Hell2day: покупаются души

Alex ‘Non Serviam’

Hell2day: покупаются души

Найт с силой захлопнул входную дверь: этим вечером он пребывал в скверном расположении духа.

Рабочий день прошел хуже, чем могло привидеться в самом кошмарном сне после трубки опия и обильных абсентовых возлияний. Сначала какой-то му…цкий вирус обрушил корпоративную сеть. Это еще можно было пережить, хотя работа агентства впадала в кому, в лучшем случае, дня на два. По крайней мере, техники клялись и божились, что за два дня все поправят.

И разгорячившийся поначалу Тернер вроде бы поостыл.

Но потом очччень некстати выяснилось, что накануне кончины проклятого информационного поля Найт забыл сделать резервную копию эскизов нового рекламного ролика. А должен был. Обязан был.

И вот тут-то Тернер сорвался, благо повод был такой, что лучше не сыщешь…

Так ведь просто: запиши на диск и кинь в ящик стола — но увы!.. Найт потер виски. В тот вечер он и думать забыл о работе. Как-никак, «Ливерпуль» и «Манчестер» играли за выход в финал. А «Ливерпуль» — это святое… В итоге «Манчестер» «разорвал» их со счетом 0:3, а эскизы сгинули во чреве безвременно почившего ящика с «умным железом». Красота да и только.

Тернер — кто бы сомневался! — устроил ему разнос. И какой! Найт до сих пор не отошел от контузии. В тот момент, когда лицо босса налилось краской и он начал орать, разбрызгивая слюну, Найт вдруг понял, чтó испытывали перед смертью танкисты, в консервную банку которых со всей дури жахнул снаряд.

Довольно! Он скинул мягкие мокасины и со злостью пнул в сторону. Расстегнул дорогой пиджак, швырнул на вешалку. Не попал: пиджак соскользнул с крючка и упал на пол. Плевать…

Ледяная вода как всегда привела его в чувство. Лежа в джакузи, в кромешной тьме, он забывал обо всем на свете. Стоило закрыть глаза и сосредоточиться на приятно терзающем холоде, что собирался в кончиках пальцев крошечными ледниками, и он улетал вдаль от земных проблем. Через пять минут медитации телом овладевало неподвижное оцепенение, приносящее с собой ощущение легкости, невесомости. И в тот момент, когда он переставал о чем-либо думать, ему казалось, он видит звезды…

Он парил в мерцающем мраке глубокого космоса. Вокруг порхали крошечные светлячки светил, мириады блистающих точек покрывали вселенскую чашу пестрым узором. Он плыл по волнам остывшего света среди отзвуков снов погибших и еще не рожденных планет, и звездный ветер пел ему свою одинокую песню о навеки покинутом доме, потерянном в бесконечности. Все дороги миров были ему открыты…

Его спас телефонный звонок.

Веселый рингтон непрошенным гостем ворвался в вязкую полудрему — и картина из звездного бархата сразу померкла. Он очнулся — и похолодел (если такое было вообще возможно). Промерзшие мышцы отказывались повиноваться, любое движение вызывало мучительные судороги. Его передернуло от нехорошей мысли. Прежде он никогда не позволял себе засыпать.

Если бы не звонок…

Закусив от боли губу, Найт кое-как выбрался из джакузи, завернулся в пушистый халат и, с трудом переставляя одеревеневшие ноги, поплелся на кухню.

Выпив чашку обжигающе горячего кофе, Найт, по обыкновению, устроился в кресле в гостиной и включил компьютер. Всякий раз, когда у него выдавался хреновый день, он искал умиротворение и покой на бескрайних просторах всемирной Сети. Как правило, помогало.

Мысленно наметив предварительный список «объектов, подлежащих просмотру», Найт подвел курсор к «иконке» Internet Explorer — как вдруг…

На журнальном столике зажужжал сотовый телефон. Дисплей полыхнул серебром, и умиротворенную тишину гостиной распорол визг электрогитары. Найт поморщился, но не сдвинулся с места. Затейливый проигрыш нéкогда популярной хард-рок-композиции повторился три раза, потом телефон замолчал.

