Г. Антюфеев. Голос с небес

© gtnn.ant, 2017


Свернул к хуторку, покатил к крайней хате. Всегда выбираю тех, кто на отшибе живёт, чтобы никто не увидел. А то соседи вмиг о гостёвнике округу известят. И до Суровикино трёп может донестись. Тормознул в падинке, переоделся, нарвал уже закрывавшихся ромашек. Постучал о ставенку. Вышла зазноба и огорошила с порога: «Зря, Павлик, приехал, у меня «гости рязанские». Вот те и раз! Постоял, помолчал, а потом брякнул: «Нет, так другую найдём!», сунул ей букетик и рванул к грузовику. «Ладно, – думаю, – не ты первая, не ты последняя. Есть, куда податься, с кем помиловаться». Газанул и поскакал в Захаровский. Смерклось уже, но ночь ещё впереди – успею утешиться. Заехал в проулочек, что вдоль речушки кривится от степи, дёрнул на ходу тех же ромашек, которые закрыли лепестки, но ещё белели в вечерней серости. Вбежал на подворье. Ага, дома подружка: светится оконце. Хотел, было, стукнуть в него, глядь, а она за столом с каким-то хмырём сидит. Ужинают, да не на сухую, с бутылочкой! Швырнул цветочки на крыльцо и задом-задом за забор. Сел в кабину. Прикинул, куда дальше двигаться. «Ничего, – утешаю себя, – ночушка только начинается. Своего не упущу!» По газам и – через бугор в Верхне-Черенский совхоз! Уж там-то промашки не будет… Все кочки и ямы собираю! Спешу к чернявенькой доярочке. Мы с ней для летней дойки ездили в одну из балочек за ключевой водой. Родничок тот культурненько облагорожен: труба выведена, камушки-валуны вокруг уложены. Травушка зелёная да мягкая, как перина. Помяли мы её… И вода та была сладкая, и ударница! Бидон через край плещется, а нам всё мало! Мчусь, вспоминаю смугляночку, млею в преддверии встречи. Подкатываю к куреню, а во дворе на столбе лампочка горит и говор слышится. Решил не отступать и шагнул в калитку. Подхожу к беседке. И тут гость. Здороваюсь. «Не дадите ли напиться путнику?» – спрашиваю потом. – «Дадим, –  отвечает милка. – Можем и чаем напоить, ужином накормить. Дядюшка вот в гости приехал, так что присоединяйтесь к нашей компании». – «Не могу, спешу, в следующий раз обязательно повечеряю у вас». Проводила меня, прошептала: «Дядька завтра уедет». Я ж бегом к грузовику!

«Что ж за невезуха!» – злюсь, а сам давлю на газ, машина аж захлёбывается от оборотов! Пыль прёт со всех щелей и рубашечка с брюками потеряли вид, ничем не отличаясь от рабочей одежды. Не знал я, что и дальше, в Нижней Царице, в Перелазе тоже получу от ворот поворот. Оставалось одно: катить обратно в Суровикино. Но напоследок надоумился в хутор Ефремовский заглянуть. Ну не может же эта скачка впустую закончиться! Остановился у кустов, метрах в ста от хатёнки. Иду, луна заливает окрестность. Тихо. Тепло. Полынок пахнет. Стук-стук в оконный кружок. Стук-стук. Вышла казачка. В ночнушке. Платок на плечах. Зевает и укоряет: «Кто ж в эту пору приезжает?» – «Ну, не днём же!» – «Давай в следующий раз встретимся. Но не в такое время, пораньше. Спать хочу. Да и на работу рано вставать». Развернулся я и, как побитый пёс, поплёлся к ЗиСу. И вдруг откуда-то голос нежный, прям, ангельский: «Павлуша, бросай своих залёток! Езжай домой, там накормят, напоят, спать уложат. Не мыкайся и не мучайся». Показалось, слова те с небес летели… Вспомнил, как ты говорил: «Накажет тебя или бог, или чёрт», ноги подкосились – брык в полынь. А от неё пыльца и пыль, что за день осела, туманом вокруг поднялись… Почудилось, что серафим в таком виде ко мне спустился… Ни во что не верил, а тут… Не знаю, сколько сидел, но облачко уже рассеялось и луна побледнела в утреннем свете …

Подъехал к своим воротам. Положил голову на руль и до-олго из кабины не выходил… На цыпочках пробрался в спальню. Глянул на Манечку. Лежит, ладошка под щекой, волосы по плечам растекаются. И такая она милой да красивой показалась – дух захватило!

Во как, Дмитрич! Как думаешь, что это было?

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2017/01/golos-s-nebes/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Наша Победа:  Иранские дневники



Публицистика:  Вкус хлеба

РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Рассказы:  Доживём…

Рубрики нет:  Хороший человек был дед Николай…