из зажженных свечей, кругом разбросаны лепестки роз. Я снимаю обувь и на цыпочках крадусь в каминный зал. В темноте дома маленькие свечи горят безумно ярко! Их язычки пламени дрожат, когда я прохожу мимо. И вот я в зале… От восхищения и красоты не могу двинуться с места. Сердце колотится где-то в горле! Мне кажется , что его грохот раздается по всему дому… Свечи…Кругом горели свечи! Свет их пламени отражался в зеркалах, стеклах, в мраморной отделке камина… Казалось , что зал утопает в оранжевом цвете…Елка! Моя «бедная» елка… Она была великолепна! Ее пушистые, разлапистые ветки украшали…цветки орхидей! Роскошных, безумно нежных орхидей… Серпантин, изумрудного цвета, будто играя, оплетал своими лентами всю эту красоту. Я боялась двинуться с места! Мне казалось, что даже если я только моргну – все это исчезнет…
— Тебе нравится? – слышу позади себя тихий голос Майкла.
— Я счастлива…Это великолепно и похоже на сказку… — почти шепотом отвечаю я.
Он неслышно подходит со спины и обнимает меня. Нежно целует в макушку и шепчет на ухо :
— Прости меня, ангел… Давай больше не будем ссориться…
Я прижимаюсь затылком к его груди. Мне так хорошо и спокойно, словно из долгого утомительного путешествия я вернулась домой. Как я соскучилась по этому голосу, по запаху, по рукам… Хочу видеть его глаза! Я не хочу играть… Я хочу отдать ему всю нежность, которую сейчас чувствую. Не хочу подчинять и быть подчиненной… Я хочу просто его любить, ласкать, гладить и упиваться его губами…Поворачиваюсь к нему лицом. Он обнимает меня за талию. В его глазах столько любви и тепла. Он с улыбкой дует мне лицо, пытаясь откинуть упавшую прядь волос. Медленно беру его за руку, не отрываясь глядя в глаза.
— Пойдем ко мне, — шепчу одними губами.
… Моя постель усыпана лепестками роз и вокруг те же волшебные свечи. У меня начинает кружиться голова от его близости, от этой красоты и от предвкушения наслаждения. Продолжаю смотреть ему в глаза. В них отблеск пламени, и от этого горький шоколад превращается в мед. Темный гречишный мед…Беру его лицо в ладони и целую сначала в уголок губ. Он слегка напряжен, будто пытается угадать , что я задумала. Ничего, мой милый… Припадаю к его губам, он отвечает на мой поцелуй. Я глажу языком его небо. Он тихонько стонет , ему нравится…Притягивает меня к себе за ягодицы. Я чувствую, как он возбужден. Поцелуи становятся все глубже и дольше. Я не могу от него оторваться, запускаю пальцы в его волосы, ласкаю его затылок и шею. Я хочу дальше…Я хочу дотронуться до его тела… С трудом, как из тяжелого сна, отрываюсь от его губ.
— Почему?…Я хочу еще… — он тянется ко мне.
— Подожди, сладкий…- легко пробегаю кончиком языка по его губам и расстегиваю первую пуговицу на белоснежной рубашке. Он хочет мне помочь, но я должна это сделать сама. Покрываю поцелуями каждый сантиметр освобожденного от ткани тела. Наконец, снимаю ее с плеч. Как он красив! Отблеск свечей освещает гладкую атласную кожу. От пупка вниз бежит темная дорожка волос. Просто пожираю его глазами и начинаю расстегивать ремень одной рукой , а второй глажу его член через брюки. Он откинул голову назад и чуть качнулся, точно на секунду потерял равновесие. Его уже ничего не держит, он свободен и в моих руках! Медленно, продолжая его ласкать , опускаюсь на колени. Помогаю ему освободиться от одежды. Снизу смотрю на него, пытаясь поймать его взгляд. Боже, сколько в его глазах покорности и желания. Его дыхание становится прерывистым. Беру его в ладонь и пробегаю языком. Как долго я об этом мечтала…Моя рука становится жестче, он пытается поймать ритм моих жадных губ, будто помогая, движением бедер. Он начинает тихо стонать, я отстраняюсь, продолжая ласкать его рукой. Пробегаю языком по темной дорожке и поднимаю взгляд. Он великолепен! Глаза подернулись поволокой, грудь тяжело вздымается. Нет…Сегодня я не буду тебя мучить…Сегодня – твой день…Поднимаюсь с колен, продолжая целовать и ласкать его тело.
— Лара…- голос хриплый от возбуждения.