Он отрешенно проследил за тем, как умирает-гаснет дисплей, и перевел взгляд обратно на монитор. Он прекрасно знал, ктó звонил. Она наверняка беспокоится: он обещал зайти — и не зашел. И не отвечал на звонки. И сам не звонил. Подлец. Он представил себе ее взволнованное лицо — и получившийся образ его не тронул. Никаких угрызений совести. Хотя, наверное, зря он так с ней…

«Не переживай, ее любовь все равно не спасет твою пропащую душу». Вкрадчивый внутренний голос был традиционно циничен.

Найт вошел в Сеть. Для начала он пробежался по нескольким форумам: обсуждали политику и новый альбом «U2». Черкнул пару строк про инерционность кабинета министров; пришел к выводу, что долгожданный альбом патриархов ирландского рока вышел не очень, и переключился на аналитические обзоры. Из профессионального любопытства прочитал пару статей по рынку рекламы, записал десяток креативных идей. Оценил новую сверхнавороченную модель DVD-плеера Sony — и тут…

…и тут, откуда ни возьмись, вылетело «окно».

 

http://www.hell2day.com/

 

Всплывшая страница была угольно-черной и абсолютно пустой, если не считать какого-то блекло-серого готического портала. Врата были закрыты — и не сказать, чтобы сильно хотелось их распахнуть. Найт оглянулся по сторонам: ему померещилось, что в комнате кто-то есть. Глупости. Кроме него, в гостиной не было ни души. Тем не менее, тревожное чувство засело занозой — и отпускать не желало.

«Странно, очень странно…»

И вновь зазвонил телефон — гитарный проигрыш отточенным хирургическим лезвием разрезал муторную тишину. В этот раз Найт обрадовался Ее вызову, как если б сорвал джекпот в Национальной лотерее. Но отвечать все же не стал: он не хотел никого видеть, ни с кем не желал разговаривать — не сегодня.

Найт вернулся к просмотру загадочной страницы. Любопытство взяло свое, он навел курсор на портал, щелчок «мышью» — и врата приоткрылись. За ними было темно. Под порталом появилось окно сообщений и две неактивные кнопки: «Послать весточку Дьяволу» и «Расписаться кровью».

«Юморок тот еще. Не иначе как домашняя страничка начинающего сатаниста…» — подумал Найт.

Мгновение спустя врата увенчала тлеющая адскими угольями надпись:

 

Уже 1348 проданных душ! Присоединяйся и ты! Бессмертный и безликий Легион ждет тебя!

 

Найт протер глаза. Шрифт был четкий, но казалось, что буквы сочатся кровью.

В поле для сообщений зажглись багровые строки:

 

<Дьявол>: Hell2day.com рад приветствовать тебя, странник, в месте, где покупаются души и исполняются все желания.

 

— Оригинально до невозможности, — пробормотал Найт. — В Сети уже больше полумиллиона Дьяволов. А сколько уж Люциферов, Ангелов Света, Астаротов и Бельфегоров — так и не счесть…

Из динамиков донесся шелестящий смешок, портал медленно истаял дымком, и на его месте нарисовалась жуткая рожа какого-то архаичного демона. Рядом — ажурное, увитое-переплетенное колючей лозой окошко с мигающей надписью «Ваше желание». Правее — еще одно, пока пустое: «Время Сбора Душ».

Найт ухмыльнулся. Странная шутка — но как грамотно сделана!..

Чувство тревоги растворилось в нем без следа, осталось любопытство и какое-то азартное желание довести игру до конца. Он поместил курсор в поле желаний и хрустнул пальцами над клавиатурой.

Чего ему не хватало в жизни? Чего бы он мог пожелать?..

В памяти вдруг всплыло перекошенное от гнева лицо.

«Вот оно!»

— Хочу, чтобы этот сукин сын Тернер сдох! — театрально произнес Найт, вбил озвученное пожелание в пустое поле, щелкнул «Послать весточку Дьяволу» и приготовился ждать.

