Дочушка

Девяносто четвертый год, лето, вечер пятницы. Мы едем на дачу. Трасса переполнена, кажется, что все решили, во чтобы-то не стало, засветло добраться до изнывающих под солнцем помидоров и огурцов. Жарко, окна в машине открыты, и наш пес едет, высунув в окно мордаху. Уши развеваются, язык высунут – полный восторг!

Как всегда, по дороге заезжаем в Ромашовку. Там, у Гали-молочницы, надо купить трехлитровую, на треть состоящую из сливок, ледяную банку молока, и быстрей, быстрей снова в путь.

Саму Галю, крупную, энергичную и очень румяную, мы видим редко; она бригадир полеводческой бригады в колхозе, от которого мало что осталось, кроме названия.

Встречает нас, и продает нам молоко обычно ее мать – маленькая, сухонькая, сгорбленная старушка, с каким-то удивительно светлым лицом и ласковыми, от старости почти бесцветными, «всезнающими» глазами. И меня, и маму она называет одинаково – «дочушка». Мы тоже почему-то никогда не спрашиваем, как ее зовут, а обращаемся к ней просто — «бабушка».

Бабушка быстренько выносит нам молоко, взвешивает творог и сметану, торопится, знает, что спешим, а попутно рассказывает про всех своих. Галя, дочка, что сказать, умница, трудяга, каких мало. Кроме своего хозяйства, совсем немалого, еще и колхозными делами занимается. Целый день в поле, а вечером дома дел невпроворот, вот так и кружится. «Ну, ничего, она хваткая-то у меня, Галя, шустрая. Да и боевая. Вон все мужики боятся, попробуй в поле не выйти, она любого за шиворот и в конбайн »- смеется бабушка. Зять — не пьет, что по Ромашовским меркам – счастье невиданное. Про то, что не пьет, бабушка упоминает как бы невзначай, но при этом поглядывает на нас с особенной гордостью. «Внучка, Олечка, двадцать два ей» — бабушка качает маленькой, в синем платочке, головой – «Не в себе она у нас, с рожденья. А так что ж, добрая девочка, хорошая, помощница, голубушка моя». Нам становится как-то неловко, уже нужно ехать, и хочется что-то сказать, а что тут скажешь? Девочку эту, Олю мы видели пару раз, простая, славная. Только мама, помню, удивилась, что все время улыбается девчонка как-то странно.

Бабушка всегда провожает нас до калитки, и всегда говорит: «Ну, дочушки, с Господом!» В машине обсуждаем с мамой все, что нам рассказала Бабушка. Я удивляюсь, как она спокойно рассказывает, про то, что внучка больна. Мама объясняет, что это потому, что Бабушка прожила длинную и, наверное, непростую жизнь. Но я вижу, что мама тоже задумалась… Дитё больное, в наше непростое время, шутка ли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)