Закрываю его рот губами, достаточно жестко сосу и прикусываю губы. Он начинает раздевать меня. Я ему помогаю, стараясь не разорвать поцелуй. Мне кажется , что я уже достигла точки кипения! Я так хочу его в себя… У меня нет сил…Привлекаю его на кровать. Он садиться, прижавшись спиной к изголовью. Немного помедлив, словно жду его команды, чуть поиграв с ним рукой, направляю в себя. Пытаюсь войти совсем немножко, мне страшно, что могу кончить от одного его движения …Он притягивает меня к себе, целует в шею и ,точно почувствовав мой страх, жарко шепчет:
— Пусти меня…Не бойся…
Я покорно отдаюсь в его руки. Это его день…Медленно, насколько это возможно, заполняет меня внутри. Я припадаю к его груди. Меня накрывает безумной волной нежности и счастья. Двигаюсь навстречу… Я уже не боюсь…Хочу глубже и сильнее… Но он нежен, безумно нежен. Входя до конца, он словно замирает на мгновение…А я прогибаюсь от восторга. Стараюсь увеличить темп и слышу его голос : «Доверься мне…» Еще один его вход, и меня начинает накрывать волна… Она накатывает медленно, смывая ощущения реальности происходящего…Еще одно движение бедрами навстречу друг другу…Медленное, словно во сне… Меня прошибает, будто электрическим разрядом… С губ слетает то ли всхлипывание, то ли стон…Я сжимаю его внутри в тугое кольцо…Словно судорога пробегает по его телу и он, содрогаясь, изливается в меня…
…Соскользнув , вытягиваюсь рядом, пытаясь прижаться каждой клеточкой к его горячей коже. Тело наполнено сладкой истомой. Мы точно переплелись друг с другом. Он играет моими пальцами на руке и целует в макушку. Я закрываю глаза и вдруг ясно вспоминаю, что я загадала в прошлом году… « Я хочу любви!», шептала я под бой курантов…
…Мы очень долго молчали, наблюдали, как догорают свечи. Он первый нарушает тишину.
-Лара, что происходит между нами? У тебя есть хоть какое-то объяснение? – он целует мои пальцы, легко касаясь их губами.
— А что ты хочешь от меня услышать? – я не хочу смотреть ему в глаза. Что я могу сказать? Что все это бред… Отношения , которые изначально обречены на скорый разрыв! Да, я реально смотрю на вещи и не тешу себя никакими иллюзиями! Это просто рождественские каникулы, этакий курортный роман. Я проговариваю про себя эти фразы и сердце холодеет от ужаса! Господи, что же я несу!!! Даже самой себе… Я не представляю, что будет дальше, не хочу не слышать ни думать об этом. Первый раз в жизни, я, женщина ,которая всего добилась в жизни сама, готовая пробить стену, если за ней то, что мне нужно… решаю просто плыть по течению. На все воля божья!
— Лара, ответь мне…Что это?- в его голосе столько боли. Он также , как я , мечется в неведенье. Страсть, всепоглощающая страсть! А может что-то большее?
Поднимаю голову и смотрю в его глаза. Какой же ты красивый, мой милый сказочный принц. Подтягиваюсь и целую его в щеку. Глажу пальцем ямочку на подбородке.
— Не думай ни о чем… Пусть будет все, как будет! Не нужно громких слов…Тебе хорошо со мной?- я очень стараюсь, чтоб мой голос не дрогнул.
— Девочка моя, я просто схожу с ума… Я не могу ни о чем думать… Я не могу дышать без тебя , это какое –то наваждение! – он говорит очень быстро, словно боится, что я его не захочу слушать.
— Милый, какой ты милый…Ты самый лучший… Ты моя сказка…- улыбаюсь в ответ и тянусь к его губам. Он отвечает длинным нежным поцелуем. Отрываюсь от него и встаю с кровати. Случайно взгляд падает на часы.
-Боже, Майкл, время!!! Уже одиннадцать!!! Нас сейчас сожрет славное семейство Ростовых, вместе с их гостями!!!!! Бегом, вставай! Я вниз в душ – ты в мою душевую…
Начинаю метаться по комнате. Он , ничего не понимая, хлопает глазенками.
— Заяц, тебе десять минут на все про все! – и уже сбегая вниз по лестнице, кричу ему,- Лап, не забудь погасить свечи! Внизу я справлюсь сама….

Новогодняя ночь.
…Благополучно опускаю наши сборы. Скажу одно – такого хохота и грохота мой дом, похоже, еще не видел! В последний момент я откопала в кладовке белые кружевные панталончики и успела закинуть их в пакет с костюмом. Под коротеньким платьицем стринги, это жесть! Все милый, этот день был твой… Но он кончится через час! Вваливаемся в машину! Смотрим друг на друга и лопаемся от смеха! Красавцы, нечего сказать! Мокрые волосы, я еще одной рукой успела накраситься! Беру телефон, стоявший на беззвучке. 38 пропущенных! Ничего себе, сексанули! Звоню Верочке.
— Верунь, только не ругайся! Да , мы вообще сволочи гадкие, мерзкие и дураки дурацкие! Золотой мой, ты нам задние воротца открой, пожалуйста! Нет, ты что… Мы не голые! Мы просто мокрые!!! Нет, никуда не упали, у нас все нормально!
Он, с недоумением, пытается понять о чем мы говорим. Быстро ему перевожу и под его хохот трогаюсь с места. Бросаю через плечо : «Пристегнись»….Педаль в пол!
…Как мы влетали в дом, полный гостей – это история без комментариев! Андрей, ждавший нас в гараже, просто схватил его в охапку и потащил делать из него «испанца». Майкл пытался что-то проверещать и тщетно пытался уцарапать меня за собой. Но Андрэ был тверд:
— Так! Мальчики налево – девочки направо!- и уже вталкивая Майкла в дверь, прошипел мне:- Поубиваю…обоих!!!! Вера тебя ждет в нашей спальне, давай бегом!
Чуть не снесла охранника, влетая по лестнице с пакетом в руках. Тихонько закрываю за собой дверь , пытаясь отдышаться…Верочка с мольбой в глазах, начинает свой скулеж:
— Ну, Лара… Там уже все собрались…Даже твой «любимый» мэр со своей «курицей»!