Ждать не пришлось. Рожа демона злобно сверкнула глазами, и в окошке «Время Сбора Душ» красным по черному высветилось:

 

24.06.06      23:58

 

— О как! Всего-то четыре дня?! — присвистнул Найт. — Не маловато ли?

Демон ничего не ответил.

— А впрочем… Пускай будет четыре — и будьте вы прокляты!

Он поднес курсор к кнопке «Расписаться кровью»…

…и тут на столе опять ожил неугомонный сотовый телефон. Он завибрировал и замигал тревожным оранжевым огоньком — пришло сообщение.

Найт ощутил мимолетный укол совести.

«Ведешь себя как скотина!» — возмутилась Совесть.

«Иногда вовсе не вредно!» — возразил внутренний оппонент.

Найт ухмыльнулся. Веский довод. Оптическая «мышь» издала решительное «Click!», и он представил себе, как кровавая роспись спешно полетела куда-то в недра адской канцелярии, чтобы заверить виртуальный контракт на его бессмертную душу.

Демон скорчил отвратительную гримасу — по всей видимости, выразил удовлетворение от завершенной сделки — и поле сообщений торжественно возвестило о том, что «договор скреплен кровью и расторжению не подлежит». Колонки компьютера выплюнули короткий смешок, глаза уродца из преисподней погасли, и веб-страница стала равномерно черной.

— Что за черт! — удивился Найт.

Он нажал «Обновить» и получил в ответ стандартное «Сервер не найден».

— Что за!..

Все попытки вернуться назад не увенчались успехом. Поиск ссылок на Hell2day.com также не дал результатов. Таинственная страница испарилась, точно ее никогда и не было.

— Вот это даааа! — озадаченно протянул Найт, почесывая в затылке. А ведь до этого момента все это смахивало на безобидный детский спектакль, и рожа клыкастого упыря была для него не более чем комичной картинкой…

— Тьфу ты! — Он рассерженно сплюнул и вышел из Интернета. — Суеверная чепуха. Дьявол желаний не выполняет. Он смотрит MTV и одевается в Prada…

Заезженная шутка пришлась некстати. Если он и хотел себя успокоить, то получилось неловко.

Он встал, сделал пару кругов по гостиной. В голове царила звенящая пустота. Найт отодвинул стеклянную дверь и вышел на балкон.

Было душно, небо затянули плотные тучи, воздух — насыщен пыльным городским смрадом и ожиданием надвигающейся грозы. Найт облокотился на кованый парапет и бездумно уставился вниз. Девятью этажами ниже проносились машины, мелькали фигурки редких прохожих. В свете тусклых уличных фонарей ночной мир приобретал какой-то ненатуральный, болезненный, коричнево-желтый оттенок, как будто он смотрел на него сквозь осколок древней аптечной склянки. Этот вид вызывал отвращение.

С неба упали первые капли дождя. Тяжелые. Свинцовые.

Найт поежился и повернулся к двери. В зеркальной поверхности тонированного стекла отражался серый фасад противоположного здания, горящие окна, витой парапет балкона…

Его отражения не было.

Найт медленно закрыл глаза. Досчитал до пяти, открыл.

Отражение было на месте.

«Показалось…»

Он вернулся в гостиную, задвинул дверь, чтобы не слышать шума дождя, и подошел к журнальному столику. Телефон мигал в полумраке призывным оранжевым маячком. Найту до смерти не хотелось этого делать, но он пересилил себя и просмотрел сообщение.

 

Привет, Джефф! Ты где? Перезвони, когда сможешь. Вместо чашечки кофе есть идея получше. У меня два пригласительных в «Парадиз».

 

Как он мог!.. Этой ночью в «Парадиз» должна была состояться грандиозная вечеринка в честь юбилея всемирно известного глянцевого журнала. Все акулы рекламного бизнеса крутились там в поисках свежего мяса. Она знала, что он хотел попасть на этот раут, и сделала для него невозможное. А он…

Стоило прочитать это раньше.

