Реквием Шопена

Маленький городок нефтяников, затерявшийся в степях Поволжья, купался в клубах пыли и белом тополином пухе, норовящем залететь в глотку, глаза и раскрытые окна двухэтажных однотипных домов. Улочки ещё не успели заасфальтировать, поэтому, после дождя, добраться куда-либо не представлялось возможным. Лишь проспект Ленина, как исключение, выделялся серой полосой свежеуложенного покрытия.

Неизвестно почему, возможно из-за этого самого асфальта, всех покойников города несли на кладбище по одному и тому же маршруту.

Петька Грошев — мальчишка пяти с половиной лет, отодвинув горшок с геранью в сторону, каждый день наблюдал за траурными процессиями со второго этажа однокомнатной квартиры. Для лучшего обзора он выпросил у дружка маленький театральный бинокль и внимательно вглядывался в жёлтые мёртвые лица, проплывающие мимо окон, в обшитых красной материей гробах.

— Экзекутором, наверно, будет! — сказал как-то отец, заметив пристрастие сына к покойникам.

— Не экзекутором, а прозектором! — поправляла его мать.

— Какая разница, один хрен с мертвяками возиться! — на этом спор закончился.

В городе был духовой оркестр, постоянно сопровождавший переселенцев на тот свет. Один из оркестрантов, дядя Дормидонт, жил в соседней квартире. Петька частенько видел его пьяным и весёлым.

— Вот, Петруха! — говорил Дормидонт — Будешь играть на похоронах, считай, жизнь удалась: И сыт, и пьян, и копейки в кармане звенят! Так-то брат! — он доставал из кармана лоснящегося пиджака карамель и угощал мальчишку.

— Дядька Дормидонт, у меня же трубы нет, на чём же играть то я буду? — спрашивал заинтересованный заманчивой перспективой Петька.

Как-то, подвыпивший музыкант, взъерошив, волосы пацана, икнув, выдавил:

— Пойдём ка Петюня, я тебе кое-что подарю!

Подарком оказалась старенькая тульская гармошка.

— Вот, учись пока на ней. Дави на кнопки, растягивай меха! Играй, салажонок!

Репетицию юный маэстро начинал в одно и то же время: ровно в час, по улице проходила траурная процессия, а то и не одна за день. Сидя на подоконнике, он растягивал подарок, извлекая из него чудесные, будоражащие душу звуки. Петька оказался смышленым мальчишкой, наделённым неплохим слухом. Через три месяца, его пальцы более-менее ловко бегали по клавиатуре, выдавливая знакомый мотив.

Однажды, когда за окнами шли осенние холодные дожди, в квартире собрались гости. Отмечая день Октябрьской революции, отец, решив порадовать и удивить гостей талантами своего отпрыска, поставив сына на табурет, попросил повеселить собравшихся игрой на инструменте.

Петька, привычно растянув меха, воодушевлённо, со скорбной миной на лице сыграл похоронный марш.

— Эт, он что ж, дело Ленина похоронил? — спросил отца подвыпивший коллега.- Взял и похерил достижения трудового народа?!

— Ты, что ж паршивец, ничего не мог другого сыграть? — подаваясь на провокацию, спросил пьяный папаша.

— Я же на похоронах играть буду, а там только эту музыку заказывают! Хотите другую, вон радио включите и слушайте! — Петька обиженно надув губы, слез с табуретки — Вообще уйду к Дормидонту жить, он меня с собой на похороны брать будет! А там и сыт, и пьян, и копейки в кармане звенят!

— Это, кто же тебя научил? — вытаскивая из брюк ремень, завёлся отец.

— Да ладно тебе, Серёга! Чего к пацану пристал? Натаскается ещё, будет на свадьбах деньгу зашибать! — успокоил его товарищ.

Реквием Шопена: 11 комментариев

  1. Хорошо, что мальчик сам понял, что надо играть » другую жизнь». Саша, молодец! Написано образно. Так и видишь мальчишку, стоящего у гроба покойного, а думающего о жизни!

  2. @ Alexandr 63:
    В такой сжатой форме, но в тоже время так объемно и показана жизнь глухой провинции.
    Я просто побывал там… Очень здорово!

  3. @ moro2500:
    Спасибо большое, там прошло моё детство. В городишке была комендатура «химиков», постоянно какие-то склоки, поножовщина. Так что хоронили ежедневно. Когда проходили похороны, а они проходили по улице Ленина (как я уже писал) пацаны сопровождали эту процессию, обсуждая: кого хоронят, от чего помер. Было такое ощущение, что это основное и любимое времяпрепровождение мальчишек. Вспоминаю Горького, как у него написано: «Девочки играли в похороны кукол»

  4. ALEX — твой рассказ заставил глубоко задуматься. Каждый человек к чему то стремится и прилагает усилия к достижению цели. Но стрессовая ситуация, а в данном рассказе похороны соседа, может привести к озарению, что выбранный путь не так уж хорошь. У каждой медали есть обратная сторона.
    Город и люди они так живо представлены, словно ты уже там был и все так знакомо.

  5. @ zautok:
    Ничего удивительного, я действительно был в этом городке — родился в нём. Всё это живо воспроизводится в моей памяти, когда начинаю вспоминать конец 60, начало 70 годов. Сплошные похоронные процессии, голубятни и карьеры, в которых мы стреляли из самодельных пистолетов.

  6. Спасибо Саша, что объяснил. Я имела ввиду себя. Что я представила эти рытвины в городе без асфальта и одну центральную улицу. Я и так тебе верю.

  7. Здравствуйте, Александр!
    Ваше произведение находится на обсуждении в жюри. Результаты обсуждения вы сможете увидеть в открытой части форума после 5 февраля в разделе «Новости из закрытого форума».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)