Работа над ошибками

Максим Стрельников — 32 года,
Светлана — дочь 6 лет Стрельникова и Марии
Мария — жена Стрельникова
Анастасия Понамарева — 31 год
Викентий Понаморев — 35 лет муж Анастасии
Антон -сын Анастасии и Викентия 5 лет
Николай Волков — адвокат и друг Викентия
Анисья -соседка родителей Максима.
Родители Максима Галина Ивановна и Петр Петрович Стрельниковы, живут в Касьяновке
Алексей Фомич и Варвара Ивановна Варламовы- родители Насти.
Ольга — заведующая клубом, 25 лет.

1. 2003 год.
-Уважаемые родители, гости и учащиеся нашей школы! Мы от имени участников нашего театрального кружка благодарим вас за то, что вы пришли на этот вечер, посвященный памяти великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Предлагаем вашему вниманию спектакль в двух действий. Вы увидите отрывки из «Каменного гостя», «Метели», «Барышни крестьянки» и, конечно же, из поэмы «Евгений Онегин»- выйдя на сцену школьного актового зала, объявил конферансье Ваня Рогозин.
Вани роли в спектакле не нашлось, поэтому он с большой готовностью взялся вести этот вечер. Ему достался образ самого Пушкина. Руководитель драмкружка, учитель литературы Иван Васильевич Прищепин, приклеил ему бакенбарды, на голову водрузил цилиндр и одел в сюртук, отдаленно напоминающий тот, в котором ходил поэт при жизни. Костюмы и декорации для постановки ребята сделали сами.
Занавес открылся и началось представление. Зрители тепло приветствовали участников этого действа. В Касьяновке не было театра, и спектакли доморощенного театрального кружка всегда проходили с аншлагом.
Когда очередь дошла до «Евгения Онегина) на сцене воцарился полумрак, на столе появился канделябр со свечами, чернильница с гусиным пером. Из полумрака вышла тоненькая девушка с русой косой, переброшенной через плечо в воздушном белом платье до пят. Она подошла к столу , присела на стул и, делая вид, что пишет, стала декламировать: «Я вам пишу- чего же боле? Что я могу еще сказать?» Ее голос был таким трогательным и вдохновенным, что зрители замерли, ловя каждое слово. Когда прозвучало: «Но мне порукой ваша честь и смело ей себя вверяю…», после чего занавес закрылся , то зрители, очарованные происходящим на сцене, не сразу поняли, что там все закончилось. Потом раздался один хлопок, второй, третий, и вдруг разразились овации. Кто-то даже крикнул браво, бис. Иван Васильевич подошел к Насте;
-Настя, это овации твоей Татьяне. Ты умница, девочка. У тебя все получилось. Тебе надо выйти на поклон.
-Спасибо, Иван Васильевич, -сказала Настя и вышла на сцену.
Она сделала книксен и собиралась юркнуть за спасительный занавес, как к сцене вдруг подбежал юноша и протянул ей букет цветов. Настя машинально протянула руку и взяла его. Она часто встречала этого парня на переменах. Знала, что зовут его Максимом, и он учится в одиннадцатом классе. Лично с ним не была знакома. Насте за все ее прожитые на этом свете шестнадцать лет никто не дарил цветы, а найти их в феврале в Касьяновке было совершенно не реально. А тут букет настоящих розовых роз.
Зрители разошлись. И сразу же в актовый зал вплыла с ведром и шваброй тетя Капа.
-Вы ребятки, конечно, молодцы, но поиграли и пора честь знать. Освободите мне поле деятельности, а вам домой пора. Поздно уже.
Драмкружковцы толпой вывалили во двор школы и стали прощаться. На улице было темно и холодно. Мороз к вечеру усилился. На небе серп месяца лежал на боку в окружении ярко сияющих звезд. Настя вышла со школьного двора одна. Она сделала несколько шагов и остановилась, заметив с свете от фонарного столба фигуру, прыгающую с ноги на ногу. Это был Максим.
-Можно я тебя провожу? — спросил он.
-Но ты же замерз. У тебя губы синие, -заметила Настя.
-Это… ничего я не замерз,- махнул он рукой.
— Ладно, проводи. Спасибо тебе за цветы. Мне еще ни разу никто не дарил их. Где ты их взял?
-А у меня батя вчера ездил в райцентр. Я с ним напросился,- просто ответил Максим.
-Зачем?- спросила Настя.
-Ты мне очень нравишься,-ответил он.-Я не знал, как к тебе подойти.
-Сегодня же смог.
-Смог,но боялся, что отошьешь,-сказал Максим.-Можно я буду тебя провожать после школы?
-Хорошо,-согласилась Настя.
Максим проводил Настю до ворот.
-Вот и пришли,- сказал он посиневшими губами.
-Может, зайдешь, — предложила Настя.-Согреешься. Чая горячего попьешь.
-Нет, уже поздно,- отказался Максим, хотя промерз до костей.-До завтра.
-До завтра,- попрощалась она и нырнула за ворота.
Максим жил на другой окраине Касьяновки. Как только Настя скрылась за воротами, он рванул с места, пытаясь согреться.
Настя зашла в дом, расстегнула пальто и аккуратно достала розы.
Отец, подшивавший валенок, поднял голову:
-Откуда цветы? Кто?
-Подарили, — коротко ответила Настя и поставила цветы в вазу.
-Я спрашиваю — кто?-потребовал отец.
-Ну что ты к ней привязался? Девочка сегодня выступала. Я тебе говорила,- принялась защищать дочь мать.
-Кто?-продолжал требовать отец.
-Да, скажи ты ему — кто. Он же привяжется, как банный лист, так не отвяжется,- попросила мать.
-Максим Стрельников.
-А, сын Петра? Хороший парень,- подумав, согласился Алексей Фомич.-Не вертопрах. Ты его, Настюха, держись. Он трудяга. Отцу лет с двенадцати помогает на посевной и уборочной. Если срастется, ты за ним будешь, как за каменной стеной. Петро его настоящим мужиком вырастил.
-Ой, отец, ну что ты мелешь. Какое срастется? Настене еще школу надо закончить, потом институт. Пусть дочь на ноги встанет, ума наберется, а потом уже можно и про замуж говорить,- замахала на него полотенцем Варвара Ивановна.
-Ну, чего, ты,-огрызнулся Алексей Фомич.- Вон, девке уже шестнадцать. Хоть сейчас замуж. Недавно еще пешком ходила под стол,а уже через год школу закончит. Когда успела вырасти?..
-Дети растут, а мы стареем,-согласилась Варвара Ивановна.
-Не, Настюха, ты Максима-то держись, правильный паренек,- настаивал Алексей Фомич.
-Папа, хватит, уже. Я никого держаться не буду. А замуж выйду только по любви.
-Только голову от нее не потеряй,-буркнул отец и с силой проткнул шилом подошву валенка.
Школа, школа. Ничего не скрыть от любопытных глаз одноклассников и учителей. Скоро все заметили, что Максим стал провожать Настю после после уроков домой. Иногда он подходил к ней на перемене, и они стояли у окна или просто прогуливались по школьному коридору.
Подруги говорили Насте:
-Ну, что ты в этом зануде нашла?
-Мы просто дружим. И ничего я в нем не нашла,- краснея,оправдывалась Настя.
-Вы, прям, два сапога -футелька,- смеялись они.
Учителя, глядя на Настю и Максима, между собой говорили:
-Как они подходят друг другу. Очень красивая пара. И совершенно не современные отношения. Жаль, что очень редко такие отношения перерастают в что-то большее.

2. 2004 год
Пришел май. Природа просыпалась после зимней спячки. Деревья подернулись легкой дымкой первых зеленых листочков. Ветер приносил с окрестных полей запах вспаханной земли, свежести и еще чего-то, чем только пахнет воздух и только весной. Максим с головой окунулся в подготовку к выпускным экзаменам. Они стали встречаться гораздо реже. Он старался при возможности проводить с Настей каждую свободную минуту,но это случалось не так часто, как хотелось бы ему.