 

Он вышел из лифта и с закрытыми глазами преодолел Сорок Шагов. Двадцать пять прямо. Поворот налево. Еще пятнадцать. Дверь офиса.

Найт открыл глаза.

Утром выдалось мерзкое: голова гудела как после похмелья (так и не смог заснуть — даже снотворное не помогло), глаза слезились, снаружи вовсю лил дождь. Лил, не прекращая ни на минуту, будто задумал погрузить ненавистный город в пучину. Самое время подумать о персональном ковчеге…

«Спасением будет, если вирус не повредил твои файлы. Иначе — бронируй тесный номер в земле. Никакой ковчег не поможет», — саркастично подумал Найт, отвесив сочную оплеуху собственному разгильдяйству.

Он распахнул дверь агентства — и застыл на пороге.

В холле было непривычно тихо, резко пахло медикаментами и сигаретами.

Из приемной Тернера выскочила заплаканная Алисия — секретарша — и, ни на кого не глядя, скрылась в кабинете у Харпера. Даже сквозь прикрытую дверь были слышны проклятья. Кому посылал их Харпер — черт его знает, но проклятия были страшны.

«???»

На роскошном кожаном диване для посетителей сидел Ли — главный дизайнер — и, натянув на лицо отрешенное выражение Будды, смолил сигарету.

— Зря пришел. Сегодня работы точно не будет, — бесцветно сообщил он.

— Ожидаемо, — вздохнул Найт. — Но раз уж пришел, так хотя бы с бумагами разберусь…

Дверь Харпера распахнулась, словно вынесенная с колена, и в проеме возник сам Харпер собственной персоной. Злой, красный, взъерошенный, с каким-то болезненным блеском в глазах. Алисия — бледная как утопленница — выбежала из кабинета с кипой файловых папок и поспешила в сторону конференц-зала…

— Аааа, Джефф, вот и ты, — протянул Харпер. — Славненько, славненько… Через пять минут у меня.

Дверь оглушительно хлопнула.

— ОК, — запоздало ответил Найт.

Ли небрежно стряхнул пепел мимо пепельницы — прямо на ковер.

— Что случилось? Что у вас происходит?

— А ты не в курсе?

Найт отрицательно качнул головой.

Ли нервно затянулся.

«А говорил, что бросил курить…»

— Такое дело… Тернер погиб.

Какой-то горький комок подкатился к горлу. Найту стало не по себе.

— Как — погиб?

— Автокатастрофа. На полном ходу «влетел» в дерево. Машина вдребезги. Говорят, шансов не было.

— Когда?.. — голос Найта охрип. — Когда это произошло?

— Вчера вечером, в районе полуночи.

Найт ослабил галстук и расстегнул воротник. Ему не хватало воздуха.

— Причина?

— А мне почем знать? — дернул плечами китаец.

«Ну ничего себе новости, будь я проклят!..» — подумал Найт. В голове не укладывалось: Тернер погиб. Тернер погиб! Как такое было возможно? Как?!

Ли затушил сигарету, поднялся с дивана и дружески хлопнул Найта по плечу.

— Заскочи к Харперу и езжай домой. Сегодня здесь делать нечего: сеть «висит» — и хорошо, если до завтра закончат. Техники не суетятся особо — за скорость им не доплачивают.

— Хорошо, — Найт машинально кивнул, пожал протянутую руку и сел на диван. Надо было собраться с мыслями, известие о гибели Тернера выбило его из колеи.

«Неужели?..»

По спине поползли мурашки, накатил страх. Слепой, потаенный, животных страх…

«Бред, не может такого быть. Совпадение».

Найт нервно потер ладони — они вспотели. Хотелось забиться в дальний темный угол, ощетиниться, забаррикадировать подходы и не высовывать носа. Хотелось провалиться, исчезнуть, растаять — но как?..

«Это случайное совпадение», — попытался внушить себе Найт — но как он ни старался убедить себя в этом, леденящий голос раз за разом твердил: «А вдруг?..»

