Алекс и призраки

Не советую никому читать нижеизложенное!

Никогда и ни при каких обстоятельствах!!

Даже не вздумайте!!!

Кстати, если вам понравится, кликните по этой ссылке, и вы сделаете мне приятно!

АЛЕКС И ПРИЗРАКИ

Эта аудиозапись попала ко мне совершенно случайно. Однажды я шел по тихой Николаевской улице и наткнулся на валявшийся прямо посреди тротуара новенький цифровой диктофон. Кто его здесь оставил и почему я не задумывался, честно говоря, на это мне было наплевать. Сначала я по наивности обрадовался ценной находке, но о Боги, как же я пожалел в последствии, что поднял с земли ту злосчастную вещицу! В памяти диктофона была эта страшная запись. Прослушать ее целиком мне хватило сил только один раз (потом меня нашел хозяин диктофона и навалял по самые помидоры). Но прежде чем он это сделал, я успел закинуть запись в Интернет. Ничего больше не хочу говорить… Люди, пожалуйста, комментируйте, если вам понравится, и если не понравится тоже, и не забудьте кликнуть по ссылочке! Хотя… после того, что со мной сделал этот монстр, я все равно никогда уже вам не отвечу…

PLAY

— Я ем человечье мясо…

(сопение, громкое чавканье, смачный плевок)

— Не подумай ничего дурного. Это очень вкусно.
— Хочешь попробовать?
— Ее зовут Леночка… вернее, теперь уже звали. Она работала стриптизершей в ночном клубе «Спелые дыньки» и была нимфоманкой. Такой же, как ее мать, бабушка и даже прабабка — это у них наследственное…
— Она так просила меня съесть ее киску, что я решил выполнить эту просьбу буквально…

(чавканье, отвратительные глотательные звуки)

— У нее между ног такое вкусное и нежное мясо, просто не могу оторваться. М-м-м-м… Хочешь кусочек?

(неожиданная тишина)

— Ты что так и будешь просто стоять и смотреть? Может, присоединишься ко мне, или…
— Или может быть, ты хочешь стать следующим блюдом…

(пронзительный вопль)

PAUSE

— А-а-а-а-а!
Алексей Агеев проснулся в холодном поту. Ночной кошмар был удивительно реалистичен и почему-то сильно напоминал написанный им недавно рассказ. То было душераздирающее произведение, навеянное творчеством короля ужасов Говарда Лавкрафта, которого начинающий фантаст считал своим кумиром и даже учителем. Он бросил взгляд на часы: половина восьмого утра — самое время собираться на работу.

Алексей вскочил с кровати, потянулся, судорожно зевнул и поплелся в ванную чистить зубы. Сегодня была пятница — последний рабочий день в Николаевской школе для умственно отсталых, где он числился учителем полового воспитания. И надо сказать, работу свою просто обожал. Особенно ему нравилось, когда его несчастные психически недоразвитые ученики раскрыв рты слушали скучные монологи о пользе безопасного секса и вреде беспорядочных связей и внимали каждому слову учителя. В такие моменты Алексей искренне верил, что способен вложить в их изувеченные жестокой судьбой головы принципы этики и морали. А тихими вечерами после работы он любил садиться за компьютер и писать. Всяческую графомань, как он сам это называл, и исключительно в стол. Правда, его опусы подолгу в столе не залеживались — автор регулярно выкладывал их в Интернет на всеобщее обозрение.

Испытывая острую нехватку популярности, Алексей распространял по Сети ссылки на свои тексты везде, где только было возможно. Веселые сообщения типа: «Я написал новый рассказик. Прочти меня!!!» можно было встретить в самых неожиданных местах, например таких как Комьюнити Собаковедов, Сообщество Урюпинских Домохозяек или Форум Геев Николаевщины. Подобная бурная деятельность не могла оставить равнодушными многих его читателей — особенно доставалось автору от вездесущих злобных критиканов. Как же он презирал этих жалких и унылых завистников бездарей и тунеядцев. Да что они понимали в настоящей литературе? Из-за собственной невежественности они были абсолютно не способны разглядеть его талант, тщательно скрываемый под маской спаммера и графомана.

