Исповедь сумасшедшего

август 2008

Человек я абсолютно нормальный. Вернее насколько это возможно в современном мире. Я часть сошедшего с ума человечества. Возможно самая бессмысленная и бесполезная часть. Я-остров. Я ограничен своим тесным душевным миром. Всё моё имущество-это железная койка с заёрзаной пастелью, полуразвалившаяся тумбочка и плюшевый мишка, чьё правое ухо погибло вместе с моей сестренкой. Я говорю мало. Зато много слушаю. Знаете, на свете есть такие люди, которым нужен собеседник, только чтобы создать иллюзию диалога. Не знаю, чем я их притягиваю, скорее всего именно тем, что мало говорю.
Как раз в этот самый момент рядом со мной сидит именно такая особь-Рената в белом халате и чепчике. Насколько я успел уловить по обрывкам фраз пробившихся в сознание, она рассказывает мне(или скорей всего себе) о новом парне. Да, кстати, я живу в сумасшедшем доме. Думаете, вы знаете, что это такое? Вы заблуждаетесь. В этом доме живут не психи, а обнаженные человеческие души. Чистые, открытые, незатенённые ложью. Попав однажды в это место, человек уже не может быть прежним. Исключением остаются лишь существа, обросшие непробиваемым панцирем пороков. Например, медсестричка Рената. Не человек — механизм. Но всё же я благодарен Иисусу, что именно она приносит мне лекарства, а не этот амбал Игорь, который лезет в глотку для удостоверения, что отрава ушла внутрь. Уже на второй день пребывания здесь, встретившись в зеркале с пустыми глазами, я понял, что врачи твердо намерены изгнать из нас души с помощью таблеток. Мозг после этой дряни становится жидкой кашей, в которой тонет любая заблудшая мысль. Вы когда-нибудь пробовали не думать ни о чем целый день? Мне же довелось не только попробовать это самому, но и увидеть со стороны. Могу сказать только одно: это страшно. Я поднимаю взгляд на Ренату, но она его не замечает. Она вообще ничего вокруг не замечает, кроме собственной речи.
-Он такой лапочка, похож на плюшевого мишку. Почти как твой, только с ушами и чистый,- она порывается взять из моей руки мишку, но я крепче сжимаю кулак.
Вряд ли её парень похож на эту игрушку. Вряд ли ему доводилось видеть смерть. Самую невыносимую её картину. Моей сестренке было 10. К счастью, она ничего не почувствовала. Всю боль забрал я, оказавшийся вне зоны поражения. Я чувствовал, как мою плоть рвалась на куски, или мне просто этого хотелось. Мне хотелось умереть самой мучительной смертью, лишь бы только не видеть, не чувствовать, не быть. Наверное, я так бы и пролежал на земле до скончания века, пока моё тело не иссохло. Но меня подобрали. Я не помню, кто это был. В тот момент вся моя память была до краев заполнена картиной взрыва. Уже после выяснилось, что это были русские. Они привезли меня сюда. Одного только не пойму — зачем. Они хотели спасти мою жизнь? А зачем спасать то, что никому не нужно? Где они были, когда бомба упала возле моей сестренки? Или раньше, когда мы скитались по улицам Цхинвала?
Хотя не скажу, что мы жили плохо. На нашем пути всегда попадались добрые люди, и умирать от голода не приходилось. Впрочем какой это имеет смысл сейчас? Вся эта жизнь казалась длиной в вечность, но упорно верилось, что впереди есть просвет. Что каждая минута выживания непременно имеет смысл, и когда-то можно будет просто улыбнуться, оглянувшись назад. И вот чем это обернулось на самом деле… Сестренку забрали Ангелы, которых она постоянно видела. Никогда не забуду её звонкий счастливый голос: ‘Ислам, Искам, смотри, Он пришел! Пойдем скорей за ним, он покажет нам путь!’ И мы шли. Вы вряд ли поверите, но Ангелы часто приводили нас к местам, где можно остаться на ночь. Уверен, что сестренка теперь с ними.
Её убила человеческая порочность. Кто-то хочет войны, однако он не отправляет на нее своих детей. Но убивает чужих. Ему нет никакого дела до уничтоженных им жизней. Он продал душу Дьяволу. Он не успокоится, пока не омоет лицо кровью. Один человек против всего человечества, и именно он остается безнаказанным.