Он прикрыл глаза и попытался расслабиться. За окном шелестели потоки воды. Найт прислушался к мерному стуку капель: дождь стучал в окна, бил по крышам, зонтам, листьям деревьев — и в этом однообразном перестуке дождя явственно читались слова:

Договор скреплен кровью и расторжению не подлежит.

 

Прошел день. Унылый осенний день.

Сначала похороны. Он помнил все до мельчайших подробностей: монотонную, отстраненную и какую-то потустороннюю речь священника; серое, помертвевшее лицо Ванессы — жены Тернера; пронзительно алые розы, унизанные бусинками стеклянной росы; комья мокрой черной земли на лакированной крышке гроба; злой порывистый ветер и выжигающий холод где-то под сердцем; свинцовые сентябрьские тучи, набрякшие моросящим дождем; увядшие желтые листья, прилипшие к мраморному надгробию…

После похорон Найт напился. Шотландское виски двадцатилетней выдержки показалось не крепче воды, но одурманенные напитком сны были ужасны. Во тьме этих гиблых видений копошилось что-то такое, для чего человеческий разум не мог подобрать аналогий, а язык — выражений…

Проснувшись наутро — издерганный и разбитый, — Найт целый час «отмокал» в горячей ванной, стараясь вытравить из крови алкоголь. Бесполезно. В голове, казалось, навечно воцарился лихорадочный переполох, руки тряслись, в висках пульсировала тупая боль, при мысли о пище несчастный желудок готов был вывернуться наружу. Кроме того, выяснилось, что виски не только не избавляет от чувства страха, но и значительно усугубляет его. Другими словами, лучше б он умер во сне. Это было бы верхом гуманности.

После полудня позвонили с работы. Судя по оранжевым интонациям в голосе, радость техника, вызванная позорной «капитуляцией» сетевого червя, была по-детски непосредственной и всепоглощающей. Вероятно, как у Геракла, отрубившего последнюю голову Гидры. Техник сообщил, что компьютеры готовы к работе, жесткие диски в порядке — и «вообще все ОК». Найт сухо поблагодарил его, выдернул телефонный шнур из сети, отключил мобильный, наглухо задвинул жалюзи, ополовинил новую бутылку дьявольского шотландского пойла — и завалился спать…

«Проклятье!..»

Найт протер глаза, допил остывший кофе и оттолкнул от себя газету. Он уже сорок минут сидел над утренней прессой и до сих пор не прочел ни страницы. Глаза механически распознавали слова, «вязали» их в предложения, предложения — в абзацы, а толку ноль. Информация шла параллельно, не цепляя извилины. Немногочисленные мысли, каким-то чудом пережившие давешний алкогольный шквал, все время возвращались к мрачным событиям последних дней, в голову постоянно лезла всякая чертовщина.

Он решительно встал из-за столика: к лицу мгновенно прилила кровь, и по телу прокатилась волна слабости. Стоило сделать более или менее размашистое движение, как сразу начинало тошнить и руки сами искали опору. Пришлось прислониться к стене и переждать, пока девятый вал в желудке уляжется. Между тем, как бы отвратительно он себя ни чувствовал, впереди ждал полноценный рабочий день.

«Харпер тебя на барбекю пустит, если в таком виде появишься в офисе, — с садомазохистским удовольствием подумал Найт. — Нет, пора завязывать с уничтожением личности…»

Для начала он принял зубодробительную дозу Alka-Seltzer, затем — продолжительный ледяной душ. Гремучая смесь фармацевтической химии и холодной воды привела рецепторы в некоторое подобие вменяемого состояния. Сверла в висках, правда, вращаться не перестали, но с этим можно было мириться. По крайней мере, исчезло ощущение колеблющейся палубы под ногами — а то для полной морской идиллии не хватало лишь соленого бриза и надрывного крика чаек.

Он тщательно выбрился, надел новенький итальянский костюм. Отражение в зеркале перестало напоминать о нетленном кино-«шедевре» про Восставших-из-Ада. Из зазеркалья задумчиво смотрел щеголеватый молодой человек, похожий на выпускника Кембриджа, немного потрепанного угарной вечеринкой с выпивкой и наркотиками. Под глазами припухлости, лицо чуть бледнее обычного, но в целом — норма.