Побрившись, Алексей и вышел из ванной, обтираясь полотенцем и насвистывая веселую песенку. Он уже и думать забыл про странное ночное видение, к нему вернулась привычная беспечность и жизнерадостность.
— Сладенький! Сладенький, ты меня слышишь? — неожиданно донесся откуда-то приятный девичий голосок. Алексей опешил. Он был уверен, что в его уютной холостяцкой квартирке кроме него самого больше не было ни души. Да и девок прошлым вечером он вроде не приводил. Откуда же тогда здесь этот голос? В недоумении Алексей заглянул на кухню — никого. Затем обследовал прихожую, гостиную, кладовку, снова наведался в ванную. Тот же результат.
— Сладенький иди ко мне! Я одену тебе ртом презерватив, и сделаю самый лучший минет в твоей жизни! — игриво проворковал голосок.
Алексей встал как вкопанный посреди комнаты. Ему начало казаться, что он сходит сума. Такое с ним часто бывало и раньше, особенно когда он писал самые страшные из своих произведений. Но тогда это было всего лишь плодом воспаленного воображения и нездоровой фантазии. Теперь же он действительно слышал голоса, и это было наяву! Алексей в ужасе схватился за голову. Самое страшное, ему был знаком этот голос. Он принадлежал Златке, проститутке, которая регулярно наведывалась к нему субботними вечерами, и как никто знала толк в хорошем минете.
— Алексей, разве ты не слышишь, я тут! — настойчиво прозвучал голос Златки где-то рядом.
— Я в твоем животе…
Выпучив глаза, Алексей ошарашено уставился на собственный пупок. Его пухлые губы беззвучно зашевелились. Нет! Этого не может быть! Поверить в это было трудно, но голос действительно исходил из его брюшной полости.
— З-з-златка?! Ты… таам?! Что ты там д-делаешь? — с трудом выдавил из себя Алексей.
— Ты разве не помнишь?! — игривый голосок неожиданно сделался злым.
Алексей опять схватился за голову. О боже! Как же это могло случиться? Я кажется, отгрыз ей голову, потом съел ее левую грудь, а потом и все остальное, когда был богомерзкой тварью. СТОП! Это ведь был не я! Это только мой персонаж, которого я выдумал, и на самом деле ничего этого не было. Или все-таки было? Алексей в ужасе посмотрел на свой пупок.
— Зачем ты меня сожрал?! — угрожающе спросил голос из Алексеева живота.
— Златка, я н-не хотел! Эт-то был не я! Не з-знаю как ты там оказалась, только, пожалуйста, помолчи немного, иначе я просто сойду с ума! — жалобно сказал Алексей собственному пупку. Будто в знак согласия из внутренностей молодого фантаста не прозвучало больше ни единого звука. Алексей опрометью кинулся в ванную, чтобы принять холодный душ. Постояв некоторое время под ледяными струями, он постепенно начал приходить в себя. Что за странные галлюцинации преследуют меня сегодня — подумал Алексей. Я же вроде не пил ничего вчера. Или пил? Точно не пил — пустых бутылок нигде не обнаружилось. Что же это со мной происходит?

Алексей с трудом нашел в себе силы одеться и пойти на работу. Он опоздал и появился на своем рабочем месте запыхавшийся и взъерошенный. В классе учителя ждали ровно тридцать дебилов, самых преданных его учеников. Как же Алексей ненавидел в глубине души их бессмысленные лица с вечно отсутствующим выражением и непроходимую тупость. Правда среди его учениц было несколько довольно симпатичных дебилочек, о которых он думал одинокими ночами и даже мечтал переспать с кем-нибудь из них. Но, к сожалению, все они были настолько тупы, что просто не могли ответить своему учителю взаимностью.
Он сел за учительский стол, и устало произнес:
— Здравствуйте класс!
11-й «Б» ответил обычным вялым мычанием. Алексей без энтузиазма прочитал сорокаминутную лекцию о правильном использовании противозачаточных средств и как только прозвенел звонок начал спешно собираться домой. Он впопыхах складывал свои конспекты в портфель, когда почувствовал, что кто-то дернул его за рукав. Это был один из учеников. Вид этого паренька почему-то сразу не понравился Алексею. Внешне он ничем не выделялся среди остальных — дебил как дебил, с пухлым округлым лицом и косыми бессмысленными глазами, но что-то в его блуждающем взгляде внушало учителю необъяснимый страх.
— Adveho me! — властно произнес дебил, что в переводе с латыни означало: «Следуй за мной!». В принципе ничего удивительного в этом не было, почти все его ученики превосходно знали латынь, но эти слова подействовали на молодого учителя совершенно неожиданным образом. Алексей почувствовал, что теряет над собой контроль. Он был не в силах противиться приказу и послушно последовал за своим поводырем (как он уже догадался — в мир зла), словно послушный пёсик на поводке.