Настя с Максимом иногда ходили вечерами на речку, где на берегу стояли большие качели. Когда и кто их поставил уже никто не помнил, но это было излюбленное место влюбленных. Насте нравилось качаться на качелях, а Максиму доставляло удовольствие ее раскачивать на них. Взлетая вверх, она смеялась так заразительно, чем вызывала ответный у Максима. Эхо несло их смех над речкой.
Максим учился в школе хорошо и сдать экзамены ему не составило большого труда. Учителя пророчили ему стопроцентное поступление в институт, но были удивлены его решением пойти служить в армию. Отец, Петр Петрович, одобрил поступок сына:
-Правильно решил, сын. Настоящим мужиком становишься только в армии. Отслужишь, пройдешь нужную школу жизни, поймешь по чем фунт лиха, а там можно и в институт, если захочешь.
Начался осенний призыв. Максим получился повестку из военкомата прибыть на сборный пункт. Проводы устроили в актовом зале Дома культуры. Максима и еще пятерых призывников провожала вся Касьяновка застольем с баяном и песнями. Максим сам просился в ВДВ. В учебку он был направлен в Рязань.
Настя поехала провожать его на вокзал в райцентр. До самого отправления поезда, пока не разнеслась команда: «По вагонам!», он стоял и прижимал ее к себе, что-то шепча на ухо, но она ничего не слышала, будто оглохла. Настя не представляла себе, что будет дальше, когда он уедет. Ей казалось, что половина ее самой куда-то уезжает, уходит, и как без этой половинки жить теперь, не понять.
-Ты будешь писать мне и ждать?-спросил он.
-Да, Максим, да,-пылко отвечала Настя.
-Я люблю тебя! Я да…- еще что-то хотел сказать он.
Но в этот момент подбежал сопровождающий их группу офицер и скомандовал:
-Кому была команда по вагонам? Забудьте о гражданке! Все, закончили прощанье. Встретитесь после дембеля и договорите! В вагон!
Мать Максима вдруг громко разрыдалась, но Петр Петрович обнял ее за плечи и стал выговаривать:
-Ну что ты, как по мертвому рыдаешь? Он же только в армию идет, не заметишь, как время пройдет. Он будет десантником. Я горжусь своим сыном. Мать,успокойся, есть такая мужская профессия -Родину защищать.
Максим обнял маму и вытер ее слезы:
-Мамочка, не плачь. Все будет хорошо!
Потом Максим прижал к себе Настю.
-Настена, ты меня только дождись,-попросил он и поцеловал в щеку.
Он запрыгнул на ступеньку тамбура трогающегося вагона и помахал рукой:
-Ждите меня, я скоро вернусь.!Вы даже не заметите, как время пролетит!
Через месяц Настя с родителями Максима поехала к нему в Рязань на присягу. Все прошло в торжественной обстановке. Максиму очень шла форма. Настя заметила, что с ним произошли перемены. Нет, это был все тот же ее Максим, но повзрослевший и посерьезневший. Потом его отпустили в увольнение.
Осень гуляла во всей своей красе. День выдался не по осеннему теплый. Солнечные лучи путались в еще не облетевшей золотистой листве, подсвечивая ее изнутри, от чего она становились ярче, а исходивший от этого свет ломил глаза.
Галина Ивановна с Петром Петровичем немного прошлись с Настей и Максимом по улице Ленина, но потом вдруг сославшись, что им надо до поезда пробежаться по магазинам, оставили их вдвоем. Максим взял девушку за руку:
-Я не хочу тебя отпускать.
-Не отпускай,-грустно ответила Настя.
-Я пока тебя не увидел, не верил, что ты сможешь приехать.
-Почему?
-Ну, я думал, что тебя родители не отпустят.
-Макс, я тебе привезла фотографию, как ты просил,- она открыла сумочку и протянула ему конверт.
-Спасибо. Я буду носить ее всегда с собой, — прижав ее руку к губам, ответил Максим.
Потом они посидели в кафе, погуляли по бульвару, дошли до Рязанского кремля и вдруг поняли, что расстаются на целый год. Максим проводил Настю на вокзал, где встретил своих родителей. Они попрощались с сыном и ушли в вагон. Максим обнял Настю, а она прижав лицо к его груди, всхлипнула.
-Не надо, не плачь, Настенька. Лучше улыбнись. Хочу запомнить твою улыбку, а не слезы. Время быстро пройдет, и я вернусь. Ты закончишь школу, тебе исполнится восемнадцать лет, и мы с тобой поженимся. Ты же выйдешь за меня замуж?
-Да!-ответила Настя.
-Дай, пожалуйста,свою правую руку, — попросил он. Настя протянула ему руку. Максим достал из нагрудного кармана серебряное кольцо с маленьким красненьким камушком и надел ей на безымянный палец.-Теперь ты моя невеста.
-Я тебя буду ждать,- она притянула его голову и поцеловала в губы.
По вокзалу из динамиков разнеслось сообщение: «Поезд семьсот тридцать девятый Воронеж один- Москва отправляется с третьего пути. Пассажиров просим занять свои места.» Максим подхватил Настю и поставил на площадку тамбура, где на нее заворчала вышедшая из вагона проводница. Настя шла по вагону, стараясь увидеть в окне Максима, который бежал по платформе и махал рукой.
Они писали друг другу так часто, как позволяло время. Максим иногда получал по два или три письма разом. Сослуживцы смеялись, что он со своей Настей за год напишут три тома «Войны и мира». Где-то через полгода службы Максим понял, что хочет стать военным, о чем написал Насте и родителям. Его поддержал отец, назвав это решение — решением настоящего мужика. На том и порешили, что после срочной службы Максим поступает в рязанское военное училище. Настя после окончания школы тоже уехала поступать в Москву. Она хотела стать учителем русского языка и литературы, как Иван Васильевич.
Только одно мучило ее, что у них с Максимом ничего не получается. Максим успешно сдал вступительные экзамены в училище и приехал в Касьяновку, а Настя в это время была в Москве. Когда она вернулась домой, Максим уже уехал.
Мать Насти, видя, как сильно расстраивается дочь, ее успокаивала:
-Ничего, дочка, история нашей жизни пишется до нашего рождения на на небесах, и если вам с Максимом суждено быть вместе, то вы обязательно будете, пусть даже весь мир станет против.
-Я знаю,- ответила Настя и обняла маму. -Жаль, что в жизни все так сложно.
-Ну, может все это устраивается для того, чтобы люди больше ценили друг друга, сильнее любили, лучше понимали.
-Наверное,- согласилась с Варварой Ивановной дочь.
Максим очень часто писал Насте, но иногда им удавалось поговорить по телефону.

3. 2007 год
После третьего курса Настя неожиданно для родных уехала на целый месяц в экспедицию по Уралу для сбора русского фольклора. Максим же приехал в Касьяновку к родителям в надежде провести этот месяц со своей любимой девушкой.
Настя вернулась после экспедиции, разминувшись всего на один день с Максимом. Тот уехал в Рязань очень расстроенным. Настя же приехала наоборот очень веселой. Варвара Ивановна встретила дочь не очень ласково:
-Ты почему обманула Максима? Вы же с ним договорились, что ты приедешь. Он тебя так ждал, так ждал.
-Мама, а мне так повезло! Я собрала материал для своей дипломной работы и теперь голову ломать не надо о чем ее писать. И заметь, мне эта поездка не стоила ни копейки!- весело ответила Настя.
-И кто же твою поездку оплатил? Кто оказался таким щедрым дяденькой? И за какие такие заслуги тебе подфартило, дочка?
-Мама, у нашей экспедиции был спонсор. Он и оплатил. И, вообще, давай не будем больше говорить о Максиме, пожалуйста. Я давно поняла, что у нас с ним ничего не получится. Просто школьная любовь прошла. Так бывает, когда дети вырастают.
-Значит, больше не говорить о Максиме? А он знает , что у тебя школьная любовь прошла?
-Мама, ну, он же взрослый мальчик! Мы с ним только переписывались и звонили иногда друг другу. У нас за эти четыре года так и не получилось встретиться. У него ко мне тоже, наверное, ничего не осталось. Любовь так долго не живет. В песне же поется, что любовь живет три года, — засмеялась Настя.