— Верунчик, не ной! Сейчас мы его сделаем, по полной программе! Он на меня еще с прошлого года слюни льет! Так я его Снедурочкой добью, к чертовой матери! – перебиваю ее, крутясь перед зеркалом и приводя себя в божеский вид. Дааа, прическа была хороша…когда-то… В голове промелькнула мысль о Майкле… Вот он запускает свои длинные пальцы мне в волосы и ,целуя в губы, перебирает их прядь за прядью.. Мне сразу стало жарко. Лара! Угомонись, сейчас увидишь свое сокровище! Делаю высокий конский хвост. Поправляю массивное колье из белого золота с бриллиантами. Мое! Chopard делал по моему эскизу. Платье, туфельки – все в порядке. Быстрее бы встретить Новый год и можно переодеваться в костюм – начну куролесить!
Когда я вошла в зал , все уже были в сборе. Ростов заканчивал представление гостям высокого худощавого «испанца». Майкл повернулся и расплылся в солнечной улыбке. Черт, вот он хорошенький с этой бородкой – «эспаньолкой»! Стильные очки в тонкой золотой оправе… А какой элегантный… МММММ! Шикарный костюм, и рукава белоснежной рубашки, слегка небрежно, выдернутые ниже рукавов пиджака. О, господи, лапа моя, веди себя тихонько! Я представляю, что бы случилось, если кто-то узнал в нем «усопшего короля». Обхахочешься! Тихонечко двигаемся навстречу друг другу.
— Я соскучился… Тут столько людей! Это надолго? – разглядывая меня с ног до головы , заговорщицки шепчет он,- Ты такая красивая… Как ты смотришь на другую вечеринку?
Поднимаю вопросительно брови?
— Так-так! Испанцы с большими членами хотят голенькими под одеяльце? ,– и подавшись к нему, выдыхаю прямо в ухо:- Потерпят!…
Он забавно заливается румянцем, смущается и потирая нос, шепчет:
— У меня … нормальный…- а в глазах просто скачут бесята!
— Бесспорно… У ВАС может быть…Но у испанца , с которым у меня был жесткий трах в машине, он огромный,- мурлычу в ответ и ,покачивая бедрами, иду здороваться с гостями.
…Обычное новогоднее застолье. «С новым счастьем! Тарам-пам-пам!» Он сидит рядом, и только мы касаемся друг друга, вздрагиваем, как от электрического разряда. Я кладу ему руку чуть выше колена и начинаю двигаться вверх. Он замирает, выпрямляется на стуле, и кажется, забывает о том, что люди еще и дышат. Продолжая разговор с супругой мэра, сидящей по другую мою руку, добираюсь до самого сокровенного. Он резко сводит ноги и зажимает мою ладонь. Я от неожиданности даже вздрогнула! Быстро поворачиваюсь …На меня уставились два огромных глаза, размером с блюдца! Делаю невинную мордашку:
— А что такое?
— Ничего – шипит он , как испуганный кот.- Перестань сейчас же, а то…
— А то что? – и, наклоняясь к его уху, — Ты меня накажешь? ОООО, как я хочу, чтобы ты меня наказал…
Он закрывает лицо руками и качая головой стонет : « Тыыы не выносииииима….Что за бес в тебе сидиииит?…» Я просто умираю от смеха!
… Часы бьют полночь. Все встают , поднимают бокалы… Я загадываю желание : «Хочу быть счастливой!»…
— Лар, у меня для тебя подарок…- он делает глоток шампанского и ставит фужер.
— У меня для тебя тоже…
— Ооо, нет… Ты уже сделала мне подарок! У меня замечательная шапка – она волшебная! – Что мозг ставит махом на место? – хихикаем друг над другом, как дети,- Предлагаю обмен подарками совершить под нашей волшебной елкой! Завтра!
— Как завтра? – стряпает милую, разочарованную физиономию, складывая бровки «домиком». Так хочу чмокнуть его в нос…
— Майкл, уже пять минут…как завтра…
— Ой, вы так мило щебечите! Надеюсь, я могу вас прервать?
Мы действительно, слегка увлеклись… Даже не заметили Юлечку, звезду местного бомонда. Моя одногодка, одержимая поиском «светлого чуйства», высокая интересная брюнетка. Она широко улыбалась, просто пожирая Майкла глазами.
-Пауло, Пауло Санчес. А это – Юлия…- представляю их друг другу.
— Можно Джулия,- она жеманно протягивает ему руку. Он, вопросительно глядя на меня, напряженно улыбается в ответ и пожимает ее, чуть наклоняя голову.
— Можешь не напрягаться, он не говорит по-русски. Только английский,- пытаюсь взглядом поставить ее на место. Бесполезно! Девушка решила переть буром.
— Что она хочет? – тихим голосом спрашивает он.
— Тебя, мой сладкий! – выкатываю, без предисловий. Он заливается румянцем, и прикрывает лицо.
— Ларочка, киска, что ты ему такое сказала? Он так смутился! Такой милый. Ну просто прелесть…Сразу видно, не наш мужлан из Россеи!- очень громко смеясь , щебечет Юленька.
— Ничего,- отвечаю елейным голоском.- Просто я сказала, что ты хочешь его трахнуть! И чем быстрее это произойдет, тем будет лучше для вас обоих!
