Продолжение.

 Обратимся еще раз к диспуту «Имя Россия», в котором наши современники отдали предпочтение идеологии православия в соревновании его со светскими идеологиями, два противоположных полюса которых представляли Михалков и Зюганов. Попытаемся разобраться: почему так произошло. Почему потомки отдают предпочтение религии, в то время, как их предки выбирают атеизм? Согласитесь, отразив интервенцию всего промышленного и военного потенциала Европы и Америки, Россия тем самым однозначно проголосовала в пользу марксизма, современным представителем которого является Зюганов. Голодная и разграбленная Россия, вдохновленная идеями марксизма, воевала против всего мира и выстояла. Разве ж это не кажется чудом? Почему же наши современники отвернулись, по сути дела, предали те идеалы, за которые наши предки бились, проливая кровь, отдавая жизни? Почему диспут, затронувший события столетней давности, вновь выплеснул на аудиторию нешуточные страсти, словно и не было этих ста лет? Почему молчит наука, даже не пытаясь примирить противомыслящие позиции?

Вероятно, чтобы разобраться во всех этих вопросах необходимо в первую очередь дать определения и марксизму, и религии, и культуре, основательно запутанные нашей советской интеллигенцией: как теми, кто верой и правдой служил одновременно и вождю, и отечеству, так и теми, кто предпочитал борьбу с режимом, будь то на собственной кухне или за бугром, поиску истины.

Религия и культура – это те фундаментальные философские категории, без которых законы социального развития общества понять просто невозможно. Однако в представлении об этих категориях существует более противоречий, чем логически обоснованных взаимоувязанных положений.

Обратимся, например, к религии. С одной стороны, существует мнение, что религия – это та кладезь, откуда люди черпают духовность, в результате чего религия, как одна из составляющих, входит в культуру этноса. С другой стороны, наука определяет религию как специфическую форму общественного сознания, отличительным признаком которой является фантастическое отражение в сознании людей образов того периода, когда человек оказывался беззащитен перед господством внешних сил. Период этот обычно связывается с первобытнообщинным строем.

Культура же, наоборот, представляется в форме социально-прогрессивной творческой деятельности человечества во всех сферах бытия и сознания, направленная на преобразование действительности, на превращение богатства человеческой истории во внутреннее богатство личности.

Уже в этих определениях содержится масса противоречий.
Так, согласно вышеприведенным определениям, религию следует считать, с одной стороны, плодом чуть ли не больной психики первобытнообщинного забитого человека, с другой стороны, это первобытное существо силой своего воображения смогло создать фантастические несуществующие образы. С одной стороны, муссируется мнение о примитивности мышления первобытного человека, с другой стороны, сознание его вдруг оказывается способным не только создать несуществующие образы, но и облечь их в логически непротиворечивую, стройную концепцию, из которой последующие поколения черпают духовность.

Продолжение.: 1 комментарий

  1. «Бог, как явление природы, безусловно, существует, но никакой информацией о его образе, помимо библейской, мы, к сожалению, не располагаем. И это, наконец-то, начинают понимать современные ученые. Многие из них … сейчас все более склоняются к мысли о существовании в природе разумной субстанции, помимо человеческого разума. И чтобы принять этот постулат, необходимо в первую очередь провести четкую грань между Богом – явлением природы, независящим от воли человека, и религией – созданием рук и ума человека.»

    Какие интересные темы Вы затрагиваете.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)