-Откуда ты знаешь сколько живет любовь?- спросила Варвара Ивановна.-Ты вернулась из своей поездки какой-то совсем другой. Не могу понять, что изменилось в тебе. Светишься вся изнутри, что ли.
-Мама, только в семнадцать лет кажется, что это раз и на всю жизнь. Время идет, все меняется. Новые обстоятельства, новые встречи, новые знакомства. Мамочка, вот и у меня так получилось! Я встретила человека. Он такой замечательный! Ты просто не представляешь!
-Ты влюбилась, -констатировала Варвара Ивановна и машинально стала вытирать руки о фартук.- А как же Максим? Он помогал… Приходил. Вон, отцу забор помог отремонтировать. Сарайку построили. О тебе спрашивал. Очень жалел, что ты обещала и не приехала.
-Мама, я влюблена! — и Настя закружилась по комнате.- Я счастлива! Ты когда познакомишься с Викентием, тоже его полюбишь. Он такой, он такой…
-Ты его хорошо знаешь?
-При чем тут это?!- отмахнулась Настя.- Он мне еще не делал предложения! И мы с ним об этом не говорили! У нас конфето- букетный период,- засмеялась Настя.
-Ой, Настена, профукаешь свое счастье. Такие парни, как Максим, на дороге не валяются. Он настоящий. Твои подружки, пока он в Касьяновке был, все лавочки окрестных домов просидели, а он ни на кого внимания не обратил. Машка, одноклассница твоя, что в сельпо продавщицей работает, даже отпуск взяла, чтобы его окрутить.
-Он хороший, но Викентий лучше! А Машкапусть забирает его, если у нее получится.
-Викентий?.. Ты его так называешь, будто ему сто лет. Почему не Кеша?-съязвила Варвара Ивановна.
-Просто он не любит, когда его называют Кешей. Ему почти двадцать пять лет. Мама, он правда очень хороший, добрый, надежный. Папа у него занимается бизнесом. Другим фирмам помогает, как выйти и тяжелой ситуации. Викентий закончил МГИМО. Сейчас работает в Министерстве. Правда, что он там делает, не знаю. Его отец был спонсором нашей поездки. А Викентий просто поехал с нами. В этой поездке я с ним и познакомилась получше. Встретились мы с ним в клубе, куда по случаю зашли с однокурсницами. Нет, мамочка, я таких мужчин в своей жизни еще не встречала. Он потрясающий!
-Настя, одумайся пока не поздно. Это увлечение пройдет, розовые очки спадут, а ты поймешь, что упустила свое счастье.
-Уж не Максим ли мое счастье?-усмехнулась Настя.
-Поживем- увидим, -вздохнула Варвара Ивановна.-Ты Максиму- то когда собираешься сказать про эту «радость»?
-Мама, я думаю, что ему все равно,- ответила Настя. — Расспрашивал из вежливости, а помогал из уважения к папе.
-Нет, ты ему все-таки скажи или напиши,- попросила Варвара Ивановна.
-Ладно, ладно, -пообещала Настя.- Скажу, напишу…
Но вернувшись в Москву, Настя забыла о своем обещании. Она просто перестала писать и отвечать на звонки Максима. Она была влюблена. Викентий ухаживал красиво — задаривал цветами, водил в элитные клубы, катал на дорогой машине по ночному городу. Мог купить два билета на самолет и увезти к теплому морю, когда в Москве кружила метель и стояли морозы. Он был нежен и, казалось, готов выполнить любое ее желание. Настя сияла от счастья, а от любви у нее кружилась голова. На все зимние каникулы Викентий увез ее в Турцию, где и сделал предложение. Они решили, что поженятся, как только Настя сдаст весеннюю сессию.
По возвращению из Турции, Настя позвонила матери и рассказала, что в июле она выходит замуж за Викентия.
-А Максим знает?- спросила Варвара Ивановна.
-Нет. Да какая разница знает, не знает. У него своя жизнь, мама,- отмахнулась Настя.
-Не то ты делаешь, дочка.
-Мама, я счастлива и люблю Викентия. И это главное.
-Хорошо. Поступай, как знаешь, — согласилась Варвара Ивановна.
-Спасибо, мама!- крикнула в трубку Настя.-Я знала, что ты меня поймешь и не будешь против.
-А что бы это изменило? Ты, главное, закончи институт. Один курс остался. Не бросай…
-Конечно, закончу. Не волнуйся! Мы пока с Викентием детей не планируем на ближайшие лет пять,- успокоила Настя. — Мы хотим пожить для себя.
После возвращения с курорта, Викентий познакомил Настю со своими родителями. Они приняли ее с не очень распростертыми объятиями, но с сыном спорить не стали и благословили их брак.
После сдачи сессии Настя и Викентий поженились. Родители Викентия подарили на свадьбу молодым хорошую трехкомнатную квартиру в новостройке.
Молодожены приехали через неделю после регистрации в Касьяновку, где им устроили настоящую сельскую свадьбу.
Во дворе Варламовых собрались ближние и дальние родственники Насти, соседи и одноклассники.
Веселье было в самом разгаре, когда ворота отворились и во двор вошел Максим. Он, как ни в чем не бывало, подошел к молодоженам с поздравлениями. Потом подошел к Варваре Ивановне и что-то стал ей говорить. Настя напряглась, внимательно наблюдая за ним. К ним присоединился Алексей Фомич. Максим что-то сказал, а Алексей Фомич, будто успокаивая его, дружески похлопал по плечу. Пробыв минут десять, Максим не прощаясь направился к выходу. Алексей Фомич догнал его и вместе с ним ушел. Вечером Варвара Ивановна, когда Настя осталась с ней наедине, потихоньку передала конверт.
-Что это?-удивилась Настя.
-Это просил тебе передать Максим,-ответила мать.
-Что он еще придумал?- недовольно промолвила Настя и открыла конверт. В нем ничего не было, кроме помятой фотографии. Настя перевернула фотографию и удивилась, надпись, которую она сделала на ней, была зачеркнута так, что нельзя было прочитать ни слова.- И что он хотел этим сказать?
-Любит он тебя, дурочка!- вскрикнула Варвара Ивановна.
-Мама, не говори ерунды. Школьная любовь прошла. Ты же видела с какой улыбкой он подошел к нам, как жал руку Викентию.
-А ведь ты ему так и не сообщила, что выходишь замуж, — вспомнила Варвара Ивановна.-А обещала! Что ты выходишь замуж ему Машка, твоя одноклассница написала. Она по нему уже несколько лет сохнет.
-Машка? Ну и флаг ей в руки! Пусть забирает Максима. Мне-то что! Мама, да что об этом сейчас говорить? Я вышла замуж. Викентия очень люблю, и кроме него мне никто не нужен. Я же наблюдала за Максимом, когда он пришел. Спокоен, улыбается, ни одна бровь не дрогнула. Он же забыл, что мы когда-то любили друг друга. Детство прошло. Мама, правда, Викентий замечательный?
-Ну-ну,-многозначительно произнесла Варвара Ивановна.- Не знаю, не мне жить с ним, тебе дочка. А по мне так, он чужой, не чувствую, что он родной… Не мне судить. Главное, чтобы ты была счастлива.
-Я счастлива, мам! Счастлива!
-Ты не меня уговаривай,а сама чувствуй.
-Да, чувствую я, чувствую,-огрызнулась Настя.- Мы завтра уезжаем вечером. Возвращаемся в Москву. Потом летим отдыхать на Сицилию.
-Конечно, Максим тебя на Сицилию бы не свозил.
-Мама, давай не будем больше говорить о Максиме. У него своя жизнь, у меня своя с Викентием.
-Жизнь прожить — не поле перейти,- махнула рукой Варвара Ивановна и добавила:- Чужой он, чужой, но это твой выбор. Жизнь долгая и иногда такие штуки выкидывает…
-Все равно о нем не жалею, -чмокая в щеку мать, воскликнула Настя.- Спокойной ночи!

