Мостар

© Владимир Брусенцев, 2016


Денис никогда не видел своего отца, только слышал его весёлый смех и иногда чувствовал его тёплые руки, уютно устроившись в мамином животике.

Потом Драган уехал и в доме сразу поселились тоска и обида, невозможность осознать, и главное, принять это.

Иногда, правда, вспыхивал робкий огонёк надежды, но хмурые и однообразные осенние дни постепенно гасили и эти слабые искорки.

Нет, наша жизнь с Драганом, конечно, не была совсем безоблачной. Мой северный, а точнее. угрюмый характер далеко не всегда ладил с его лёгким, взрывным балканским темпераментом.

Но что поделаешь? Если верить нашим народным сказкам, в крови каждого русского – обитателя дремучих лесных чащоб - течёт капелька крови Лешего или Бабы Яги. Но каким надёжным и горячим тогда казалось его плечо - сына солнца и моря далёкой южной Боснии, некогда части цветущей Югославии.

Я всегда знала, когда он получал весточку от обожаемой им мамочки. Нет, он не смеялся, не светился радостью и не улыбался. Поникший и молчаливый он бродил по квартире, не находя себе места.

В Боснии шла война, и плохих вестей с каждым днём становилось всё больше. Пропадали и гибли родные и знакомые, и конца-края этому безумию не было видно.

Дни слишком гордой и независимой Югославии были сочтены. Умелая рука щедро сыпала соль на ещё незажившие после Второй мировой войны раны, поливала бензином ненависти тлеющие угольки старых обид, пока они не вспыхнули ярким губительным огнём.

Один, по сути, южнославянский народ, разделённой верой на три враждующих, приступил к самоуничтожению. Католики хорваты ненавидели православных сербов и мусульман боснийцев, те, в свою очередь, отвечали взаимностью.

Я хорошо помню тот день, когда Драган получил последнее письмо от мамы. Он молчал весь день, старательно пряча от меня своё разом потемневшее лицо, свои глаза.

Наконец, я не выдержала, села рядом на диван, положила руку на его поникшее плечо и всё-таки поймала его затравленный взгляд,

- Что случилось? Кого-то не стало?

- Понимаешь, Тома, она боится там одна в квартире, не может уже спать, по ночам приходят военные – пропадают соседи. Не прощу себе, если с ней что-нибудь… Мне нужно ехать, я должен быть с ней. Ты должна меня понять!

- А ты меня? – в глазах немного потемнело и заныло, заныло моё крепкое сердце бывшей спортсменки. – А я? А наш малыш? Что будет с нами? Ты знаешь, у нас тоже события назревают, кризис кругом, зарплату мне задерживают…

- Ну, что ты так разволновалась – это вредно нашему будущему ребёнку.

- Будущему? Он настоящий - вот он задвигался в животике. Потрогай!

- Скоро всё закончится, и я вернусь, не переживай так,- заговорил он с излишней убеждённостью и горячностью. - Мы снова будем счастливы вместе – втроём! – он почти верил своим обещаниям.

Я посмотрела в его большие карие, потемневшие от муки, глаза и поняла, что все мои уговоры и слова абсолютно бесполезны. Он уже был сердцем там, в далёком пугающем Мостаре. Он слишком сильно любил маму, я даже частенько ревновала его к ней. И вот, выходит, не зря.

Он запретил мне провожать себя в аэропорт и улетел в свой Мостар – город старого моста, как гласит легенда.

А через десять дней пришло его первое письмо, ужасное до нереальности

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2016/11/mostar/

Метки: , ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Миниатюры, Сатира:  Я дома!



Миниатюры, Сатира:  Ремонт крыши

Юмористические рассказы:  Полёт сердца

Стихи с юмором:  Стихи и шашлыки