Так улыбается правда

Вспоминая этот день, я не удивляюсь, почему я тогда оказалась одна. Наверное, задумалась и не заметила, что мальчишки, с которыми я пришла в тот солнечный день на речку, искали меня и звали идти обратно в наш маленький старый двор, окруженный ароматной цветущей черемухой. Обычное дело: засмотрелась на облака, пытаясь увидеть в бесформенных кучках голубоватой ваты что-нибудь на кого-нибудь похожее, или забылась, наблюдая за белой бабочкой–капустницей… Сейчас я об этом могу думать и вспоминать, а тогда, в моем спокойном детстве все было намного, намного проще.

Это был такой день, который приходит в голову при первых мыслях о теплом лете: яркое желтое солнце грело и пригревало, иногда маленькое белое облачко закрывало его на мгновенье, и только тогда можно было, не щурясь, посмотреть на ярко-синее небо. Был ветер, но такой теплый и легкий, что его никто не замечал. Нельзя ходить на речку и не дотронуться до самой воды – правило такое у любителей теплого времени года. Я поторопилась, спускаясь вниз по очень крутому берегу, и  неловко поскользнулась на  траве. Поскорее поднявшись на ноги, я первым делом расстроилась, что испачкала свое легкое голубое платьице, а еще на всякий случай убедилась, что никто не заметил моей неудачи, ведь падать – это всегда очень обидно.  Решив, что терять больше нечего, я разулась. Наверное, это была одна из тех немногих минут неподдельного счастья, которых никогда не бывает много: стоять босиком и дышать чем-то сырым и зеленым. Песок под ногами, несмотря на невыносимую жару, был холодный: солнце совсем не попадало на него из-за высокого крутого спуска и кустов. Иногда ночью река разливалась, и тогда песок становился дном и совсем остывал, а днем так и не успевал согреться. На берегу лежали все признаки недавнего пребывания отдыхающих – остаток вчерашнего костра, бутылки и еще много какого-то мусора, который, по замечательной русской традиции, принято оставлять после себя на месте культурного времяпрепровождения.

Вдруг я ощутила что-то тяжелое, похожее на то чувство, когда за спиной кто-то стоит и пристально смотрит не говоря ни слова. Я вышла вперед и огляделась. Оказалось, что за чьей-то спиной все это время стояла я. Нельзя сказать, что я испугалась, но все же осознание того, что я тут не одна, немножко сбило меня с толку. Насторожившись и боясь пошевельнуться, я внимательно смотрела на незнакомца. Это был  высокий молодой человек с белой тростью в руках. Он не шевелился, и, казалось, неподвижно смотрел вдаль. Я быстро поняла, что это за трость, и мне стало как-то грустно, даже руки потяжелели от какой-то щемящей  досады. И тогда  я даже не задумалась, как он здесь оказался, этот, незнакомый мне, человек. Сначала захотелось идти обратно, но об этом я быстро передумала и с какой-то странной уверенностью своего желания я подошла к незнакомцу совсем близко.  Перед собой я увидела парня, которому было лет семнадцать на вид, с черными короткими волосами, в простых синих потертых джинсах и коричневой футболке. Первое, что я почувствовала рядом с ним – его силу, которая, казалось, была его главной чертой: в широких линиях скул  и больших сильных руках, даже в том, как он уверенно стоял, высоко подняв свой подбородок с ямочкой посередине. Конечно, он понял, что я стою в двух шагах от него, но продолжал молчать, а потом медленно и точно повернул голову именно в мою сторону. Мне даже показалось, что он видит меня, но, приглядевшись, я заметила сквозь большие темные очки белую пелену, которая не давала ему знать, что у меня грязное голубое платье и веснушки на носу.