4. 2012годы
Прошло пять лет после свадьбы Насти и Викентия. За это время она только несколько раз приезжала в Касьяновку. Викентию было некогда. Его отец внезапно умер от сердечного приступа через полгода после их свадьбы. Викентию пришлось возглавить консалтинговую фирму отца. Он не разрешил Насти работать, и она занималась исключительно только его персоной. Мать Викентия после смерти мужа жила постоянно на юге Италии, где лет восемь назад он приобрел для нее небольшую виллу на берегу Неаполитанского залива. Викентий занялся реформированием отцовской компании и вскоре она стала одной из ведущих на рынке этих услуг. Он много работал и сильно уставал. Стал нервным и раздражительным. Все чаще Викентий возвращался домой после встреч с заказчиками усталым и злым. Без сил падал в кресло, наливал себе в бокал виски и напивался. Однажды Настя не выдержала и решила с ним поговорить.
-Викентий, ты последнее время стал много пить.
На что тот ответил:
-А деньги зарабатывать думаешь легко? Мать требует денег. Твои тряпки, машина тоже стоят денег. Конкуренты наступают на пятки. Если я ослаблю хватку тут же накинутся, как стервятники и разорвут. Алкоголь дает возможность расслабиться.
-Викентий, я у тебя ничего никогда не просила за эти пять лет,- стараясь быть спокойной, ответила Настя.
-Что сейчас решила попросить? Ну, давай, проси. Очень удачное время ты выбрала,-рявкнул он.
-Давай поговорим спокойно. Я устала заниматься домашними делами. От этих четырех стен я схожу с ума.
-Что ты хочешь?
-Викентий, я хочу ребенка. Эти бутики, фитнесы, салоны, пустая болтовня…Не мое это,- она постаралась объяснить мужу.-Мы женаты уже пять лет. Ты говорил, что надо подождать, пожить для себя. Сколько?
-Значит тебе не нравится твоя жизнь? Спасибо! Для кого я все это делаю? Вывел фирму из застоя. Днем и ночью пропадаю на ней для того, чтобы ты ни в чем не нуждалась. Я тебе все дал, а ты мне заявляешь, что тебе не нравится? Неблагодарная тварь.
-У нас все есть…Эта квартира, соседи, престиж. Нам было же хорошо, когда этого всего еще не было. Куда делся тот человек, которого я полюбила? Веселый, добрый, нежный…
-Не выноси мне мозг. Без тебя есть кому его выносить. Значит, тебе для полного счастья захотелось ребенка? — продолжал орать Викентий.
-Да,-ответила Настя.
-Нет,- резко ответил Викентий, опрокидывая в себя виски.
-Почему?
-Я так хочу! И не обязан тебе объяснять. Ты моя жена, моя собственность. Что хочу, то с тобой и сделаю. Забудь о об этом,- рявкнул он.
-Ты не прав. Я женщина. Я хочу быть не только женой, но и матерью. Семья без детей — это не полная семья.
-Ты моя собственность, поняла? — с каким-то удовольствие произнес он.- Что захочу, то с тобой и сделаю. Значит ты хочешь ребенка? Сейчас я тебе устрою! Иди сюда.
Настя попыталась скрыться в комнате, но Викентий схватил ее за руку и повалил на пол.
-Не надо,- умаляла его Настя.- Не сейчас. Ты пьян.
-Ты моя собственность! Когда хочу, тогда ты и будешь моей,- с какой-то дьявольской улыбкой ответил Викентий.
-Ты не посмеешь,- с ужасом выдохнула Настя, испугавшись мужа.
-Еще как посмею,- ухмыльнулся он и разорвал на жене ночную сорочку.- Ты же хочешь ребенка? Вот сейчас я ты его получишь…
Он был жесток и с каким-то наслаждением наблюдал за ее лицом, искаженным причиненной им болью. У Насти вырвался мучительный стон. Она сжала губы и попыталась сопротивляться его натиску, что еще сильнее взбесило Викентия. Он несколько раз ударил ее, а потом закончил начатое.
Настя была оскорблена. Она, подавив рыдание и собрав на груди разорванную сорочку, выбежала из комнаты.
Викентий подошел к столу, налил себе виски, залпом выпил и бросил бокал в след убежавшей жены. Тот со звоном разбился вдребезги о стену, а мелкие осколки разлетелись по комнате.
-Что хотела, то и получила. Беги, беги, все равно никуда не денешься. Моя ты!- злобно крикнул Викентий, упав на диван.
Рано утром, не сказав ни слова Насти, он уехал в офис. Она проплакала весь день, не понимая, что произошло в их жизни. Что случилось с Викентием? Почему он так изменился?
Днем посыльный принес букет с открыткой от мужа, в которой было написано только одно слово: «Прости!». Вечером он вернулся раньше обычного.
-Извини! Я не знаю, что на меня нашло. Устал. У фирмы очень сложный период Какая-то сволочь скупает акции компании, а я не знаю, кто. Прости!- он встал на колени и прижал Настю к себе.
-Обещай, что этого больше не повториться,- попросила она.
-Обещаю,- ответил Викентий и протянул жене маленькую коробочку с кольцом.- Это в знак примирения.
Через полтора месяца Настя поняла, что беременна. Она сообщила об этом мужу, но это его не обрадовало.
-Я же говорил, не время. Надо от него избавиться. Потом, позже будут другие дети, — сказал он.
-Ты не рад?- удивилась она.- Я не буду делать аборт. Врачи сказали, что у меня потом может вообще не быть детей.
-Не время, но раз так получилось, пусть живет,- о чем-то подумав, буркнул Викентий, и, уходя в кабинет, добавил:- Но это ничего не меняет. Домработницы не будет. Я не хочу видеть в доме чужих людей.
С этого дня Викентий перестал обращать внимание на жену. Уходил рано, возвращался поздно. Иногда от него пахло женскими духами. Настя надеялась, что рождение ребенка изменит мужа, и он станет прежним.
Но ее надежды оказались напрасными. Рождение сына только на какое-то время разрядило обстановку. Викентий единолично решил, что назовет сына в честь своего деда Антоном. Настя спорить не стала. Через месяц он настоял на крестинах ребенка. Крестным отцом Антошки стал друг и адвокат Викентия — Николай Волков, а крестной матерью его мать- Вероника Антоновна, которая ради такого случая решилась прилететь из Италии.
После крестин она задержалась ненадолго, сославшись на ужасный климат в Москве и вернулась на свою виллу в Неаполе. На крестины приехали родители Насти, но и они пробыли недолго. Викентий их недолюбливал. После свадьбы он больше ни разу не был в Касьяновку, да и Настю тоже отпускал редко.
Антошка очень часто плакал по ночам, а это бесило Викентия. Он часто срывался и орал на Настю, а однажды замахнулся и ударил по лицу. Настя, прижав ребенка к себе, крикнула:
-Я этого тебе не прощу. Завтра же подам на развод.
Это очень развеселило Викентия:
-Разводись, только о сыне забудь. Я его тебе не отдам. Ты кто? Пустое место. У тебя нет работы, жилья, содержать его тебе будет не на что. Без меня ты ноль без палочки. Ты моя содержанка. Так что дерзай! Сядь и сиди на одном месте ровно. Будешь делать, что я скажу. Ну, что звать Волкова для составления бумаг на развод?
-Нет,- прошептала Настя и ушла в детскую комнату.
Она боялась Викентия. Он все чаще стал задерживаться на работе, иногда пропадал на несколько дней и не приходил ночевать. После таких загулов он вел себя вызывающе, оскорблял Настю, а иногда даже поднимал на нее руку.
-А теперь иди подавай на развод. Только помни — сына ты не получишь.
Больше всего на свете Настя боялась потерять сына и ради него была готова терпеть все издевательства мужа. Она себя чувствовала хорошо, когда его не было дома. Только тогда она могла дышать свободно и что-то делать. За время замужества Настя в Москве подруг так и не завела. Ей даже не с кем было поговорить о сложившейся ситуации в семье. Последнее время, когда Настя гуляла с Антошкой во дворе дома, к ней стала подсаживаться на скамейку пожилая соседка с третьего этажа, выгуливающая спаниеля. Как-то та заговорила с Настей:
-Какой у вас замечательный малыш! Я вот все это время наблюдаю за вами. Мне кажется, что вы смертельно устали.
-С чего вы это взяли? -удивилась Настя.
-У вас очень усталые глаза. Плечи опущены, как будто на них лежит тяжкий груз. Вы очень задумчивы и печальны. Что-то случилось?