— Ларка, ты все шутишь…- она раскатисто хохочет в ответ.
Быстро прогоняю в голове грядущие события. Вижу, как мне семафорит Ростов, стоя в дверях зала. Взглядом подзываю Верочку и шепчу ей на ухо: « Не дай Пупса в обиду». Перемигиваемся… Пора!
— Мне нужно отойти на секундочку, припудрить носик…Не скучайте тут без меня! – и обращаясь к Майклу, — Заяц, она тебя не съест, я думаю… Развлекайся! Я скоро…
Он умоляюще смотрит на меня и пытается что-то сказать. Я разворачиваюсь и ухожу.

… Мдаааа! Снедурочка хорошааа! А я неплохо выгляжу блондинкой! Надо подумать, может сменить имидж? Длинные белокурые локоны парика небрежно рассыпались по плечам и спине. Из под прямой челки, в зеркале, на меня смотрели искрящиеся зеленые глаза. Шапочку одевать не буду — и так миленько! Поворачиваюсь спиной и наклоняюсь. Пытаюсь просчитать допустимое движение корпуса вниз, чтобы не очень сильно «сверкать» бельем. Ага! Понятно…Хотя белые кружевные панталончики скрасят все это неудобство! Опускаю их чуть ниже, закрывая ажурные резинки белых чулок . Очень романтично, этакая «красная шапка» из элитного борделя. Одеваю высокие белые сапоги. Дааа, похоже я посмотрю сегодня на тебя, Майкл, очень свысока! Бедные мужики… Вот у них сейчас будет взбледнутый вид! У меня просто мурашки по телу бегают. Последний штрих – беру подводку для глаз, и рисую «стрелки». Можно начинать!
На цыпочках выхожу из комнаты и стучусь в гардеробную, там Ростов превращается в Деда Мороза.
— Заходи, давай! – слышу его приглушенный голос.
А батюшки! Ну, раскрасавец! Где – то валенки откопал раритетные, с галошами! Скрючиваюсь от смеха:
— Андрюха, я тя лю… Честно — честно! А в таком наряде ты вообще, мужчина моей мечты!
Просмеявшись, поднимаю на него глаза. Лучше бы я этого не говорила. В его взгляде такая тоска! Он грустно улыбается в ответ и тихо отвечает:
-Да, Ларка… Если бы в твоих словах была хоть капелька правды…Интересно, есть ли на свете человек, способный растопить сердце Снегурочки? – он в упор смотрит мне в глаза. И, чуть подумав, сам отвечает на свой вопрос – Хочется верить, что этот Лель сможет это сделать. Жаль, что у той сказки грустный конец! Я не хочу, чтобы ты растаяла…
У меня к горлу подкатил комок. Стало трудно дышать. Похоже, Майкл был прав – он действительно любит меня…С седьмого класса…
— Андрюш, давай не будем портить праздник ,ни себе ни другим. Видит бог, я никогда не давала тебе повода , чтобы наша дружба перешла на другие «рельсы». Ты мне очень дорог, именно как друг! Такова жизнь – сердцу не прикажешь… А Лель… Пока все очень сложно. Думаю, это просто курортный роман. И давай оставим эту тему.
— Курортный роман? – он усмехнулся.- Иди и скажи ЕМУ об этом!
— Андрей, не перегибай! Мы знакомы четыре дня! О чем можно говорить? Все. Хватит, а то ты сейчас начнешь зажигать свечи у нашей постели… Это Он с тобой делится своими переживаниями? Я была о нем лучшего мнения! – меня начинает потряхивать от гнева.
— Лара, ты что с ума сошла! Он ничего не говорил о тебе! Он молчит, все время… Но я же не слепой! Одна эта идея с украшением твоей елки… Это же надо – провернуть целую операцию по выманиванию тебя из дома. Он так расписал все роли, что грех было не сыграть. А ты бы видела, какой он приехал от тебя?! Как будто в нем что-то сломалось!
— Так! Мне надоело! Мы взрослые люди и сами разберемся! Что ты конкретно хочешь от меня? Чтобы я его не обижала? Ты о чем, Андрей???? Слушай, одевай бороду и пойдем к гостям. Разбор полетов на сегодня окончен.
Он тяжело вздыхает, поправляет бороду и шапку, берет мешок с подарками, и, подойдя ко мне вплотную, с широкой улыбкой говорит низким трубным голосом Деда Мороза:
— Ну, что внученька, пришло время влюбиться и тебе! Жаль только, что принц заморский…Пойдем повеселимся всласть, да гостей повеселим. Ну с чего начнем?
— Скотина, ты Ростов, редкостная! — колочу кулаками по его спине – С главного начинай! Здорово ребятишки, девчонки и мальчишки… Я подхвачу! АААА, чуть не забыла! Смотри петь его не заставь! А то будет конец света…Пусть лучше стишок прочитает, или вообще его лучше не трогай – целее будет! – хохочу я.
— Ага, переживаешь, за целостность организьма! – подначивает Андрей.
— Дурень старый! Я за мозг твоих гостей переживаю! И за мир во всем мире!

