Пробиваясь к жизни 3

В абсолютной холодной пустоте, лишённой света и времени, перед взором молодой нежити возникал мир, который едва можно было уловить хотя бы только лишь мыслью. Хрупкий и едва ощутимый, он стелился перед нею тоненькими серебристыми ниточками. И было в этом мире всё мука, борьба и хаос. Одно поглощало другое. Стоны вырывались из пелены серебристых клубов, разметая тоненькие ниточки мировой материи на тёмные хлопья надорванной от страданий души. Полотно клубящегося мира превращалось в тёмные ошмётья безнадёжности. И был в этом хаосе золотой лист, возникший словно из неоткуда. Азоран, заприметив тёплый оттенок, попыталась-было схватить жёлтое вещество сухого листочка, но тут же поняла, что не имеет тела…

Лист же меж тем ускользал от неё в глубины небытия — туда же, куда летели хлопья рваной её души. Нестерпимый холод объял бестелесное её вещество и, застонав, нежить так встрепенулась каждым своим составом, что померкшее-было её сознание, вдруг, протрезвело и она, сама не ведая источника своей силы, тот час же сумела члены хрупкого своего тела собрать должным образом.

Едва мёртвой деве это удалось, как она тут же схватила палку старика и ею же низвергла его на холод мраморных ступень.
Старый трупец, жестоко ударившись о твёрдое покрытие лестницы своего жилища, весь содрогнулся и рассыпался белёсыми косточками тонкого скелета, словно всегда был костями. Только мешок, который всего несколько моментов назад облачал старика-нежить, лежал в сторонке особо свёрнутый так, точно всегда там и находился, а поверх него — красная шерстяная нить…

Вряд ли Азоран понимала, что произошло. Она недоумевающе глядела на костный состав нежити, рассыпанный тут вдоль всей лестницы, и не понимала, как так могло статься, что нежить, подобный ей, вдруг сделался прахом?

Размышляя об этом, Азоран не сразу почувствовала, что вполне владеет своим телом. Сейчас, пытаясь осмыслить произошедшее, дева не ощутила ещё, что теперь, с момента противостояния, вполне владеет своим естеством. Она не поняла ещё, что её тело теперь вполне подчинено её разуму и она знает его так, как знает смертный свою мысль в текущий момент. Её хрупкая рука твёрдо удерживала чёрную палку-посох, а ум работал так ясно, что стало страшно.
Пребывая тут совсем малое время, Азоран, вдруг, содрогнулась. Содрогнулась с таким ужасом, словно впервые видела и этот склеп, и кости, принадлежавшие старику, и вообще всю действительность, окружавшую её…

Отложив посох в сторонку, нежить принялась собирать кости старика. Собрав всё основательно, дева благоговейно снесла косточки в саму усыпальницу и там уложила их на мраморную плиту, накрыв прах мешковиной, служившей до селе одеждой рассыпавшегося старика-нежити. Шерстяную перевязь дева хотела-было тоже оставить, но не смогла. Подчинённая непреодолимому желанию, Азоран повязала эту нить на свою правую руку и пустилась прочь с этого места — наверх…

Автор: Юлия Сасова

в холодной ладони два рыжих листа две капельки слёз на щеках два мира текут у подножья Креста и образ искомый, пропавший в веках..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)