-Нет, у меня все нормально, -ответила Настя, поправив шапочку на голове ребенка.
-Чудесный малыш. Спокойный. На папу очень похож,- продолжила соседка. — Я забыла представиться. Меня зовут Анна Павловна.
-Настя…
-Анастасия. Очень красивое имя. Мне кажется, вы несчастливы в браке. Я вас никогда не видела, чтобы гуляли с ребенком и мужем вместе. Раньше вы часто вместе куда-то ходили или ездили. Вы были такой цветущей молодой женщиной, а сейчас от вас прежней осталась только тень. У вас, простите за сравнение, понурый вид, как у побитой собаки.
-У меня все хорошо. Викентий очень много работает. Ему некогда. Он владелец консалтинговой фирмы. Сейчас у него трудный период.
-Но с ребенком я его точно никогда не видела, — настаивала Анна Павловна.
-Я не хочу об этом говорить,-вздохнула Настя.
-Настя, если вам понадобится помощь или просто поговорить -обращайтесь. Если вдруг что, не стесняйтесь, — предложила Анна Павловна.
-Хорошо, но думаю, что не понадобится. Я смогу во всем разобраться сама.
-До встречи, — попрощалась Анна Павловна. — Баск, домой.
Спаниель,услышав команду, остановился, а потом догнал хозяйку и пошел рядом.

5. 2018 год
В таких условиях Настя прожила почти шесть лет. Викентий, зная безмерную любовь Насти к сыну, этим умело пользовался. После длительных отлучек из дома, возвращаясь, он позволял себе поиздеваться над женой. Ему доставляло какое-то животное удовольствие, когда он видел, как при его появлении Настя бледнела и у нее начинал дрожать голос. Он знал, что жена ради сына стерпит любые унижения и издевательства. Каждый раз он напоминал ей, что если она решиться на развод, то не увидит сына до конца жизни. Но все это Викентий делал так, чтобы Антошка ничего не знал. Для сына он был самым лучшим папой на свете. Когда Антошка подрос, в пику Насте, Викентий стал задаривать сына игрушками и баловать, настраивая его против Насти. А потом, когда сын засыпал, начинал «воспитывать» жену.
Но однажды Настя не выдержала и все рассказала Анне Павловне. Она плакала долго и горько. Та, прижав ее к себе, успокаивала:
-Бедная девочка, бедная девочка, сколько тебе пришлось вынести.
-Я не знаю, что мне делать. Он может отобрать у меня сына,- рыдала Настя.
-Как же мне тебе помочь? Я поговорю с сыном. Он что-нибудь придумает.
-Не надо вмешивать вашего сына. У него, наверное, и без меня дел хватает.
-Нет, девочка, я с ним поговорю. Тебе надо бежать от этого монстра. Никто не знает, что он придумает в следующий раз. Да и Антошка уже все понимает. Чему такой отец может его научить? Мальчику уже шестой год.
-Да, вы правы. Не надо никого вмешивать, я сама все решу,- настаивала Настя.
-Ну, смотри, как знаешь,-согласилась Анна Павловна.
Насте ничего не пришлось придумывать. Примерно через неделю после разговора Насти с Анной Павловной, Викентий опять пропал на несколько дней. Она собрала кое-какие вещи и рано утром покинула Москву. Настя уехала в Касьяновку. Родители очень обрадовались ее приезду, но больше всего тому, что наконец-то увидели внука. Варвара Ивановна несколько раз пыталась завести разговор о том, как она была права в оценке мужа дочери, но Алексей Фомич шикал на нее, и она замолкала. Настя больше всего боялась, что муж приедет или отправит кого-нибудь, чтобы забрать Антошку. Но прошло три недели, и о нем не было ничего слышно.
Она уже успокоилась, что Викентий решил оставить их в покое, но не тут-то было.
На исходе четвертой недели, в субботу, перед домом остановилась дорогая иномарка, а из нее вышел адвокат Викетия -Николай Волков.
Его встретил Алексей Фомич и хотел прогнать, но Николай просил разрешение поговорить с Настей. Волков убедил его.
Настя вышла во двор, но увидев адвоката, хотела уйти.
-Не уходите, Анастасия Алексеевна, надо поговорить,- остановил ее Волков.-У Викентия сейчас не очень хорошо идут дела на фирме.
-Если вы приехали, мне сказать, что у него все плохо, то мне это не интересно. Разрешите уйти,- попросила она.
-Это касается вас и сына. Вы хотели развод? Подпишите бумаги.
-Что это?
-Это ваша свобода,- ответил он.- Свобода от Викентия Пономарева. Я его уговорил не раздувать историю с разводом. Дела на фирме и так плохи, а информация о процессе стоимость акций обрушит еще больше. Поэтому я уговорил его сделать все тихо. Но у Викентия есть условие. Поймите, я не враг вам.
-Мне все равно, как идут его дела. Мне ничего не надо. Я согласна на любые его условия, главное дело, чтобы мой сын остался со мной,-ответила Настя.
-Да, забирайте его. Он Викентию не нужен. После развода он женится. И от Карины у него будет ребенок.
-Что? Где подписать?-спросила Настя.
-Прочитать не хотите? -поинтересовался Волков .
Настя пролистала бумаги с условиями развода и подписала.
-Зачем вы это делаете?- спросила Настя.
-А знаете,почему он на вас женился?
-Нет… Не хочу знать.
-Но все равно послушайте… До встречи с вами он был влюблен в девушку. Ее звали Карина, но она его в упор не замечала . Вскоре она вышла замуж и уехала в США. Он встретил вас в клубе и был ошарашен, тем, что вы так похожи на Карину, как сестра. Викентий потерял голову. Ему было все равно, кто вы. Он видел в вас Карину. Он думал, что женившись на вас, сможет переломить себя. А пять лет назад, он опять встретил ее. Она вернулась из США, но на него смотрела сквозь пальцы. Ваша беременность вообще не входила в его планы. Что вы на меня так смотрите? Он понял, что из вас Карина не получается, его стало бесить, что вы на нее похожа. Сейчас Карина свободна и наконец его заметила. Так сказать, богиня сошла с Олимпа и разрешила поцеловать ручку. Они с ней встречаются уже около трех лет. Она ждет от него ребенка и дала свое согласие стать его женой. Он добился своего!
-Вот и хорошо, что все устроилось.
-Вы поняли, что подписали свое согласие на отказ от всего?
-Мне ничего от него не надо.
-Когда оформлю весь пакет документов, вам его привезет курьер.
-Спасибо, что избавили от встречи с Викентием.
-Да, еще. Вот эта карта оформлена на имя Антона. Срок выплат наступит после его совершеннолетия.
-Мне это не нужно,- отказалась Настя.
-Это не вам, а сыну. Когда настанет время, Антон сам решит, что с этим делать,- настаивал Николай.
-Спасибо, но нам это не нужно,- отказалась Настя.
Волков пожал плечами и убрал карточку в бумажник:
-Нет, так нет. Хорошо, настаивать не буду. Прощайте, Анастасия Алексеевна.
-Прощайте! Хорошо, что все закончилось,- облегченно вздохнула Настя.
Варвара Ивановна обняла дочь:
-Вот и славно. Хорошо то, что хорошо заканчивается. Настя, я узнала, что в библиотеку нужен библиотекарь. Она у нас уже полгода закрыта. Как наша молоденькая библиотекарша замуж вышла и переехала в райцентр.
-Здорово. Я согласна,-обрадовалась Настя.
-А за Антошку не беспокойся. Я за ним пригляжу. Настя, а я сегодня Максима встретила…
-Кого? — не поняла Настя.
-Максима Стрельникова… Он в Ручьеке живет уже года два, а сегодня к родителям приезжал. Его после контузии комиссовали.
-Ну и пусть живет. Мне — то что?-удивилась Настя.
-Как что? У вас же такая любовь была,- напомнила Варвара Ивановна.
-Мама, когда это было? Что теперь вспоминать,- пожала плечами Настя.- Ты же говорила, что он женился на Машке Сидоровой. И у них ребенок есть… Так что, мама, нет дороги назад. Да и ни к чему это.