«Неплохо, неплохо. Могло быть и хуже».

Последние штрихи: «Fahrenheit» от Dior, обязательные солнцезащитные очки и галстук.

Затягивая галстук, Найт почему-то подумал о скользящем узле.

 

Ближе к вечеру он уже был уверен, что жизнь удалась. Не день, а сказка!

Впрочем, обо всем по порядку.

Ли прямо с порога обрушил на него Феноменальную Новость: Тернер погиб в результате неисправности тормозной системы служебного Rover-a! Найт знал, роковая машина уже «чудила» однажды, тогда в сервисе неполадки быстро исправили и клятвенно заверили, что рецидива не будет — скорее уж Луна слетит со своей орбиты. Выходит, не зря знающие люди — а таковые в агентстве были! — советовали боссу сменить «колеса», но тот не внял советам — и, как выяснилось, напрасно…

Сложно описать то безграничное облегчение, которое Найт испытал, выслушав Ли. Значит, смерть Тернера — это невезение. Печальное стечение обстоятельств, не более того. Найт был готов расцеловать китайца за хорошие новости. Его неуместная идиотская гримаса узумления-счастья еще долго, наверное, преследовала ошарашенного азиата. Приличествующее случаю скорбное выражение ни в какую не желало налезать на лицо, и Найт поспешил укрыться от недоумевающего коллеги в своем кабинете.

Первым делом, усевшись за реанимированный компьютер, он вошел в Интернет — и тотчас нашел тот самый злосчастный ресурс, который заставил его немало понервничать.

 

Hell2day.com приносит Вам свои извенения! Сайт находится в стадии реконструкции. Запрашиваемая Вами страница временно недоступна.

 

— Аааа чтоб тебя!.. — хохотнул Найт — и закрыл тему. Все, впредь никаких сетевых розыгрышей, договоров и кровавых клятв. Ни за что. Никогда. Не мальчишка уже, в самом-то деле…

Ему стало неловко. И как он мог купиться на эту дурацкую шутку? Особенно его позабавила орфографическая ошибка в слове «извинения». У самого Дьявола наверняка не было проблем с правописанием — чего нельзя сказать о большинстве его «темных» во всех отношениях поклонников. Помешанные на перевернутых распятиях и пентаграммах с козлиной мордой подростки и в «Боже, храни Королеву!» ухитрялись делать по пять ошибок.

Нервное напряжение разжало тиски, и он с яростным удовольствием окунулся в работу. В считанные часы Найт довел до логического завершения изрядно поднадоевший концепт промо-ролика, над которым бился уже неделю. Голова прояснилась, работалось легко, идеи прямо-таки сыпались бриллиантовым градом — только подставь ладони.

Результат превзошел ожидания.

Харпер внимательно прочел текст, вдумчиво изучил «зарисовки», одобрительно покивал головой и даже напоследок по-дружески хлопнул его по плечу. Судя по всему, рекламный продукт был готов к дальнейшему употреблению. «ОК, оставь это, позже внесу кое-какие коррективы» прозвучало совсем как «Отличная работа, придраться не к чему».

Выходя (нет — вылетая!) из его кабинета, Найт подумал, что к Харперу надо усиленно «топтать тропу» — пока есть время. Любой мало-мальски осведомленный работник в агентстве понимал, что во внезапно освободившееся кресло с вероятностью 99% усядется не кто иной, как Старый Пират (это прозвище Харпер заработал за свою «именную» фразу «Тысяча чертей!» и пристрастие к гавайскому рому).

Найт азартно потер ладони. Вот он — его Шанс! Он никогда не был в фаворитах у Тернера, но с Пиратом могло срастись. Вполне, вполне могло… Пришло время ковать железо.

Тысяча чертей! Он поймал себя на мысли, что искренне рад случившемуся. Погребенная под слоем звуконепроницаемых веских доводов, Ее Несносное Величество Совесть и пискнуть не смела.