Вот так мы стояли вдвоем на этом берегу. Мне было неловко молчать с этим необычным человеком, который, точно читал мои мысли. Я знала, что его  нельзя было обмануть натянутой улыбкой, фальшивым комплиментом, первой принятой фразой знакомства, вообще чем-либо неестественным. Как бывает, мы улыбаемся иногда в ответ тому, с кем давно не виделись, хотя, может в этот момент совсем не хочется улыбаться, или из вежливости и воспитанности произносим слова, которые не всегда хочется произносить. Он видел сердцем, именно поэтому, когда появляются сомнения или мы хотим понять что-то очень важное для нас, стоит слушать свое сердце, ведь именно душой можно почувствовать то, чего мы никогда не увидим воочию.

Я думала тогда, что совсем не хочу уходить, и, уверенная что мой скромный знакомый понимает мои мысли, улыбалась ему: мне хотелось улыбаться. Думала, стеснялась, и всем сознанием чувствовала, что этот человек видит все, хотя не так, как все в этом мире вижу я. И еще я чувствовала душой что-то до боли родное и теплое, как ветер, который спокойно шумел в камышах. Мне хотелось сказать этому человеку, что я знаю, как ему нелегко, но боялась обидеть его этими словами, ведь на самом деле я не могла этого знать. Но его удивительная сила не давала чувствовать к нему жалости: эту самую жалость я чувствовала в тот момент к самой себе, такой маленькой, смешной, босой и ничего не знающей…

Очнувшись от мыслей, я смущенно отвернулась, подошла к воде и коснулась рукой до блестящей, рябой от ветра глади: вода была теплой, и было видно, как стайка мальков подплыла совсем близко к берегу. Маленькие рыбки так красиво блестели на солнце, и так быстро, своей неразделимой стайкой, уплыли, когда я ударила пальцами по воде… А  парень все стоял, не шевелился и молчал. Мне начало казаться, что он еще и не говорит, но разве я сама сказала хоть слово за все эти минуты?

Я зачерпнула руками воды и в пригоршне понесла ее по направлению к юноше. Я подошла совсем близко, и сердце замерло от переполняющей радости: я чувствовала себя маленькой доброй феей, которая сейчас начнет исполнять свое волшебство… Медленно разжимая пальцы, я смотрела на то, как вода капает на руки моему молчаливому другу. В этом было все, что я хотела сказать, но не могла, и  вместе с тем, как вода уменьшалась в моих ладонях, уменьшалось и то чувство в груди, которое так сильно распирало ее в разные стороны: иногда мы чувствуем это, когда нам бывает тяжело дышать. Молодой человек повернул голову чуть набок, как будто в этом наклоне он выразил всю свою благодарность.  Простая, немного смущенная и тихая улыбка – что она значила для меня тогда! Как будто в ней было все, о чем мы так долго молчали… Я не знаю, что еще можно сказать о том, что чувствовала в ту минуту. И вот именно в тот момент, может потому, что было очень жарко, и мне напекло голову, я подумала, что выросла, и поняла, что значит хотеть быть с кем-то рядом. Я уже тогда слышала где-то такие слова, и  они очень неожиданно приобрели для меня ясное  значение.

На этом моя история и закончилась, оставив глубокое воспоминание о себе. Я ушла так же беззвучно, как и пришла, почему-то уверенная, что этот сильный человек запомнит этот день так же, как и я. Это была какая-то истина, какая-то правда жизни… Просто правда.

Так улыбается правда: 3 комментария

  1. «Яркое желтое солнце грело и пригревало…».Бунину подобное не только прощалось,но и сделало его узнаваемым.Так ведь это же Бунин!
    «На берегу лежали все признаки недавнего пребывания отдыхающих…». Предполагаю, что Алексей Михеев со стилистикой данного предложения не согласится, а также объяснит насчет «я быстро передумала»,»уверенностью в своем желании»,»распирало».
    Трогательная история первой любви, рассказанная застенчиво и честно.Изумительный контакт с природой.Есть интрига.Есть размышления и много чувства.Прелесть.

  2. Уважаемая Anna Alekseevna!
    Ваше произведение находится на обсуждении в жюри. Результаты обсуждения вы сможете увидеть в открытой части форума после 7 ноябре в разделе «Новости из закрытого форума».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)