-Конечно, женился. Твоей Машки, пока ты своим Викентием была очарована и витала в облаках, мысли были куда более земные. Она обхаживала Максима. Парень-то не приделах остался. А он взял и женился на ней.
-Мама, я не понимаю, что ты от меня хочешь?
-Настя, ты меня не дослушала. Машке после сельской продавщицы стать женой офицера, ой как понравилось. Загордилась, расфуфыренная приезжала в гости. А потом с Максимом несчастье случилось. Он солдатика спас на учениях. Что там точно произошло я не знаю, но его ранило и контузило сильно. Его комиссовали. Как положено наградили, но с армии выперли по состоянию здоровья. Они всей семьей вернулись к Машкиным родителям в Ручьевку. Те им помогли дом построить. Живи и радуйся. Что еще надо — работа есть, крыша над головой есть. Так Машка расфыркалась. Не идти же опять в продавщицы в наше сельпо. Вот она год здесь промучилась и свалила. Оставила Максиму дочку. Сказала ему: «Прости дорогой, я замуж за военного выходила, а не за инвалида и сельского механика.
-Нет, зачем ты мне все это рассказываешь? Так как будто ты стояла рядом и свечку держала,-огрызнулась Настя.
-Свечку не держала, но мне Галина, его мать, рассказывала. Короче, та сказала, что Машке в нашей дыре жить не понравилось, поэтому она уехала. Тоже мне королева заморская. Потом слух прошел, что у Машки, пока Максим по своим учениям мотался, любовник был. Теперь она с ним живет. От дочки отказалась. С Максимом развелась. Так что он теперь свободен. Правда, у него есть дочка, но и ты у нас не одна.
-Мама, прекрати! Я не хочу даже об этом думать. Нет хода назад.
-Вот скажи, если бы ты тогда знала, как сложится жизнь с твоим Кешей, ты бы кого выбрала?
-Сейчас это не важно. Сложилось, как сложилось. А еще, мама, я Максима очень обидела и, думаю, он меня никогда не простит.
-Да, Стрельниковы на тебя очень сильно обижены.
-Тем более. Представляешь картину. Я к нему приду и скажу. Прости меня- это была ошибка. Я хочу начать все сначала,-с иронией в голосе произнесла Настя.- Они меня поганой метлой встретят.
-Как хочешь. Максим мужик видный, ну и что, что хромает и на лице у него шрам, все остальное-то у него в полном порядке. В Ручьевке одиноких баб и разведенок хватает. Любая согласится пригреть справного мужика. Многие по нему сохнут. Мужик он рукастый. Дочка тоже не помеха. Девочка на ангелочка похожа. Умненькая, ласковая.
-Мама, давай закончим разговор. И больше говорить об этом не будем. Много лет молчала об этом и теперь молчи.
-Я просто хочу, чтобы ты не повторила еще раз одну и ту же ошибку. Время пришло сделать не ошибку, а работу над ошибками. Но если не хочешь, я умолкаю,- ответила Варвара Ивановна, обиженно поджав губы.- Как знаешь.
-Вот и хорошо,- согласилась с ней Настя.
Все неделю в библиотеке Настя скребла, мыла, убирала, расставляла книги и приводила картотеку в порядок. Она сшила новые занавески и принесла цветы из дома. Перед открытием Настя осмотрела помещение и осталась довольна своей работой. Первые дни в библиотеке было мало посетителей, но потом народ пошел. Библиотека через месяц стала местом, куда сельчане заходили просто поговорить и попить чая. Настя поставила на веранде стол и чайник.
Однажды перед закрытием дверь отворилась и зашел Максим с дочкой:
-Здравствуйте! Есть кто здесь?
-Здравствуйте! Что-то хотите взять почитать?- улыбаясь,Настя вышла из-за стеллажей, а увидев Максима, ее улыбка моментально слетела с губ.
-Да, какие-нибудь сказки, а то свои уже по сто раз перечитали. Светланка их уже наизусть знает, -растерялся Максим. — Ты? Я не знал, что ты вернулась.
Настя, не отвечая ему, встала и ушла за стеллажи. Через несколько минут она вернулась и положила на стойку несколько книг.
-Ну, малышка, иди выбирай. Какая книга тебе больше нравится?- не обращая внимания на Максима, Настя обратилась к его дочери.
Девочка подошла к ней и стала рассматривать картинки.
-Вот эту,- показала она на большую книгу с красивыми яркими иллюстрациями.
-Хороший выбор,- похвалила девочку Настя и обратилась к Максиму:- Берете? Записываем?
-Да. Там у нас была карточка, когда библиотека еще работала. Спасибо. До свидания,- сказал он и, взяв за руку дочь, вышел.
Настя, как только они ушли, тут же закрыла за ними дверь на ключ и прижалась к ней спиной. Комок слез подкатил к горлу, и она чуть не расплакалась. Настя не думала, что ей будет так тяжело встретиться с ним. Тысячу раз представляла, как это может случиться, но не думала, что это будет так тяжело.
После работы Настя сразу пошла домой и, только переступив порог, на ее руке тут же повис Антошка:
-Ура, мамуля с работы пришла! А мы на качели сегодня пойдем?
-Антон, отпусти маму. Она устала. На речку в выходной пойдете,- строго сказала Варвара Ивановна.
-Я не устала. Конечно, милый, пойдем. Сейчас переобуюсь и пойдем,- пообещала Настя.
-Только не очень долго. Сейчас дед с работы придет и будем ужинать,-предупредила Варвара Ивановна.
-Хорошо, бабуля. Мы на полчасика,-пообещал Антошка.
Настя с сыном вышли через заднюю калитку и пошли по тропинке в лес. В листве чирикали птички, а в траве стрекотали кузнечики. Антошка бежал вприпрыжку впереди, иногда оглядываясь, он поторапливал мать:
-Догоняй!Догоняй! Мама, ты можешь идти побыстрее?
-Успеем, -успокаивала она сына.
-А вдруг займут?
-Да кому они нужны,- смеялась Настя.
Антошка первый выбежал на берег к качелям и тут же остановился.
-Ну я же говорил идем быстрее, а то займут,- разведя руки в сторону, воскликнул Антошка.
-Значит пойдем домой ужинать,- категорично ответила сыну Настя.
-Ну вот, как всегда,- проворчал он.
У качелей стоял Максим и раскачивал на них свою дочь.
Антошка скорчил смешную рожицу и подошел к Насти. Они повернули к тропинке, чтобы уйти, но вдруг услышали:
-Иди сюда, малыш! Места здесь хватит на двоих.
Антошка радостно рванул к качелям. Максим подхватил его и усадил рядом с дочерью.
-Спасибо, но не надо. Идем домой,- сказала Настя.
-Мамочка, ну можно чуть — чуть. Хоть пять минуточек,- начал упрашивать ее сын.
-Хорошо. Пять минут,- согласилась она и встала со стороны, где сидел Антошка.
-Не бойся, мы его не съедим,- язвительно заметил Максим.
-Я не боюсь. Ну, все, хватит. Идем, а то бабушка будет ругаться, что на ужин опоздали.
Она сняла сына с качели и взяла за руку. Он был не доволен, но послушно пошел за Настей.
-А девочку зовут Светой,- вдруг сказал Антошка.
-И что? — не поняла Настя.
-А мы с ней договорились завтра покачаться,- весело заявил он.
-Ну, это если бабушка с тобой пойдет,- согласилась Настя.
-Хочу с тобой!
-Я не смогу,- потрепав по голове сына,ответила она.
После ужина Настя вышла во двор и села на скамейку. Она стала всматриваться в далекую линию горизонта. Солнце садилось где-то за лесом, раскрасив в пурпурно-золотистый цвет редкие облака. На траву упала роса. Из дома вышел кот Васька и запрыгнул Насте на колени. Он громко замурлыкал, потерся об ее руку и, свернувшись калачиком, улегся. Она машинально почесала его между ушей и погладила по спине.
Варвара Ивановна, освободившись от домашних дел, тоже вышла во двор и присела рядом с дочерью:
-Ну и что мы такие кислые?
-Ничего… Так, настроения нет. Я сегодня Максима видела и его дочь,- сказала Настя.
-И? Он что-нибудь сказал? — поинтересовалась Варвара Ивановна.