Исповедь сумасшедшего: 22 комментария

  1. Я поставила четыре исключительно за способность автора к пронзительному повествованию об очень важном для каждого человека — чтобы хоть кто-то понял его боль. В данном случае речь идет о какой-то трагедии, видимо, в зоне боевых действий.
    Информации, к сожалению, не хватает, чтобы связать впечатления от прочитанного с сюжетом.Сюжет дан как штрих и не раскрыты ни события, ни характер героя. Не знаю, попытается ли автор доработать… Хотелось бы. Может получиться сильный социально-психологический очерк.

  2. Спасибо большое за Ваше мнение) О доработке я пока не задумывалась, но это неисключено)

  3. Очень хорошо понимаю. Мне довелось пообщаться с людьми, которые были там… В августе 2008го. Описать словами эти переживания почти невозможно. Но вам удалось. 5

  4. Что-то не очень мне… В том смысле, что не тянет на исповедь. Суть главного героя обрисовалась вскользь, и ясно определенно лишь одно — он там не на своем месте, в отличии от его собеседницы Р(е)наты)))

  5. Тема сумасшедшего затронута не полностью. Я тебе попробую описать правдивую историю, так как с вселенскими силами был знаком, по причине работе, когда-то в охране городской больницы.

    Начало я хотел бы подчеркнуть особым шрифтом, если вы когда-нибудь хотите почувствовать романтику в полной мере, идите работать в охрану. Мой рабочий день начинался с 8 часов и составлял 3 дня (2 выходных) с перерывами на 4 часовой сон в каждые сутки.
    Ярчайшее лето 2003 год городская кардиологическая больница на проспекте мира г. Москвы.
    Грязи в больнице всегда хватает, вечная борьба приемного отделение с привезенными бомжами, вшами и последующей заразы по средствам охраны. Главный врач больницы относится к сотрудникам охраны, как к собакам, без роду и племени. Охрана всегда, в лучших традициях агента 007, попадала на кухню для кормежки, там добрые повара всегда накормят. Но иногда засланного казачка ловил главный врач, и тогда поваров штрафовали вместе с охраной. Так как сотрудникам охраны питание не положено с распоряжения главного врача. Так что спартанские чувства воспитывались в охране большую стойкость. Основной костяк охранников иногородние, чем скорей всего подтверждался негатив к отделу охраны врачами больницы. На тот момент зарплата сотрудников достигала астрономической суммы 5 тысяч рублей. Что порождало гостей столицы заступать в трех недельные смены,
    так зарождалось немного смешное понятие “Дальнобойщики”. В смене было всего два москвича это я и дворовый дружок Женька.

    Ночная медсестра для охранника: жена, теща, любовница и спасительница.
    Эх, белоснежная палата, запах перегара ее щекочет душу и ласкает твою мужскую гордость.
    Взлет мужских фантазий, вперемешку со страстью, но развратникам скажу сразу, это не всегда так.

