С фонарем на шее

автор: Александр Неклюдов

«С ФОНАРЕМ НА ШЕЕ»
П О В Е С Т Ь
(Воспоминания о любви)

«Не люби женщину — обманет.
Не люби деньги — обманут.
Дорожи волей своей».
Из кинофильма (не дословно)

Целое слагается из дробных порций.
Женщина пишется не сразу: сигарета в слегка расставленных пальчиках, волосинка, оставшаяся на лацкане пиджака, где-то вздох, смех, руки, ножки, прочее.
Разбитое сердце похоже на надкушенное яблоко. В нечто похожее на яблоко его превращает страсть: любовь, ненависть, иное необузданное желание. Неисполнение желания или невозможность его исполнения приносит нам горе. И тогда ты смешон и беззащитен.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Шахматный дворец давно спал. После вечерней яростной и затяжной партии все так и попадали в постели. Изматывающая староиндийская защита подействовала на всех подобно доброй порции фенобарбитала или какого-нибудь другого снотворного. Лишь вверху под самым чердаком дворца светилось желтым пятнышком окошко личного летописца королевы, старого рыжего муравья М…. Старик сидел за компьютером и его ревматоидные лапки примерно с ровной неспешной скоростью отщелкивали костяшки клавиатуры. Он корректировал и вносил последние изменения в заказанные королевой описания. Но мысли старика были далеко от тех поспешных, проплывающих по экрану дисплея букв. И, наконец, не выдержав, старик нажал клавишу с символикой F. Экран погас, коробка ЭВМ по мышиному пискнула, зашуршала, но вскоре экран вновь вспыхнул и развернул иной процесс.

Файл нулевой, корневой (корень).

ЧТО-ТО НЕЧТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Лукавый бес с лесенки слез. Было время, когда это мало волновало, но теперь иное. Пробежали годы, и выросла полынь горькая сухая и колючая на пройденных тропках, а иные вовсе исчезли под толстым слоем пыли.
Компьютер выщелкивает в вас с экрана байты, килло-, мегга-, но, как любая безмозглая тварь (оболтусина), он не в силах разобраться, что важно сегодня, что ушло уже во вчера. Бежит торопливо символ за символом курсор, и должен он указать бы вроде путь простой и лучший, но тщетно. Все тонет в потоке, бесконечном; и удача спрятана глубоко, и стынут руки, перебирающие клавиши, от бессилия.
А лето в этом году стоит жаркое. Испепелило землю солнечным ветром, беспрестанно дующим с безоблачного неба.
Гадкие кучи мусора гниют во дворах возле давно не опорожнявшихся мусорных бачков. По утрам старики что-то разыскивают в них и, кажется, никак не находят потерянного.
По экрану дисплея компьютера ползет длиннохвостая змея файлов, при щелчке мышки разворачивающая веер воспоминаний. Сортировка, поиск, фильтрация по условиям, и вот что-то похожее на цветастый хвост павлина выползает из принтера.
«Грядущему посвящается.»
Дата и имя файла, текст. И снова поиск, отбор, подгонка. А за окном колышется горячими сонными боками июльская ночь — середина знойного медного лета.

Файл первый.
ШАХМАТНАЯ КОРОЛЕВА

Муравейник бурлил новостью. Два рыжих молодых обалдуя приволокли перед самым заходом солнца в муравейник «нечто». Не гусеницу, не семечку от сосновой шишки, а… Впрочем, определение тому, что попало в муравейник, не давал пока никто.

Муравейник был срочно собран на совет. Старый безрогий М… поднял рыжую лапку и процесс совета двинулся вдоль, поперек, по кругу; в поисках решения — оптимума. Оптима никогда не бывает проста и легка в достижении. Врач один лишь знает где искать червоточину в сгнившем яблоке. Только клоуну посильно определить истинную границу возможного. Вереница правил вносит хаос почище бедлама.
— Прошу слышать. Я не могу простить необычного. Оно внесено извне и потому подлежит изъятию. Я против.
— Велика вина простого решения. Необдуманность легла на еловую шишку. Поднялись ветры не по сезону. Вечность только может рассудить нас. Голос мой высок, чист и легок. Против.
— Буря в стакане создает ненужное волнение, готовое выплеснуться в небеса. Но уже одного этого мало, для принятия истины. За.
— Верь и ты победишь. За.

С фонарем на шее: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)