…Спускаемся вниз с разных сторон. Он попадает в зал сразу и начинает. А я , пройдя через зимний сад, должна буду ждать, когда гости будут звать «Снегурочка!». В темноте стараюсь не навернуться с лестницы. Экспромт полнейший со всплывающими из прошлых «новых годов» обрывками слов. Как- нибудь вырулим – не привыкать! Я осторожно спускаюсь по лестнице и вдруг слышу внизу знакомый мягкий фальцет. Ну, конечно! Где же нам еще поговорить по телефону – только здесь! Притаившись, сажусь на корточки и наблюдаю за ним в зеркало на стене. В нем отражается часть зимнего сада за углом. Засунув руку в карман и рисуя носком туфли линии на полу, он ласково разговаривал с дочерью. Точнее, говорила она, а он тщетно пытался ее успокоить и временами хихикал:
— Венди…Ну они же мальчишки!… Да, принцесса…Обязательно поговорю…Да, Пэрис..Я люблю тебя…Целую…
Похоже мальчики опять что-то затеяли! Чувствую противный укол ревности…Да, мне это слегка неприятно, да я ревную его к детям, да…это не правильно…Но я не могу с собой ничего поделать… Лара! Ты идиотка?! Ты что фату к голове уже пришурупливаешь? Тогда при этом раскладе дети – это просто ПЕСНЯ! Другое дело — весь этот бренный мир, достоянием которого является этот парень! Угомонись…
Тем временем он уже закончил разговор и засунул телефон в карман пиджака. Явно скучая, он раскачивался с пяток на носки, засунув теперь обе руки в карманы брюк. Он стоял напротив входа в зал, где шла вечеринка, и ожидал моего появления. Я понимаю, что времени у меня в обрез! Сейчас послышится «Сне-гу-роч-ка!» и мне нужно будет как-то мимо него пройти. С другой стороны, я понимаю, что ему абсолютно фиолетово появление наших сказочных героев. Поэтому мой выход никак не привлечет его внимание. Значит, это будет так… Я крадучись подхожу к нему и замираю в трех шагах от его спины. Господи, как я хочу к нему прижаться…Обнять его… Вдохнуть его запах…И засунуть свои руки в его карманы брюк…А тааам…ЛАРА! Веди себя тихонько! Я уже слегка начала жалеть, что я это все затеяла.
— Кссссссс кссссс- зову его тихо-тихо.
Он резко оборачивается. В глазах недоумение…Он не узнает меня в полумраке – свет падает только из зала… Чтобы попасть в освещение, мне нужно пройти пять – шесть шагов вперед.
— Мы знакомы? – его голос , какой-то уставший и безразличный.
— Пауло, если не ошибаюсь…- меняю голос, делая его бархатным и грудным.
Из зала слышится голос Андрея : « А давайте позовем ее. Внученька! Снегурочка! Все вместе…»
Я приближаюсь к нему близко-близко… И быстро проведя языком по его губам, выдыхаю:
-.ММММММ … Какой сладкий… Взросленький мальчик…Вкууусный…
Он ошарашено хлопает своими пушистыми ресницами, с трудом пытаясь понять, что происходит. Я стремительно влетаю в зал к гостям.
-Здравствуйте, мои золотые! Как давно я вас не видела, соскучилась по моим деткам! Как вы все выросли, похорошели!
По залу проносится ропот и аплодисменты. «Вау, вот это внучка!!! Что ж ты, старый дед, скрывал такое сокровище…Внученька, пойдем за меня замуж…» Тэкс, кто такой остроумный? АААА… Мэр – слюнявая сволочь! Иди ко мне, мой сладкий сахар, сейчас состряпаем свадебку! Вызывающей походкой подхожу к нему вплотную.
— Здравствуй Витенька! Как ты вырос за этот год! Уже сам достаешь конфеты из буфета?…
Он буквально сжирает меня взглядом, моргая масляными глазками.
— Снегурочка, выходи за меня замуж – мерзко гундит мне в лицо.
— Так я ж Снегурочка, мне замуж никак нельзя – накручивая на палец белокурый локон, игриво отвечаю этой мерзкой жабе.
— А почемууу?
— Боюсь, женилка твоя озябнет и отвалится! Ты уж как-нибудь с земными в браке живи! Тебе зачем , мальчик, сказочные? Хочешь чупа-чупс? Маленькие любят сладкое.. Дедушка, угости Витеньку леденцом волшебным, чтоб забыл про любовь к Снегурке сказочной.
Краем глаза вижу стоящего в дверях Майкла. Вот у парня бледный вид! Добиваю… Поворачиваюсь к нему спиной…и …наклоняюсь за конфетой в мешок с подарками. При этом сильно прогибаюсь в спине. С ЕГО ракурса видок отпадный! Через несколько секунд оборачиваюсь полюбоваться произведенным эффектом. Я встречаю искрящийся взгляд и прикушенную нижнюю губу на его довольном лице. Вызывающе смотрю на него и продолжаю играть свою роль. Он легко проходит мимо и тихо кидает фразу:
— Пятьсот…
Не хило, для первой ставки! Ему наперерез летит Юленька. Берет его под руку и подводит к Верочке, спасительному переводчику. Они что – то ему говорят, а он тем временем выжидающе ловит мой взгляд. Я, продолжая нести поздравительную чушь, в какой-то момент поворачиваюсь к нему. Его брови вопросительно взлетают вверх. Отрицательно качаю головой и, повернув руку ладонью вверх, даю знак о поднятии ставки. Он тут же вскидывает два пальца вверх. Ого ! Две штуки баксов за ночь! Не плоооохо… Морщу носик, я не согласна…
-Ларка, давай лотерею прогоним и все , закругляемся на хрен. В два часа цыгане приедут…- Андрей достает мешок с лотерейными «конфетами». В золотую упаковочную бумагу, в виде конфет, упакованы листочки . На них написано то, что ждет каждого в этом году. Произношу заученную сто лет назад фразу. Эта лотерея наша неизменная традиция, как ни странно – почти всегда сбывается предсказанное!