-Ничего.
-Может от этого у тебя плохое настроение?
-Мама, не знаю. Его увидела и все нахлынуло,- призналась дочь.
-Ну так, может, надо попробовать. Авось и склеится,- подначила Варвара Ивановна.
-Нет, мама. Никаких авось и склеится. Я для него совершенно пустое место. Ты думаешь, что я все эти годы, пока жила с Викентием, не вспоминала твои слова. Что розовые очки упадут и увижу, что он за человек. Думаешь, я не жалела, что клюнула на то, что блестит. Но я за это все расплатилась сполна. Но второй раз в одну воду не входят.
-А здесь не та же вода. За эти пятнадцать лет в нашей речки столько воды утекло. Это уже другая история, и ее надо написать правильно, без ошибок. Если не попробуешь, то и не узнаешь.
-Нет. А куда отец пошел?
-Да на рыбалку.
В это время Алексей Фомич пробирался через заросли камыша к своему постоянному месту рыбалки. Сюда он ходил уже лет сорок, с того самого раза, когда отец сделал ему первую удочку и отвел на этот маленький островок. Но каково было его удивление, когда выбравшись из зарослей, увидел, что место занято. Там сидел Петр Петрович Стрельников. После замужества Насти, они с Петром разругались вдребезги. Варвара говорила, что еще немного и произошел бы ядерный взрыв местного значения. Их тогда еле разняли. С тех пор они не разу не поздоровались и не перекинулись даже парой слов.
-Какого приперся? — прохрипел Петр Петрович. — Место занято.
-Ничего, я здесь с другого края сяду. Не боись, твою рыбу не выловлю,- отшутился Алексей Фомич.
-Я тебя не звал сюда,- буркнул Петр Петрович.
-Меня не надо звать, я сам прихожу,-улыбнулся Алексей Фомич, доставая червяка из банки и поплевав на него, нацепил на крючок.
-Чего на червяка-та плюешь, думаешь для рыбы слаще будет или сома хочешь поймать, который в прошлом году у тебя сорвался?
-Так батя учил. Он плохому не научит,- ответил Алексей Фомич, забрасывая удочку.
-Предрассудки,- продолжал ерничать Петр Петрович.- Вот чертовщина, как ты приперся, рыба клевать перестала.
-Бурчишь много, а рыба любит тишину,- ответил ему Алексей Фомич.
После этих слов они замолчали, и только еле слышимое шуршание камыша да редкие крики диких птиц нарушали тишину . Петр Петрович первый не выдержал молчания и спросил в лоб:
-Слышал, Настька твоя из Москвы вернулась. В библиотеке работает. Что не сложилась жизнь в столице?
-А ты и рад, небось?
-Да чему радоваться? Мой вон Максим тоже один с ребенком мается. Машка оказалась непутевой матерью. Рога ему наставила. Ребенка бросила, мужа бросила. Тьфу, одни неприятности от этих баб.
-Да, уж,- согласился Алексей Фомич.- Настасья тоже дел натворила, жизнь свою поломала, а теперь вот вернулась с сыном. Говорил же ей, что думать надо было. Нет, все по-своему сделала, а теперь…- махнул он рукой.
-Выпьем? Я тут шкалик еще в прошлый раз заныкал от Галки. Дома-то в раз найдет, как ищейка, носом чует. Все равно рыба не клюет, — Петр Петрович, как фокусник, достал из воды чекушку с самогоном. Разлил по стаканчикам.
-За что выпьем?- уточнил Алексей Фомич.
-За детей, чтоб у них было хорошо. Фомич, а не попробовать нам их помирить? Глядишь, у них что-нибудь и получится. Только мой Максим на твою Настю обижен и зол. Не думаю, что из этого что-то получится, но попробовать надо. Ты согласен?
-Думаю, Настя сама не захочет. Знает, что виновата. Совестливая она,- ответил Алексей Фомич.
-Эх, если бы Максим жил в Касьяновке, то они чаще встречались. Настя твоя в Ручьевку же не поедет. А капля камень точит.
-Не поедет…Надо Максима вызвать сюда. Пусть поживет в Касьяновке. А давай заболеем,- предложил Алексей Фомич.
-Как заболеем? — не понял Петр Петрович.
-Ну, в спину вступило, мне тебя учить что ли?
-Не вступало ни разу,- огрызнулся Петр Петрович.
-Надо с чего-то начинать,- усмехнулся Алексей Фомич.
Петр Петрович плеснул самогона в стаканы и поднял свой:
-За успех нашего предприятия! Опять сегодня без рыбы домой пойдем.
-Важно качество процесса, а не количество пойманной рыбы,-сказал Алексей Фомич.- Мы же настоящие рыбаки.
На следующий день Алексей Фомич и Петр Петрович привели свой план в действие. Они оба с утра встали со стонами и полусогнутыми.
Варвара Ивановна заворчала на мужа:
-Вот какого ты, старый черт, вчера на рыбалку поперся да еще вечером? Сыро и свежо было. Вот кто мне сегодня дров на колет? Газ закончился. Надо печь топить.
-Может отпустит, так наколю,- пообещал Алексей Фомич.
Ближе к обеду, Варвара Ивановна сама взяла колун и вышла во двор. Она стала им тюкать по полену, пытаясь отколоть от него щепки на растопку, но инструмент оказался для ее рук слишком тяжелым. Она стояла по среди двора и ругалась на чем свет стоит. Мужу и рыбалке достались самые «ласковые» слова. Вдруг ворота отворились и во двор зашел Максим.
-Здравствуйте, Варвара Ивановна. Меня мама попросила заехать к вам за скипидаром. У отца спину скрутило, не встает. А вы что делаете?
-Да, старый вчера на рыбалку сходил. Рыбы не принес, а вот в спину вступило. Тоже валяется и встать не может. А я тут вот щепок настругать пытаюсь.
-Отец тоже вчера на рыбалку ходил. Так давайте помогу, а вы пока скипидара принесите.
-Помоги, коли не шутишь, — согласилась Варвара Ивановна.- А я пока схожу.
Скипидар ему вынесла Настя. Максим, как ни в чем не бывало, с ней поздоровался:
-Здравствуй. Вот я щепок настругал.
-Возьми, это мама передала скипидар,- и сразу же ушла в дом.
Максим посмотрел ей в след и ушел.
Вечером Настя с Антошкой пошли на качели. К удовольствию сына они оказались свободными. Раскачивая его, она вдруг вспомнила тот день, когда Максим первый раз поцеловал ее и признался в любви. Лучи закатного солнца играли на речных волнах и раскрашивали бегущие по небу облака в оранжевый свет. Она сидела на качелях, а Максим раскачивал ее. Они смеялись, как сумасшедшие. Настя была счастлива, как никогда. Потом она спрыгнула на землю, а Максим ее подхватил и прижал к себе. Подняв голову, посмотрела ему в глаза, а он неожиданно наклонился и поцеловал. Это был их первый поцелуй. Она тогда смутилась, но губ не оторвала. От поцелуя ей показалось, что все закружилось в каком-то диком танце, а земля стала уходить из-под ног. Тогда Максим и сказал ей, что влюблен в нее еще с третьего класса. Ее это еще больше развеселило. Если честно, то она ему тогда не поверила… «Да, что было, то прошло,»-подумала Настя, возвращаясь с сыном с прогулки.
На следующий день вечером Максим вдруг заглянул в библиотеку.
Он принес книгу и попросил дать другую.
-Какую? — уточнила Настя.
-Не знаю. Что-нибудь из сказок. Светланка без сказки на ночь не засыпает,- смутился он.- Сам приучил, а теперь приходится читать.
Настя сходила в запасник и принесла книжку:
-Вот. Больше ничего для ее возраста у нас, к сожалению, нет.
-Спасибо, Настя,- первый раз за все это время Максим назвал ее по имени.-Ты уже заканчиваешь работу?
-Да.
-Давай подброшу до дома. Я на машине. Пока отец болеет, я в Касьяновку переехал.
-Спасибо, но нет. Я пешком пройдусь, — отказалась она.
-Я тебя все равно подожду,- сказал Максим.
