Да будьте…

И. Рассказов

Да будьте…

Систему образования лихорадило. Да, и как иначе, если так уж повелось у людей: где тонко — там и рвётся. Надо отдать должное тем, кто в этом ведомстве ещё что-то хотел изменить в лучшую сторону и даже в такие кризисные моменты находил в себе скрытые возможности и занимался перегруппировкой сил, корректируя цели и задачи. Иногда создавалось впечатление, что ничего страшного и не происходит вовсе: все работают в заданном ритме, но, как сказал классик, что впечатления порой бывают обманчивыми. Тем не менее, доказать это было трудновато, сами понимаете: система всегда стояла на страже стерильности своего «мундира». Если что-то и имело быть в её, так сказать, отсеках, что подлежало коренной перестройке, то гласности, старались не предавать всё то, что могло вызвать шок у общественности. Исходя из этого, не привлекая к себе внимание, время от времени, чтобы не доводить ту или иную ситуацию до огласки в системе образования происходили кое-какие процессы под видом, якобы реформ. Случались и некоторые передвижки в кадрах, в результате которых некоторые чиновники из аппарата управления любого уровня, сообразно диалектическому раскладу, оказывались то чуть ниже, то чуть выше, а то и вообще с почётом отпускались на пенсию, если в воздухе начинало попахивать тюремной баландой. Собственно всё подобное существовало не только в системе образования, но и повсюду: на всех уровнях, да и выражение о том, что сегодня на коне, а завтра под ним и пошло-то от этих самых перестановок. Вообще любая реформа в системе образования больше всего была нацелена на частичные преобразования и не повсеместно и не поголовно, а только избирательно и показушно. Интересно было то, что на самом деле ничего существенного во время так называемых реформ не происходило, если не считать, что под это дело списывались огромные суммы из бюджета, как страны, так и отдельных регионов и, как правило, областей и городов. Все те, кто был к этому причастен, всегда были на особом счету у власти, и даже если случался какой-то казус в биографии того или иного «заслуженного работника образования», дружеские советы его «сподвижников» вовремя давали ему возможность «залечь на дно».
Примерно что-то подобное произошло и с Хлебосоловым, бывшим работником Управления образования области. Его просто взяли и «попросили» освободить занимаемый им уютный кабинет, мол, посидел – дай другим… Чтобы он сильно не «убивался» из-за этого, под его довольно внушительный зад подставили кресло помельче, а заодно к нему, к этому креслу, и должность подыскали соответствующую на тот случай, если он решится заартачиться.

Когда Хлебосолов переступил порог вверенного ему учреждения, на него повеяло эдаким духом неприятия. Надо заметить, что коллектив, которым ему предстояло теперь руководить, процентов на восемьдесят состоял из представительниц женского пола. Ох, уж эти женские глаза, встретившие его загадочным выражением. Сколько они источали в его сторону немых интонаций. Пока это происходило, можно было подумать обо всех них, что преданней не было и не может быть существ на этой планете. Хлебосолов не торопился делать об этом выводы – сказывался многолетний опыт работы в системе, и собственно правильно, потому что пока женщины его оценивали молча, острые язычки некоторых из них уже точили свои острия, выискивая в его «ауре» слабые места. Сами понимаете, что в подобных коллективах этого не избежать, а тем более, когда ты пришёл на должность сверху и должен получить от этой жизни свою порцию слухов и пересудов о себе, чтобы жизнь не казалась очень сладкой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)