— В эту ночь, под звездным небом,
  Нагадать хочу добро.
  В этих сказочных конфетах и успех и серебро…
  И любовь, поездка к морю,
  Стройка, дача и ремонт…
  Вы тяните, разверните, ну кому как повезет.
Обхожу гостей — все вытягивают и разворачивают свои конфеты. Кто-то радостно показывает, стоящим рядом друзьям. Кто-то разочарованно комкает предсказание в руке. Я точно знаю, что плохого там ничего нет. Но каждый ждет от нового года своего! Своей удачи, своей любви, исполнения своего желания. Подхожу к Майклу. Юлечка запускает руку в мешок и, радостно хохоча разворачивает золотую обертку.
— Надеюсь, там будет принц! – язвлю, солнечно улыбаясь.
— Желательно из Испании! – также ехидно отвечает она.
После Верочки – очередь Майкла. Запустив руку в мешок, он шепчет мне в ухо:
— Пять…и прямо сейчас…
Моя очередь удивленно вскинуть брови. Хватаю его пальцы в мешке и притянув к себе шепчу:
— Ты так пахнешь…У тебя такие нежные пальцы…Не боишься, что я тебя заморооожу?
Он довольно жмурится и пытается приблизиться ко мне:
— Я хочу сейчас…
— Пауло, покажи, что тебе досталось? Ну пожалуйста. Это же не секрет? Девочки переведите, — начинаю ее тихо ненавидеть.
Майкл рассеяно отдает листок Верочке, не сводя с меня глаз. Она быстро пробегает лист глазами и хмыкнув, зачитывает:
— Тебя на прочность испытает жизнь, но черным полосам всегда конец приходит!
  И солнце выглянет, давай дружок, держись…
  И сталь закаливают – то в огонь, то в холод!
Встречаемся с ней глазами и синхронно хлопаем друг друга ладонью о ладонь — «ЙЕЕЕССС!». У него сияющая улыбка и лучистые глаза. У него все будет хорошо!
— А ты? Что ждет тебя в этом году? – Майкл в нетерпении облизывает губы.
Я достаю свою «конфету» и развернув золотую обертку, с трепетом, читаю:
«Ставь цели правильно – достигнешь в этот год
Все , что задумал, загадал, затеял !
Стремись, дружок, тебе во всем везет…»
Сердце бешено колотится в груди. Поднимаю глаза и слышу слова Верочки : «Дай Бог!»… Майкл не понимает, о чем идет речь. Я засовываю ему листочек в карман пиджака и шепчу : «Потом…»
— Пауло, прекрасное предсказание – у тебя все сбудется! – словно проснулась наша щебетунья.
— Ага,- продолжаю язвить я – дочка родится , Васей назовем… Василисой
С грохотом и песнями выливаются цыгане. А как же без них.? Все перемещаются в зимний сад и разбредаются по первому этажу. Стараясь держаться от него подальше, подхожу к лестнице наверх. Майкл стоит в углу зала ко мне лицом. Верочка и Джульетта спиной ко мне. Окидывая взглядом, понимаю, что никто меня не видит, кроме него. Ну…держись, детка! Ставлю ногу между балясинами на ступеньку. Держась за один из отполированных фигурных столбиков, начинаю медленно скользить по другому, пропуская его между ног. Прогибаюсь в спине. Запрокинутая голова назад — белые локоны парят в воздухе. Движения бедрами плавные … Я скольжу промежностью по балясине вверх — вниз, откинув корпус назад… Начинаю другой рукой ласкать свою грудь… Рука легко скользит по синему атласу…Захватываю ладонью внутреннюю часть бедра…Вызывающе смотрю на него. Стойкий парень! В его взгляде столько восхищения и желания. Он как ребенок, забывшись, посасывает кончик указательного пальца. Увидев, что я на него смотрю, он начинает медленно очерчивать пальцами свои губы, будто призывая меня вспомнить о них. Конечно, мой милый… Как я могу о них забыть… В них столько нежности, страсти, настойчивости… Они такие горячие, такие сладкие…Я чувствую что мое возбуждение достигло предела. Я хочу его! Сейчас…От желания у меня начинает кружиться голова. Ставлю ногу на пол, пытаюсь собраться. Сердце ухает вниз – он идет ко мне. Делаю шаг ему навстречу. Он притягивает меня к себе за ягодицы, я его чувствую…Боже…Какой ты огромный… Ему уже наплевать, увидит нас кто-нибудь или нет… Это уже на грани фола…
— Или ты идешь со мной или я трахну тебя на этой чертовой лестнице,- он обжигает своим дыханием мою шею. Пробегает по ней языком, слегка прикусывая мочку уха.- Идем ко мне… Пошли все к черту… Детка, я так хочу тебя…Я хочу в тебя…Ему так холодно…согрей его…
От его слов, которые он шепчет, как в бреду, пол начинает уходить из-под ног…Слышу приближающиеся шаги. Отталкиваю его от себя. По лестнице спускается переодетый Андрей. В замешательстве останавливается и, поймав на себе безумный взгляд двух пар глаз, тихо спрашивает:
— Ребята, а что случилось то?… Вы опять что-то делите?…Да…хорооош…
Переглядываемся с Майклом . Он в смущении вспыхивает и, закрыв лицо ладонью, низко опускает голову. У меня вообще пропадает дар речи. Я глупо улыбаюсь, тщетно пытаясь понять, о чем он говорит. Ростов спускается и ,проходя мимо нас, замечает:
— Слушайте, вы такие смешные…Взъерошенные какие-то…Майкл, давай ее в угол поставим, чтоб она тебя не обижала!
