страшная сила

Разумеется, всем известно, что это красота.
Особенно когда неземная.
Уууу! Сразу представляешь себе ангельских принцесс в белоснежных нарядах с нежными крылышками с тыла, разных фей и всякое прочие чудеса.
Есть, к чему стремиться, в общем.

Кто хоть однажды сидел на диете, это поймут.
Ведь всё вкусное ведёт себя совершенно предательским образом. Ты прекрасно себе кушаешь, к примеру, и ну никак не ожидаешь от питания никакой подлости.
А вот на тебе. Получи подлость во всех стратегических контурах твоего абриса. Этот самый контур вдруг утрачивает резкость, заметно пополняется со всех значимых торцов и фасадов.
Особо увлёкшийся гурман это, таки, иногда замечает, когда перестают застёгиваться любимые штаны.
И некоторые даже, собрав волю и её силу в огромный сплочённый кулак, садятся на диету.

Утончённой гламурной Милане всё досконально известно о красоте, моде и диетах. Не смотря на свою возвышенность и приближённость к тем принцессам. А может, благодаря. Кто знает.
— Подруга, тебе нужно поголодать. Совсем. Только воду пить.
— Да нет, ты что? Разве я похожа на дуру? Так и помереть можно ж. Сосем не кушать, обалдела! – возмутилась крупная Роза.
Милана поучительным тоном убеждает:
— Розка, на третий день голодной диеты организм забывает, ЧТО надо кушать. И КАК. И сразу наступает лёгкость во всём теле и полная эйфория!
Роза недоверчиво:
— Да? Откуда знаешь?
— Читала.
— Ага! А я сидела на диете! Нифига организм не забыл! Требовал жрать как ни в чём не бывало. Мне даже по ночам снился хлеб и пышные булки, ммммм…. А один раз видела во сне, что я купила мороженое и уже собираюсь его откусить. Ага. И будильник зазвенел, чтоб его! – Роза захлебнулась собственной слюной и тут же резво помчалась в буфет за свежей выпечкой.
— Тьфу ты! – в след ей беззлобно возмутилась Миланочка, — а ещё хочет красивой быть. Ведь так из неё получится настоящая корова! С розой во рту.
Да. Уж Милана-то понимает в этом деле, как никто другой.

А этот никто другой давно уже сидит у Миланы в печёнках, пытаясь её охмурить. Но она его раскусила сразу же и классифицировала как типа с хроническим комплексом «Наполеона» и недалёким мозгом той же величины.
Люциан Пырсиков активно мнил себя талантливым писателем и известным журналистом, который, не иначе как, нарасхват. Всюду, даже в стылую Норвегию.

Однажды Люциан взялся рассуждать о моде. Да так, чтоб это было интересно профессиональным fashion-дизайнерам. И познавательно, что характерно.
Решил он написать статью века – исследования об эстетических тенденциях моды.
А так как на свои познания в этой области он в полной мере рассчитывать не мог, то позвонил всезнающей Миланочке, тайно обожаемой им. А вдруг она восхитится и, таки, согласится с ним встретиться?
— Милана, я решил писать сенсационную статью о моде. Я дам её тебе почитать!
— Ну спасибооооо, — Милана сразу же начала заводиться от голоса Пырсикова, уже предчувствуя нудную беседу и полную чушь. Правда-правда. Без всякого смысла.
— Скажи мне, ты же во всём разбираешься, а что сейчас носят?
— Всё! Что за дурацкий вопрос? Носят всё, что кому захочется и кто что может себе позволить. Сейчас полная демократия в моде, Люциан. Все стили применимы. Неужели не знаешь?
— Да? А платформы носят?
— Носят.
— А каблуки высокие?
— Носят.
— Да? Ну конечно, конечно. А низкие?
— Носят!
— А мини сейчас носят?
— Носят! – терпение Миланы начало лопаться.
— Да?
— Да!
Нет, это невозможно, ну что за тип! – возмущалась про себя хорошо воспитанная Милана.
— Скажи, а в мужской моде как?
— Хорошо!
— Да? А мужчины каблуки носят?
— Есть, конечно, мужские туфли с каблуком высотой где-то сантиметра три. Ну, может, четыре, максимум.
— Да? Ну конечно, конечно. А выше можно носить? Я вот купил в Москве безумно дорогие бежевые туфли от Валентино. Там каблук шесть сантиметров!
— Зачем тебе такой каблук? Знаешь, кто такое носит? – не сдержалась Милана, — Неее, ну если тебя это устраивает, носи на здоровье!
— Да? Ну конечно, конечно… Я хожу в них в самый дорогой ресторан! Пойдёшь туда со мной?
— Люциан, спасибо, мне некогда! – отрезала она.