Дальше все было настолько размыто нелогично и неправдоподобно, что напоминало сон буйного шизофреника и сюжеты его собственных рассказов. Замелькали лица, автомобили, стены домов, деревья с пожухлой листвой, разбитые фонари и странные чудища, покрытые фиолетовой шерстью с плексигласовыми щитами в руках. Наконец они остановились посреди бескрайнего рапсового поля. Вернее Алексей был теперь один — дебил куда-то незаметно испарился. Небо над полем затянуло тяжелыми грозовыми тучами. Было довольно холодно и дул пронизывающий до костей ледяной ветер. Фантаст узнал это место, но часто описывал подобные локации в своих произведениях. Он только не мог понять, как тут очутился, а главное — почему. Внезапно откуда-то сверху послышался странный шум, напоминающий хлопанье крыльев. Алексей поднял голову и увидел в небе большое черное пятно. Оно быстро обретало черты огромного страшного человека с уродливыми углепластиковыми крыльями за спиной. К своему ужасу Алексей узнал и его. О НЕТ! ЭТО НЕВОЗМОЖНО! Перед ним был Мор — безжалостный, при жизни проклятый убийца с садомазохистскими наклонностями, описанный им в повести про красавицу и чудовище. Алексей не мог поверить собственным глазам. Монстр, порожденный его разгоряченным от спиртного и раскаленным от переутомления мозгом, материализовался! И не просто материализовался, а, судя по всему, намеривался расправиться со своим создателем прямо здесь на рапсовом поле. Как бы в подтверждение этих мыслей Мор грузно приземлился, сложил за спиной крылья и выпрямился во весь рост прямо перед Агеевым. Фантаст завизжал от страха и спиной повалился в рапс. Экзекутор с презрением посмотрел на распластавшегося на толстых стеблях литератора. Потом Мор начал декламировать на известном только им двоим языке жестов:
Мальчик у папы украл ноутбук.
Оставлен за это отцом он без рук.
Лобзиком спилены мальчика руки.
Больше сынок не крадет ноутбуки.

Алексей был просто шокирован. Он с первых же строк узнал собственное произведение из раннего. Надо признаться, иногда он все еще пописывал подобные незамысловатые стишата себе в удовольствие, и обожал с умилением их перечитывать. Мор взглянул на своего создателя угрожающе, его испещренные шрамами губы растянулись в жестоком оскале.
— Не пиши больше эту гадость, малыш. Сжалься над своими читателями. Остановись. Если не хочешь, чтобы тебя постигла участь того мальчика.
Онемевший было от ужаса автор, неожиданно обрел дар речи. Взирая на экзекутора снизу вверх, он еле слышно пропищал:
— Меня нельзя остановить!
Мор нахмурился, низко склонился над Агеевым, который весь съежился от страха и беспомощно пытался прикрыться ручонкой, и отчеканил на языке жестов:
— Ошибаешься. Малыш. Это. Меня. Нельзя. Остановить.
После этого Мор достал из-за спины лобзик, точно такой же, как в стишке про мальчика и ноутбук. Он закатил рукав сорочки и взялся пилить свою левую руку по самый локоть. Прикрыв глаза, экзекутор испытывал ни с чем не сравнимое удовольствие от невыносимой боли. Отрезанная рука с глухим стуком упала в рапс, из уродливого обрубка хлынула зеленая маслянистая кровь и полилась прямо на лежащего ничком Алексея. Со страху фантаст тут же обмочился, но даже не обратил на это внимания. Если этот урод просто так отрезал себе руку, что же тогда он сделает со мной! — пронеслось в его голове.
— А-а-а-а-а! — заорал писатель вне себя от ужаса. — Я согласен, я больше никогда не буду писать! Клянусь! Я сейчас же пойду домой и сожгу компьютер, все компакт-диски и флешки со своими стихами и рассказами. Обеща-а-аю!!!
Минут через пятнадцать Алексей решился открыть глаза. Экзекутора нигде не было видно. Мор исчез так же внезапно, как и появился. С большим трудом Агеев поднялся на ноги и сделал несколько несмелых шагов. Все, что с ним случилось сегодня, напоминало чудовищный бесконечный кошмарный сон. Но он почему-то был уверен — все это происходило наяву.

