Вечный лабиринт. Глава 4

Мысли перепутались у неё в голове, она не осознавала, где и с кем сейчас находится. Ей казалось, что она летит с Анди сквозь пределы, что его крылья реют у неё над головой, готовые защитить от вселенского зла. Закрыв глаза, Эйла, прошептала:

— Анди… — но потом глаза она открыла и чуть не закричала, увидев перед собой лицо Сатаны и его невыносимый взгляд. Отшатнувшись, Эйла задрожала, судорожно оглядываясь и хватаясь пальцами за виски – сказка была разрушена. Теперь ей казалось, что всё, что её связывало с Анди – сон, безумный, спасительный сон, благодаря которому она не убила себя в Пустоте. «Почему? Не может быть… Нет… Я же его видела… Он спас меня от меня самой!» — восклицала про себя Эйла.

Тем временем Сатана меланхолично, задумчиво и очень внимательно следил не только за Эйлой, но и за её мыслями. Сначала он казался почти удивлённым, он даже сумрачно улыбнулся, от чего его глаза вспыхнули насмешливо и полубезумно, но потом он брезгливо проговорил:

— Это не он тебя спас, а ты сама.

Эйла удивлённо посмотрела в подбородок Сатане. Она забыла, что Сатана способен читать её мысли. Вникнув, наконец, в смысл сказанных им слов, она тихо спросила:

— Это… как?

— Что ты помнишь? – властно и спокойно спросил Сатана.

— Только Анди, — пожала плечами Эйла, — я его звала… и он пришёл…

— Вот, — насмешливо перебил её Сатана, — ты его звала. Никто к тебе не приходил. Ни один ангел не спустится в Пустоту ради демона. Свет Анди тебя не жёг, верно? Он и не мог жечь – ты сама его визуализировала!

— Нет! – в отчаянии взмолилась Эйла, — молчи! Пожалуйста! Оставь мне хотя-бы надежду… сомнения…

— Вот ещё, — холодно пробормотал Сатана, — твоим очередным заданием будет убить Анди. Ты заставишь его умереть от руки лучшего друга.

Эйла окаменела. Её бросало то в жар, то в холод. Теперь ей казалось, что происходит нечто невозможное. У всего есть предел. Есть предел и у мучений, но Сатана только что доказал ей обратное. Значит, она будет терзать свою душу дальше и дальше, пока не дойдёт до пика, когда все чувства и эмоции умрут в ней и ничто не сможет вызвать в ней Жизнь… и тогда она, Эйла, станет смертью.

Она не стала ничего говорить, только чёрные слёзы бороздили невозмутимую маску лица, которая идеально скрывала чувства.

— Сначала ты наберёшься сил, — продолжал Сатана, не замечая страданий Эйлы. Девушка не успела даже заметить, как её вновь окутала темнота и она оказалась в кулоне, на шее Сатаны. Вновь она оказалась в шикарной спальне принцессы. В помещении ничего не изменилось за исключением того, что тут царил идеальный порядок – зеркало в порядке, постель не смята.

Оказавшись в одиночестве, Эйла долго сидела на подоконнике, вмерзая в атмосферу смерти, которой было пронизано пространство. Что такое Жизнь? Эйла помнила её так смутно, как будто жила она очень-очень давно, или ей это лишь снилось… или она просто придумала Жизнь. Подумав об этом, Эйла вспомнила, что должна будет скоро убить Анди. Безумная радость от того, что она его увидит, быстро заменилась горечью и страхом – как Анди сможет понять её поступок? Конечно, он выбросит её из своего сердца, если уже не выбросил… Вдруг Эйле на ум пришла странная мысль – прочитать молитву. Улыбнувшись мысленно, она начала читать нараспев:

— Отче наш, сущий на небесах…

Это всё, что она успела прочитать. Замок и пространство померкли, страшная боль пронзила всё её существо, крик Сатаны врезался в душу… Наконец, Эйла оказалась вновь у ног Сатаны. Впервые ей было жутко страшно от того, что она почувствовала, от того, что исходило от всего его существа. Она судорожно и хаотично перебирала в голове варианты страшной расправы, опустив лицо в ладони, но вдруг стало тихо. Эйла, не веря сама себе, ещё несколько секунд продолжала сидеть в позе эмбриона, боясь высунуть голову. Наконец, ругая себя за трусость, она подняла голову и удивлённо отпрянула назад. Перед ней стоял невероятно красивый человек. Правильный овал лица, высокие скулы, капризная форма губ, глубокие, тёмно-синие глаза правильной миндалевидной формы, гордый, прямой и идеальный профиль… Сначала Эйле показалось, что она видит манекен. Но блестящие, длинные, тёмные волосы, заплетённые в косу, перевязанную чёрной, шёлковой лентой и горящие глаза выдавали настоящего, живого человека. Он удивлённо и заинтересованно разглядывал Эйлу, изогнув одну изящную бровь. Эйла растерянно ущипнула себя, думая, не сошла ли она с ума, но незнакомец внезапно добродушно, обаятельно улыбнулся и иронично склонил голову:

— Таким я нравлюсь тебе больше?

Девушка внимательно посмотрела на это ангелоподобное существо, не понимая, где могла раньше его видеть. Эйла молчала, вглядываясь в черты лица, и вдруг удивлённо протянула:

— Сатана?