Что за идиот, зачем он на мою голову? Как от него отвязаться? Мысли кричали, орали зычным голосом в голове у Миланы.
— Да пошли ты его подальше! – громко констатировала Розка, вернувшаяся с булками, словно подслушала мысли подруги.

— Миланочка, я тебе ещё позвоню, когда будет готова моя статья. И мы с тобой встретимся!
— Какое тебе невозможное огромное спасибо! – проорала Милана в трубку, — Бай-бай!
— Да?

Роза сочувственно пережёвывала булку, шумно запивая её ароматным чаем:
— А про дым сигарет он тебе стих не присылал по электронной почте?
— Присылал! Откуда знаешь? – удивилась Милана.
— Да он всем девчонкам в нашем агентстве уже присылал. Все его отшили. Там что–то про то, как он ждёт, а ты куришь и потом гасишь сигарету, а от неё прощальный белый дым, понимаешь. И ещё там про высоченную шпильку у ножки стола что-то… Ведь он тебя про каблуки спрашивал?
— Угу. Придурок! Получается, он маньяк какой-то. Как его только сюда к нам допустили?
— Так он под видом крупного журналиста явился к нам в рекламное агентство и принёс идиотское интервью с каким-то неизвестным деятелем литературы и всех видов искусств. Наверное, сам с собой рассуждал. Тогда его наш директор послал подальше. Но настырный Люциан прицепился по очереди ко всем девчонкам и заваливал их письмами и звонками. Вот теперь твоя очередь. Ты ж новенькая у нас, — хихикнула Роза.
— Так я и знала, что у него не все дома! Что ж делать-то?
— Послать его. Сказала ведь уже, — ответила Роза, невозмутимо чавкая булкой.

Через пару дней Милана получила статью гениального Пырсикова по электронной почте.
Начала читать. А вдруг что-то умное человек написал?
«В координации с развитием магистрального движения Культуры. можно определенно поговорить и о том. что несмотря на последовательное развитие. движется еще не очень быстро и в этом не последнюю роль играет и современная инфраструктура культуры и то. как взаимоотносятся молодые люди различных групп населения и как развивается сама система. которую можно назвать структурой внешнего самовыражения. Определено связанной как с интенсивностью развития бутиков. так и с теми запросами. которые свойственны молодым девушкам. посещающим данные бутики».

Что это за бред? – ужаснулась Милана. Это невозможно читать. Ни мысли, ни смысла, ни одной нормальной фразы. Сплошные ошибки и корявый язык с миллионом костей!

«Конечно не последнее значение имеет и платье. Как правило с сапогами носится мини-платье. закрытое до верха. но иногда. на праздничные рауты покупают такое платье и с открытой спиной и всякие люрексовые аксессуары».
— Да нуууу? О, как! — на этом месте Милана не выдержала и захохотала в голос.
— Что случилось, Миланка? – поинтересовалась Роза.
— Иди, посмотри, что Люциан прислал. Без слёз не взглянешь! И это его сенсационная статья о моде!
Роза мгновенно материализовалась у компьютера подруги и уставилась в монитор.

Через минуту они обе сотрясались от смеха. И было от чего.
«Хочется сказать несколько слов о соотношении костюма и праздничных событий. Обычно. Празднование в принятые к застолью дни предполагает большую умеренность подиумных форм. Однако в последнее время. в связи с сочетанием тех или иных predaparte. В городе создалось некое. Можно сказать лёгкое согласие в развитие тех форм культуры. О которой мы говорили раньше. Это наверное важный Подход. позволяющий и иным возрастным группам и разными городам стимулировать и свою
коммерческую доктрину (у девушек) и деятельность бутиков. определяющих и форму и тот же люрекс. О котором я в своём знаменитом стихе от 1999 года написал определенно во всяком случае. экономическое стимулирование в сфере культурного обслуживание мною проанализировано еще 20 лет назад. в те времена. когда и люрекса то и не было и в городах ещё и бутиков то не было. Какое там повседневное ношение!
Д-р Л.Пырсиков».

