Странная птица Чаурлин

В ту ночь у нашей героини была мысль совсем отказаться от полета. Она может изредка себе это позволить. Ведь в птицу она превращается только за пределами этой квартиры, на балконе. Может пропустить один раз полет, привести в порядок свои мысли, успокоиться и спокойно поспать радом с уснувшим мужем. Она положила голову ему на плечо. Но встретилась с пристальным взглядом Епифана, квартирного Домового. Да, в их квартире тоже проживал невидимый для них Домовой. Но к тому моменту, как приходил час ей превращаться в птицу, она начинала его видеть. Напоминаю, кто такой Домовой (а то вдруг кто-нибудь забыл об этом). Это такой бородатый обросший господин, который издает неизъяснимые звуки, переставляет или прячет вещи. Он не возражает, чтобы под столом для него для него оставляли сахар или конфеты. Он может купить Вам хлеб, неожиданно оставив на видном месте, если Вы вдруг остались совсем без денег. Не забудьте, он не выносит немытую посуду. Если Вы вдруг поленились вымыть ее на ночь, ждите беспокойной ночи. Вам будет казаться, что кто-то открывает ключом дверь, масса бесконечных шорохов по всей квартире, звук льющейся воды. Вы вскакиваете и бежите проверять. Оказывается – все краны выключены. Сон нарушен, посуда, естественно, будет помыта. И, самое главное, Домовые не терпят непунктуальности и резких перемен планов у своих подопечных, то есть хозяев квартир и домов, которые они курируют. Вот так и Епифан уставился на нашу героиню гневным взглядом своих кошачьих зеленых глаз. (Нет, он не пребывал в шкуре кота. Внешне – это сильно заросший волосами и бородой, горбатый мужчина неопределенного возраста). Он начинал откровенно сердиться. Времени уже час ночи, а мадам продолжает возлежать рядом со своим супругом. На руку у него, кстати, одеты вполне человеческие часы на ремешке, теперь уже вышедшие из моды. Он гневно показывал ей на них. Ей так не хотелось в этот раз вставать, что она бы легко проигнорировала гнев Епифана. Но вдруг почувствовала боль в плечах и ломоту во всем теле. У нее откровенно начинали вылезать крылья. Да и нос начал чесаться, ее угрожающий большой клюв тоже жаждал вылезти. Она нехотя поднялась и направилась к балкону. Нетерпеливый Епифан уже открыл его, хотя раньше она это делала сама.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот (кликните в поле слева до появления галочки)