За что?

Крутой Федя сидел не скамейке. Скамейка стояла на бульваре практически в центре города. Ножки её была намертво врыты в землю. Наступил полдень, по-летнему припекало солнышко. Редкие прохожие семенили по каким-то своим делам, Феде неведомым. Мимо скамейки проходили девушки. Аппетитные и не очень.
Федя неплохо устроился в тенёчке, но скучал. Время от времени он отрыгивал газы «Пепси-колы»: откупоренная банка стояла рядом на скамейке. Был Федя в своём обычном «прикиде», продуманном так, чтобы его сразу узнавали: черные круглые «очки-леннонки», футболка-балахон до колен (на спине рисунок – размашистый клювастый орёл), шорты-бермуды и любимые кроссовки фирмы «Рибок». Федя недавно обошел свой участок сбора на площади перед кинотеатром и теперь отдыхал. День как день. Всё нормально. Народ как народ. Кто продаёт, кто покупает. За это, понятно, никто не осудит. Ну, вот ты продаёшь, то есть хочешь получить кое-какой навар (а иначе, зачем продавать?). Это, как дважды два известно. А раз так – будь добр поделиться, и без разговоров. За охрану твоих же интересов. Нет, ну можно там вякнуть, крякнуть, – но не более. Всего делов – плати по таксе.
Зачастую продавцы – старушки-пенсионерки. Они сговорчивые. Старики попадаются редко, особенно в его районе. Они обычно возле базаров гайками и прочими железками пробавляются. Кто ещё? Пара-тройка «деловых» с лотков торг учиняют. Тут приходится слегка припугнуть. Ну, мымра одна попкорном шустрит. Дуется, что плохо идёт нынче кукуруза. Но это не его, Феди, дело – идет или не идёт. Должна идти. Иначе, зачем ты тут сидишь при аппарате? На хот-доги переходи, шевели мозговой извилиной. Вон сколько этих догов ходит. За ними иногда умные люди попадаются, интеллигенты. Некоторые из них, затёртые, правда, – газетками подрабатывают с программками. Ходовой товар. Пацан кассетами народ развлекает. Только и слышно: «Я буду вместо неё – твоя невеста, честное ё…», «Убей мою подругу…», «Мальчик хочет в Тамбов и-ки-чики, чики-чики-та». Попса идёт тики так.
Нет, Федя на работу не жалуется. С шефом контачит. Положенный ежедневный сбор сдал – остальное себе. Раньше что у Феди было? Джинсы да ножичек. Очень неплохой. Сам делал, точил из обломка пилы. Пила эта со станка распилочного, сталь – будь здоров. Месяц точил. Наследство такое от бати осталось. Он на комбинате жизнь свою загубил. Дышал опилками и надышался. Никакие респираторы не помогли. К себе всё звал – династию продолжать. Но Феде такая работа не по нраву. Полдня в пыли да в визге огинаться. Здоровьем, правда, Бог не обидел, зачем же его на ДСП обменивать? Нет, это он сразу смекнул, как только на работу к бате попал.
А теперь у него кроме ножичка есть ещё газовый пугач. Фирменный револьвер. При его работе иначе нельзя. Там, глядишь, в скорости будет и настоящий – боевой. «Только это надо заслужить», – говорит шеф. А он человек слова. «Умри, но сделай», – такой у него принцип. Умирать, конечно, неохота раньше времени, поэтому лучше сделать.
Да, работа неплохая. Освоился, даже скучновато стало. Народ всё понимает, соглашается, почти не спорит. Новая эра на дворе, а может фильмов насмотрелись, что ли? Федя допил баночку «Пепси» и закурил. Курил он свои фирменные «Мальборо». Как в рекламе: «не хотите ли расслабиться, отдохнуть… «Мальборо» – для настоящих мужчин!».
Девчонки ходят туда-сюда. Цок-цок каблучками. Юбчонки подрагивают, ляшечка об ляшечку трется. Время свободное у Феди есть, так что можно закадрить какую-нибудь. Ну, не то, чтобы какую ни попадя, а так, более-менее. Да и не то что… а просто нормальную девчонку. Такую нормалёк-королёк…

За что?: 6 комментариев

  1. Wadim: Сучонок-Федька получился убедительным:и психология,и внешний вид… Существенным
    достоинством считаю вот этот момент рассказа, где придурок четко ощутил,что жизнь разделилась на «до» и «после».Познавательные закулисные детали из жизни торговцев в начале рассказа настраивают на специфику.Рассказ рождает в сердце читающей интеллигентки гадливость
    к подобным составляющим нашей жизни,значит автор молодец.

  2. Спасибо, Ниагара, просекла кульминацию чётко. Отрицательные эмоции имеют место быть, как впрочем и сострадание. У меня, когда отец прочитал этот рассказ, заснуть не мог: неужели такое бывает, мол. А я ему: да и хуже бывает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)