К пределу (1)

1.

В этот день Бо Дэрэк вернулся из Мегацентра развлечений и первым делом проверил почтовый ящик во всемирной паутине. С помощью пульта он включил большой двухметровый монитор на стене и перешел на страницу сообщений. В списке непрочитанных значилось 3 письма и в самом первом из них (о чудо!) сообщалось о том, что Бо Дэрэк зачислен на первый курс регионального филиала Мировой академии управления.
Несмотря на внутреннюю радость Бо Дэрэк сохранил невозмутимый вид, как будто это было ничего не значащее для него сообщение, и бегло просмотрел оставшиеся письма.
Следующее письмо тоже зажгло огонь торжества в его душе. Это было послание от довольно красивой особы, с которой он познакомился на одном из бесчисленных сайтов знакомств. И хоть она написала сущую ерунду («Привет! у меня все норм. а у тебя?») было приятно уже от того, что знакомство начинало завязываться и возможно сулило нечто большее (чем черт не шутит).
В третьем письме говорилось, что у интернет-дневника появился новый подписчик. Почему нет? Пусть прибавляются. Так глядишь, скоро попаду в топ, а может быть стану самым читаемым в виртуальном мире блогером.
Бо Дэрэк почувствовал, что жизнь его даже в самых маленьких проявлениях приносит ему наслаждение. Он на правильном пути. Он не похож на скучающих неудачников, которые плачутся как им скучно, как им мало денег, как их никто не понимает.
Мировая академия управления… Да, это именно то, что ему подходит. Конечно, поступать туда подсказал отец, но он тонко чувствует мои мысли. Управлять людьми, как это великолепно. Конструировать реальность в соответствии с идеальным сценарием. Вот к чему стремится цивилизация. Делать жизнь человечества все комфортнее, все безопаснее, все упорядоченнее. Самого себя делать идеальным гражданином мирового государства. Совершенствовать мир, быт людей, искать точки психологической опоры для тех, кто испытывает моральный упадок.
Ну я слишком расфилософствовался. Конечно, все гораздо проще. Просто выполнять то, что ты можешь делать хорошо. Получать удовольствие от жизни. Учиться, работать, приносить какую-то пользу и самому зарабатывать деньги. Сколько можно сидеть на шее у отца и государства. Ежемесячное гражданское пособие в размере 250 мировых долларов — это смеху подобно. Его начисляют на счет даже младенцам. Деньги отца это конечно хорошо, но его опека тяготит с каждым годом все больше. Академия — вот реальный шанс начать зарабатывать. Хотя бы чертову стипендию в 330 долларов, а если набирать больше 100 баллов по всем тестам, то и все 500. А там и работу можно подыскать будет.
Бо Дэрэк поймал себя на мысли, что вся его жизнь движется по правильному сценарию. По крайней мере этот сценарий лично его всегда устраивал. Как будто какая-то невидимая рука направляла его, оберегала, указывала верное направление.
Он рано отвык от матери. И насколько помнил это прошло очень легко. Ему было лет восемь, когда родители решили расстаться. Отношения их давно не клеились. Переломным стал момент, когда матери предложили перевестись на работу во Францию. С повышением должности и зарплаты. В самую гущу европейской жизни. Она плакала, она терзалась мыслью расставания с ним. Но нашла в себе силы уехать.
При первой возможности она выходила на связь, они общались в режиме видеоконференции. Прошел год и образ матери на экране монитора стал привычным. С самого начала не было больно, не было грустно. Может быть, мальчик начисто был лишен сердца. Он никогда не привязывался к людям сколько себя помнил. Он никому не досаждал своим общением. Охотно общался с теми, кто сам проявлял инициативу, но обратная связь быстро ослабевала. Он замечал, что его равнодушие, бесстрастие причиняет многим сильную боль. В том числе матери. Но ему и это давалось просто. Страдания других Бо Дэрэк забывал также быстро, как и свои мимолетные огорчения и разочарования. Жалость к другим и умиление от мысли о чьих-то переживаниях он умел вытеснить из своей памяти, а соответстсвенно и из души.
Отец тоже не задержался в провинциальном городе, благо региональная столица была рядом. Центр Восточной Федерации — Москва. Не прошло и года после развода, как отцу нашлось место в какой-то государственной структуре. Бо Дэрэк остался почти один в родном городе, если не считать присмотра няни, опеки со стороны лучшего друга отца и визитов школьных друзей.