Так ей, так ей, этой занудной стерве! Йо-хо-хо! Вздернуть ее на фок-рее!..

В приподнятом боевом настроении — сам черт не брат — Найт позвонил Айрин, долго перед ней извинялся, осыпал выверенными цветистыми комплементами, заглаживая вину за свое трехдневное безразличие и гробовое молчание. Извинения и комплементы были приняты к сведению, но срок их годности истекал вечером. На том и договорились: после того, как она с подругами сходит на показ Стеллы МакКартни («Я просто не могу пропустить эту коллекцию!..»), она подъедет к нему домой («Ну, не знаю, часов этак в одиннадцать…»), и они вместе направятся в какой-нибудь сногсшибательный ресторан.

В общем, невесть какое дело. Он был готов и к более жестким условиям.

Послав на прощание воздушный поцелуй, Найт отложил в сторону сотовый телефон и хищно оскалился. Она думала, что заарканила его, — и сама угодила в сети! Наивная. Он откинулся в кожаном кресле, расслабленно вытянул ноги, закрыл глаза. Сегодня удачный день.

Жизнь определенно налаживалась.

 

Зажужжал вибро-звонок. Найт оторвался от газеты и взял мобильный:

— Да, дорогая?

— Через пару минут буду у тебя, — сказала она.

— Жду.

Он посмотрел на часы — 23:57. Она как всегда опаздывала.

Найт встал с шезлонга, с наслаждением втянул влажный воздух, полюбовался на звезды в глубоком осеннем небе. На высоте девятого этажа жизнь казалась прекрасной. Он допил кофе, неторопливо вышел с балкона и вразвалочку направился в холл. Подошел к настенному зеркалу, придирчиво осмотрел свое отражение, поправил прическу, разгладил несуществующие складки на безупречно выглаженном пиджаке — и обворожительно улыбнулся. Он выглядел на все сто.

Нет, на все двести.

Он подмигнул отражению в зеркале…

…и в этот момент минутная стрелка завершила свой круг почета.

 

23:58

 

Найт онемел от ужаса.

Ковер под ногами вспыхнул чадящим пламенем, щупальца огненного спрута взметнулись ввысь и обхватили брюки. И глядя на то, как по ногам струятся хищные язычки пламени, Найт все понял.

Поставив виртуальную подпись, он действительно пересек черту.

Эта шутка ему дорого стоила.

Агония прокатилась по венам багровым приливом. Она текла струями раскаленного свинца, и ему хватило доли секунды, чтобы сполна изведать смысл таких избитых, таких обыденных, но, как оказывается, очень глубоких и емких слов: АДСКАЯ БОЛЬ.

Найт ощутил, как трескается и плавится кожа, обнажая кровоточащую плоть. Голодное пламя прошлось по спине, лизнуло горло мягким золотистым шарфом и вцепилось в волосы. Глаза моментально ослепли, накатила изуверская, выворачивающая сознание муть.

АДСКАЯ БОЛЬ.

С горящих губ сорвался надсадный крик. Он не был ни громок, ни тих, но настолько исполнен глубинной муки, что полоснул воздух не хуже хлыста. Найт схватился за лицо, пытаясь сбить пламя, — под его ладонями кожа осыпáлась горячим пеплом.

АДСКАЯ БОЛЬ.

Он раскинул руки и бросился, сам не зная куда. Раздался треск, нога зацепилась за что-то тяжелое, Найт споткнулся и со всего маху влепился в ажурную оградку балкона. Изящный парапет не выдержал веса и проломился.

В лицо хлынул встречный поток прохладного воздуха.

Внизу пронзительно закричала женщина.

Стоило телу коснуться асфальта — и счетчик душ высветил обновленную цифру. Посетители сайта увидели, как взметнулись языки адского пламени и демонический лик зашелся в утробном хохоте.

 

Уже 1349 проданных душ! Присоединяйся и ты! Бессмертный и безликий Легион ждет тебя!

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)