Надежда. Простая история

«А с платформы говорят — это город Ленинград…» Вот так пристало… С самого утра в голове вертится,» — думала, сидя в купе плацкартного вагона, Надежда. До отправления поезда оставалось пять минут. «Прощай немытая столица…»  Нет, нет, лучше не так… «Выхожу я одна на дорогу…» Дорога… Завтра уже буду далеко… В глушь, в Саратов… Конечно, Рябиновка даже не Саратов, но лучше там, чем здесь…»

Лязг колес о рельсы, толчок и перрон медленно поплыл назад. » С сегодняшнего дня начинается жизнь с чистого листа. Странно звучит — с чистого листа. Еще пять лет назад у них была дружная семья. Завидовали подруги и соседи, что у нее Лешик такой замечательный, заботливый, дочку Лизочку обожает, не в пример многим отцам. Они были как кирпичики, сцементированные между собой, но не стало Лизочки и все разладилось. Алексей до сих пор в ее смерти винит себя. Говорят, горе объединяет, а у них произошло все наоборот. Каждый его переживал в отдельности друг от друга, своей болью не делился. Потом у него появилась другая женщина. Чтобы узнала, постаралась лучшая подруга, как сорока на хвосте принесла. Конечно, надо было спокойно поговорить с ним, но не получилось. Она тоже устала от всего этого, а он не понимал и не хотел понимать. Сорвалась. Этот безобразный скандал, что она ему устроила… Стыдно сейчас, сама виновата. Он хлопнул дверью и ушел, к той, другой.  А она не смогла остаться в их квартире одна. Позвонила тетке в Рябиновку, а там в поселковой библиотеке как раз место библиотекаря освободилось, правда зарплата мизер. Да ладно, лучше там, чем здесь.» — уговаривала себя Надежда, снова и снова возвращаясь в мыслях к тому, что оставила на питерском перроне.

Вот и Саратов… Добравшись до автовокзала, Надежда позвонила тете Поле, что приедет последним автобусом, просила встретить. Побродила по улицам города, как в детстве. Ничего не изменилось, только дома еще больше обветшали, или ей показалось в лучах осеннего солнца. Листья шуршали под ногами, тихо падая с веток. И она почувствовала себя таким же одиноким листком, который ветер несет в неизвестность — то ли в холодную лужу бросит, то ли в огонь костра. » Из любой ситуации есть, как минимум, два выхода,»- подумала Надежда, занимая свободное место в автобусе, идущем до Рябиновки.

Назвать проселочную дорогу -дорогой, это значит ничего не сказать, но она была просто бесконечной —  автобус трясло и подбрасывало, будто расшалившийся великан огромными ручищами кидал его из стороны в сторону. Темнело быстро. Вот и поворот на Рябиновку.

Надежда и еще один пассажир вышли из автобуса в ночную черноту, в которой она благополучно потерялась. Вышедший с ней мужчина будто растворился в темноте, она даже не успела спросить его в какую сторону идти. Тети Поли на остановке не было, попробовала позвонить, но и «сети» не было.

Она присела на свой чемодан, и разрыдалась от безысходности и усталости. Это были первые слезы после разрыва с Алексеем. Слезы текли по щекам, а она вдруг захотела вернуться домой, пусть в пустую квартиру, но свою, где все было до боли родное и знакомое. Вдруг откуда-то с боку появился человек, «будто вышел месяц из тумана». Это вернулся тот мужчина, с которым ехала, если честно, то ей вдруг стало страшно. Он подошел, посмотрел на нее и спросил:

— Ты чего ревешь? В Рябиновку? К кому?

— К Полине Андреевне Орешкиной. Она моя тетка. А так, я новый библиотекарь. Приехала, — ответила, всхлипывая и заикаясь. — А куда идти не знаю… Темно.

— Вставай. Давай багаж понесу… У нас с твоей теткой дома рядом стоят.

Встала, схватилась за ручки чемодана и большой сумки, будто их у нее собирались отобрать прямо сию секунду. Мужчина протянул к ним руки, но Надежда вдруг запротестовала:

— Нет, нет, что вы, я сама…

— Ну как знаешь… До поселка еще километра три будет… Не отставай, а то справа болото, слева овраг. Потеряешься — не найдут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)