И тут меня прорывает:
— ОООО, да …Накажите меня … Я плохая девочка…- и соблазнительно провожу руками по бедрам.
Мой парень сползает на пол по стене с каким – то странным пищащим шипением:
— Лааарааа, прекратииии…Я тебя убьюююю….
— Чокнутые какие-то! Нашли друг-друга… Больные люди! – ворча и в шутку ругаясь, Андрюшка уходит в зал. Без сил опускаюсь на нижнюю ступеньку лестницы…Со смехом смотрим друг на друга.
— Вот это он удачно пришел…- закрываю рот ладонью, чтобы не расхохотаться окончательно.
— О, мой бог, Лара…Ты когда- нибудь бываешь серьезной? — он, в задумчивости, продолжает играть пальцами со своими губами.
Понижаю голос до грудного шепота:
— Конечно…Только когда ты во мне…Или в моих руках…. Или в моих губах…Когда я скольжу пальцами по твоей гладкой коже…Когда мой язык оставляет влажные арабески на твоем теле…Когда твой лоб покрывается испариной и глаза подернуты поволокой…Когда твой нетерпеливый язык сплетается с моим…Когда ты такой горячий пульсируешь у меня в руках…Пульсируешь и сочишься от возбуждения…
— Ларааа…Прекраааати…Я больше не могу…- он резко вскакивает. В его глазах дикий животный блеск. Его дыхание прерывисто. Он хватает меня за руку и рывком поднимает с места.
— Пошли…Я знаю, где в этом чертовом доме мы можем спокойно кончить! — он тащит меня в цоколь, в бассейн. Вроде никого… Впихивает меня в душевую…
Сложно описать то, что происходило дальше. Только сейчас, смотря на это со стороны, я понимаю , как это выглядело. Просто в тот момент временные рамки рухнули вокруг нас. Мы словно оказались на миллионы лет назад, когда наши предки высекали камнем огонь и совокуплялись , как звери в темных пещерах…В какой-то момент мне стало страшно…Я с ужасом обнаружила в себе хищную, дикую самку…И еще…я испугалась его…Это было превращение ангела в инкуба…Страстного, неистового демона…
…Мне казалось, что в меня вогнали раскаленный кусок железа. Внутри все обжигало, низ живота тянуло так, что хотелось выть от боли! Словно вырвали кусок мяса и пустое место тянуло и саднило… Заполнить пустоту! Забрать его в себя ! Согреть или сжечь дотла…Подхватив одной рукой , он срывает с меня кружевное белье и сажает на широкую столешницу раковины. Ледяной мрамор обжигает кожу, но меня это заводит еще больше. Судорожно расстегиваю ремень на его брюках, чуть мешкая с молнией. Пальцы совсем не слушаются, кажется проще разорвать все к чертовой матери…Он сбрасывает на пол пиджак. Брюки, вальяжно скользнув по его узким бедрам, падают на пол, звякнув металлом ремня по мраморному полу. Слова создателю! На нем больше ничего нет… Вот оно…Мое сокровище! В моих руках…Бьется и пульсирует от вожделения в моей ладони. Он входит в меня двумя пальцами, как хозяин, резко и немного грубо, словно требуя убрать все преграды на своем пути. Прогибаюсь в спине от неожиданности, с губ слетает всхлип. Он крепко держит меня за поясницу и закрывает мой рот своими губами. Его язык и там, как у себя дома. Обследуя все укромные местечки, он жадно лижет небо, сплетаясь с моим языком. Теперь пришла очередь губ…Настойчиво сосет их, прикусывая зубами. Грубо, до ощутимой боли… Я начинаю тихонько стонать и двигаться бедрами ему навстречу. Ну где же ОН? Пальцы ничто, по сравнению с огромным огненным членом… Опускается ниже, блуждает влажным горячим языком , чуть прихватывая зубами шею:
— Боже…Лара…Какая ты горячая…Влажная…Сладкая…Господи, я думал это никогда не кончится…я так замерз, моя девочка…только ты сможешь его согреть…пусти меня , детка…
Его действительно бьет озноб. Слова мешаются с хрипом и каким то утробным рычанием…
— Конечно, малыш…Иди ко мне…
Направляю его в себя. Он входит только наполовину, дразнит , покачивая бедрами…Вдруг замирает. Пристально смотрит мне в глаза. Я не узнаю его! Где горячий расплавленный шоколад в его лучистых глазах? Огромные черные зрачки, делают взгляд абсолютно безумным и диким…Мне становится не по себе … Пытаюсь отвести глаза и тут же слышу властный металлический голос:
— Смотри на меня!
