Заплутавшее счастье. Деревенские истории

Деревня Марьевка утопала в июльской зелени. Тихая, умиротворенная, она ожила в будний день суетой и спешностью, уловив слух о прибытии долгожданной автолавки. Первой разнесла эту весть баба Дуня по прозвищу Козличиха-вторая. Была, конечно, и первая – матушка второй, очень строптивая, мудреная и злоязычная. Отличилась тем, что в порыве ярости, вступила в схватку с бодливым соседским козлом. Встав на колени, выдержала лобовой удар и даже дала отпор рогатому противнику. Но после, к удивлению, всех, заговорила Козличиха на непонятном наречии. Четко чеканя слова. Начисто забыв русский язык со всеми его язвительными остротами. Естественно, сказались сложности общения, все лихие потрясения. И век ее был короткий. Теперь покоится на погосте и неким образом влияет на характер дочери.

Слух о прибытии автолавки, блуждая кругами по деревне, дошел и до Ларисы Михайловны Луговой, соседки бабы Дуси. Она, являясь учительницей начальных классов местной школы, кроткая и непритязательная, чрезмерно гламурная, в свои двадцать пять лет не нашедшая спутника жизни, в деревне называлась не иначе, как фифочкой, не от мира сего. Нерешительность и сдержанность постоянно преследовали девушку. Даже, осмысливая прибытие автолавки, думала-гадала: «Не знаю, а надо мне это? И денег маловато, и желания нет особого бежать за нечто бытовым, довольно примитивным. Впрочем, впрочем, вижу соседку. Опять вывешивает свое неприглядное белье на мою сторону. Боже, как на нее воздействовать? Нет, надо все же сказать…».

Выйдя во двор, Лариса Михайловна помялась, кашлянула в кулачек, поправила очки, напрягла стройную фигуру. Потом обратилась к соседке:

— Баба Дуся, как бы вам сказать…

— А что такое, милочка?!

— Вы, пожалуйста, не вывешивайте свои трусики вблизи моей невысокой ограды. Очень прошу вас. Все на виду, просматривается, портит настроение. Вот, к примеру, этот экземпляр размером метр – сюда, столько же – туда. Внешне просто угнетает. Я вас умоляю…

— Ой, милая ты моя! Не надо на это обращать внимание. Подумаешь, белье. Оно мигом высохнет, и нет проблем. Лучше пойдем автолавку наведаем. Приглашаю, приглашаю, Лариса Михайловна, вместе как-то веселей.

— Хорошо, баба Дуся, принимаю ваше предложение…

Автолавка, стоящая в центре селения, ждала очередных покупателей. Продавец Савелий Прохоров, огневой, боевой, красноречивый, заметив новые лица, сделал широкий жест:

— Подходите, подходите, любезные! Я к вашим услугам! Товар первой свежести. Есть все, что угодно! Кто первый, прошу, ваш спрос?

Расторопная баба Дуся, живо объявила:

— Я первая, Савелий Игнатьевич! Вот мой список того, что надобно. Ты уж постарайся, милейший, душа-человек, чтобы все было в лучшем виде!

— Непременно, непременно, мадам, выдадим все в лучшем виде! Вот, пожалуйста, и то, и это! – продавец держал улыбку и посматривал многозначительно на девушку. – Заявка, мадам, выполнена. Еще, что требуется?

— Сейчас, сейчас гляну, может, что забыла. О, кто же такой интересный рядом с тобой, Савва Игнатьевич, находится? Как огурчик с девятой грядки. Сидит, кажется, дремлет. Но смазливый, весь из себя… — Евдокия Сидоровна вопросительно посмотрела на продавца.

— Объясняю, мужчина в расцвете лет, неженатый, решил по личным мотивам не принадлежать себе. По его согласию, выставлен на продажу.

Баба Дуся открыла от удивления рот. Совладав с собой, спросила:

— А он живой? И сколько же стоит?

— Живой, здоровый! Просто выпил по такому случаю, не рассчитав возможности, и отключился.

— Все, беру его, Савва Игнатьевич! Я первая по очереди!

— Пардон, мадам, ваш возраст не согласуется с буйной молодостью. Могут быть серьезные осложнения со здоровьем. А нам это надо? Нет, не надо! Возражения не принимаются. Вопрос исчерпан. Слушаю вас, прекрасное создание?!

Лариса Михайловна пожала озадаченно плечами, вздохнула, поправила очки, сказала:

Я, право, не знаю, что мне надо…Однако возьму, наверное, печенье и конфет.

Заплутавшее счастье. Деревенские истории: 4 комментария

    1. Анна, спасибо, что осмыслили содержание, сделали свой вывод. Для меня это важно. И соглашусь, что кульминация состоит из неопределенности. Но я стремился раскрыть перерождение героини, ее взросление и отношение к приобретенному «счастью». А финал остается предметом воображения читателей.

  1. Понятно. Спасибо. А такие люди, как Ваша литературная героиня, действительно встречаются. И жить им сложновато.

    1. Да, Анна, совершенно верно! Смотрим в корень рассказа. Именно это я и хотел отобразить. Скромная, непритязательная, кроткая, получившая наконец-то судьбы «подарок».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)