Рондо — каприччиозо

Лорен оцепенела в ожидании услышать все что угодно, но только не рондо — каприччиозо Сен-Санса.  Глядя на дочь, ей показалось что здесь, находится только тело Энн, а душа вместе со звуками улетела под облака. На мгновение Лорен почудилось, что этот поворот головы и манеру держать смычок она уже видела, но у кого никак не могла вспомнить. Неожиданно на высокой ноте музыка оборвалась, и Энн, будто вернувшись из неведанных миров, очнулась и, испугавшись собравшейся вокруг толпы, бросилась к Лорен.

Она прижала дочь к себе:

-Ты была великолепна! Как это у тебя получилось?

Энн пожала плечами:

-Не знаю, но мне кажется, что я умела играть на скрипке всегда.

На следующий день после возвращения из Парижа, Лорен купила скрипку и зашла к дочери в комнату.

Та что-то увлеченно рисовала в альбоме.

-Энн, я купила, что ты просила.

-Скрипка!? Мама, зачем!? -удивленно вскинув брови, воскликнула она и обняла Лорен: — Я все вспомнила сегодня утром. Озарение какое-то! Просто вспышка, как от замыкания проводов. Я поняла, как это страшно не быть собой! Не помнить никого и ничего. Стать другим человеком, делать несвойственные тебе вещи. Мамочка, если бы ты знала, как я люблю тебя! — Энн поцеловала ее в щеку. — Мамочка, любимая моя…

-Мы немедленно едем в клинику! — потребовала Лорен.

Доктора Герца они застали в компании двух женщин.

Он разговаривал с пожилой дамой.

-Мадам Денье, не стоит благодарности. Мы просто выполняли свою работу, но за вашим сыном нужно еще понаблюдать. Я бы не советовал его куда-то перевозить, хотя у него нет никаких физических повреждений. Он даже сегодня пробовал вставать.

-Скажите, когда Андре вышел из комы, он что-то сказал? — поинтересовалась она.

-О, да! Ваш сын настойчиво требовал позвать какую-то девушку. Выполните, пожалуйста, его просьбу. Сейчас постарайтесь его не расстраивать.

— Он, должно быть, звал Мари, то есть меня. Кого еще он мог позвать? Я его невеста, -вмешалась, стоявшая рядом с дамой, ее миловидная спутница. — Скажите, когда Андре поправится, он сможет играть на скрипке? Это очень важно! Мой жених скрипач от Бога. Его пальцы, надеюсь, не пострадали в аварии? Он просто не может жить без музыки…

-Мари, не сейчас и не здесь, -остановила ее мадам Денье. — Ты иди к нему, а я поговорю с доктором о возможном переезде в парижскую клинику.

Заметив Энн и Лорен, доктор Герц сделал знак, чтобы они его подождали и стал что-то объяснять даме.

-Я все поняла! Я должна обязательно его найти! – вдруг воскликнула Энн и пошла по коридору клиники так, как будто кто-то вел ее за руку. Она остановилась у двери одной из палат, и, постояв мгновение, решительно открыла ее. Там на кровати лежал молодой человек, а рядом сидела та девушка из холла, что разговаривала с доктором о женихе.

Глаза Энн и мужчины встретились. Она, смутившись, произнесла:

-Простите, я, кажется, ошиблась.

—Постой! Не уходи, — вдруг крикнул он. -Ты — Анна! Я узнал…

Энн остановилась и хотела подойти к кровати, но Мари вскочила и попыталась вытолкать ее за дверь.

-Прекрати, Мари, — почти приказал он.

-Не кричи на меня! Я твоя невеста! Это кто? Кто она тебе? Как ты смеешь! Ты мне изменял с ней? С ней!? — и Мари со слезами выбежала в коридор.

Через несколько минут вошли Лорен, мадам Денье и доктор Герц, а следом за ними вернулась заплаканная Мари. Энн стояла, наклонившись к Андре, а он держал ее руку и шептал:

-Я знал, что ты обязательно придешь! Ты просто не могла не прийти…

-Это ты?! Ты играл на скрипке! Я тебя не знаю, но чувствую почему-то вот здесь, -воскликнула Энн, прижав руку там, где сердце.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)