Вздрагиваю, как от удара хлыстом. И в тот же момент он рывком насаживает меня на себя и замирает во мне. Взвываю и выгибаюсь, еще до конца не понимая от боли или наслаждения…И опять окрик:
— Смотри на меня, Лара!
Я не могу себя контролировать…Впиваюсь ногтями ему в спину. Мне кажется , что следующий его толчок просто разорвет меня пополам…Но он чуть мешкает. Словно испытывая мое терпение и я срываюсь…
— Майкл, черт тебя подери! Да трахни меня в конце концов!!!…
Обхватываю ногами его бедра и обвиваю руками шею. Но он резко срывает мои руки и сжимает за запястья одной рукой, заведя мне за спину. Я не могу пошевелиться, должно быть больно, но я не чувствую этого…Я хочу только одного, заполнить изнывающую пустоту внутри себя. А дальше начинается агония. Не давая мне ни капли свободы, он просто вдалбливает меня в мрамор столешницы. Он рычит, загоняя свой член все дальше и глубже. Выгибаюсь в дугу от ощущения его внутри себя. Я чувствую каждой клеткой, бурлящую в жилах кровь…это трение плоти о плоть…это беспрепятственное скольжение внутри… Тянущая боль внизу живота уже ушла , сменяя ее приходит наслаждение…Там Он! Там властвует хозяин и повелитель…Заполняет меня целиком, без остатка…Словно лавина несущаяся с горной кручи, сметающая все на своем пути…И все равно мне его мало, я рвусь навстречу его члену , прижимая его бедра к себе…Его толчки резкие и короткие.
— Глубже, Майкл…Еще …Я хочу еще…Отпусти меня …
Он отпускает мои руки…Выходит из меня и резко подхватив, ставит на пол. Не давая опомнится, разворачивает к себе спиной. Я прогибаюсь, открывая ему себя полностью, просто распластываюсь грудью на ледяном камне. Одним резким движением он полностью погружается в меня, грубо и сильно. Бессмысленно скольжу пальцами по камню, пытаясь найти за что зацепиться…Руки…мне нужно чем-то занять руки… Удерживая за бедра и чуть выходя , он просто меняет направление внутри с каждым движением. Словно чуть зависая и каждый раз ставя точку… Мои ноги подкашиваются от наслаждения. С трудом открываю глаза и чуть поднимаюсь на руках. Господи, какой он красивый…Он просто купается в блаженстве и ритме, который сам задает. Закинутая назад голова открывает сильную длинную шею. Опущенные ресницы подрагивают и отбрасывают длинную тень на щеки, тронутые лихорадочным румянцем… Словно ослепнув от его совершенства, я опускаю голову и взлетаю на волне экстаза… Чувствую его пальцы на своих губах. С жадностью ловлю их, посасывая и кусая…Я уже ничего не соображаю, все плывет в сознании…Словно судорога сотрясает меня внутри. Я прогибаюсь до боли в пояснице:
-Маааайкл…
Он с силой удерживает меня на месте…Еще несколько длинных , безжалостных и грубых толчков повелевающего жезла во мне…Я сжимаю его внутри, словно прося пощады…С хрипом и слезами бьюсь в его руках… Он сгребает меня, подминает с силой под себя, прижимая к камню, и я чувствую , как он пульсирует кончая…Рыча, как раненый зверь, он так сильно стискивает меня в руках, что кажется я начинаю терять сознание…Я готова просто умереть от счастья…в его ладонях…

… Тяжело дыша, он поднимается, увлекая меня за собой. С опаской встречаюсь с ним глазами в зеркальном отражении. Он пристально всматривается в мое лицо, чуть прищурившись, и хрипло шепчет:
— Малыш, что это было? – он нервно облизывает губы, на лице замешательство и непонимание происходящего. Его взгляд еще мутный и рассеянный. Он хмурится, будто пытается что-то вспомнить.
— Думаю…это были мы…настоящие…- Я говорю, но не слышу своего голоса…как во сне.
— О, мой бог, Лара! Что ты говоришь? Так не должно быть…Я не понимаю, что со мной происходит…прости меня… — его голос дрожит, в нем столько боли и страдания.
Обнимаю его и покрывая легкими поцелуями его лицо, нежно шепчу, пытаясь успокоить:
— То, что происходит…это все правильно…Значит это так должно быть…Я сама виновата…Прости меня…
Он так застенчиво улыбается, что сердце начинает щемить от нежности к нему. Его дыхание становится ровнее, он успокаивается и прижав меня к себе, шепчет:
— Мне так нравится…Я такого еще не видел…
— Что? Лап, ты о чем?
— Ты плачешь, когда кончаешь…Это так здорово…Столько эмоций…- и прижимает меня еще сильнее.
Я улыбаюсь и целую его в ямочку между ключицами. Дурачок мой, если бы ты знал…что этого со мной раньше не было никогда…
Он глубоко вздыхает и шепчет:
— Пойдем ко мне…Я покажу тебе, как я здесь живу… А потом я тебя искупаю, смою с тебя весь длинный сегодняшний день…Я заверну тебя в пушистый халат и уложу спать… Моя маленькая девочка…моя Сне-гу-роч-ка…
Я расплываюсь в улыбке от его познаний в русском языке…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)