Очи черные

Очи черные
автор: Александр Неклюдов
ЧАСТЬ I

На улице Ульяновской, посередине одной из комнат рабочего общежития N-ского завода, стоял богато убранный аппетитной пищей стол. Был его главным украшением поджаренный с румяной корочкой цыпленок-гриль, размером чуть ли не с индюшку; в компанию к нему прилагалось множество вкусных овощей, разложенных по отдельным посудкам: и рассыпчатый, все еще горячий, вареный картофель, и нарезанный круглыми дольками репчатый лук, и пунцовые красавцы-помидоры, и нежно зеленые укроп и петрушка. Центр был составлен из бутылки с водкой, бутылок с пивом и со знаменитой местной минеральною водою, выкачанной из очень глубокой скважины; всему украшением служила вазочка с ржаным и пшеничным хлебом, красиво сложенным аккуратными почти прозрачными ломтиками. Был не забыт десерт: на белом фарфоровом блюдечке высилась горстка засахаренных восточных лакомств, фиников.
А возле кроватей, на двух составленных вместе тумбочках, девчонки поставили прикрытые салфетками еще какие-то угощения, но показывать их не стали, только сказали, что это есть главный секрет праздничного стола.
— А что за праздник? — поинтересовался Юрий, но только ему никто не ответил: я, усмехаясь, помалкивал, а дамам нашим объяснять было некогда, — они носились по комнате, заканчивая сервировку.
Меня и Юрия, чтобы мы не мешали, усадили у открытого окна и просили ждать, подали нам «для аппетита» бутылку аперитива и две рюмки. Чудесный настоянный на здешних степных и лесных травах ароматичный напиток! Я и Юрий стали его пробовать с большим наслаждением.
Вечерело. Было свежо. Из окна общежития открывался прекрасный вид: поблизости морщилось блестящей рябью озеро, за ним лежало черною ниткою шоссе с множеством движущихся машин, еще дальше, на холмах, дачные сады, уже в пышном багрянце осени.
Признаться, с работой мне очень повезло: трудиться приходилось в командировках, но по большим красивым волжским городам. В этот город – миллионик, ухоженный, с множеством цветочных клумб, украшенных летом кустами нежных роз, окруженный плотным кольцом дубовых лесов и расположившийся по берегам реки, текущей к Волге, в составе бригады я уже третий год каждый месяц приезжал работать. Бригада была невелика, и за все эти года численность ее оставалась почти неизменной – четверка «варягов». И только несколько месяцев назад появился среди нас еще один, самый юный «бродяга», – Юра, с которым мне определили работать в паре, и присматривать за ним, и оберегать (он помимо молодости обладал еще одним замечательным качеством — был родственником, кажется, племянником, наиглавнейшего по нашей «конторе» начальника). И теперь мы сидели у раскрытого окна общежития, Юра рассматривал что-то на улице, а я подобрал кем-то давно позабытую на подоконнике пыльную выгоревшую до бурой желтизны газету, отпечатанную в типографии еще в конце прошлого лета. Напрягая зрение, я забавлялся чтением статьи-передовицы, которая размещалась под фотографией первого и, так исторически получилось, что единственного президента той громадной страны по имени СССР, которая уже скоро год как прекратила свое существование.
Большую часть газетной передовицы занимал дифирамб тогда еще (на день выхода газеты) действительному президенту и затеянной им перетряске в тогда еще «живой» стране. На фотографии этот человек что-то говорил с трибуны большого съезда. Предположим, та его речь была о бедных девушках! В общем-то, очень подходящая для вечернего застолья в рабочем общежитии тема, против ее обсуждения нечего было бы возразить. Впрочем, теперь заканчивался сентябрь 1992 года и в «свежих» газетах печатались изображения других людей и тема бедных девушек, похоже, более не озвучивалась ни в чьих речах; в одночасье заботы у всех говорящих и помалкивающих стали иными…
— Юра, снимай пиджак, не стесняйся, будь как дома, — предложила Татьяна. – Дина, помогай юноше. И посмотри, в шкафу должны быть плечики для одежды.

Очи черные: 1 комментарий

  1. Что здесь оценивать? Тривиальное описание стола и вида за окном. Что-то там о бедных девушках наклёвывается. И всё? Очень, очень плохо.

    9 апреля 2009 в 14:43
    Даже прочитав через одну ещё 10 стр. оценки не меняю.Банальная история, пришли к перезрелым дамам (35 лет) два рабочих парня (24 года) будто бы свататься. Напились и забыли зачем пришли. Пошли по шерсть, а вернулись стриженными в моё время говорили. Ни психологии ни физиологии. У нас в Набережных Челнах учащиеся средних школ пишут талантливее. Не знаю что посоветовать автору. Судя по тексту, рассказ уже отстоялся 16 лет. Предложение Вам, уважаемый автор, прочесть своё произведение 20 раз подряд. Если оно не сведёт Вам скулы, то оставьте его как есть и больше ничего не пишите.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)