Алексей шел по рапсовому полю в надежде найти дорогу в город. Он твердо решил выполнить обещание, данное Мору — пойти и уничтожить все свое творчество. После пережитого в этот день, ничего другого ему попросту не оставалось. Он шел через поле уже битый час и продрог, что цуцик, выкинутый хозяином на улицу в ненастье. И вдруг на его пути возникло чудовище.

Лицо чудовища было прекрасно. У него, вернее у нее, были большие, голубые и глубокие, словно воды Бесконечного Океана, глаза, глядевшие на Агеева из-под светлых ресниц. Стройное девичье тело в легком платьице стояло перед ним и держало собственную отрезанную голову на вытянутых руках.
— Миррил!.. — только и смог произнести Алексей и почувствовал, как по спине пробежал ледяной холод. Да что же это происходит?! Прекрасные голубые глаза смотрели на автора с немым укором.
— Я не Миррил — произнесла голова в руках девушки. — Я призрак Миррил…
— Ненавижу тебя, урод!!!
— За что?! Миррил, ты же моя любимая героиня!
— Зачем же ты тогда отрезал мне голову и бросил подыхать на этом чертовом поле?
— П-понимаешь, я не хотел! Так было надо по сюжету…
— Ах, по сюжету!!! — голос Миррил сорвался на истерический крик и Алексей ту же пожалел, что наделил свою любимую героиню столь скверным характером.
— Оживи меня скотина и верни мою голову на место! Иначе я каждую ночь буду приходить к тебе во сне, и закатывать истерику до тех пор, пока ты не отправишься в Преисподнюю!!!
Алексей в испуге начал быстро оправдываться:
— Я все исправлю, обещаю! Ты обязательно оживешь, и голова будет на месте. В следующей главе я придумаю, как все это обставить, клянусь!.. — тут он вспомнил про обещание, данное Мору. На душе у Агеева сделалось совсем скверно. Он резко развернулся и бросился наутек, словно ужаленный тысячей ос в одно место. Он бежал через рапсовое поле, куда глаза глядят, но от Миррил было не так то легко уйти. Красавица преследовала его, бережно сжимая отрезанную голову в изящных руках. Алексей слышал, как из пухлых уст его героини льются страшные ругательства. Грозовые тучи рассеялись, и на небе появилась выщербленная зловещая луна. В лунном свете Алексей случайно бросил взгляд на свои руки и с ужасом обнаружил, что они испещрены какими-то неизвестными пиктограммами, из которых сочилась его собственная кровь. О НЕ-Е-Е-Т!!! Его тело внезапно пронзила адская боль, а перед глазами завертелись жуткие видения. Обглоданные черепа с копошащимися в пустых глазницах червями. Страшные монстры с розовыми щупальцами. Богомерзкие критики с заточенными косами в руках, готовые разрубить на мелкие кусочки своего любимого автора. Алексей понял, что превращается в Адскую Тварь. Неожиданно боль отпустила, а жуткие видения растворились в ночной мгле. Он словно очнулся от тяжкого сна и с удивлением обнаружил, что все еще бежит по рапсовому полю. За спиной снова послышались истерические вопли Миррил. Алексей прибавил ходу, но вдруг споткнулся о труп Дирока, валявшегося на земле с метательной звездой-сёрикеном во лбу. Алексей растянулся на стеблях рапса, а труп Дирока открыл глаза, моргнул и начал медленно подниматься. Когда он выпрямился в полный рост, рядом с ним показалась Миррил, державшая свою голову под мышкой, словно футбольный мяч. Они молча переглянулись, а потом медленно двинулись на Алексея. И тут у писателя окончательно сдали нервы.
— За что-о-о!!! — возопил он в отчаянии. — Вы, мои дети, продукты моей души, за что вы взбунтовались против меня, вашего создателя?! Вы мои герои, я вас холил и лелеял! Почему вы против меня, объясните почему?