Он много читал, и однажды ему стало смешно при мысли, что он воспитывается почти как дворянин древнего 19 века, в то время как многие уехавшие родители оставляли детей на попечение круглосуточных школ. Он же учился в обычном колледже, а родителей ему заменяла служанка, пекущаяся о его быте. Няня не стала няней в полном смысле этого слова. Она подобралась под стать своему воспитаннику. Немногословная, сосредоточенная на домашних делах и точном выполнении ребенком всех положенных предписаний. По началу Бо Дэрэк даже не мог запомнить ее имя. Она была в доме как тень. Не лезла к нему с разговорами по душам, постоянно сидела в одной из комнат, занятая то делами, то собственными развлечениями.
Мелита. Странное но благозвучное имя. Няня неожиданно стала его первой настоящей любовью. Бо Дэрэк впервые увидел рядом с собой стройное женское тело, женские повадки, взгляды. Во всем этом было что-то новое, необычное, притягательное. Ему было всего девять, он не чувствовал к ней именно телесного влечения. Его притягивала ее нежность, мягкость, красота. Мальчик влюбился. Но любовь эта не вышла за пределы души и осталась его личным достоянием, неизвестным никому из смертных.
Мелита знала толк в косметике и в одежде и всегда выглядела вызывающе красиво и благоухала последними достижениями парфюмерной промышленности и моды. Это была кукла, нянчившая другую такую же куклу. Она умела подобрать мальчику идеальную одежду, не жалела времени на услуги дорогих парикмахеров.
Она вела все дела, связанные с домом. Следила за распорядком каждого дня воспитанника. Мелита приучила его к дисциплине. Он поражался ее организованности, памяти, умению подчинить личные желания работе. Безусловно, она была профессионалом.
Они расстались когда ему было 13. К этому времени его влюбленность прошла, и он вопринимал ее просто как предмет обихода. Как легко он умел подавлять в душе самую трепетную привязанность! Или может быть просто глубоко закапывал чувства? Они так и не общались по душам. Для этого у него был школьный друг Ник, в то время лучший. Ему можно было поверить свои мысли, посплетничать, открыть переживания и мечты.
В 13 ему все-таки пришлось пойти в круглосуточную школу. Здесь он жил и учился в кругу себе подобных. Общество одиноких детей встретило его жестокостью моральной и физической. Неприязнь к чужаку вылилась в обидную кличку Лунатик и разбитый нос. Это время он не любил вспоминать. Однако нужно признать что эта школа сирот и безнадзорных детей закалила его характер еще больше. Здесь он учился ненависти и цинизму по отношению к миру.
В защиту родителей можно сказать, что это была одна из элитных круглосуточных школ. И условия жизни и обучения в ней, конечно, не шли ни в какое сравнение с обычными школами. Уютная обстановка, двухместные комнаты для воспитанников, организованный досуг с миловидными вежливыми воспитателями и учителями, множество интересных развлечений, возможность общения с родителями через видеоконференции.
Иногда на выходные приезжал отец, и они вдвоем ездили в развлекательные центры. Когда каникулы Дэрэка и отпуск отца совпадали, они несколько раз летали в другие страны, точнее регионы мира, входившие в Мировой Союз. Побывали даже в мировой столице — Иерусалиме.
У матери уже была своя новая семья, она перебралась из Франции в Северную Америку, их свидания стали редкостью даже в интернете.
Ну хватит воспоминаний. Жизнь как жизнь. Не лучше и не хуже других. Что не хуже, так это точно.
Бо Дэрэк посмотрел на часы. Судя по времени подошло время обеда. В дверь позвонили. Служба доставки работала почти безупречно: 3 минуты опоздания — сущая погрешность.
Дэрэк простым нажатием встроенного в стене меню открыл дверь. В квартиру вошел курьер доставки обедов. Дэрэк провел его в кухонный зал, где тот оставил коробки с едой, после чего немедленно удалился пожелав приятного аппетита с обычной деланной улыбкой.
Теперь можно было предаться мечтам о предстоящей учебе в академии за поглощением доставленных блюд. Бо Дэрэк присел к столу и улыбнулся. Ну разве плоха эта жизнь?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)