Дед Антипов. Философия фурункулёза. (рассказ)

Антипов посмотрел на неё удивлённо. Ему эта простая мысль и в голову не приходила. Он как-то не привык никого по больницам навещать. Он вообще предпочитал избегать всякие лечебные учреждения. У него с тех самых пор, когда там, в лесу, нога начала гнить, и партизанский фельдшер Ениватов хотел ногу ему отрезать, но, к счастью, не успел, потому что геройски погиб в бою с немецким гарнизоном, так вот с тех самых пор образовалось стойкая неприязнь ко всякой медицине. Фурункулёз – это что? Это таблетки пей, дрожжи медицинские, да делай кровяные вливания. Это ещё ничего, это терпеть можно и ложиться в больницу совершенно необязательно. А уж если кто туда попал, то значит, дело серьёзное. Здесь чириями не пахнет. Здесь – заболевание.
— Сходи, сходи! – поддержал сестру Митька. – Нечего думать. Она, небось, обрадуется. Скажет: а вот и дедушка пришёл, постоянный покупатель! Очень приятно! Чего ещё старушке надо?
— Вы же сами ругались, что она самогонкой торгует! — не упустил Антипов случая поехидничать. – Разными словами её обзывали!
— То самогонка, а то – больной человек, — объяснил ему Митька. – Чего сравнивать? Это даже смешно!
Не, ну умные у него дети! Даже несмотря на то, что институты позаканчивали! А сходить – чего не сходить? Он сходит. Чай, не совсем чужая. Из одной деревни. А то что самогонку на продажу гонит, так у неё пенсия — четыре с чем-то тысячи. Это не то что самогонку, это чего угодно гнать будешь. Жить-то надо! Приспосабливаться к суровой действительности.

— Мань, здорово! – поприветствовал он её преувеличенно бодро, появившись в палате с полиэтиленовой сумкой в руке. – Ты чего расхворалась-то? Заболела, что ли? Ты же всегда была здоровая как слон!
Нет, ну спросил! Ну, сказал! Ну, сравнил! Во врезал! А чего же она действительно легла-то сюда? А просто так! Пришла и разлеглась как на пляже! Телевизор смотреть! Настоящих больных объедать! Ну, дед! Ну, Антипов! Хоть институтов и не заканчивал, а сразу видно – ума немеряно!
В палате было солнечно и подозрительно тихо. Только Манина соседка справа, по горло закутанная в цветастый платок, громко стонала и страдальчески морщилась. Помирать, что ли, собралась, опасливо косясь на неё, подумал Архипов. В платок ещё закуталась, как на свадьбе. Надо Маньке сказать, чтобы от неё подальше отлегла. А то больно приятно её предсмертные стоны прямо на ухо слушать! Совесть бы поимела! Кругом же больные люди! Совсем ума нету!
— Ты, Мань, поаккуратней здесь, – заботливо посоветовал Антипов, на всякий случай отодвигаясь подальше от соседской кровати. – А то вот Силуяныч – ты помнишь Силуяныча-то? У него ещё собака была такая – здоровенная, лохматая как чёрт. Он её Адольфом назвал, в честь Гитлера. Такая же злая, прям беда! Чуть почтальонку не загрызла. Она, почтальонка-то, тогда на всю улицу орала, что больше ему пенсию приносить не будет. И будку сгрызла, ещё когда маленькой была и когда у неё зубы начали резаться.
— Кто сгрыз? – уточнила Манька. Она лежала на кровати прямо как царица. И даже руки вдоль тела вытянула как покойник. И действительно, чего она здесь делает? Вполне же ещё здоровая по внешнему виду! И кто ж теперь дома будет огурцы поливать и кошку кормить? А брага? Перестоится и скиснет! Нет, не вовремя она сюда залегла. Совсем! Ума-то нету!
— Собака, кто! Не почтальонка же! Так вот, Силуяныч тоже ничем никогда не болел. Он вместо этого все время в домино играл. Тоже чудак каких поискать! Я его спрашиваю: ты крышу в этом году будешь перекрывать? А то вон смотри, уже стропилы из-под рубероида торчат! А он как заорал! Давай я прям щас всё брошу и на эту грёбаную крышу полезу! Мне больше делать, что ли, нечего! До того разбушевался, что даже доминошную костяшку об стол расколол! Еле успокоили, пока за бутылкой не сбегали! А чего ему, дураку? Своего ума-то нету… Это надо же: фишку раздолбил! Вот какая в ём сила была! А с виду и не скажешь! Маленький, сухонький, всё на толчок каждые пять минут бегал. У него понос не переставал. С детства.

Автор: Алексей Курганов

Мне 52 года, профессия - медик, врач. Живу в подмосковной Коломне. Пишу рассказы около тридцати лет, периодически публикуюсь в местных печатных изданиях, есть разовые публикации в центральных российских. Главный принцип: писать честно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)