Между тем к Миррил и Дироку присоединились еще несколько придуманных Алексеем существ.

— Мы призраки убитых тобой персонажей — сказали они хором и начали окружать обезумевшего от страха писателя. — Ты нас создал, а потом жестоко и цинично убил!
— Ты отрезал нам головы! — произнесла Миррил.
— Метал в нас смертоносные сёрикены! — подал голос Дирок.
— Жрал нас, почем зря! — послышался из недр писателя голосок Златки.
— Заставлял нас делать себе больно и получать от этого удовольствие… — откуда-то сверху донесся бас впервые заговорившего Мора.
— И теперь мы тебе отомстим!!! — хором сказали призраки.

Не успел Агеев опомниться, как они набросились на него все разом и стали душить. Миррил спешно выбросила и без того не очень нужную ей голову, и первая схватила своего создателя за горло…

— А-а-а-а-а!!!
Алексей проснулся в холодном поту. Он обнаружил, что лежит один в совершенно мокрой постели. Вот черт! Только не это! Похоже, он описался во сне! Господи, что за ужасный кошмар ему приснился! Привидится же такое! Алексей быстро поднялся с кровати и побежал в ванную, чтобы сменить нижнее белье. Неужели я и в жизни такой урод, каким был в своем сне? — думал он, умываясь перед зеркалом в ванной.
— Ну, конечно же нет! — ответил он сам себе и улыбнулся собственному отражению.
На дворе стояло лето, студенты давно сдали сессию и разъехались на моря. На работу идти было не нужно. Алексей побрился и принял холодный душ, выпил чашку кофе. Ему в голову вдруг пришла новая замечательная идея. Он сел за компьютер и принялся быстро, десятипальцевым методом (спасибо товарищу Шахиджаняну), набирать текст — в его литературную печку словно подкинули свежих дров, и она разгорелась в полную силу. Новый рассказ обещал быть намного более автобиографичным, чем все предыдущие. Писатель решил назвать его «Алекс и призраки».

От автора

Данный текст является пародией на творчество популярного автора Алекса Сергеева, публикующего свои произведения на сайтах Прозару.ком, Самиздат, Проза.ру. В тексте были использованы пародии на «Богомерзкая тварь», «Красавица Миррил, чудовище Миррил», «Леночка», «Мальчик у папы упер ноутбук» и другие произведения автора. Все события и персонажи вымышлены, совпадения с реальными прототипами случайны.

Автор: Рамантег

Своё имя пока что оставлю в секрете, так как все равно публикуюсь под псевдонимом Рамантег. Пишу преимущественно прозу, из жанров отдаю предпочтение фантастике во всех её проявлениях. О себе могу сказать, перефразируя цитату одного безумного, но гениального испанского художника: 'Разница между мной и графоманом в том, что я не графоман'.

Алекс и призраки: 35 комментариев

  1. ЖЕСТЬ! Уверен, Алекс оценит. Самоирония ему не чужда.
    Привяжусь по мелочи: не обособлено обращение («- Здравствуйте класс!»); » и(,) как только прозвенел звонок(,) начал(…)» — тоже чего-то не хватает…
    Пародия выполнена с чувством, но только лучше, если уж писать о реальных людях, не размещать на сайте, где они публикуются, дабы не плодить энтропию… Хотя я знаю, что на этом сайте висит именно потому, что предмет пародии здесь публикуется. Порадовало, что нет прямых оскорблений или бесящей искажённой фамилии в том виде, в каком она в сообществе вашем употребляется…

    ЗЫ кто автор-то? Интересует ник на ЖЖ.
    А ещё — какова цель? Написано талантливо, не скрою, но лично мне ясно, что Алекс будет писать тем больше, чем сильнее его травят, и снова по закону диалектики это будет переходить в качество… То есть и цель благородная, получается?)

