От стаи к обществу

Как-то слушал телевизионную передачу «Место встречи», ведущие: Андрей Норкин и Иван Трушкин. Речь шла о взаимоотношениях между полами. Нынешних феминисток критиковали все политологи: и мужчины, и женщины. Все понимают ложность позиции феминисток, а дать четкое определение этому движению никто так и не смог, как говорится, пошумели, да и разошлись. В очередной раз убедился, что специалисты, которым, казалось бы, по долгу службы необходимо изучать теорию этногенеза Гумилева, не читают его книг. Кто такой политолог? Политолог – это специалист, который изучает политику как особую область жизни людей, связанную с властными отношениями в человеческом обществе. Кто ж как не Гумилев объяснил, наконец, каким образом небольшая группа людей, внедряя в данное общество неповторимую идеологию и разрушая миропорядок, складывающийся веками в этом обществе, берет, в конце концов, властные функции в свои руки, тем самым, объявляя всему миру о рождении нового этноса. Гумилев, при этом, указал, что существование этноса представляет собой всего лишь определенный этап в жизни человеческого общества, по истечении которого данный этнос уходит в небытие. В свою очередь, Маркс, естественно, без какой-либо связи с теорией Гумилева, доказал, что это не совсем так. Если общество оказывается способным внутри себя выстроить какие-либо производственные отношения (рабовладельческие, капиталистические или какие-то иные), то становится способно создать государство и перевести свое развитие на новый уровень. Если в этносе людей объединяет комплиментарность, то в государстве главенствующую роль начинает играть выгода, что и позволяет сделать этносу следующий шаг, перейти из идеологической формации в формацию экономическую. Опять-таки Гумилев, правда, без какой-либо связи с теорией Маркса, и объяснил, как это происходит. С потерей пассионарности в организме человека все большую роль начинает играть инстинкт самосохранения, когда человек начинает жить, руководствуясь, в первую очередь, собственной выгодой. Однако «выгода» проявляется не только в чувстве «жадность», но и в признаке «разумность». Различие этих понятий заключается в том, что жадность в человека закладывается в процессе формирования психики еще в утробе матери, т.е. жадность – это инстинкт, а разумность может прийти с опытом, а может и не прийти. Вот здесь-то и пролегает одна из границ, разделяющих пол мужской и пол женский. Жадность, как инстинкт, формируется исключительно в мужском плоде, но при том условии, что формирование этого плода происходит в атмосфере низкого уровня пассионарности, т.е. женщина, зачавшая и вынашивающая ребенка, обладает низким уровнем пассионарности. В развивающийся мужской плод еще в утробе женщины закладывается инстинкт жадности, который в значительной степени (иногда полностью) может быть подавлен пассионарностью. В женский же плод закладывается инстинкт материнства, и, лишь в качестве дополнительного энергоресурса, закладывается пассионарность, естественно, при ее наличии в женщине, зачавшей этот плод. Таким образом, пассионарность, всегда оказывая на человека позитивное влияние, тем не менее, реализуется, в зависимости от пола, несколько различно. Если в мужском организме позитивное влияние проявляется в форме подавления инстинкта мужской жадности, то в женском организме пассионарность, наоборот, усиливает инстинкт материнства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)