Она хотела что-то ещё сказать, но вдруг резко замолчала. Она почувствовала шевеление мышц лица. Боясь смахнуть это сладкое наваждение, Эйла замерла, ощупывая собственное лицо. Сатана удовлетворённо кивнул и вытащил откуда-то из-за спины карманное зеркальце. Эйла испуганно посмотрела в глаза Сатане и прошептала:

— Умоляю, только не надо сейчас всё портить…

Сатана состроил лицо оскорблённой невинности и с укором протянул зеркало Эйле. Та дрожащей рукой взяла предмет и поднесла к лицу. Она ожидала чего угодно, но только не изображение собственного лица, которое она носила при жизни. Непонятные эмоции овладели ею… Она не отрывалась от зеркала минуту, а потом нерешительно посмотрела на Сатану:

— Чего ты хочешь?

Сатана печально вздохнул и протянул Эйле руку, так как девушка всё ещё сидела на полу:

— Я хочу быть свободным… — проговорил он.

— Зачем ты дал мне тело? – резко спросила Эйла, вставая самостоятельно и игнорируя протянутую ладонь.

— Считай это переходом на следующий уровень. У демона твоего уровня должно быть своё земное тело «на выход», — пожал плечами Сатана, — у меня только один телесный образ – вот этот.

Эйла отметила, что Сатана с внешностью не просчитался. Выглядел он потрясающе красиво. Даже Эйле не верилось, что за этим искренним взглядом прекрасного принца скрывается лик Сатаны. «Такому Дьяволу легко продать душу» — невольно промелькнуло в голове у Эйлы. Девушка поздно спохватилась, осознав, что Сатана читает её мысли. Она стушевалась, решив думать о другом, он сказал, как ни в чём ни бывало:

— Прогуляемся?

Эйла изумлённо за оглядывалась, ища в Колизее хотя-бы подобие выхода. Его не было. Тогда девушка обратила на Сатану удивлённый взгляд. В ответ Сатана щёлкнул пальцами, и в воздухе появилась дверь. Обычная, чёрная дверь с кожаной обивкой и металлической ручкой классической формы. «Шут» — брезгливо подумала Эйла. Сатана удивлённо приподнял бровь и посмотрел Эйле в глаза:

— Скажи мне, пожалуйста, какой смысл в том, что ты меня ненавидишь?

— Может, и никакого, но по-другому я просто не могу к тебе относиться, — Эйле показалось странным говорить это красавцу-юноше, взгляд которого говорил об ангельском происхождении, но в голове девушка крепко держала истинный облик Сатаны – это помогало от соблазна поверить ему.

— В этом не только нет смысла, но ещё и нет выгоды. Ненависть ко мне делает тебя равной мне и всем самым низким тварям, — спокойно проговорил Сатана.

— Сам придумал? – насмешливо проговорила Эйла.

Сатана спокойно посмотрел на девушку. У неё даже мурашки по спине побежали – ей на мгновение показалось, что Сатана искренен. Он сказал ей короткое:

— Ну, иронизируй.

Эйла вздрогнула, вновь нахмурившись и фыркнула, но ничего не сказала. Сатана флегматично улыбнулся и открыл дверь, делая приглашающий жест:

— Прошу.

Эйла опасливо покосилась в проём. Там был осенний парк невиданной красоты. Яркие листья ковром устилали аллеи и дорожки, мощенные мраморной плиткой с причудливым узором. Вековые деревья-великаны, которые ещё не потеряли листву, шумели ею, склоняя кроны под порывами осеннего ветра. Прекрасные мраморные скульптуры служили украшением парка. Казалось, что в нём собраны все самые прекрасные скульптуры в мире. Эйла осторожно ступила на дорожку парка и ахнула, увидев неподалёку от себя статую богини Ники, голова и руки которой были утеряны, унесены временем. Здесь же, перед собой, Эйла видела, что у скульптуры присутствует и голова и руки. Целиком статуя воплощала в себе всю жизнь свободы. Было много статуй с ангелами, выполненных в готическом стиле. Оглядываясь и осматриваясь, Эйла не переставала восхищаться. Сатана бродил по дорожке, спокойно улыбаясь, а потом гордо сказал:

— Я сам это создал.

Эйла вздрогнула и внимательно посмотрела на Сатану. Ей оставалось неясным, чего он хочет. Скорбно улыбнувшись, Сатана пожал плечами:

— Ты молилась, Эйла.

Холод пробежал по телу Эйлы. Она напряглась, всматриваясь в черты лица ангелоподобного Сатаны, думая, что тот задумал с ней сделать.

— Когда я понял, что ты спокойно можешь читать в Хаосе молитвы, не чувствуя боли, я осознал, какое сокровище мне досталось. Я решил повысить тебя в ранге и дать тебе… тело. Наверное, ты по нему скучала, — он вновь улыбнулся.

— Сокровище? Я не понимаю тебя, — тихо пробормотала Эйла.

— Ты обладаешь потрясающим духовным качествам – стойкостью против Света. Если что – тебя будет крайне сложно изгнать из человеческого тела. В прошлый раз ты не продержалась против Света, потому что испугалась, но когда ты читала молитву, ты была спокойна. Понимаешь теперь, в чём твоя особенность? – прищурился Сатана.

Эйла неуверенно кивнула. «Вот повезло» — подумала девушка.

— Ты и не представляешь, насколько, — подмигнул Сатана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)