  2. Начну по порядку:
    Автор я, и ник тоже мой.
    К сообществу о котором идёт речь, как ни странно, не принадлежу.
    Но самое главное, не поверишь, я против Алекса ничего не имею, многое из его творчества мне даже нравится. Это что-то вроде эксперимента, проверка на вшивость, так сказать. В вышеупомянутом сообществе из Саши активно лепят образ морального урода, мне захотелось проверить так ли это на самом деле. Просто интересна его реакция и насколько она будет адекватной. В любом случае ничего личного здесь нет.

  3. Что ж… Я посмеялся от души. Какая тут ещё реакция должна быть? :))
    Это действительно стёб. Качественный, хочу заметить.
    А то, что делают там в сообществе… ну, Вы сами видели. Из всего говнеца только несколько интересных вещей: комикс с подражанием «Джо и молчаливому Бобу» и песня на мои стихи «Грядущая война».

    ***

    Да, хотелось бы отдельно обратить внимание на мастерство автора. Оно действительно на достойном уровне. Так держать!

  4. Да, Рамантег. У меня к тебе два вопроса:
    1 — й. Ничего, если я пропиарю твой рассказ у себя в ЖЖ? Как пример грамотного стёба, чтобы уроды из сообщества знали к чему стремиться.
    2 — й. Мы с тобой в реале не могли встречаться? На конвенте каком-нибудь? Ибо слово в товём имени «брутальный» напоминает мне одного человека… ;))

  5. Если напишешь про мой рассказ в ЖЖ это будет уже не пиар, а реклама.) Ничего не имею против рекламы,)))
    А в реале мы с тобой не встречались, это точно.

  6. Написано искрометно. Читала произведения на которые написана породия, поэтому могу сказать, что настолько реально все схвачено. Чудесно. С юмором, но интелигентно. А это главное. Во всем должна быть мера, нет жсткости, но есть большой юмор. Мне показалось, что данная пародия смягчила саму жесткость произведений.

  7. Написано забавно, хотя пароди я не очень люблю. Может, потом что-нибудь и посерьезнее напишете.

  8. Кто его здесь оставил и почему я не задумывался, честно говоря, на это мне было наплевать

    было наплевать на то, что не задумывался?

    Прослушать ее целиком мне хватило сил только один раз (потом меня нашел хозяин диктофона и навалял по самые помидоры)

    — нет выражения «навалял по самые помидоры». Есть другое… не на литсайте будь сказано 🙂

    Хотя… после того, что со мной сделал этот монстр, я все равно никогда уже вам не отвечу…

    — нелогично. А кто же пишет эти заметки после того, как «монстр сделал»?

    Всяческую графомань, как он сам это называл, и исключительно в стол. Правда, его опусы подолгу в столе не залеживались — автор регулярно выкладывал их в Интернет на всеобщее обозрение

    — нелогично. Исключительно «в стол», чтобы сразу выложить в Инет?

    Дальше цитировать не буду, а то рецензия получится длиннее опуса. Резюме: юмор примитивный. Цитаты из текстов кое-как связаны между собой странной повестью о дебилах, отлично знающих латынь. Очень напоминает стиль самого Сергеева, рекламный релиз его самых одиозных работ.

    2 балла…

  9. Сурово! В принципе я со многим согласен. Но насчет логичности — во-первых это пародия, стёб. Вы можете себе представить логичный стёб? Этот жанр по своей сути очень близок к литературе абсурда. Так что с претензией насчет нелогичности я, извините, не соглашусь. Теперь что касается рекламы. Любая пародия это всегда реклама для того на кого она сделана. Увы, таков закон жанра. Но этот рассказ, кстати, был задуман именно как антиреклама.
    А в целом, спасибо за содержательную рецензию, а главное за то, что не остались равнодушны. Это важно!

  10. Я в принципе тоже не со всем согласен. Например «навалять по самые помидоры» — есть такое расхожее выражение. Да и первый пункт вызывает сомнения, ну да ладно. Мы пока не настолько сильны и богаты, чтобы ссорится с властью))))))

  11. Квентин, а Ваше замечание «- нет выражения “навалял по самые помидоры”. Есть другое… не на литсайте будь сказано » — вспомните нашу дискуссию насчет «вернулся на щите» 🙂

  12. Весело 🙂
    По «самые помидоры», уважаемый Рамантег, можно ЗАСАДИТЬ. Так же, как и по самые гланды. У нас, в России, у русских, сильно развиты сексуальные мотивы в обозначениях какого-либо агрессивного деяния. У нас, например, не открывают уголовное дело. И не закрывают его. Эти термины — из американских фильмов. У нас дело возбуждают, приостнавливают, прекращают, и заканчивают (кончают). Это всё — официальные термины изсуществующего Уголовно-процессуального кодекса.
    «Навалять люлей» (элемент книжного ненатурального арго) Вы скрестили с тюремным жаргоном «засадить по самые помидоры». Зачем писать о том, чего не знаете?
    Пишите проще — «надавать тумаков».

