Крылатый конь из небесного сада. Глава 2 (ч. 1)

С той поры Йило стал искать уже тёплый камень — татобар. Он уходил из лагеря рано утром и слонялся по городу, расспрашивая тут и там, не видел ли кто тёплого камня.

Однажды Йило понял, что спросил уже каждого жителя города: и мужчин, и женщин, и стариков, и малышей. Он вернулся в лагерь очень грустный. Мать его отца испугалась, увидав, как он бледен и тосклив.

– Что тебя гложет, моя кровиночка? — спросила она его ласково.

– Милая матушка! Мне очень надо найти тёплый камень татобар, но никто, кого я ни спрошу, не знает, где он может быть.

– Ах ты, неразумный мальчишка! Что же ты не спросил об этом мать своего отца?! — воскликнула старушка. — Этот камень очень просто найти, он хранится в доме короля. Сделай так: через две недели будет королевское состязание эрдузинов. Выигравший имеет право просить любое сокровище короля. Каждый год победивший эрдузин просит перстень с руки короля; ты же попроси тёплый камень татобар. Король не знает его тайны и отдаст тебе.

– Ах, матушка! — вскрикнул Йило. — Ты сделала меня счастливым! Но выиграю ли я состязание?

– Что ж, сынок. Придётся тебе поработать! — сказала старуха и закурила свою резную трубку.

…Лоло помешал веткой угли, переводя дух. Малыши вокруг костра молчали, напряжённо ожидая продолжения. Маринька, страстно любившая эту сказку, кажется, даже не дышала. Её широко открытые глаза блестели зеркально и шелковисто, словно камень «чёрное стекло» в заколках нарядившихся для ярмарки горожанок. Лоло вздохнул, облизнул губы и продолжил мерным, глуховатым от привычки к курению голосом. 

В тот же вечер Йило придумал песню. Это была очень красивая песня, и в то же время необычная. В ней не славились властители и воины, не описывались красавицы и муки любви к ним, не было печальных слов об умерших. То была песня о мечте. В ней пелось о Небесном саде синей ночью и прекрасных женщинах с красными волосами, зажигающих серебряные фонарики, у каждого из которых было своё имя. О нежной пене цветов на ветвях и о крылатом коне с синими глазами… 

Две недели Йило пел свою песню камням и деревьям, и птицы садились на верхушки кустов, чтобы послушать его. Наконец, настал день состязания, и парень отправился во дворец, вместе с десятками других эрдузинов со всей страны. Йило решил выступать самым последним и простоял треть дня, слушая пение своих соперников. Один пел краше и сложнее другого, музыка каждого была замысловата, как вышивка на поясах мужей из Высоких Домов, и Йило всё больше овладевала мысль, что он со своей чудной песней никогда не победит этого состязания. Он был готов уйти, но гордость удержала его, и, когда все эрдузины закончили свои песни, он вышел и поклонился королю, и коснулся пальцами серебристых струн своей башады, так, что струны затрепетали, как сердце отца, глядящего на спящего ребёнка, и запел свою песню. Слово и другое, и вот Йило забыл обо всех предыдущих эрдузинах, короле и состязании: перед глазами его плыли пушистые от цветов деревья Небесного сада, синие глаза крылатого коня и красные кудри чернокожих дакини, бродящих в свете серебристых фонариков. И когда голос его замолк, и нежное пение его башады замерло призраком звона над придворцовой площадью, Йило открыл глаза и увидел тысячи лиц, светящихся его мечто, тысячи робких улыбок и глаз, сияющих от слёз. Долго висела тишина, и вдруг все люди разом закричали, так, что затряслось небо. Они выкрикивали:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)