Царь

Царь

Что тебе снится, блуждающий биоробот?

Гр. «Ноль»

Я спускаюсь с горы. Точнее это не гора, а очень большой холм, или может быть курган. Склоны его сплошь покрыты невысокой зеленой травой, на всей поверхности нет ни пятнышка пожухлости. Трава настолько густая и мягкая, что на ней можно лежать, будто на ковре с высоким ворсом, не ощущая жесткости и холода земли. Лишь душистая свежесть. Мне кажется, я знаю каждую травинку, каждый стебелек, как будто лично усеял весь холм этой зеленой прелестью. То же и дорога. Совершенно прямая бежево-желтая, она тянется вниз по пологому склону. И мне знакома каждая выемка на ней. С потрясающей отчетливостью я вижу очертания каждого камня, лежащего на дороге. Мне знакомо все: щекочущие нос запахи, шелест ветра, чувство, как он обтекает меня, чуть подталкивая сбоку, пейзаж. Вокруг холма только степь, ровная как зеркало, переходящая в бесконечность неба. Все не просто знакомо, это как будто часть меня самого.

Наконец, я дохожу до узкой асфальтовой дороги. Черной лентой она отрезает холм от степи. Передо мной останавливается автобус, дверь открывается с громким пшиком и я захожу внутрь. В салоне никого. Водитель смотрит на меня и улыбается, обнажая золотой клык.

— Куда тебе, парень?

Егор сел на постели, одетый тонкой пеленой холодного пота. Он посмотрел на часы – 5.00. Больше года его преследовал этот сон, и заканчивался всегда в одно и то же время, после чего он просыпался с чувством необъяснимой тревоги. Поначалу Егор даже вскакивал с постели и начинал куда-то собираться, одумывался только стоя в дверях, с рюкзаком за плечами. Со временем он научился обуздывать эти панические приступы, но сама тревога никуда не уходила. Также не появлялось объяснения, почему достаточно мирное сновидение так будоражит его ум.

— Географическое бегство, — говорил один знакомый Егора. – Синдром, часто встречающийся у алкоголиков. Когда человек выпьет, и не может усидеть на месте.

Но он-то (Егор) – не алкоголик. Так почему же его так и тянет сорваться с места. Вопрос только куда? Здесь приходилось упереться в непроходимый тупик и подступало отчаяние. В первые сеансы снови´дения этот вопрос доводил Егора до исступления. Ему казалось, что за дверью черный мрак, что там просто нет места, в которое можно было бы уйти, не существует возможности идти, потому что – пустота. Но ведь что-то его звало. Так настойчиво.

Правда были и приятные стороны у этого сновидчества: как только эмоции утихали, и Егор чувствовал себя в полной мере возвращенным в реальность, его охватывала необыкновенная бодрость, не смотря на утренние ранние часы, как будто тело выплачивало Егору долг за смятение, царящее в душе. Такие дни были идеальны для физических нагрузок, сонливость не подступала ни на секунду. Откинув одеяло, Егор соскочил с кровати и остановился внутри серого куба комнаты. Свет включать не хотелось, утренний полумрак заточил все углы и грани, а стоит щелкнуть выключателем, глаза начнет резать, сощурившись, обязательно на что-нибудь натолкнешься. Через несколько мгновений в ванной запели трубы.

Заваривая чай, Егор подумал, что для человека неопределенного рода занятий он ведет слишком здоровый образ жизни: ни табака, ни алкоголя, ни прочего. «Наверное, меня сны доконают, а не реальность» — подумал Егор. Он усмехнулся и поджал пальцы ног, ступни все еще ледяные – привет из мира грез.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)