Подруги рыдали от смеха.
— Нет, ну так невозможно! Это что-то нереальное! Не может так здравомыслящий человек написать, — ржала Розка.
Милана размазывала по щекам слезы от смеха:
— Я ж говорила, что он не в себе, Мамонт, люрекса у него не было двадцать лет назад! Помешан на этом люрексе, честное слово!
— А «умеренность подиумных форм» и «predaparte»? Чего стОит! Это ж надо такое сочинить. Писатель, ё-моё! – не унималась Роза.
— Я тоже никак не могу понять, как он собирается этой статьёй мир моды покорить. Это же натуральный, настоящий бред сивой кобылы! Такое написать – надо очень сиииильно постараться! – согласилась Милана, не переставая хохотать.

И тут затрезвонил мобильник. Гений лёгок на помине.
— Миланочка, я тебе недавно свою статью отправил. Ты её прочла?
— Добрый день, Люциан, да! — ответила Милана, стараясь придать голосу грозность, хоть заикалась от смеха.
— И как, тебе понравилось? Ведь я её хочу отправить во все мировые журналы мод. Вот договорился, что её переведут на норвежский язык!
— Люциан, у меня нет слов от этой статьи! — не соврала Милана. Ага, вот только в Норвегии спят и видят получить его статью, пронеслось в голове.
Тот невероятно обрадовался:
— Да? Ну конечно, конечно. Я счастлив! Теперь ты пойдёшь со мной в самый дорогой ресторан?
Тут Милана вышла из образа прекрасной неземной принцессы с крылышками на борту:
— Нет! Люциан, ты не понял. У меня нет слов, какой это ужас! И иди-ка ты в свой ресторан без меня! И, вообще, иди! Далеко-далеко иди!
— Да? Ну конечно, конечно.

Конечно, конечно, неоспоримо, что красота и мода, вообще, страшная сила. Но не настолько, чтоб понять гениальную статью творца Пырсикова.
Во всей страшной красе.
Кто поймёт — тому приз! Поцелуй принцессы.
Да?

страшная сила: 8 комментариев

  1. Спору нет, красота и мода имеют большпе влияние на все слои населения. Но для того, чтобы послать влюбленного мужика, нужна просто непомерная сила. Куда там той красоте и моде. :)))

  2. @ anatoria: Класс. Особенно транскрипция статьи. Говорят, что бы изобразить роль неумехи на льду фигуристу с мировым именем приходится весьма постараться. В общем очень трудно воспроизвести вот такую белеберду с таким мастерством. Все здорово. И я просто посмеялась от души. Спасибо за рассказ.
    С уважением. Надежда.

  3. @ anatoria: Все же хочу расширить немного свой отзыв и показать, какой образ героинь я видела читая рассказ. Если я не права, поправьте меня.
    Героини рассказа простые сотрудницы корпорации, фирмы, не важно. Они сотрудники среднего звена, выполняющие свою не сложную рутинную работу. Как происходит общение. Служебный звонок- в отделе разговор. Личный звонок, выбегают в коридор, в холл, к месту курения. Выскакивает следом подружка. Это возможность удовлетворить любопытство и узнать, кто звонил, и посплетничать на сей счет.
    Обратите внимание на обрывистость фраз на протяжении всего повествования!
    Диалог между героинями длится в течении времени рабочего дня. Каждый такой отрезок времени равен — времени выкуренной сигареты. Перекинулись ничего не значащими фразами, перекурили и не факт, что в следующий перекур, диалог не начнется именно с той точки, на которой закончился. Где-то перескочит на другую тему и снова на прошлую. Обрывки. Героини обсудили сущность общего знакомого. Углубляться в детали, нет смысла. Он всего лишь эпизод в их рабочем дне и не судьбоносная фигура. Обсудили так вскользь и не более. И углубленное значение его сущности, не представляет для них важности. Обсудили и забыли. Выбежали вновь и новая тема, но эта тема не относится к данному рассказу, и автор обрывает разговор.
    Великолепно владеющий даром наблюдения автор смог передать атмосферу точного описания рабочего дня офисных героинь. Искусно и талантливо, что удается не каждому.
    Есть огрехи небольшие, действительно. Но все поправимо.

  4. @ Надежда:
    благодарю Вас от всей души. С огрехами торжественно обещаю бороться!).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)