Жильё.

Как — то  я  сказала  дочке,  что  мне   неловко    жить  одной   в    3 — х  комнатной  квартире,  а  она  меня  успокоила:  « Мама,  ты  заслужила  право  жить  в  человеческих  условиях.  Вспомни,  как  ты  жила  многие  годы,  отдавая  все  силы  своей  врачебной  работе».  И  я  вспомнила.

Начну  с  детства.  Наш  дом   был  старинный  каменный,  но  из  трёх  комнат   жилыми  практически  были  две,  а  зимой  вовсе  одна.  Почему?  Из — за  холода.  Большую  комнату   осенью  наглухо  закрывали,  дверь  заклеивали,  как  окно, чтоб   сохранить  тепло  от  печки  «буржуйки».    Светильниками  служили   «каганцы»  —    пузырьки,  в  которые  наливали  керосин  и   опускали  фитиль  из  тряпочки.    При  таком  освещении  мы   готовили  уроки,  а  мама    проверяла  школьные  тетради.   Воду   носили  из  колодца,  расположенного  под  горой.   Но,  несмотря  на  все  лишения  и  трудности,   воспоминания  о  детстве  остались  самые   светлые.  Наверное,  это  связано  с  лучистыми  глазами  мамы  и  нашей  квартирой,  которую  мы  очень  любили:  её  высокие  белоснежные  потолки  с  лепниной,  стены  с    орнаментом,  старинную  мебель,   часы,  трюмо   и  барометр.  Такие  предметы  сейчас  можно  видеть  только  в  кино  о  дворянских  усадьбах.

Затем  моим  домом  стало   общежитие   мединститута,  где  я  прожила   6  лет.   Из  удобств  один  туалет  и  душ  с  холодной  водой  на  20  комнат,  кухня,  где  можно  было   из  «титана»  набрать  кипяток,  который  студенты  в  шутку  называли   «студенческий  чай».  Хорошее  было  время.    После  окончания   КГМИ    я    приехала  на  работу  в  Читинскую  область.    Первое  время  мы  с  мужем  жили  в  комнатке  при  приёмном  покое,   куда  ночью   наведывались  наркоманы.  Но  потом  нам  дали  комнату  в  коммунальной  квартире  на  четыре  семьи.  Соседи  были  хорошие.   Молодые  муж  и  жена.   За  стенкой  по  ночам  стонала  от  боли   вторая  наша  соседка,  врач:  она  болела   бруцеллёзом.     Дальше  по  коридору   жила   семья:  муж,  жена  и  маленький  ребёнок.  Муж, шофёр  часто  выпивал  и  во  хмелю  становился  буйным.  Тогда  его  жена  прибегала  к  нам  за  помощью.  Наши  мужья    связывали    дебошира.  Становилось   тихо,  но  вскоре  опять  приходила  соседка  и   просила  развязать    мужа:  «Ему  же  больно!».   Это  повторилось  несколько  раз,  и   мы  решили  больше  не  вмешиваться  в  их  семейные  разборки:   не  зря   же  говорят:  «муж  и  жена  одна  сатана».

Когда  мы   переехали   на  Украину,  то   поселились  в  домике  тёти   мужа   в  шахтёрском   посёлке,  отделённом  от  цивилизации    глубоким  заброшенным  карьером.  Ни  телефонов,  ни  магазинов,  ни  медпункта  в  посёлке   не  было.  Декретный    отпуск  в  то  время   был  всего  2  месяца.    После  бессонной  ночи   я   шла  в  больницу,   где   работала  участковым  терапевтом:   по  знакомому    маршруту  вдоль   карьера.   После  приёма    больных     бежала  домой  в  посёлок    покормить  ребёнка,  а  затем  возвращалась  в  поликлинику,  чтоб  обслужить  вызова  на  дому.   Я  дошла  до  полного  физического  и  психического  истощения.   Не  знаю,  сколько  бы  я  продержалась  на  таком  изнуряющем  режиме,  но  мне  повезло.

Жильё.: 9 комментариев

  1. Здравствуйте, Анна! Рад, что после хождений за «три моря» и испытаний житейскими бурями вы обрели надежную спокойную гавань и теперь путешествуете, благодаря Вашему литературному дару, по волнам памяти к удовольствию Ваших читателей-почитателей. Как всегда, Вы подарили мне минуты приятного чтения содержательной и складной литературы в лаконичном по форме и ёмком по наполнению стиле. Ваши чувства и мысли мне близки и понятны, потому что я тоже скиталец: города и веси, казармы и общежития, кунги и палатки, избушки и съёмные квартиры – всё было… Благодаря Вам нахлынули воспоминания обо всём хорошем и ярком в моей скитальческой судьбе. Спасибо! Теперь я тоже причалил к надежной пристани. Жду от Вас новых литературных деликатесов с изюминками! Творческих удач Вам, добра и тепла!