    Подмел пол на пасту, подобно уборщице, и сдал смену, сменяющему сотруднику по посту, и направился в волшебную комнату охраны, где одна койка на 15 охранников.
    Спать 3 часа поэтому отключился быстро, по-армейски споро. Остальные так же ютятся на постах, порой там и спят. Резкий толчок в спину на 3 этаже дурак бесится, пойдем вязать. В холлах больнице палат не хватает, люди лежат в коридорах. Вот в коридоре бушевал дедушка, ситуация осложнялась тем, что подойти к нему не было возможным, так как в заложниках этого наполеона была 84 летняя бабушка, спящая в коридоре. И у подозреваемого нарушителя спокойствия была большая металлическая труба, что осложняло его захват. При варианте наскока он произвел замах над головой спящей бабки фрагментом трубы, предупреждая нас о том, что он ей пробьет голову. Отчетливо виднелись бешеные глаза деда, и крики: “Бабка я нас спасу, они нас убивают, их уколы отправят нас на тот свет”. При этом, как мне показалось, слово спасу означало освободить душу от телесной оболочки старушки. Я и Женька были в напряжение, в головах
    мысли летали ветром, унося фрагменты реальности. Кроме кулаков у нас ничего не было. Женек сообразил, схватив швабру, медсестры испугано молчали, стараясь не мешать процессу захвата. Поднялся лифт, к нам ехала подмога, внушая нам надежду на победу.
    Женек, держа швабру на изготовке, начал медленно наступление. Дед крикнул, сотрясая
    своим бешеным ревом весь 3 этаж и нанес единственный удар, казалось, в моих глазах остановилось время, но самое страшное нашло на меня потом. Я и двое коллег бросились на деда, нанося ему удары, в моих глазах был зверь, я сам готов был загрызть его. Пустить
    его никчемную сущность на отдельные доли фарша. Да конца моего сна оставалось 10 минут, в голове только одно. Мне теперь не спать до следующих 12 часов ночи, а этот факт меня ввел в состояние намного страшнее, чем находился дед. К тому же нашего Штирлица сегодня поймал главврач, а это и так чревато штрафом. Очнулся, я мои руки впились в горло старика, он трясся, его заламывали остальные. В ногах лежала опрокинутая старушка, но она была живая, так как Женька в момент падения клинка Армагеддона, все-таки умудрился с прытью индейца, воткнуть швабру и смягчить удар трубы, павший на голову пострадавшей. Связав наглеца, вафельным полотенцем к кровати, поцеловав сестричек в щечку, снимая стресс, направились на посты. Но спать уже не получилось, где-то через 10 мин раздался опять звонок, и мы бежали наверх. Я окончательно попрощался с возможностью поспать за эти сутки. Наш старый разбойник опять развязался, но в этот случай усмирили его быстро. Сестрички достали припрятанные наручники, поверьте это не положено, но они у них есть. И старший смены оставил меня сидеть с этим стариком до приезда “Увеселительной машинки”. Я сидел и смотрел на дергающего старика, невольно казалось, наступит время, и я сам начну быть им. Мне так хотелось свернуть его старую шею, спасти его от смертельных уколов.
    Я потряс головой, наваждение исчезло само, это был результат стресса и невысыпания.
    Это всего лишь одна смена простого охранника в кардиологической больнице, а теперь приставьте, сколько смен упало на момент работы?

    Я давно не работаю в охране, но пережитое в те мои молодые годы, я вспоминаю даже сейчас с болью в сердце. И по волю судьбы проходя в больницу, был остановлен охраной, по причине нарушения времени посещения. Я молча протянул ему 500 рублевую купюру и сказал: “Друг я все знаю, возьми за мой проход от доброго сердца”.

  6. @ kondi:
    Это надо было отдельным рассказом публиковать, я думаю. Моя-то история не при чём.

  7. Вот вроде бы несколько предложений добавлено, а эффект совершенно другой. Это очень похвально, что автор слышит пожелания своих читателей. Успехов вам!.

  8. @ Niagara:
    Спасибо, самой нравится) Для того же читатели и нужны, чтобы совершенствоваться.

  9. Прочитал заново.
    Не без шероховатостей, но лучше. Герой стал на свое место. Про Цхенвал — я и тогда понял, так что это на усмотрение было…

    В начале — там, пОстель, все-таки)) ПАстель, это нечто другое. И текст бы отформатировать, а то сжатый, читать трудновато. И в конце пары запятых не хватает (перечисление).
    «…а мне и не нужно — ни жалости, ни понимания.»
    Удачи Вам! 🙂

  10. Вызвало много грусти. Но ведь именно на это чувство и нацелена мысль автора.

  11. @ A.Budnik:
    На какое-то конкретное чусвство я не ориентировалась. Каждый воспринимает по-своему)

  12. Я вижу печаль, грусть, жалость, сожаление. По-моему странно было бы воспринять такое произведение с улыбкой на лице.))
    Да, воспринимать мы можем по-разному, но почувствовать должны то, именно то, что хотел передать автор. Ну мне так кажется.)
    Ваш рассказ понравился мне.)

  13. Надеюсь это не последняя ваша вещь, и, особенно, не единственная тема…
    В смыле хочется теперь от вас чего-то совершенно другого, какого нового, непохожего на этот, сюжета.

  14. Есть кое-что. Здесь опубликована ещё сказка. И роман, правда, он длинный, но абсолютно лёгкий, на шуточный сюжет)

  15. Понравилось. Как мне показалось это вступление к чему-то большему. Хотелось бы почитать продолжение. Владимир. (5)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)