    Хохмить по поводу стихотворения, которого Вы не читали — неумно.

    ______________________________

    Юрий! Алексей! Ваш дружный ржач по поводу «пришел и навалял» напоминает мне нравы компании Озорника из моего рассказа «О смысле жизни».

  13. Ошибаетесь, Ваше стихотворение я читал и даже оставил рецензию, впредь будьте внимательнее. Стихотворение мне понравилось, но это злополучная фраза «пришел на щите» — по-моему откровенный ляп, хотя конечно можно спорить. Поэтому, чтобы не вдаваться в детали тюремной терминологии, давайте сойдемся на том, что мы с Вами квиты. У меня спорная фраза про навалял и помидоры, у Вас спорная фраза про пришел на щите. На этом считаю дискуссию исчерпанной.)

  14. Квентин, ты прости, если кажется, что мы над стихом всё ржём. Мне лично просто дьявольски весело, когда я читаю
    «Пришел на щите. Навалял п… по самые помидоры. Ушел на щите. ))))))»
    Но это не значит, что я хочу кого-то обидеть или не уважаю право кого-нибудь иметь своё мнение о фразеологии и её контекстуальном отражении.

  15. Ухх… Уже несколько взрослых, предполагаю, что неглупых, людей говорят о мастерстве автора. Непросто будет, недавно студенту без намека на филфак ) Но, как говорится, взялся за гуж — не говори, что тренажорки дорогие.
    Первая часть текста, на мой взгляд, написана… не «ужасно», но довольно слабо. Некоторые фразы похожи на сочинение школьника. Например:
    «Я же вроде не пил ничего вчера» — «вроде». Никчемное слово в принципе. Тем более, если человек не пил, почему он не помнит этого?
    «Он сел за учительский стол, и устало произнес:
    — Здравствуйте класс!» » — смешной ляп. «Устало» — а потом «!»
    ««Обглоданные черепа с копошащимися в пустых глазницах червями»» — это я бы назвал не иначе, как штамп. Еще со времен «Повести о Вещем Олеге»

    Что касается стиля, тут все не так очевидно, но свое наисугубейшее скажу, раз пришел.
    «Ее зовут Леночка… вернее, теперь уже звали. Она работала стриптизершей в ночном клубе «Спелые дыньки» и была нимфоманкой. Такой же, как ее мать, бабушка и даже прабабка — это у них наследственное» — эту фразу хочется вложить в уста Эдди Мерфи или Мартина Лоуренса. Типично американский юмор, смехотворность его зависит исключительно от исполнителя шутки. В текстовом варианте невесело.
    «Как же он презирал этих жалких и унылых завистников бездарей и тунеядцев. Да что они понимали в настоящей литературе? Из-за собственной невежественности они были абсолютно не способны разглядеть его талант, тщательно скрываемый под маской спаммера и графомана» — пародия, да. Оно-то ясно, но уж больно очевидные слова. Прямо читаешь и видишь уже концовку всего этого. Здесь, мне кажется, ненависть нужно было выразить поискрометнее, и отобразить попытку снисходительного юмора, которым обычно авторы отбиваются от критиков (оговорюсь, что я не знаком пока с творчеством Алекса Сергеева и с ним самим, и ни разу на него не намекаю)
    «Алексей без энтузиазма прочитал сорокаминутную лекцию о правильном использовании противозачаточных средств» — сколько лекций подряд он будет говорить о контрацептивах? )

    Мне хотелось поставить оценки отдельно за первые две страницы и за следующие. Потому что все вышеприведенные цитаты — из начала рассказа. Потом все неожиданно (по крайней мере для меня, после такого начала) переходит на очень хороший уровень. Ляпы и банальности пропадают, да и сам сюжет становится интереснее. В общем, ближе к развязке меня завлекло и понравилось.
    Но, все-таки, если главной целью был юмор — извините, нет. Во всяком случае, мне не очень смешно. Может быть, я слишком часто смотрел в детстве «Очень страшное кино» )