Настя через полчаса закрыла библиотеку и вышла на крыльцо. Машина Максима стояла чуть поодаль. Он стоял рядом, но был не один. С ним стояла, вернее почти висела на нем, заведующая клуба Олечка. Она преданно заглядывала ему в глаза и громко смеялась. Увидев Настю, Максим попытался оторвать Олечку от себя, но та очень крепко вцепилась в его руку.
Настя прошла мимо и свернула в проулок. Вечером уложив сына спать, Настя ушла на берег реки к качелям, где просидела почти до утра.
А в субботу Варвара Ивановна и Галина Ивановна собрались ехать в райцентр, а отвести их должен был Максим. Они позвали Настю с собой.
Матери отправились на рынок, а Настю Максим отвез в центральный магазин и увязался за ней. Она не обращала на него внимания, но он постоянно следовал за ней. Когда они вышли из универмага, Максим сильно хромал:
-Ты меня до смерти загоняла,- притворно вздохнул он, усаживаясь на ближайшую скамейку.
-Не может быть, чтобы ты устал. Мы почти нигде не были. А еще, я и не просила тебя за мной ходить.
-Но должен же кто-то за тобой твои покупки носить,- усмехнулся Максим.
-Ну хоть в этом от тебя есть польза,- в тон ответила ему Настя.
Поздно вечером они вернулись домой. Антошка был рад новым игрушкам, и его еле уложили спать.
Утром подойдя к клубу, Настя увидела, как Максим из своей машины высадил Олечку. К обеду в библиотеке за круглым столом на веранде собралось несколько сельчан. Они пили чай и что-то тихо, чтобы никому не мешать, обсуждали. Вдруг на веранду влетела тетка Анисья.
-Ой,что я вам сейчас расскажу!
Все насторожились. И кто-то из нетерпеливых крикнул ей:
-Да говори уж быстрее, а то скоро, как чайник закипишь.
-Скоро у нас свадьба на селе будет! Давно я не гуляла на свадьбе,- затараторила Анисья.
-И кто это у нас женится или замуж выходит?- поинтересовался дед Лукич.
-Да сын Стрельниковых, моих соседей! — воскликнула Анисья.-А что, мужик он добрый, руки из того места растут откуда надо,надежный и не пьет совсем. Машка дура, что от него сбежала. А та девка, что хочет жить, как за каменной стеной и иметь надежное плечо, такого, как Максим Стрельников и выберет. Ольга — наш завклубом сделала правильный выбор!
-Да с чего ты взяла, балаболка, ты наша деревенская?- спросил дед Лукич.
-Если под окнами порядочной девушки всю ночь стоит машина, а утром водитель этой машины на ней везет ее на работу, то он, как порядочный мужчина, должен на этой девушке жениться,- отрапортовала Анисья.
-Ты сама-то поняла, что сказала?-поинтересовался дед.
-Поняла! Я собственными глазами видела, как его машина под ее окнами всю ночь простояла, а потом они вместе утром вышли. Вот!
-Ладно, поживем- увидим. Сейчас не модно жениться. Сейчас гражданские браки в моде. А вы, бабка Анисья, лишнее не болтай. Вот так рождаются сплетни, — вставила свои пять копеек почтальонша Кира, зашедшая в библиотеку передать газеты.
Вечером Антошка пристал к Насте с просьбой сходить на ту поляну, где растет земляника. Они уже насобирали целую банку, как на поляну выбежала Светланка и крикнула Антошке:
-Это опять ты!Всю землянику собрал?
-Нет, тут ее море разливанное,- простодушно ответил Антошка.
-Земляника не бывает разливанной,- стала спорить Светланка.- Правда, папа?
-Не знаю, но у меня дедушка так говорит,- продолжил Антошка.
Из-за деревьев вышел Максим. Он подошел к Насте.
-Какая же ты красивая,- он машинально протянул руку и вытер щеку.-Ты щеку испачкала земляникой. Я заходил к твоим. Они меня отправили сюда.
-Максим, что ты от меня хочешь?
-Я поговорить с тобой хочу.
-А я не хочу. Нам не о чем говорить. Все уже давно сказано.
-Настя, приходи сегодня на наше место, когда сына уложишь спать.
-Не приду, — отказалась она.
-Я тебя буду ждать. Светланка, идем домой. Как ты измазалась ягодами! — воскликнул Максим, а потом повернулся к Насте:-Приходи, я буду тебя ждать.
-А если не приду? Ты все равно будешь ждать?
-Сколько надо, столько и буду ждать,- ответил Максим.
-Ты меня на свидание приглашаешь?-спросила она.
-Считай, что да.
Настя уложила спать Антошку и тихо вышла из дома, чтобы не разбудить родителей. Она пришла на берег речки, когда уже почти стемнело, но Максим ее ждал. Она подошла к качелям и села рядом с ним. Он встал и начал раскачивать ее.
-Настя, почему ты меня избегаешь? — спросил он.- Если ты думаешь о прошлом, то забудь все. Я правда думал, что не смогу тебя прости тебя, но увидел и понял, что этих лет без тебя не было. Они просто приснились в страшном сне.
-А что скажет Ольга? -нервно перебирая кисти на платке, спросила Настя.
-Не понимаю при чем тут Ольга? Кто пустил этот глупый слух по Касьяновке?
-А ты бабку Анисью спроси. Она вас видела,- тихо сказала она.
-Черт бы побрал бабку Анисью. Все видит, но как через кривое зеркало, а потом метет по селу, что в голову взбредет. Мы с города приехали, я не заправился и бензина чуть — чуть не хватило. Было поздно, и я уже не стал заниматься машиной. А утром, когда бензин заливал, Ольга позвала. Сказала, что у нее от плиты газом пахнет. Я зашел, а когда выходил, нас и видела бака Анисья. Раз уж так, то я Ольгу подвез до работы. Вот и все.
-Ясно,- ответила Настя.
-Что тебе ясно? Что?-Максим вдруг взял Настю за плечи и начал трясти.- Я когда тебя увидел в библиотеке, понял, что все это время пытался убедить себя , что не люблю тебя. А теперь, понимаю, что я только и выжил, потому что знал, что ты есть и живешь на этой земле.
-Я думала, что ты меня вычеркнул из своей жизни,- прошептала Настя. — Я так боя…
Максим не дал ей договорить, притянув к себе и,заключив в свои объятия.
-Поцелуй меня,- срывающимся голосом шептал он, наклоняясь к ней.-Настя, Настя, я люблю тебя. И всегда любил. Ты когда появилась в Касьяновке, в меня, как будто, молния ударила.
-Максим, ты меня запутал и измучил!- воскликнула она.
-Настя, я только и делаю, что бьюсь головой о стену, пытаясь пробиться к тебе. Ты все время прячешь глаза и молча уходишь, когда я пытался с тобой поговорить. У меня нет семи жизней, только одна, и я хочу быть счастливым в этой жизни и только с тобой.
-Максим, неужели можно простить, то что я сделала много лет назад?-спросила она и посмотрела ему в глаза.
Он наклонился и поцеловал ее. Их поцелуй был таким, как будто это был их последний поцелуй, а потом хоть потоп. Насте вдруг показалось, что в ее висках стучат барабаны, но она была не в силах им сопротивляться и постепенно подчинилась их власти. Максим оторвался от ее губ и нежно поцеловал в шею.
-Хорошая моя, любимая,- шептал он.
-Я думала, что ты меня ненавидишь, — сказала она чуть слышно, потрясенная знанием того, что он ее любит, а она любит его. -Я тебя так любила, а потом, вдруг нашел какой-то туман. Я потеряла голову, а когда туман рассеялся, пришло понимание, что потеряла тебя навсегда.
-Теперь мы будем вместе,- сказал Максим.
-Правда? — не поверила она.
-Правда!- твердо ответил он. -Ты выйдешь за меня замуж?
-У меня есть сын…
-А у меня есть дочь. Я думаю, что мы поладим с нашими детьми. Не переживай. Мы с ними справимся. Ты не ответила на мой вопрос.
-Я согласна.
Лучи восходящего солнца вдруг вырвались на свободу и осветили линию горизонта, а затем расплескались сверкающими бликами по речным волнам. Нанимался первый день в новой жизни Максима и Насти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)