  2. @ Владимир Кривошеев:
    Владимир, очень приятно, что у Вас хватило терпения прочесть такой длинный текст. Тронута Вашим отзывом. Вы правы: вспоминая и описывая события давно минувших дней, мы заново переживаем свои эмоции, оцениваем свои поступки, а получая одобрение читателей, испытываем радость (чуть не добавила, как дети). А воспоминания — это богатство, которое у нас никто никогда не отнимет! Всего Вам доброго!

  3. Добрый вечер, Анна! Читал и перед глазами вставала знакомая картина. Вечные переезды из-за отца-правдолюба. Точнее, правдоруба — военного, а потом строителя. В Сибири жили в финском домике — из фанеры. По утрам стены покрывались толстрым слоем инея. Изнутри. А мебель, постоянно перевозимая в контейнерах, вечно была обшарпанной как у алкоголиков. Но у Вас на это накладывались изнурительные трудовые будни и тяжёлые болезни. Можно только позавидовать крепости Вашего характера. Многие запивали в таких обстоятельствах. Ещё и радиация — очевидно, уран залегал. Но пристали, в конце концов , к крепкому причалу и нашли свою тихую обитель. Понятно, что за окном не только поют соловьи, но это издержки нашего времени. Вспомнил чью-то фразу — «путь, длинною в жизнь». Удачи и благополучия, Анна!@ Анна:

  4. @ Владимир Брусенцев:
    Владимир, доброе утро! Спасибо за Ваш комментарий. Как всё знакомо! Вспоминая прошлое, я сама удивляюсь, неужели всё это было со мной?! Откуда брались силы? И всё больше убеждаюсь: меня вела по жизни Судьба (или как там ещё называют). А о «Восходе» я узнала, когда меня сюда отправили лечиться. Проведя здесь 8 месяцев и выздоровев, я вернулась в этот санаторий уже на работу по приглашению главврача. И не жалею. Хорошего Вам дня!

  5. @ Владимир Брусенцев:
    Дополнение: что касается радиации, Вы правы — это был урановый рудник: карьер, обогатительная фабрика, на которую руда поступала по транспортёрам, жара, пыль, ветра… Конечно, государство это учитывало: хорошая
    зарплата, прекрасное снабжение, всех детей организованно на лето вывозили на Кавказ, все работающие получали бесплатные путёвки в сочинские санатории (ведомственные). Так что, мы успели пожить при коммунизме. Теперь всё это уничтожено. Ломать — не строить!

  6. Я тоже немного пожил при коммунизме, Анна. Мама лет 17 проработала на кондитерской фабрике им. Карла Маркса (ныне «Рошен»- середина фамилии нового владельца). И каждое лето мы брали профсоюзную месячную десятипроцентную путёвку на ведомственную базу отдыха «Чайка». Домик на четырёх с газовой плитой на кухне. Плюс бесплатный катамаран или лодку по желанию. Это в посёлке Козин возле Кончи-Заспы. Место отдыха правителей. Сейчас, после приватизации, на бывшей базе отдыха проживает одна семья, а всех нищебродов , конечно, изгнали. Но я таки успел вдохнуть элитный отдых и мои дочки тоже. Кстати, единс твенный особняк на бывшей базе отдыха является точной копией американского Белого дома. Но нам остались леса с грибами, которые ещё не успели огородить высоченными заборами. Сейчас, кстати, сезон польских грибов. 1 кг на рынке стоит 40 грн. Кстати, советую почитать книгу И. Ефремова «Час быка». Он всё предсказал ещё в 1968 году.@ Анна:

  7. Здравствуйте, Анна!
    В советское время люди могли надеяться на бесплатное получение жилья. Для них это было большой радостью. Сейчас всё по-другому. Жильё можно либо купить, либо получить в наследство от родителей. Теперь о таком времени можно вспоминать лишь с грустью…

  8. @ Владимир Брусенцев:
    Владимир, я когда то зачитывалась романом И. Ефремова «Лезвие бритвы» — научная фантастика. «Час Быка» прочту. Спасибо за совет.

  9. @ Светлана Тишкова:
    Да, Светлана, Вы правы. Всё осталось в нашем советском прошлом, которое мы не смогли защитить. Теперь
    молодёжь начинает самостоятельную жизнь с ипотечного ярма на многие годы, ведь родительских квартир на всех не хватает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)