  16. Вызвался рекомендовать – буду теперь защищать, пока автора нет. Впрочем, с такими рецензиями это не составляет труда.
    «Ухх… Уже несколько взрослых, предполагаю, что неглупых, людей говорят о мастерстве автора. Непросто будет, недавно студенту без намека на филфак» — это подтвердилось полностью. Вся критическая метода не катит – мастерство не в отсутствии косяков, а в эстетическом впечатлении. Изначальная предпосылка неверна, так что и критика мимо – даже если она верна в деталях, но здесь ведь и этого почти нет.
    «“Я же вроде не пил ничего вчера” — “вроде”. Никчемное слово в принципе. Тем более, если человек не пил, почему он не помнит этого?» — «вроде» запретить, что ли? русский язык вообще ревизировать, наверно, по логике рецензента?.. Впрочем, комментарий всего лишь свидетельствует о незнании одного из аспектов реального словоупотребления, вот и всё. Смотри также: «ирония», «самоирония».
    «“Он сел за учительский стол, и устало произнес:
    — Здравствуйте класс!» ” — смешной ляп. “Устало” — а потом “!”» — ну тут может быть, ОК. Рецензент прав, но почему это не является решающим доводом в пользу отсутствия мастерства, я указал ранее.
    «“«Обглоданные черепа с копошащимися в пустых глазницах червями»” — это я бы назвал не иначе, как штамп. Еще со времен “Повести о Вещем Олеге”» — вы зоологию ещё не проходили? Змею от червяка не можете отличить?..
    Остальное в рецензии по признанию автора, как я понял, субъективно, так что не в моей компетенции.

  17. Об эстетическом впечатлении я бы не стал говорить. Стеб же.
    » мастерство не в отсутствии косяков, а в эстетическом впечатлении» — это перебор. Некоторые косяки как раз портят эстетическое впечатление.
    Хм… Подумал-подумал, и решил не настаивать. Хорошо, пусть мастерство будет.
    » Здравствуйте класс!» ” — смешной ляп. “Устало” — а потом “!”» — ну тут может быть, ОК. Рецензент прав, но почему это не является решающим доводом в пользу отсутствия мастерства, я указал ранее.» — конечно, не является. На мой взгляд, решающим является наличие фрагментов вроде:
    «Как же он презирал этих жалких и унылых завистников бездарей и тунеядцев. Да что они понимали в настоящей литературе? Из-за собственной невежественности они были абсолютно не способны разглядеть его талант, тщательно скрываемый под маской спаммера и графомана» — этого.
    Впрочем, их было не много.
    К слову, это не рецензия, а небольшой отзыв, хотя ответственности с себя не снимаю, конечно )

  18. Теперь добавить нечего, кроме одного: по-моему глубокому убеждению, единствнная цель, оправдывающая стёб — это именно эстетическое впечатление. И его я тут получил в достаточном количестве.

  19. Orlando, отвечу Вам так: начало рассказа мне, признаться, самому не очень нравится. Насчет ляпов, конечно можно спорить, но, думаю, это не имеет смысла.
    Юмор в этом произведении использован чёрный, специфический. Кроме того — рассказ не юмористический, а скорее иронический с элементами сатиры. Если Вы знакомы с жанром литературной пародии, то должны знать, что в подобных произведениях, в отличие от кинопародий, не всегда главная цель — насмешить.

  20. Рамантег, дело в том, что я отчасти «однорук» в своей оценке, потому что не читал исходных произведений.
    «Знаком с жанром пародии» — смотря как это понимать. Я представляю, что это, но читаю их нечасто.
    Еще добавлю — создалось впечатление, что вам нужен разгон. На первых двух страницах набили руку, потом уже лучше пошло. В первой части легкости такой не чувствуется, как после.

  21. ……Наверное сон …это страшный…
    Хотя я сама пишу страшные сны…
    А потом удивляюсь, что читают.
    Страшилки -графомана…
    Точно назову так свой следующий опус.
    Спасибо за идейку…индейку…
    :)))

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)